1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Последнее яйцо фаберже

Спасение Романовых: иллюзия или упущенные возможности?

Матильда Кшесинская вспоминала, как на Пасху ей дарили большое яйцо из живых ландышей, а к нему было привязано маленькое драгоценное яичко, которое можно было носить как брелок. Или простое соломенное яйцо, внутри которого завернутыми в бумажки лежали «чудесные вещицы от Фаберже и пара бриллиантовых пряжек».

Ювелирные пасхальные яйца Карла Фаберже считались вершиной жанра. Так получилось, что они стали своеобразным символом эпохи. Редкая книга о Николае II или Александре III обходится без главы о придворном ювелире, изобразившем огромную империю в виде золотой мозаичной миниатюры.

Интерес к пасхальному заказу последние русские императоры пронесли через всю жизнь. Впервые Александр III заказал у Фаберже пасхальное яйцо в 1884 году. Результат настолько понравился, что с тех пор каждый год императрица Мария Федоровна получала подобный подарок. После смерти Александра III традицию продолжил Николай II, только делали уже два яйца: одно — для матери царя, а второе — для его супруги.

Яйца Фаберже ценятся и как произведения ювелирного искусства, и как чудеса механики. Многие из них имели музыкальные и часовые устройства, сюрпризы, например, золотой поезд, заводившийся ключиком и проезжавший несколько метров, или портшез с Екатериной II, который несли два шагающих мавра.

В 1900 году коллекция пасхальных яиц была показана на Всемирной выставке в Париже. Она шла вне конкурса, так как автор был членом жюри. В 1902 году в особняке барона фон Дервиза в Петербурге проходила благотворительная выставка, на которой коллекцию Фаберже представляли члены императорской фамилии, княгиня Юсупова, влиятельнейшие лица русской аристократии. Изделия фигурировали на выставке как уникальные произведения искусства, а не просто как товары из магазина.

И когда сегодня некоторые люди, желающие прослыть оригиналами, называют яйца Фаберже матрешками для миллионеров, они правы только наполовину. Эти вещицы действительно предназначены миллионерам. Но они отнюдь не матрешки: пасхальное яйцо совершенно в художественном плане и полно глубоких символических смыслов.

Каждый год императорская семья с вожделением ожидала, что же еще придумает Фаберже. Однажды Мария Федоровна, получив очередное яйцо, сказала ювелиру: «Вы гений, вы несравненный гений нашего времени!».

В пасхальных яйцах запечатлены этапы русской истории. Например, яйцо 1891 года «Память Азова». В тот год цесаревич Николай совершал кругосветное путешествие: будущий царь должен был приехать на Дальний Восток и вернуться сухим путем в столицу, обозрев таким образом свои владения. Событию придавали большое государственное значение. В Японии на цесаревича было совершено покушение, смертельный удар удалось отвести чудом.

Яйцо подарили императрице, когда путешествие было в разгаре, и ничто не предвещало трагедии. А Фаберже сделал его из кровавой яшмы — зеленого камня с мелкими красными вкраплениями. Когда смотришь на это яйцо, зная историю, трудно отделаться от мысли, что мастер обладал даром предвидения.

Яйцо «Московский Кремль» было создано в память о посещении Николаем II и Александрой Федоровной Москвы на Пасху 1903 года. После коронации и Ходынки императорская чета Москву не жаловала, а тут царская семья провела в Первопрестольной и Страстную и Пасхальную недели. Русское общество — о чем тогда писали газеты — восприняло это как примирение с Москвой и москвичами. Память об этом также запечатлена в ювелирном пасхальном произведении, внутри которого помещен музыкальный механизм, играющий херувимские гимны.

В 1916 году яйцо для императрицы изготовили из стали. У него очень сдержанное оформление: ни бриллиантов, ни золота. Американские исследователи писали, что Фаберже в годы войны испытывал сложности с драгоценными металлами и камнями, поэтому яйца были простыми. Ничего подобного. Сложностей фирма не испытывала, и запас камней был. Но нужно учитывать этический момент: Николай II не считал возможным в сложных исторических условиях заказывать дорогие подарки.

Одно пасхальное яйцо изготовили для княгини Зинаиды Юсуповой — супруг подарил его в честь 25-летия свадьбы. Еще одно — для герцогини Мальборо, в девичестве — Консуэло Вандербильд. Одно яйцо Фаберже сделал Э. Нобелю — нефтяному магнату, племяннику знаменитого Альфреда Нобеля. И — до сих пор необъяснимый факт — семь яиц от Фаберже хранились в коллекции купчихи Варвары Базановой, в замужестве Кельх, которая владела Ленскими золотыми приисками, железными дорогами и пароходством и была одной из самых богатых женщин России. Она соединила деньги с титулом — вышла замуж за дворянина Александра Кельха.

Варвара Кельх обладала крутым нравом, и это был, вероятно, ее каприз — «хочу черевички не хуже царских». Некоторые принадлежавшие ей пасхальные яйца по своей композиции повторяли императорские. Позже купчиха бросила мужа, еще до революции уехала в Париж и увезла с собой всю коллекцию драгоценностей. Яйца Кельх в основном и продаются на аукционах. Стоят они дешевле императорских, но все равно цена доходит до 3,5 млн. долларов.

В 1922-м пасхальные яйца передали уполномоченному Совнаркома некоему Чинареву: началась беспрецедентная распродажа национального русского достояния. Считалось, что драгоценности не имели музейной ценности. Горький писал, что изделия Фаберже — это просто «художественно обработанное серебро».

Однако все распродать не удалось — рынок был перенасыщен, — и в 1927 году двадцать четыре яйца вернулись в Оружейную палату. Через три года Наркомфин снова потребовал выделить одиннадцать яиц на продажу. Пытаясь это событие оттянуть, директор писал объяснительные записки: «Изъятие яиц затруднит марксистско-ленинскую реэкспозицию». Но ему ответили, что задержка будет расценена как саботаж.

По какому принципу отдавали экспонаты, неизвестно. Скорее всего, это было желание «купцов». Наиболее виртуозные в ювелирном плане вещи продали. Среди покупателей были Арманд Хаммер, супруга американского посла Марджори М. Пост, три яйца приобрела уроженка Нового Орлеана Матильда Геддингс Грей, еще несколько — Лилиан Томас Пратт, супруга президента «Дженерал моторс».

Если учитывать высочайшее художественное качество, баснословную стоимость и ограниченное число пасхальных яиц, то становится ясно, какой интерес вызывали два последних произведения 1917 года.

То, что они были практически завершены, сомнений не вызывало, ведь государственный переворот случился в марте, а Пасха обычно в апреле. Куда исчезли пасхальные яйца 1917 года, никто не знал. Было огромное искушение выдать за них какую-либо подделку. Лишь сравнительно недавние архивные изыскания и российских ученых, в частности Валентина Скурлова, и Татьяны Фаберже, правнучки великого ювелира, живущей сейчас в Швейцарии, — расставили точки над i. Были найдены и опубликованы эскизы самого Карла Фаберже, а также словесные описания исчезнувших памятников.

«Мы делаем большое пасхальное яйцо из белого кварца и нефрита исключительной художественной работы», — так комментировал еще не завершенное произведение сам автор. В конце 1916 года на фирме сложилась непростая ситуация: художников и мастеров начали призывать в армию. Пытаясь уберечь их, Фаберже обратился к генералу Воейкову в канцелярию дворцового коменданта, объясняя, что высочайших заказов с него никто не снимал. В этом контексте он и упоминал пасхальное яйцо из нефрита и кварца.

