0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пасха в моей жизни

Пасха в моей жизни

  • Антифоны Пасхи (аудио)
  • Канон Пасхи. Песнь 4 (аудио)
  • Читает Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Владимир (аудио)

Слово на Светлой Пасхальной седмице

Ныне вся исполнишася света: небо, и земля, и преисподняя. Христос воскресе!

Чадца Божии! От избытка неземной радости приветствую и я вас, опаляя силой Божественных слов: «Христос воскресе!» Благодатный огонь этой спасительной вести, вновь ярким пламенем вспыхнув над Гробом Господним, потек по миру.

И Церковь Божия, преисполнившись светом этого огня, дарует его нам: «Христос воскресе!»

Возлюбленные о Христе братия и сестры, други мои! Вы, конечно, замечали сами, что среди многих великих и радостных наших христианских праздников особой торжественностью, особой радостью выделяется праздник Светлого Христова Воскресения — праздников праздник и торжество из торжеств!

Нет в нашей Православной Церкви службы более величественной, более проникновенной, чем пасхальная утреня. И потому так стремятся все верующие в храм Божий в пасхальную ночь.

Пасхальное Богослужение воистину подобно великолепнейшему пиру, который Господь приготовил всем притекающим под благодатную сень Его Дома.

Вдумайтесь в содержание «Огласительного слова» святителя Иоанна Златоуста! С отеческой лаской и радушием приемлет Господь тех, кто возлюбил Его всем своим существом. «Блажен, кто от первого часа делал есть», — это те, кто от юности своей идут неукоснительно по Его Божественным стопам.

Но не отвергает и тех, кто, преодолев в своей душе сомнения, приблизился к Богу только в зрелом и даже преклонном возрасте. «Да не устрашатся они своего замедления, Господь с любовью приемлет последнего, так же, как и первого, — и дела приемлет и намерения целует».

Несомненно, все вы, кто был в храме в пасхальную ночь, испытали необыкновенный восторг. Души наши ликовали, преисполненные чувством благодарности к нашему Господу Спасителю за дарованную Им всем нам вечную жизнь.

Ведь Воскресший Христос возвел род людской от земли к Небу, придал существованию человека возвышенный и благородный смысл.

Душа человека жаждет вечной счастливой жизни. Ищет ее. И потому к светлой заутрени так стремятся люди в храм Божий. И не только верующие, но и те, кто своим сознанием далек от христианской религии.

Идут они сюда не просто посмотреть на торжественность христианской службы. Их душа, данная Богом каждому человеку при его рождении, тянется к свету незаходимого Солнца Правды, стремится к истине.

А верующие люди в эту святую ночь с особой силой ощущают преизобильно излившуюся светлую радость Воскресения Христова.

И неудивительно. Воскресение Христа — это основа нашей веры, это нерушимая опора в нашей земной жизни.

Своим Воскресением Христос дал людям постигнуть истинность Своего Божества, истинность Своего высокого учения, спасительность Своей смерти. Воскресение Христа — это завершение Его жизненного подвига. Иного конца не могло быть, ибо это прямое следствие нравственного смысла Христовой жизни.

Если бы Христос не воскрес, — говорит апостол Павел, — то напрасна и проповедь наша, тщетна и вера наша. Но Христос воскрес и совоскресил с Собою все человечество!

Спаситель принес на землю людям совершенную радость. И потому в пасхальную ночь мы слышим в церкви песнопение и сами принимаем участие в этом пении: «Воскресение Твое, Христе Спасе, ангели поют на небеси, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити».

О даровании людям этой великой радости Он просил Своего Небесного Отца в молитве перед крестными страданиями: «Освяти их истиною Твоею. чтобы они имели в себе радость Мою совершенную» (Ин. 17, 17.13).

И вот с Воскресением Христа человеку открылся новый мир святости, истины блаженства.

При Своей земной жизни Спаситель произносил неоднократно драгоценные для верующей души слова: «. Я живу, и вы будете жить» (Ин. 14, 19), «Мир Мой даю вам» (Ин. 14, 27), «Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна» (Ин. 15, 11).

Новая жизнь открылась для человека. Ему дана возможность умереть для греха, чтобы воскреснуть со Христом и с Ним жить.

Апостол Павел в Послании к римлянам говорит: «Если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения. Если мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним».

«Пасха, двери райские нам отверзающая», — поем мы в Пасхальном каноне.

Не бывает, дорогие мои, радости светлее, чем наша пасхальная радость. Ибо мы радуемся тому, что в Воскресении открылась наша вечная жизнь.

Наша радость пасхальная — это радость о преображении (изменении) всей нашей жизни в жизнь нетленную, в стремлении нашем к неумирающему добру, к нетленной красоте.

Мы празднуем ныне совершение величайшего таинства — Воскресения Христова, победу Жизнодавца над смертью! Наш Спаситель восторжествовал над злом и тьмою, и потому так ликующе-радостно пасхальное Богослужение нашей Православной Церкви.

Верующие ожидали этой торжественной службы, готовя себя к ней в долгие недели святой четыредесятницы. И естественно, что теперь неизъяснимой радостью наполнены их сердца.

Глубочайший смысл Воскресения Христова в вечной жизни, которую Он даровал всем Своим последователям. И вот уже почти 2000 лет Его последователи неколебимо верят не только в то, что Христос воскрес, но и в свое грядущее воскресение для вечной жизни.

Во время Своей земной жизни Христос Спаситель много раз говорил о Себе как носителе жизни и воскресения. Но тогда эти слова Божественного Учителя были непонятны не только народу, слушавшему Его, но и Его ученикам и апостолам.

Смысл этих слов стал понятен только после Воскресения Христа. Только тогда и апостолы, и ученики Его поняли, что Он, действительно, Владыка жизни и Победитель смерти. И пошли они с проповедью по всему миру.

Мы, возлюбленные, в эти дни радостно приветствуем друг друга, произнося: «Христос воскресе!» — и будем так приветствовать в течение 40 дней, до дня Вознесения Господня.

Всего два слова! Но это дивные слова, выражающие неколебимую веру в отраднейшую для сердца человеческого истину о нашем безсмертии.

Христос есть Жизнь!

Он много раз говорил о Себе именно как о носителе жизни и воскресения, как источнике жизни вечной, нескончаемой для тех, кто будет верить в Него.

Христос воскрес! — и да возрадуется душа наша о Господе.

Христос воскрес! — и исчезает страх перед смертью.

Христос воскрес! — и наши сердца наполняются радостной верой, что вслед на Ним воскреснем и мы.

Праздновать Пасху — это значит всем сердцем познать силу и величие Воскресения Христова.

Праздновать Пасху — это значит стать новым человеком.

Праздновать Пасху — это значит всем сердцем и помышлением благодарить и прославлять Бога за неизреченный дар Его — дар воскресения и любви.

И мы с вами в эти дни ликуем и радостно празднуем, восхваляя и прославляя подвиг победы Божественной любви.

Распахнем же сердца наши навстречу страдавшему и умершему и воскресшему нас ради. И Он войдет, и наполнит Собой и Светом Своим жизнь нашу, преобразив наши души. А мы, в ответ на это, с любовию устремимся за Ним по нашему крестному пути, ибо в конце его, несомненно, сияет и наше воскресение в жизнь вечную.

Праздновать Пасху — это значит стать новым человеком. Вот этого спасительного состояния наших душ, возлюбленные, я от всего сердца всем нам желаю!

Пасха в моей жизни

Диакон Илья Кокин, автор и редактор телеканала «Радость моя», кандидат богословия и культурологии, член Союза писателей Москвы:

— Самая запоминающаяся Пасха была у меня в 2001 году. Я впервые встречал светлый праздник в качестве диакона — прошло всего несколько месяцев, как меня назначили на приход. Это был старый московский храм, один из тех, что не закрывался в советские годы. На Пасху здесь служат три Литургии — одну ночью и две утром (раннюю и позднюю).

Я был в храме вторым диаконом, возглавлял диаконский чин опытный протодиакон. Накануне праздничной службы он мне говорит: «Смотри, согласно расписанию, я должен служить ночную службу, а ты раннюю и позднюю Литургии. Давай лучше так: мы вместе послужим ночью, потом посидим, разговеемся, утром ты послужишь раннюю, а я позднюю». Мне показалось, что это замечательная идея.