В архивах Татьяны Фаберже хранится переписка 1922 года Евгения Фаберже, старшего сына ювелира, с главным мастером фирмы Францем Бирбаумом. Оба они находились в эмиграции, и на вопрос Евгения о последних пасхальных яйцах Бирбаум отвечал, что одно яйцо для царя он помнит точно: оно было из голубого стекла и инкрустировано созвездием, под которым родился цесаревич. Яйцо поддерживалось серебряными херувимами и облаками из горного хрусталя. Исполнение его было прервано войной: херувимы и облака закончены, но само яйцо с инкрустацией и пьедесталом — нет. Куда все исчезло, неизвестно.

Второе яйцо 17-го года было подчеркнуто простым: из карельской березы в золотой монтировке. Оно должно было быть подарено царю, но Керенский не разрешил. По одной гипотезе, яйцо попало к великому князю Владимиру Александровичу. При описи большевиками его имущества упоминалось некое деревянное яйцо с заводной фигуркой слоника внутри. Вещицу экспроприировали, и дальнейшая ее судьба неизвестна. Но яйцо ищут, даже фильм в свое время сняли — «Тени Фаберже». Карла Фаберже в нем сыграл Анатолий Ромашин.

В 1927 году Агафон тайно бежал из СССР. Говорят, за ним следили агенты ОГПУ, но он уехал в Петроград, там оторвался от слежки и перешел финскую границу.

На хрустальном облаке есть разметки — видимо, это места, где должны были крепиться серебряные херувимы. Две полусферы сделаны из прекрасного синего стекла, которое сделать сейчас никому не под силу. На сферах награвировано созвездие. Оно должно было быть выложено мельчайшими алмазами огранки «роза». В некоторых местах алмазы сохранились. Никакой материальной ценности сами по себе они не представляют (это такая мелочь — алмазная пыль), но крепить их неимоверно трудно, поэтому работа стоила дорого.

Неплохо бы яйцо восстановить — придать ему экспозиционный вид и сделать доступным публике. Хотя бы выложить бриллиантами созвездие цесаревича. Это будет не внедрением в памятник, а логическим завершением. За работу могли бы взяться реставраторы Музеев Кремля. Все, как обычно, упирается в деньги. Где взять бриллианты?

История пасхальных яиц Фаберже

На протяжении трех десятилетий петербуржский ювелир Петер Карл Фаберже разрабатывал модели самых роскошных и оригинальных изделий, достойных звания подарка, который царь преподносит своей супруге на Пасху. После смерти Александра III в 1894 году его сын Николай II продолжил традицию и даже стал заказывать по два яйца в год, одно – для матери, другое – для своей жены Александры. Каждое яйцо уникально. Зачастую в них лежал специальный сюрприз. Краткая история пасхальных яиц Фаберже – в материале Concepture.

Эта история началась с подарка жене на Пасху. Но даритель и сам подарок были необычными – этот заказ в 1885 году сделал император Александр III для своей жены Марии Федоровны. Российский самодержец хотел порадовать супругу подарком, который напомнил бы ей о детстве. Возможно поэтому взявший заказ Карл Фаберже выбрал в качестве образца яйцо, изготовленное в начале XVIII века – такое яйцо было в коллекции замка Розенборг в Копенгагене, откуда Мария София Фредерика Дагмар и была родом. Так появилось первое яйцо Фаберже под названием «Курочка». Снаружи оно было покрыто белой, имитирующей скорлупу, эмалью, а внутри, в «желтке» из матового золота – золотая курочка. Внутри курочки, в свою очередь, спрятаны небольшая копия императорской короны из золота с бриллиантами и цепочка с рубиновым кулоном.

Первое императорское яйцо было создано в 1885 году по заказу царя Александра III, который хотел преподнести его в качестве подарка своей жене, императрице Марии Федоровне. Для этого царь Александр обратился к отмеченному наградами ювелиру Петеру Карлу Фаберже, который возглавлял «Дом Фаберже». Компания была основана в 1842 году Густавом Фаберже, а после его смерти в 1882 году была унаследована его сыном Карлом. За время своей работы Дом Фаберже заработал репутацию искусных ювелиров, но венцом их мастерства, а заодно и пропуском в историю стали именно яйца для царской семьи.

Считается, что в качестве прообраза для своего первого яйца Карл Фаберже использовал Саксонское королевское яйцо XVIII века, которое он увидел в дрезденском музее «Зеленый свод» (три его экземпляра существуют и поныне – в Дрездене, Вене и Копенгагене). Это было золотое яйцо, в которое помещалась золотая курочка, золотая корона и кольцо. Вдохновленный этим удивительным изделием, Фаберже создал свою версию яйца. Покрытое белой эмалью, оно содержало в себе золотой желток, в желтке заключалась маленькая золотая курочка, а внутри самой курочки помещались рубиновые корона и подвеска. Этот последний «сюрприз» – такие призы прятались в большинстве яиц Фаберже – был добавлен по просьбе царя. В дальнейшем, однако, его величество редко выказывал какие-то пожелания относительно сюрпризов.

Для изготовления яйца требовалось от одного до двух лет работы. В каждом изделии участвовала целая команда ювелиров разной специализации – искусные кузнецы, мастера обработки алмазов, специалисты по работе с эмалью, художники, занимавшиеся росписью изящных изделий. Производством руководили два старших мастера, но во главе стоял сам Фаберже. Впрочем, концепты новых яиц придумывал не только сам мэтр, ведь помимо дизайна требовалось заниматься и множеством других аспектов. Можно сказать, что в этом плане Фаберже был своего рода оркестровым дирижером, который согласовывал действия всех своих мастеров, чтобы на выходе получить то, что нужно.

мимо эстетических и материальных соображений, яйца должны были сообщать личные черты, характерные для Романовых. Фаберже разрабатывал идеи или предметы, которые имели особое значение для жены и матери царя. Так, несколько яиц были украшены (или содержали в себе) крошечные портреты членов царской семьи, с большим старанием выведенные на слоновой кости специалистами по миниатюрной живописи. Фаберже преуспевал в выполнении столь деликатной работы, из года в год сохраняя эффект приятной неожиданности. То, каким будет новое пасхальное яйцо, держалось в строжайшем секрете – этого нельзя было знать даже самому царю.

Еще на момент производства императорские яйца снискали статус высокохудожественного новаторства, став флагманским изделием Дома Фаберже. Некоторые из яиц выставлялись на Парижской всемирной выставке 1900 года, а также на выставке в Санкт-Петербурге в 1902 году. Уже в то время яйца Фаберже воспринимались как нечто небывалое, оказывая влияние на вкусы общественности. Другие ювелиры тоже начали делать свои яйца. В то же время Дом Фаберже начал принимать заказы на оригинальные яйца не только от царя, но и от других знатных и богатых персон. Всего было произведено около 70 яиц.

Каждый год Фаберже старался привносить в свое главное изделие что-то новое – например, используя какие-то неожиданные материалы или же придумывая новые приспособления, такие как когтистый постамент, встроенные часы или же механические игрушки в форме птичек или слонов. А, например, в разработке «Зимнего яйца» участвовала Альма Пиль – женщина-художница, создавшая уникальный стиль «изморозь на хрустале». Последние же императорские яйца, созданные в 1916 году, содержат в себе отголосок нестабильности исторического момента, а также предвестие начала конца Дома Фаберже. В годы войны яйца стали менее изысканными и более строгими, отражая характер политической жизни тех времен.

В 1916 году Петер Карл Фаберже руководил производством двух декоративных яиц, которые в апреле 1917 должны были стать пасхальными подарками для императрицы Марии Федоровны и царицы Александры Федоровны. Однако Фаберже так и не удалось закончить работу над этими яйцами, а благородным женщинам так и не довелось увидеть свои подарки. Царствование Романовых, длившееся три столетия, было прервано. Семья была вынуждена покинуть город, бросив помимо прочего и 50 императорских яиц Фаберже, созданных между 1885 и 1916 гг. Эти предметы роскоши, окутанные интимным ореолом царской семьи, стали впоследствии символом императорского дома и дореволюционной России в целом. Вскоре мастерская Фаберже распалась, поскольку многие работники отправились на войну. Сам Карл Фаберже бежал в Швейцарию, где он умер спустя два года.