Мы вместе отслужили ночную службу. Было радостно и торжест­венно: пел огромный правый хор, потом был грандиозный праздничный обед… К концу трапезы стало очевидно, что протодиакон не сможет мне помочь с поздней Литургией…

В тот год я в первый и, наверное, в последний раз в жизни служил три пасхальные Литургии подряд. Пожалуй, это была самая трудная Пасха в моей жизни, но и самая радостная. А утром Светлого вторника у меня родился сын!

Будто ты долго-долго шел…

Надежда Попова, прихожанка саратовского храма в честь Сретения Господня:

— Из детства о Пасхе остались незначительные воспоминания: вот мама печет куличи, красит яйца, но есть всю эту красоту можно только завтра. «Мам, ну пожалуйста, можно хоть кусочек кулича съесть?» — канючим мы с сестрой. «Нет! Можно только завтра!» — мама категорична, однако не может объяснить, для чего красят яйца. Сейчас понимаю — потому, что сама ничего толком не знала. Годы вытравливания веры в памяти нашего народа сделали свое дело. На тот момент в сознании многих людей остались лишь обрывки православных традиций, смешанные с языческими обрядами и суевериями. На Пасху шли на кладбище, но несмотря на это моя душа радовалась непонятному дню.

В 2009 году Пасха была совершенно другая — понятная, потому что я пришла наконец-то после долгих исканий к вере. В мой первый Великий пост я все свое внимание сосредоточила на питании. Казалось, в этом основная суть — было очень сложно устоять перед различными гастрономическими соблазнами. Помню, жарила я мясо своим непостящимся сыновьям — сама не заметила, как ароматный кусок у меня во рту оказался! Стою, жую, а в голове мысли одна на другую — вот, весь пост насмарку! Да ладно, всего лишь один маленький кусочек… Помню то невероятное усилие воли, которое пришлось применить, чтобы не проглотить этот кусок, а выплюнуть. Сейчас смешно от этих воспоминаний. Удивительно, насколько меняется человек с Божьей помощью! Ведь на сегодняшний день я совершенно спокойно, с радостью и легкостью переношу отказ от скоромной пищи в пост, а внимание, конечно, сосредотачивается совсем на других вещах…

Самой запоминающейся Пасхой для меня и стала та, понятная. Думала, что знаю и понимаю уже очень много, оказалось — нет! Все на службе было совершенно неожиданное, сказочное — залитый светом от множества свечей храм, радостные люди вокруг, чувство всеобъемлющей радости, необычные праздничные песнопения, волшебством казалось переоблачение священника во время службы… В какой-то момент на короткое время возникло ощущение потери реальности, будто все происходящее — сон, а после пришло понимание, что это и есть самая настоящая, правильная реальность, а жизнь без Бога и была сном.

Читать еще:  Пасха это что за праздник

После службы меня и мою семью пригласили в трапезную. Как говорится — в тесноте, да не в обиде — за длинными праздничными столами уместились все прихожане храма! И навсегда запомнилось это теплое застолье, которое еще раз подтверждало, что тебя приняли в огромную, радостную семью. Будто ты долго-долго шел — и пришел домой…

Счастье родом из детства

Татьяна Онищенко-­Загород­няя, автор и ведущая телепрограммы «Где ты, мама?», президент Саратовской региональной общественной организации помощи детям «Где ты, мама?»:

— Я не могу назвать праздник Пасхи какого-то конкретного года, который мне запомнился. Дело в том, что особенными для меня были все пасхальные дни моего детства. Особенным было настроение светлого вне зависимости от погоды дня. Особенным было и состояние абсолютного счастья.

Мы жили в частном секторе города Саратова — это словно маленькая деревня. Я помню, что в этот день все соседи, знакомые и даже незнакомые люди приветствовали меня: «Христос воскрес!» Я отвечала: «Воистину воскрес!» И становилось очень радостно!

Я запомнила именно особенную, необыкновенную радость, даже ликование, переполнявшее меня в этот день. Наверно, эти эмоции и покрывали неизбежно возникающий диссонанс, ведь в школе учили совсем другому, да и дома были бабушка и дедушка — ярые коммунисты, а в противовес им — верующая мама. Она тайно крестила меня, когда мне было 12 лет. Позже, когда я уже сознательно пришла к вере и Пасху стала встречать в церкви, снова ощутила именно то самое чувство счастья, испытанное в детстве.

Пасхальное счастье

Виктория Китаева, ассистент кафедры терапевтической стоматологии СГМУ, кандидат медицинских наук:

— Я пришла на свою первую пасхальную службу в тридцатилетнем возрасте. Тогда еще я не понимала ни хода богослужения, ни значения молитв. Очень боялась от своего незнания, боялась пропустить что-то важное. Стояла в напряжении и ждала, когда же произойдет это главное и как бы мне об этом узнать?

Когда начался крестный ход, и я вместе со всеми вышла на улицу, у меня захватило дух от количества людей, пришедших разделить ту радость, ту общность, которая связывала всех нас. Именно во время пасхального крестного хода я поняла, что это и есть кульминация счастья, что истинное счастье человек может пережить только в общении с Богом. Стало очевидно, что в эту ночь не важны никакие проблемы, что стираются все звания и условности, объединяя всех. Важным остается только одно — Христос воскресе! Прошло уже десять лет, но я каждый год, как маленький ребенок, жду этой ночи, пасхальной службы и переживания «пасхального счастья».

Простые радости

Валентина Александровна Скокова, прихожанка храма во имя великомученика Георгия Победоносца г. Саратова:

— Мне особенно запомнилась Пасха в тот год, когда еще не был построен просторный храм во имя святого Георгия Победоносца, и люди молились в маленькой церкви в честь иконы Божией Матери «Скоропослушница». Мы пришли туда на ночную пасхальную службу — народу тут было видимо-невидимо, ступить негде. Богослужение началось, окна храма были открыты, и из них на улицу лились звуки песнопений.

Я предложила своим остаться снаружи. Мы встали вдоль окошек, зажгли свечи. Это была бесподобная Пасха: на улице тепло, над головой — звездное небо. Когда Литургия закончилась, священник вышел на улицу, освятил нам куличи. Помню, как спускались потом с церковной горки. До дома идти совсем недалеко, но нам так не терпелось отведать куличей, что мы достали их и как дети стали есть прямо на ходу.

С чистым сердцем Бога славить

Андрей Гутынин, воспитанник Саратовской православной духовной семинарии:

— Когда я только начал пономарить, мне было 13 лет. Оказавшись по другую сторону алтаря, я стал иначе видеть богослужение, иначе в нем участвовать. Страстную неделю в первый год своего пономарского служения я перенес тяжело: накопилась физическая усталость, напряжение от переживаний в личной жизни. Я шел на пасхальную службу и уже ничего не хотел, кроме того, чтобы вернуться домой и лечь спать. Читая Деяния апостолов, наблюдал, как люди потихоньку наполняют храм. Минуты до начала полунощницы показались мне минутами забвения, будто я спал, будто время остановилось. Но вот погас свет, и тихо-тихо из алтаря началось пение пасхальной стихиры «Воскресение твое, Христе спасе», на второй раз оно донеслось громче, и на третий раз — уже торжественно, пасхально — пение стихиры подхватил весь храм.

Мы вышли на крестный ход, усталость исчезла, все тяготы остались позади, ничто больше не тревожило. И я наконец понял, для чего постился, для чего себя в чем­то ограничивал, ощутил, что Пасха — не только в моем сердце, но и в сердцах окружающих. И кажется, что все трудности поста были нужны для того, чтобы прийти к его итогу с чистым сердцем, как поется в тропаре: «С чистым сердцем Бога славить». А пасхальную радость ведь ничем не нарушить, с неподдельной радостью до самой Пятидесятницы поешь: «Христос воскресе!».