Читать еще:  Свечи пасхальные яйца

Во время революции императорские яйца были выкрадены и перевезены в Москву; многие из них были распроданы, десять в итоге оказались в Оружейной палате московского Кремля, еще восемь были утеряны. По сути, большевикам не было дела до художественной ценности яиц Фаберже – важнее было получить за них как можно больше денег. В ряде случаев сюрпризы из яиц продавались отдельно, из-за чего комплектация некоторых из сохранившихся яиц теперь неполная. Некоторые яйца со временем оказались у частных торговцев, которые перевезли изделия в США, чтобы продать их местным богачам.

В настоящее время сохранившиеся яйца Фаберже рассеяны по всему миру. Самые обширные коллекции собраны в Оружейной палате (Москва) и Музее Фаберже (Санкт-Петербург). Третья по величине – коллекция Пратта в Виргинском музее изобразительных искусств. Еще три яйца, ранее принадлежавшие Матильде Геддингс Грей, сейчас находятся в нью-йоркском Метрополитан-музее. Наконец, еще три яйца принадлежат королевской семье Великобритании.

В Музее Фаберже, открытом в 2013 году, хранится девять императорских яиц – все из коллекции российского бизнесмена Виктора Вексельберга. Он приобрел эту коллекцию в 2004 году у американского предпринимателя и издателя Малкольма Форбса, который обширностью своей коллекции хотел навязать конкуренцию Оружейной палате. Не исключено, что современный ажиотаж вокруг яиц Фаберже не в последнюю очередь связан с фигурой Форбса, чьи коллекционерские ухватки не только вызвали повышение цен на яйца, но и привлекли к ним всеобщее внимание.

Живой интерес к яйцам Фаберже сохраняется и на это, пожалуй, есть много причин. Большинство экспертов сходятся во мнении, что тут имеет значение превосходное качество и уникальность изделий Фаберже, их сентиментальная и ностальгическая ценность в связи с драматичной историей семьи Романовых, а также астрономические суммы, в которые яйца Фаберже оцениваются сегодня.

Спустя сто лет яйца Фаберже всё так же остаются несравненным произведением ювелирного мастерства. Учитывая сопутствующий культурный резонанс, это своего рода «Мона Лиза» от истории декоративных искусств. Из 50 императорских яиц до нас, насколько известно, дошло 43 – сейчас их можно найти в музеях и частных коллекциях по всему миру. Являя собой образец ювелирного дела, на котором лежит печать декаданса, яйца Фаберже продолжают будоражить воображение.

ПОСЛЕДНЕЕ ЯЙЦО КАРЛА ФАБЕРЖЕ

В художественном мире — сенсация: найдено последнее ювелирное пасхальное яйцо, которое в 1917 году Карл Фаберже делал для царской семьи. О подробностях этого открытия, а также о роли ювелира и его произведений в российской истории рассказывает хранитель коллекции Фаберже в Государственных музеях Московского Кремля Татьяна МУНТЯН, непосредственно причастная к редкой находке

ПОСЛЕДНЕЕ ЯЙЦО КАРЛА ФАБЕРЖЕ

— Последнее пасхальное яйцо Фаберже хранилось в Минералогическом музее им. А.Е. Ферсмана с 1925 года. Его в числе других ценностей подарил музею Агафон Фаберже, второй сын прославленного ювелира. Яйцо лежало в разобранном виде, и долгое время думали, что это просто детали из стекла и кварца.

Полгода назад в музей пришли сотрудники Гохрана — они отбирали известные хрестоматийные вещи для своей выставки. Искусствовед Вероника Валдаева обратила внимание на непонятного вида стекло, позвонила мне, предложила посмотреть. Когда главный хранитель Музея Ферсмана Марианна Борисовна Чистякова положила передо мной две синие полусферы и кварцевое облако, я мгновенно узнала эти фрагменты.

Пасха, главный праздник Православия, до революции был особенно любим народом, так как совпадал с приходом весны, тепла и пробуждением природы. На рубеже XIX — XX столетий Пасха приобрела универсальное значение: сложилась целая отрасль прикладного искусства, занимавшаяся выпуском пасхальной продукции. Делали огромное количество пасхальных яиц из самых разных материалов — стекла, фарфора, дерева, поделочных камней.

Матильда Кшесинская вспоминала, как на Пасху ей дарили большое яйцо из живых ландышей, а к нему было привязано маленькое драгоценное яичко, которое можно было носить как брелок. Или простое соломенное яйцо, внутри которого завернутыми в бумажки лежали «чудесные вещицы от Фаберже и пара бриллиантовых пряжек».

Ювелирные пасхальные яйца Карла Фаберже считались вершиной жанра. Так получилось, что они стали своеобразным символом эпохи. Редкая книга о Николае II или Александре III обходится без главы о придворном ювелире, изобразившем огромную империю в виде золотой мозаичной миниатюры.

Интерес к пасхальному заказу последние русские императоры пронесли через всю жизнь. Впервые Александр III заказал у Фаберже пасхальное яйцо в 1884 году. Результат настолько понравился, что с тех пор каждый год императрица Мария Федоровна получала подобный подарок. После смерти Александра III традицию продолжил Николай II, только делали уже два яйца: одно — для матери царя, а второе — для его супруги.

Яйца Фаберже ценятся и как произведения ювелирного искусства, и как чудеса механики. Многие из них имели музыкальные и часовые устройства, сюрпризы, например, золотой поезд, заводившийся ключиком и проезжавший несколько метров, или портшез с Екатериной II, который несли два шагающих мавра.

В 1900 году коллекция пасхальных яиц была показана на Всемирной выставке в Париже. Она шла вне конкурса, так как автор был членом жюри. В 1902 году в особняке барона фон Дервиза в Петербурге проходила благотворительная выставка, на которой коллекцию Фаберже представляли члены императорской фамилии, княгиня Юсупова, влиятельнейшие лица русской аристократии. Изделия фигурировали на выставке как уникальные произведения искусства, а не просто как товары из магазина.

И когда сегодня некоторые люди, желающие прослыть оригиналами, называют яйца Фаберже матрешками для миллионеров, они правы только наполовину. Эти вещицы действительно предназначены миллионерам. Но они отнюдь не матрешки: пасхальное яйцо совершенно в художественном плане и полно глубоких символических смыслов.

Эти произведения уже сто лет занимают вершину антикварного ювелирного олимпа и никому свое почетное место уступать не собираются. 19 апреля 2002 года на аукционе Кристи в Нью-Йорке «Зимнее яйцо» ушло за 9,6 млн. долларов, в то время как в 94-м году его купили за 5,6 млн. долларов.

Каждый год императорская семья с вожделением ожидала, что же еще придумает Фаберже. Однажды Мария Федоровна, получив очередное яйцо, сказала ювелиру: «Вы гений, вы несравненный гений нашего времени!»

В пасхальных яйцах запечатлены этапы русской истории. Например, яйцо 1891 года «Память Азова». В тот год цесаревич Николай совершал кругосветное путешествие: будущий царь должен был приехать на Дальний Восток и вернуться сухим путем в столицу, обозрев таким образом свои владения. Событию придавали большое государственное значение. В Японии на цесаревича было совершено покушение, смертельный удар удалось отвести чудом.

Яйцо подарили императрице, когда путешествие было в разгаре, и ничто не предвещало трагедии. А Фаберже сделал его из кровавой яшмы — зеленого камня с мелкими красными вкраплениями. Когда смотришь на это яйцо, зная историю, трудно отделаться от мысли, что мастер обладал даром предвидения.

Яйцо «Московский Кремль» было создано в память о посещении Николаем II и Александрой Федоровной Москвы на Пасху 1903 года. После коронации и Ходынки императорская чета Москву не жаловала, а тут царская семья провела в Первопрестольной и Страстную и Пасхальную недели. Русское общество — о чем тогда писали газеты — восприняло это как примирение с Москвой и москвичами. Память об этом также запечатлена в ювелирном пасхальном произведении, внутри которого помещен музыкальный механизм, играющий херувимские гимны.

В 1916 году яйцо для императрицы изготовили из стали. У него очень сдержанное оформление: ни бриллиантов, ни золота. Американские исследователи писали, что Фаберже в годы войны испытывал сложности с драгоценными металлами и камнями, поэтому яйца были простыми. Ничего подобного. Сложностей фирма не испытывала, и запас камней был. Но нужно учитывать этический момент: Николай II не считал возможным в сложных исторических условиях заказывать дорогие подарки.

За тридцать два года работы Карл Фаберже сделал для царской фамилии пятьдесят яиц. Точное их количество установили по счетам в Императорский Кабинет. Фаберже отправлял во дворец очередное яйцо и одновременно — счет к оплате. До наших дней сохранились 42 яйца, остальные исчезли в революционные годы. Императорский заказ считался уникальным, больше ничего подобного Фаберже ни для кого не делал. Хотя были некоторые исключения.

Одно пасхальное яйцо изготовили для княгини Зинаиды Юсуповой — супруг подарил его в честь 25-летия свадьбы. Еще одно — для герцогини Мальборо, в девичестве — Консуэло Вандербильд. Одно яйцо Фаберже сделал Э. Нобелю — нефтяному магнату, племяннику знаменитого Альфреда Нобеля. И — до сих пор необъяснимый факт — семь яиц от Фаберже хранились в коллекции купчихи Варвары Базановой, в замужестве Кельх, которая владела Ленскими золотыми приисками, железными дорогами и пароходством и была одной из самых богатых женщин России. Она соединила деньги с титулом — вышла замуж за дворянина Александра Кельха.

Варвара Кельх обладала крутым нравом, и это был, вероятно, ее каприз — «хочу черевички не хуже царских». Некоторые принадлежавшие ей пасхальные яйца по своей композиции повторяли императорские. Позже купчиха бросила мужа, еще до революции уехала в Париж и увезла с собой всю коллекцию драгоценностей. Яйца Кельх в основном и продаются на аукционах. Стоят они дешевле императорских, но все равно цена доходит до 3,5 млн. долларов.

Из 42 царских яиц только десять остались в России, и те достаточно случайно. В 1917-м они как личное имущество императриц были национализированы. Керенский распорядился отвезти их в Москву, в Оружейную палату. До 1922 года сундуки с ценностями стояли нераспечатанными. В Гражданскую войну сотрудники музея голодали, но не было ни одного случая пропажи и хищений.

В 1922-м пасхальные яйца передали уполномоченному Совнаркома некоему Чинареву: началась беспрецедентная распродажа национального русского достояния. Считалось, что драгоценности не имели музейной ценности. Горький писал, что изделия Фаберже — это просто «художественно обработанное серебро».

Однако все распродать не удалось — рынок был перенасыщен, — и в 1927 году двадцать четыре яйца вернулись в Оружейную палату. Через три года Наркомфин снова потребовал выделить одиннадцать яиц на продажу. Пытаясь это событие оттянуть, директор писал объяснительные записки: «Изъятие яиц затруднит марксистско-ленинскую реэкспозицию». Но ему ответили, что задержка будет расценена как саботаж.

По какому принципу отдавали экспонаты, неизвестно. Скорее всего, это было желание «купцов». Наиболее виртуозные в ювелирном плане вещи продали. Среди покупателей были Арманд Хаммер, супруга американского посла Марджори М. Пост, три яйца приобрела уроженка Нового Орлеана Матильда Геддингс Грей, еще несколько — Лилиан Томас Пратт, супруга президента «Дженерал моторс».

Последняя распродажа из Оружейной палаты состоялась в 1933 году. В частности, ушло великолепное мозаичное яйцо, где драгоценные камни имитировали вышивку по канве крестиком. Его придумала женщина-художница Альма Пиль в стиле дамского рукоделия. Это яйцо попало к английской королеве Мэри и сегодня принадлежит Елизавете II, в коллекции которой три яйца Фаберже.

Если учитывать высочайшее художественное качество, баснословную стоимость и ограниченное число пасхальных яиц, то становится ясно, какой интерес вызывали два последних произведения 1917 года.

То, что они были практически завершены, сомнений не вызывало, ведь государственный переворот случился в марте, а Пасха обычно в апреле. Куда исчезли пасхальные яйца 1917 года, никто не знал. Было огромное искушение выдать за них какую-либо подделку. Лишь сравнительно недавние архивные изыскания и российских ученых, в частности Валентина Скурлова, и Татьяны Фаберже, правнучки великого ювелира, живущей сейчас в Швейцарии, — расставили точки над i. Были найдены и опубликованы эскизы самого Карла Фаберже, а также словесные описания исчезнувших памятников.

«Мы делаем большое пасхальное яйцо из белого кварца и нефрита исключительной художественной работы», — так комментировал еще не завершенное произведение сам автор. В конце 1916 года на фирме сложилась непростая ситуация: художников и мастеров начали призывать в армию. Пытаясь уберечь их, Фаберже обратился к генералу Воейкову в канцелярию дворцового коменданта, объясняя, что высочайших заказов с него никто не снимал. В этом контексте он и упоминал пасхальное яйцо из нефрита и кварца.

В архивах Татьяны Фаберже хранится переписка 1922 года Евгения Фаберже, старшего сына ювелира, с главным мастером фирмы Францем Бирбаумом. Оба они находились в эмиграции, и на вопрос Евгения о последних пасхальных яйцах Бирбаум отвечал, что одно яйцо для царя он помнит точно: оно было из голубого стекла и инкрустировано созвездием, под которым родился цесаревич. Яйцо поддерживалось серебряными херувимами и облаками из горного хрусталя. Исполнение его было прервано войной: херувимы и облака закончены, но само яйцо с инкрустацией и пьедесталом — нет. Куда все исчезло, неизвестно.

Второе яйцо 17-го года было подчеркнуто простым: из карельской березы в золотой монтировке. Оно должно было быть подарено царю, но Керенский не разрешил. По одной гипотезе, яйцо попало к великому князю Владимиру Александровичу. При описи большевиками его имущества упоминалось некое деревянное яйцо с заводной фигуркой слоника внутри. Вещицу экспроприировали, и дальнейшая ее судьба неизвестна. Но яйцо ищут, даже фильм в свое время сняли — «Тени Фаберже». Карла Фаберже в нем сыграл Анатолий Ромашин.

Агафон Фаберже, передавший детали незаконченного пасхального яйца в Музей Ферсмана, в отличие от других своих братьев эмигрировал не сразу. Он сотрудничал с советской властью — его вынудили это сделать. Вместе с академиком А.Е. Ферсманом он работал над созданием знаменитой книги «Алмазный фонд РСФСР». Совместная работа и, очевидно, дружба и явились причиной того, что в 1925-м году Агафон подарил Музею минералогии уникальные вещи фирмы, например, роскошную коллекцию ограненных камней и вазу из горного хрусталя в золотой оправе.

В 1927 году Агафон тайно бежал из СССР. Говорят, за ним следили агенты ОГПУ, но он уехал в Петроград, там оторвался от слежки и перешел финскую границу.

Для тех, кто занимается Фаберже, последнее пасхальное яйцо мастера — величайшее открытие. То, что это подлинная работа, не вызывает сомнений: у нее стопроцентный провенанс (происхождение).