С особыми переживаниями связана Пасха в семинарии. Когда Владыка Лонгин обращается к народу: «Христос воскресе!», и народ отвечает: «Воистину воскресе»», чувствуешь, насколько общая это радость о Христе, понимаешь мысль святителя Иоанна Златоуста, что возрадуется всякий постящийся и непостящийся. Радость ведь, действительно, у всех одинаковая, все люди — вокруг Христа. И радость эта во всех: и в тех, кто служит, и в тех, кто молится, и в тех, кто ходил на богослужения в Великий пост, и в тех, кто на них не был. Ощущаешь, как в пасхальные дни объединяется семинарская братия, и те богослужения, которые в Великий пост были тяжелы и физически, и духовно, на Светлой седмице приносят радость.

На Литургии — всей семьей

Марина Александровна Шилова, директор детской воскресной школы Серафимовского храма г. Саратова:

— Мой супруг служил в армии — нашей семье пришлось много поездить по стране. Какое-то время мы жили в Красноярске. Там я устроилась на работу в школу, и незадолго до Пасхи меня как представителя школы пригласили на открытие храма-памятника, посвященного всем жертвам репрессий. Оказалось, что новый Свято-Никольский храм был построен на месте, где высаживали сосланных в Сибирь. Это событие меня очень тронуло, захотелось, чтобы и дети увидели памятник. Так и случилось, на первое пасхальное богослужение в моей жизни в этот храм я пришла со своими четырьмя детьми. Все было для нас ново, необычно, торжественно и красиво: крестный ход, горящие свечи. Чувство единения и радость, что мы все вместе, что поем «Христос воскресе!»…

Одна из массы мелочей

Наталия Каххарова, студентка факультета иностранных языков и лингводидактики СГУ имени Н. Г. Чернышевского, прихожанка храма в честь Покрова Божией Матери г. Саратова:

— Пасха для меня — самый светлый и семейный праздник. Утро Пасхи всякий год начинается одинаково, не важно, вернулась ли я из храма или ночевала дома. Вся моя семья: мама, папа, бабушка, сестра и я — собираемся за завтраком. Мы усаживаемся за столом, кто-то из нас берет в руку освященное пасхальное яйцо, кто-то неосвященное — и мы бьем одним яйцом о другое. Разбившееся мы делим и едим, а яйцо, оставшееся целым, мы сохраняем и съедаем самым последним. Это забавная традиция, или, по правде сказать, просто одна из массы мелочей, которые стали для нас традиционными на Пасху. Но именно так праздничное утро Христова Воскресения начинается у меня с самого детства. Совместный завтрак, который так редко бывает в нашей семье, в этот день — это наша традиция, которая и творит пасхальное настроение.

На Пасху — всем селом

Священник Иоанн Ковач, настоятель храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы р. п. Новые Бурасы:

— Я вырос в селе Иза Закарпатской области Украины. В храм на Пасху в нашем селе ходили все — оставить в пасхальную ночь ребенка дома было бы для него самым большим наказанием.

Мои первые и самые теплые воспоминания Пасхи связаны с детством, когда я вместе с родителями и двумя сестрами отправлялся а храм: у взрослых в руках — большие корзинки, наполненные куличами и пасхами, а у нас на троих — маленькая корзинка с одним куличиком, и мы по очереди несем ее. Перед храмом у нас в селе — длинная и широкая улица, почти как площадь, на ней в несколько рядов полукругом становились люди, ставили перед собой корзинки с куличами, причем в каждом горела большая свеча. И все это было так ярко, так светло, что уже издалека, с другого конца села было видно это сияние.

Тайком удрал из дома

Протодиакон Михаил Беликов, клирик храма в честь Сошествия Святого Духа г. Саратова:

— В церковь я начал ходить в 1975 году, когда мне было тринадцать лет, пел на клиросе. Страшно хотелось попасть на ночную пасхальную Литургию, но знал — родители меня не пустили бы. Они были категорическими противниками Церкви.

В 17 лет я наконец оказался на первой в своей жизни ночной пасхальной Литургии. Для этого все же пришлось тайком удрать из дома. Первый раз очень запомнился: все было в новинку, а ночное богослужение особенно красивое, торжественное.

Газета «Православная вера» № 7 (531)

Моя Пасха

Рассказ взят из сборника пасхальных историй «Тайна воскресения», выпущенного издательством Псково-Печерского монастыря «Вольный странник».