На хрустальном облаке есть разметки — видимо, это места, где должны были крепиться серебряные херувимы. Две полусферы сделаны из прекрасного синего стекла, которое сделать сейчас никому не под силу. На сферах награвировано созвездие. Оно должно было быть выложено мельчайшими алмазами огранки «роза». В некоторых местах алмазы сохранились. Никакой материальной ценности сами по себе они не представляют (это такая мелочь — алмазная пыль), но крепить их неимоверно трудно, поэтому работа стоила дорого.

Читать еще:  Тесто для куличей сканворд

Неплохо бы яйцо восстановить — придать ему экспозиционный вид и сделать доступным публике. Хотя бы выложить бриллиантами созвездие цесаревича. Это будет не внедрением в памятник, а логическим завершением. За работу могли бы взяться реставраторы Музеев Кремля. Все, как обычно, упирается в деньги. Где взять бриллианты?

Татьяна МУНТЯН, Марианна ЧИСТЯКОВА
Записала Людмила ЛУНИНА

  • ПАСХАЛЬНОЕ ЯЙЦО-ЧАСЫ «БУКЕТ ЛИЛИЙ». 1899 ГОД
  • ЯЙЦО «КЛЕВЕР». 1902 ГОД
  • ЯЙЦО «ПАМЯТЬ АЗОВА». 1891 ГОД
  • ЯЙЦО «ЯХТА «ШТАНДАРТ». 1909 ГОД
  • ЯЙЦО «ТРАНССИБИРСКАЯ МАГИСТРАЛЬ». 1900 ГОД
  • ПОСЛЕДНЕЕ ПАСХАЛЬНОЕ ЯЙЦО КАРЛА ФАБЕРЖЕ, НАЙДЕННОЕ НЕДАВНО В МУЗЕЕ ИМ. А.Е. ФЕРСМАНА
  • ЯЙЦО «ВОЙНА». 1916 ГОД
  • ЯЙЦО «АЛЕКСАНДРОВСКИЙ ДВОРЕЦ». 1908 ГОД

Последнее яйцо фаберже

Войти

Пасхальные яйца Фаберже для Императорской семьи.

Яйца Фаберже — знаменитая серия ювелирных изделий фирмы Карла Фаберже . Серия создавалась между 1885 и 1917 гг. для российской императорской семьи и частных покупателей. Всего известно о создании 71 экземпляра, из которых императорскими являются 52.
Карл Фаберже и ювелиры его фирмы создали первое яйцо в 1885 году . Оно было заказано царём Александром Третьим как пасхальный сюрприз для его жены Марии Федоровны . Так называемое «Куриное» яйцо снаружи покрыто белой, имитирующей скорлупу, эмалью, а внутри, в «желтке» из матового золота, — изготовленная из цветного золота курочка. Внутри курочки, в свою очередь, спрятана небольшая рубиновая корона.

Императрица была так очарована подарком, что Фаберже, превратившийся в придворного ювелира, получил заказ изготавливать по яйцу ежегодно; ему следовало быть уникальным и содержать какой-либо сюрприз, это было единственным условием. Следующий император, Николай Второй , сохранил эту традицию, каждую весну даря, в свою очередь, два яйца — одно Марии Фёдоровне, своей овдовевшей матери, и второе — Александре Федоровне , новой императрице.

1887 год. Золотое яйцо с часами. Первый владелец Мария Федоровна. Настоящий владелец неизвестен.

1888 год. Херувим и колесница. Двухколёсная колесница, управляемая херувимом, на которой лежит яйцо. Сюрприз в яйце — херувим с часами. Первый владелец Мария Федоровна. Настоящий владелец неизвестен.

1890 год. Датские дворцы. Внутри: 12 миниатюрных картин на перламутре — виды дворцов в Дании и России. Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в США , Фонд Матильды Геддингс Грей, Музей Метрополитен .


1891 год. Память Азова. Внутри: модель фрегата «Память Азова» , на котором плавали в этот момент сыновья Марии. Изготовлен из нефрита , в стиле рококо . Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в Москве в Оружейной палате.

1892 год. Утеряна подставка в виде державших яйцо херувимов. Жадеит. Утерянный сюрприз — слон (датское гербовое животное). Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в Великобритании в частной коллекции.

1893 год. Кавказское яйцо. Внутри — миниатюры мест Кавказа, где жил сын императрицы великий князь Георгий Александрович. Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в США , Фонд Матильды Геддингс Грей, Музей Метрополитен.

1894 год. Ренессанс. Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в Москве в Фонде Виктора Вексельберга «Связь времен».

1895 год. Яйцо-часы с синей змеей. Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в Монако в коллекции принца Альбера.

1895 год. Яйцо с бутоном розы. Первое яйцо, подаренное Александре Фёдоровне. Сюрприз — роза (в память о Дармштате, родине императрицы, гордившемся своими цветами). Внутри цветка корона, внутри которой кулон (утеряны). Стиль неоклассицизм. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в Москве в Фонде Виктора Вексельберга «Связь времен».

Портреты Александра Третьего. Яйцо было заказано новым императором для своей матери, привыкшей за десятилетие к подобным подаркам. Изделие украшено инициалами Марии Фёдоровны и умершего Александра III, которые повторены по 6 раз. Сюрприз утерян. Вероятно, содержало 6 портретных миниатюр.

1896 год. Яйцо с вращающимися миниатюрами. Яйцо из горного хрусталя с 12 миниатюрами — видами памятных мест для императрицы Александры Федоровны. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в США, Ричмонд, Виргинский музей изобразительных искусств.

1897 год. Розово-лиловое яйцо с тремя миниатюрами. Утеряно. Предположительно, сюрприз внутри — сердце с тремя портретными медальонами, которое сохранилось и теперь находится в коллекции Вексельберга. Первый владелец Мария Федоровна.

1897 год. Коронационное. Копия Императорской кареты при коронации Николая II. Ювелир — Михаил Перхин , Георг Штейн. Самое знаменитое из яиц. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в Москве в Фонде Виктора Вексельберга «Связь времен».


1898 год. Пеликан. Яйцо разворачивается на 8 пластин-миниатюр с учреждениями, основанными Вдовой Императрицей Марией Фёдоровной. Пеликан — символ благотворительности. Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в США, Ричмонд, Виргинский музей изобразительных искусств.

1898 год. «Ландыши». Выдвигающиеся вверх три медальона с портретами императора и двух его старших дочерей Ольги и Татьяны. Мастер Михаил Перхин. Стиль модерн. Как утверждают, самое любимое яйцо императрицы. Первый владелец Александра Федоровна. Коллекция Вексельбурга.

1899 год. «Анютины глазки». Из нефрита. Внутри «мольберт» с медальончиками в виде открывающихся сердечек — генеалогическое дерево с портретами. Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в частной коллекции в Новом Орлеане.


1899 год. «Часы (Букет лилий)». Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в Оружейной палате.

1900 год. «Петушок». Поющие часы с выскакивающим заводным петушком. Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в коллекции Вексельберга.

1900 год. «Транссибирская магистраль». Сюрприз — модель поезда. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в Оружейной палате.


1901 год. «Гатчинский дворец». Изображение главной загородной резиденции вдовствующей императрицы. Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в Художественной галерее Уолтерс, Балтимор, Мериленд, США.

1901 год. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в коллекции королевы Елизаветы Второй.

1902 год. «Клевер». Сюрприз утерян, предположительно, портретные миниатюры великих княжон. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в Оружейной палате.

1903 год. «Петр Великий». Внутри модель Медного всадника . 4 миниатюры по бокам с видами Петербурга. К двухсотлетию основания города. Стиль рококо. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в Художественном музее Вирджинии, Ричмонд, США.

1906 год. «Лебедь». Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в Фонде Эдуарда и Мориса Сандоза, Лозанна, Швейцария.


1906 год. «Кремль». Самое большое из яиц. Изображён Успенский собор. Через окна виден интерьер храма. Заводные часы. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в Оружейной палате.

1907 год. «Колыбель с гирляндами». Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в частной коллекции Роберта М. Ли, США.

1907 год. «Яйцо с решетками и розой». Сюрприз утерян, предположительно, медальон с портретом царевича Алексея. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в Художественной галерее Уолтерс, Балтимор, Мериленд, США.

1908 год. «Павлин». Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в Фонде Эдуарда и Мориса Сандоза, Лозанна, Швейцария.


1908 год. «Александровский дворец». Сюрприз — модель Александровского дворца в Царском селе. Миниатюры — пять портретов дочерей. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в Оружейной палате.

1909 год. «Памятное Александра Третьего». Сюрприз — миниатюрный бюст. Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время местонахождение неизвестно.


1909 год. » Яхта «Штандарт». Изображение яхты императора Александра III. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в Оружейной палате.


1910 год. «Конный памятник Александра III». Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в Оружейной палате.

1910 год. «Колоннада». Изображение храма любви. Купидон символизирует цесаревича Алексея. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в Коллекции королевы Елизаветы Второй.

1911 год. «Лавровое дерево». Также известно как «Апельсиновое дерево». Внутри — заводная птичка. Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в коллекции Вексельберга.

1911 год. «15-я годовщина царствования». Миниатюры — 7 портретов членов семьи и 9 сцен царствования, включая коронацию, открытие музеев и памятников, обретение мощей Серафима Саровского. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в коллекции Вексельберга.


1912 год. «Наполеоновское яйцо». К 100-летней годовщине Отечественной войны. Сюрприз — ширма с 6 миниатюрами, изображающими представителей полков, почётным полковником которых была императрица. Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в Художественном музее Нового Орлеана, США.

1912 год. «Царевич». Сюрприз — алмазный двуглавый орел с миниатюрным портретом царевича Алексея. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в Художественном музее Вирджинии, Ричмонд, США.

1913 год. «Зимнее». Из хрусталя, опалов и бриллиантов. Сюрприз — корзина с подснежниками . Дизайнер — Анна Пихл. Самое дорогое из яиц, оплаченных Романовыми (24 тыс. руб). Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится в коллекции эмира Катара.

1913 год. «300-летие Дома Романовых». Внутри — глобус с отмеченной территорией Российской империи. По яйцу — 18 миниатюр с портретами представителей царствующей династии. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в Оружейной палате.

1914 год. «Мозаичное». Сюрприз — камея с профилями детей. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в Коллекции королевы Елизаветы Второй.


1915 год. «Красный крест с портретами». Сюрприз — 5 портретов двух дочерей, сестры, жены и кузины царя в форме медсестёр. Первый владелец Мария Федоровна. В настоящее время находится Художественном музее Вирджинии, Ричмонд, США.

1915 год. «Триптих Красный крест». Раскладывающееся яйцо. Портреты вел. княгинь Ольги и Татьяны. Внутри изображение Сошествия в ад и изображения святых Ольги и Татьяны. Первый владелец Александра Федоровна. В настоящее время находится в Художественном музее Кливленда, США.

1916 год. «Орден Святого Георгия». В честь награждения царевича Алексея медалью. Сюрприз — портрет императора Николая. Последнее яйцо, полученное Марией Фёдоровной, и единственное, которое ей удалось увезти. В настоящее время находится в коллекции Вексельберга.


1916 год. «Военное стальное». Сюрприз — миниатюрная картина, изображающая визит императора и наследника к войскам. Отсутствие роскоши — результат того, что многие из мастеров фирмы Фаберже были призваны на фронт, и запрета ювелирам на работу с драгметаллами в условиях кризиса. Стальное яйцо — самое простое из императорских яиц, и последнее, полученное императрицей Александрой. В настоящее время находится в Оружейной палате.

1917 год. «Березовое». Согласно некоторым версиям, в 1917 г. было изготовлено именно это яйцо. Изготовлено из карельской берёзы. Сюрприз — механический слон из золота и серебра, украшенный розами и бриллиантами, и золотой ключ к нему — утеряны. Впервые выставленно в 2001 г. Предназначалось Марии Федоровне. Находится с мая 2009 года в постоянной экспозиции Музея Фаберже в Баден-Бадене.


1917 год. «Созвездие». «Синее созвездие царевича». Не закончено, не подарено. Драгоценных камней нет, только синее стекло и хрустальная подставка. Гравировка — положение звёзд на небе во время рождения Алексея. Часы и бриллиантовые звёзды исчезли или не были сделаны. Обнаружено в 2001 г. в фондах минералогического музея, куда, видимо, попало из-за недостаточной ценности сырья. Предназначалось Александре Федоровне.

Спасение Романовых: иллюзия или упущенные возможности?

Матильда Кшесинская вспоминала, как на Пасху ей дарили большое яйцо из живых ландышей, а к нему было привязано маленькое драгоценное яичко, которое можно было носить как брелок. Или простое соломенное яйцо, внутри которого завернутыми в бумажки лежали «чудесные вещицы от Фаберже и пара бриллиантовых пряжек».

Ювелирные пасхальные яйца Карла Фаберже считались вершиной жанра. Так получилось, что они стали своеобразным символом эпохи. Редкая книга о Николае II или Александре III обходится без главы о придворном ювелире, изобразившем огромную империю в виде золотой мозаичной миниатюры.

Интерес к пасхальному заказу последние русские императоры пронесли через всю жизнь. Впервые Александр III заказал у Фаберже пасхальное яйцо в 1884 году. Результат настолько понравился, что с тех пор каждый год императрица Мария Федоровна получала подобный подарок. После смерти Александра III традицию продолжил Николай II, только делали уже два яйца: одно — для матери царя, а второе — для его супруги.

Яйца Фаберже ценятся и как произведения ювелирного искусства, и как чудеса механики. Многие из них имели музыкальные и часовые устройства, сюрпризы, например, золотой поезд, заводившийся ключиком и проезжавший несколько метров, или портшез с Екатериной II, который несли два шагающих мавра.

В 1900 году коллекция пасхальных яиц была показана на Всемирной выставке в Париже. Она шла вне конкурса, так как автор был членом жюри. В 1902 году в особняке барона фон Дервиза в Петербурге проходила благотворительная выставка, на которой коллекцию Фаберже представляли члены императорской фамилии, княгиня Юсупова, влиятельнейшие лица русской аристократии. Изделия фигурировали на выставке как уникальные произведения искусства, а не просто как товары из магазина.

И когда сегодня некоторые люди, желающие прослыть оригиналами, называют яйца Фаберже матрешками для миллионеров, они правы только наполовину. Эти вещицы действительно предназначены миллионерам. Но они отнюдь не матрешки: пасхальное яйцо совершенно в художественном плане и полно глубоких символических смыслов.

Каждый год императорская семья с вожделением ожидала, что же еще придумает Фаберже. Однажды Мария Федоровна, получив очередное яйцо, сказала ювелиру: «Вы гений, вы несравненный гений нашего времени!».

В пасхальных яйцах запечатлены этапы русской истории. Например, яйцо 1891 года «Память Азова». В тот год цесаревич Николай совершал кругосветное путешествие: будущий царь должен был приехать на Дальний Восток и вернуться сухим путем в столицу, обозрев таким образом свои владения. Событию придавали большое государственное значение. В Японии на цесаревича было совершено покушение, смертельный удар удалось отвести чудом.

Яйцо подарили императрице, когда путешествие было в разгаре, и ничто не предвещало трагедии. А Фаберже сделал его из кровавой яшмы — зеленого камня с мелкими красными вкраплениями. Когда смотришь на это яйцо, зная историю, трудно отделаться от мысли, что мастер обладал даром предвидения.