Елико согреших от юности моея…

Портрет дочери. Художник: Людмила Лесницкая. 1950-е В моей семье с Пасхой было почти никак.

Было, ей-Богу, как-то не до нее, и, честно говоря, выглядело повсеместно доказанным фактом, что раз упавшая Церковь больше никогда не поднимется. В храмы частили одни старухи, а на редчайших ведомых ими туда детей в длинных оборчатых платьицах и платочках даже я косился дико, как на чудом уцелевшую сектантскую поросль.

Родители не были членами партии, но оба происходили из партийных семей, где упоминание какой-либо христианской универсалии считалось зазорным, где-то смешным и стыдным, а где-то и преступно легкомысленным. В «обществе» могли одернуть, а порой одернуть и весьма сурово: ты, что, дескать, может, и в храм ходишь? может, у тебя дома еще и иконы есть?

Снисходительность: мол, «пусть их», – кончалась относительно любого христианского предмета, я бы сказал, пощечинообразно. Уход блестящего студента-физика в семинарию рассматривался как семейная трагедия, а заодно и пятно на репутации.

Лишь в 1990-е мать стала печь куличи, но никакой речи о том, чтобы освятить их, никогда не заходило.

Свою первую Пасху я запомнил навсегда.

Она досталась мне прямо в школе, в 1984-м «оруэлловском» году: на перемене между русским и географией в сине-коричнево-черной толпе вдруг мелькнуло белое пятнышко.

– Смотри: христоверующая! – прошептал кто-то на ухо, давясь от смеха.

В советской школе был обычный солнечный весенний день.

Эта хрупкая девочка просто не поняла, что сделала. Может, так ее одела недалекая мать, может, инициативу проявила она сама.

Читать еще:  Пасха в 2018 году число

Она пыталась спрятаться, но ей не давали. Вопили: «Христоверующая. Крыса церковная! Дура!»

Она пыталась спрятаться, убежать, но ей не давали.

– Христоверующая. Белый фартук нацепила! Дура! Крыса церковная! Как ее зовут-то? Ща к директору отведем! Ты что празднуешь, дура? Какую Пасху? На кладбище давно твоя Пасха! С крестами!

В девчонку летели синеватые комочки ластиков. Кидали бойко, изо всех сил, стараясь попасть в лицо.

Она не плакала. Заслонялась, падала в кучу наваленных перед классом портфелей, выставляя голенастые ноги в светлых колготках.

Не блондинка – соломенная, да еще белая, как пышный фартук, от испуга…

Ей начали выворачивать руки, пытаться содрать фартук, и вот уже одна бретелька порвана, другая чудом держится на остром плече…

Завуча, курсировавшего по рекреации, когда надо и не надо, и след простыл.

Она была с нами один на один.

Никто не вступался.

Она была с нами один на один. Никто не вступался

Наши девочки-отличницы в отглаженных пионерских галстуках, сложив руки на груди, смотрели сурово и осуждающе.

Кидал ли я? Не помню.

Точно смотрел на расправу с такой же «римской» языческой неприязнью – филигранно выверенной нашими газетами, стократ оправданной шоком от классово чуждого, из небытия возникшего «праздника».

Тайна Воскресения / Сост. : А. Чернова. — М.: Вольный странник, 2020 — 304 с. : — ил. ISBN 978-5-00152-005-4 Римский подросток, привыкший к аренам и львиному реву стадионов, – вот кто я был тогда.

И, честно говоря, забава не казалась мне какой-то уж особенно забавной. Видел я к тому времени зрелища и пострашнее – как человеку откручивали голову. Руками. Или как режут человека бутылочной «розочкой», рывком насаживают на финку с цветной наборной рукоятью. Помнил и густые, почти черные капли крови на асфальте, и на пыльной траве, и вой сирен, милицейских и скорых. Всякое было.

Точно помню, что поймал отскочивший пружинящий брусочек, лениво, только чтобы не отставать от других гонителей, прицелился… и тут грохнул звонок на урок. Занесенная рука опустилась. «Римляне» бросились врассыпную и о «христоверующей» забыли.

Может быть, она сняла фартук, скомкала и сунула в ранец, доходив день в коричневом платье.

Может быть, не сняла и до конца дня уворачивалась от насмешек, угроз, хватания за волосы.

Может, угроз и не было: истощились пыл и фантазия преследователей, устали, убежали, отвлеклись…

Купить книгу можно здесь:

Пасха в моей жизни

Пасха в моей жизни

Хочу рассказать о том, как 5 лет назад я по-настоящему поняла, что такое праздник Пасхи. У меня была интересная работа, друзья, веселое общение. Я чувствовала себя в центре внимания. Мечтала о будущей семье, но.

Но при всем этом меня не оставляло чувство одиночества и пустоты. Казалось, что чего-то не хватает. Жизнь — однообразный круговорот без смысла.

О Боге знала, что Он есть. Знала традиции, обряды. Что касается церкви, храма, много было непонятного, страх нарушить правила, например, свечку не туда поставить. И конечно, раз в год на Пасху ходила в церковь. Как без этого? Так делали и бабушки,и дедушки.

Затем в моей жизни произошел серьезный разрыв отношений, который оставил отпечаток боли, страдания, неверия, страха. Потом были обман и ложь, безответные чувства … В результате — пустота и желание закрыться от всего.

Ведь я мечтала о хорошем парне: красивом, светловолосом, чтобы не пил и не курил, занимался спортом. А подруги вокруг говорили: «Да ладно, такого не бывает, чтобы совсем не было вредных привычек, пиво будет пить или курить травку.» Так не хотелось соглашаться с этим.

Зимой 2009 года произошла встреча, которая навсегда изменила всю мою жизнь!

На остановке маршрутки я познакомилась с парнем, который заинтересовал меня. Он был не таким, как все. Развеселил меня, уставшую после рабочего дня. Наше знакомство переросло в общение. Оказалось, что между нами много общего — мечты, желания, цели. Особенно меня удивило известие о том, что он не пьет и не курит, занимается спортом.

Я узнала, что он верующий, и в его жизни Бог занимает особое место. Меня это не смутило. Просто захотелось узнать, что делают верующие и как они живут.

Как раз накануне праздника Пасхи во время очередного обследования у меня нашли инфекцию, которая угрожает бесплодием, если не лечиться. Это стало моей болью и тайной. Я не хотела омрачать наши отношения и не стала рассказывать новому знакомому о проблеме со здоровьем.

4 апреля 2010 года в день Пасхи я пошла вместе с ним в церковь на праздничное служение. Первое, на что обратила внимание, это приветливые искренние улыбки, смех, радость и доброту. В церкви было много детей и взрослых, много молодежи. Служение длилось около 3-4 часов с перерывом. Я наблюдала за людьми в зале и на сцене. Слов почти не слышала, да и не понимала практически ничего.

Ближе к концу праздника я вдруг услышала слова со сцены: «Если вы больны и нуждаетесь в исцелении, если верите, что Бог есть и может исцелить, выходите, за вас помолятся!» Внутри все перевернулось : «Откуда они узнали? Может, это про меня, может, это я ?!»

Я быстро встала и сбежала со второго этажа вниз к сцене. Мое сердце выпрыгивало изнутри!

Ко мне подошел мужчина и предложил помолиться за меня, спросил, верю ли я, что Бог исцеляет людей и меня может исцелить. Я сказала :»Да».

Во время молитвы я физически почувствовала движение внизу живота, хлынули слезы. Рыдала и не понимала, что же происходит со мной. Когда молитва закончилась, я словно выдохнула и почувствовала невероятную легкость внутри, радость, покой. Лечение я не проходила, так как поняла, что я изменилась и приняла всем сердцем то, что Бог реальный!

Через неделю решила сдать повторные анализы. Ответ — здорова. Да, я здорова. Без лекарств и вмешательства врачей! Чудо в моей жизни произошло благодаря жертве Иисуса Христа за меня на кресте!

Я узнала, что в Библии, Евангелии от Иоана 3:16, написано: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную». А в 1-ом Послании Петра 2:24 сказано: «Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились».

С того дня я открыла для