Яйцо «Московский Кремль» было создано в память о посещении Николаем II и Александрой Федоровной Москвы на Пасху 1903 года. После коронации и Ходынки императорская чета Москву не жаловала, а тут царская семья провела в Первопрестольной и Страстную и Пасхальную недели. Русское общество — о чем тогда писали газеты — восприняло это как примирение с Москвой и москвичами. Память об этом также запечатлена в ювелирном пасхальном произведении, внутри которого помещен музыкальный механизм, играющий херувимские гимны.

Читать еще:  Чем вредны яйца

В 1916 году яйцо для императрицы изготовили из стали. У него очень сдержанное оформление: ни бриллиантов, ни золота. Американские исследователи писали, что Фаберже в годы войны испытывал сложности с драгоценными металлами и камнями, поэтому яйца были простыми. Ничего подобного. Сложностей фирма не испытывала, и запас камней был. Но нужно учитывать этический момент: Николай II не считал возможным в сложных исторических условиях заказывать дорогие подарки.

Одно пасхальное яйцо изготовили для княгини Зинаиды Юсуповой — супруг подарил его в честь 25-летия свадьбы. Еще одно — для герцогини Мальборо, в девичестве — Консуэло Вандербильд. Одно яйцо Фаберже сделал Э. Нобелю — нефтяному магнату, племяннику знаменитого Альфреда Нобеля. И — до сих пор необъяснимый факт — семь яиц от Фаберже хранились в коллекции купчихи Варвары Базановой, в замужестве Кельх, которая владела Ленскими золотыми приисками, железными дорогами и пароходством и была одной из самых богатых женщин России. Она соединила деньги с титулом — вышла замуж за дворянина Александра Кельха.

Варвара Кельх обладала крутым нравом, и это был, вероятно, ее каприз — «хочу черевички не хуже царских». Некоторые принадлежавшие ей пасхальные яйца по своей композиции повторяли императорские. Позже купчиха бросила мужа, еще до революции уехала в Париж и увезла с собой всю коллекцию драгоценностей. Яйца Кельх в основном и продаются на аукционах. Стоят они дешевле императорских, но все равно цена доходит до 3,5 млн. долларов.

В 1922-м пасхальные яйца передали уполномоченному Совнаркома некоему Чинареву: началась беспрецедентная распродажа национального русского достояния. Считалось, что драгоценности не имели музейной ценности. Горький писал, что изделия Фаберже — это просто «художественно обработанное серебро».

Однако все распродать не удалось — рынок был перенасыщен, — и в 1927 году двадцать четыре яйца вернулись в Оружейную палату. Через три года Наркомфин снова потребовал выделить одиннадцать яиц на продажу. Пытаясь это событие оттянуть, директор писал объяснительные записки: «Изъятие яиц затруднит марксистско-ленинскую реэкспозицию». Но ему ответили, что задержка будет расценена как саботаж.

По какому принципу отдавали экспонаты, неизвестно. Скорее всего, это было желание «купцов». Наиболее виртуозные в ювелирном плане вещи продали. Среди покупателей были Арманд Хаммер, супруга американского посла Марджори М. Пост, три яйца приобрела уроженка Нового Орлеана Матильда Геддингс Грей, еще несколько — Лилиан Томас Пратт, супруга президента «Дженерал моторс».

Если учитывать высочайшее художественное качество, баснословную стоимость и ограниченное число пасхальных яиц, то становится ясно, какой интерес вызывали два последних произведения 1917 года.

То, что они были практически завершены, сомнений не вызывало, ведь государственный переворот случился в марте, а Пасха обычно в апреле. Куда исчезли пасхальные яйца 1917 года, никто не знал. Было огромное искушение выдать за них какую-либо подделку. Лишь сравнительно недавние архивные изыскания и российских ученых, в частности Валентина Скурлова, и Татьяны Фаберже, правнучки великого ювелира, живущей сейчас в Швейцарии, — расставили точки над i. Были найдены и опубликованы эскизы самого Карла Фаберже, а также словесные описания исчезнувших памятников.

«Мы делаем большое пасхальное яйцо из белого кварца и нефрита исключительной художественной работы», — так комментировал еще не завершенное произведение сам автор. В конце 1916 года на фирме сложилась непростая ситуация: художников и мастеров начали призывать в армию. Пытаясь уберечь их, Фаберже обратился к генералу Воейкову в канцелярию дворцового коменданта, объясняя, что высочайших заказов с него никто не снимал. В этом контексте он и упоминал пасхальное яйцо из нефрита и кварца.

В архивах Татьяны Фаберже хранится переписка 1922 года Евгения Фаберже, старшего сына ювелира, с главным мастером фирмы Францем Бирбаумом. Оба они находились в эмиграции, и на вопрос Евгения о последних пасхальных яйцах Бирбаум отвечал, что одно яйцо для царя он помнит точно: оно было из голубого стекла и инкрустировано созвездием, под которым родился цесаревич. Яйцо поддерживалось серебряными херувимами и облаками из горного хрусталя. Исполнение его было прервано войной: херувимы и облака закончены, но само яйцо с инкрустацией и пьедесталом — нет. Куда все исчезло, неизвестно.

Второе яйцо 17-го года было подчеркнуто простым: из карельской березы в золотой монтировке. Оно должно было быть подарено царю, но Керенский не разрешил. По одной гипотезе, яйцо попало к великому князю Владимиру Александровичу. При описи большевиками его имущества упоминалось некое деревянное яйцо с заводной фигуркой слоника внутри. Вещицу экспроприировали, и дальнейшая ее судьба неизвестна. Но яйцо ищут, даже фильм в свое время сняли — «Тени Фаберже». Карла Фаберже в нем сыграл Анатолий Ромашин.

В 1927 году Агафон тайно бежал из СССР. Говорят, за ним следили агенты ОГПУ, но он уехал в Петроград, там оторвался от слежки и перешел финскую границу.

На хрустальном облаке есть разметки — видимо, это места, где должны были крепиться серебряные херувимы. Две полусферы сделаны из прекрасного синего стекла, которое сделать сейчас никому не под силу. На сферах награвировано созвездие. Оно должно было быть выложено мельчайшими алмазами огранки «роза». В некоторых местах алмазы сохранились. Никакой материальной ценности сами по себе они не представляют (это такая мелочь — алмазная пыль), но крепить их неимоверно трудно, поэтому работа стоила дорого.

Неплохо бы яйцо восстановить — придать ему экспозиционный вид и сделать доступным публике. Хотя бы выложить бриллиантами созвездие цесаревича. Это будет не внедрением в памятник, а логическим завершением. За работу могли бы взяться реставраторы Музеев Кремля. Все, как обычно, упирается в деньги. Где взять бриллианты?

Кто делал яйца Фаберже вместо Карла Фаберже?

Фото: © REUTERS/Olivia Harris

Петер Карл Густавович Фаберже. Имя какое-то заморское. Он вообще из наших был?

Ну почти. Фаберже родился в Санкт-Петербурге, но корни имел иностранные. Его папа Густав принадлежал к роду французских протестантов (гугенотов). Предки были вынуждены покинуть Пикардию — регион на севере Франции — в 1685 году из-за религиозных гонений. Сначала семейство Фаберже долго жило в Германии, а затем обосновалось в прибалтийской провинции России — Лифляндской губернии. Именно оттуда Густав Фаберже переехал в Санкт-Петербург.

И что же ему не жилось в Прибалтике?

Вообще, Густав Фаберже был связан с Петербургом с 16 лет. Там он учился у ювелиров Андреаса Фердинанда Шпигеля и Иоганна Вильгельма Кейбеля. Кстати, Кейбель в 1826 году изготовил Малую императорскую корону, которой венчалась на царство императрица Александра Фёдоровна. Густав Фаберже решил не отставать от наставников. Правда, начал он с открытия в 1842 году небольшого ювелирного магазинчика и мастерской золотых и бриллиантовых изделий н а Большой Морской, 11. И дела его пошли хорошо.

Так, то есть первые яйца Фаберже начали делать в 1842 году?

Нет. Густав Фаберже никогда не делал знаменитых яиц, и ювелиром Императорского дома, как его учитель, так и не стал. Он вообще в 1860 году отошёл от дел и переехал в Дрезден. А пока его 14-летний сын Карл ездил по Европе и учился ювелирному мастерству, производством в Питере руководил Хискиас Пендин — верный помощник и Густава, и Карла. Фаберже-младший возглавил фабрику в 1872 году, когда ему было 26 лет. В его подчинении оказалось 500 ювелиров, работавших в многочисленных мастерских. Очень скоро изделия дома Фаберже получили широкую популярность. Слава о них дошла и до императора Александра III.

А когда же появилось первое яйцо Фаберже и как оно выглядело?

В 1885 году. На самом деле идея создать сувенирное яйцо из драгоценных металлов принадлежит не самому Карлу Фаберже. Он просто выполнял заказ императора Александра III, пожелавшего сделать подарок к Пасхе своей супруге Марии Фёдоровне. Да и сам император тоже не был оригинален — подобные яйца делались в Европе с начала XVIII века. Но ювелирный дом Фаберже не стал делать копию, а создал свою версию. Это было яйцо из золота, покрытое белой непрозрачной эмалью. А дальше — как в сказке про смерть Кащея: внутри яйца был желток из матового золота, в нём лежала курочка из разноцветного «мозаичного золота», в курочке хранилась миниатюрная императорская корона, скрывавшая последний сюрприз — рубиновое яйцо-кулон с золотой цепочкой.

Ого, да это же просто «киндер-сюрприз» какой-то!

А вы думали! Императрицу же простым яйцом из драгметаллов не удивишь! Вообще, всего Марии Фёдоровне было подарено 30 яиц. Сюрпризы в них были самые оригинальные. Например, внутри яйца «Датские дворцы» (1890 год) были спрятаны 12 миниатюрных картин на перламутре с изображениями дворцов Дании и России, а яйцо из нефрита и золота «Память Азова» (1891 год) скрывало модель одноимённого фрегата, на котором цесаревич Николай Александрович и его брат Георгий Александрович совершили плавание на Дальний Восток в 1890—1891 годах.

А сколько всего яиц сделали для царской семьи?

По этому вопросу мнения расходятся. Всего яиц 71. Принято считать, что 52 из них сделали для царской семьи, хотя есть ещё два яйца, якобы предназначавшиеся для кого-то из императорских особ. С 1895 года к Пасхе делали по два яйца: для Марии Фёдоровны и жены Николая II Александры Фёдоровны. В 1897 году появилось самое известное яйцо — «Коронационное», посвящённое торжествам по случаю венчания на царство Николая II и его супруги. Сюрпризом была копия позолоченной кареты Екатерины II, использовавшейся в церемониях коронации. Миниатюра кареты повторяла все детали оригинала. Обе дверцы открываются, изнутри с двух сторон выбрасываются подножки. Шторки награвированы на окошках из горного хрусталя. Эту карету делал в течение 15 месяцев по 16 часов в сутки 24-летний мастер Георг Штейн .

Стоп. То есть яйца Фаберже и сюрпризы для них не сам Фаберже делал?

Конечно! Карл Фаберже собственными руками не создал ни одного яйца. Всё делали работники его мастерских. Накануне 1914 года там трудились почти 600 ювелиров. Самый известный из них — Михаил Перхин. Он 18 лет являлся главным мастером фирмы и руководил собственной мастерской, где создали 28 яиц. К 200-летию Петербурга там изготовили яйцо «Пётр I», по бокам которого были четыре м иниатюры с видами города. Сюрпризом стала модель Медного всадника. В 1900 году Перхин сделал яйцо из серебра «Транссибирская магистраль». На самом яйце была отчеканена карта Российской империи с магистралью, а внутри лежала миниатюрная копия поезда из золота и платины. Кстати, поезд был механическим, и к нему прилагался золотой заводной ключик. В 1903 году Перхин умер, и его с менил Хенрик Иммануэль Вигстрем.

Опять иностранец?

Да. Вигстрем родился и обучался ювелирному делу в Финляндии, но в 16 лет приехал на заработки в Санкт-Петербург. Сначала был подмастерьем в фирме Фаберже, а с 1906 года отвечал за все главные заказы. В 1915 году для Марии Фёдоровны и Александры Фёдоровны он сделал яйца «Красный крест с портретами» и «Триптих Красный крест». Внутри первого были портреты двух дочерей, сестры, жены и кузины Николая II в форме медсестёр. Все они были сёстрами милосердия во время Первой мировой войны.

Погодите, неужели дорогущие яйца продолжали делать даже во время войны?

От традиции никто и не думал отказываться. Правда, к Пасхе 1916 года всё тот же Вигстрем сделал яйцо, сильно отличавшееся от роскошных изделий, выпущенных ранее. Оно изготовлено из артиллерийской стали и имеет подставку в виде артиллерийских снарядов . Но это яйцо, конечно, всё равно содержит элементы, выполненные из драгметаллов. В качестве сюрприза был вложен миниатюрный мольберт с картиной придворного художника Василия Зуева, изобразившего сцену посещения ставки генштаба императором и цесаревичем Алексеем. Вообще, во время войны на фабрике Фаберже делали много предметов, предназначавшихся для отправки на фронт: кружки, тарелки, табачницы и даже гранаты.

А до войны на его фабрике производили что-то помимо яиц?

На самом деле ассортимент производимой продукции был огромен! За всю историю дома Фаберже было изготовлено более 150 тысяч ювелирных изделий. И большинство из них — утилитарные: рамки для фотографий, портсигары, набалдашники для тростей, пеналы, часы, флаконы для духов, коробочки для конфет, которые назывались бонбоньерками.

И на чём история дома Фаберже заканчивается?

Фабрику Фаберже ждал довольно типичный для частных производств того времени финал. Благосостояние ювелирного дома пошатнулось уже во время войны, но Октябрьская революция 1917 года его добила окончательно. В 1918 году закрылись все отделения фирмы, хотя магазин в Москве продолжал работать до февраля 1919 года. Сам Карл Фаберже смог бежать в Швейцарию, но жить ему оставалось недолго. Ювелир и предприниматель, пребывающий в депрессии из-за невозможности заниматься любимым делом, умер 24 сентября 1920 года. Четверо сыновей Карла Фаберже, а потом и его внуки наладили небольшое производство за границей.

А что же стало с коллекцией яиц, сделанных для царской семьи?

Большевики активно торговали изделиями фабрики Фаберже. Большинство из них было продано за границу. Значительная часть коллекции оказалась в США и Великобритании. Пасхальные яйца не стали исключением. Сейчас пять из них находятся в Художественном музее Вирджинии, три — в Художественном музее Нового Орлеана, четыре — в ф онде Эдуарда и Мориса Сандоза в Швейцарии, ещё четыре — в коллекции королевы Елизаветы II. А 14 хранятся в частных коллекциях.

Ну хоть что-то в России осталось?

Несколько яиц, в том числе «Транссибирская магистраль», не были вывезены из страны. Оно сейчас находится в Оружейной палате Кремля. Всего там хранится 10 яиц. По одному яйцу есть в коллекции Эрмитажа и Минералогического музея имени Ферсмана в Москве. Но больше всего яиц в экспозиции Музея Фаберже — 15, в том числе «Курочка» и «Коронационное». Кстати, именно там хранится яйцо «Орден Святого Георгия», изготовленное для Марии Фёдоровны к Пасхе 1916 года. Это было последнее подаренное ей яйцо. И единственное, которое она смогла вывезти за рубеж в 1919 году. Изделие передавали из поколения в поколение, а потом оно оказалось в коллекции «Форбс». В 2004 году всю коллекцию выставили на аукцион, где её приобрёл Виктор Вексельберг для музея Фаберже.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector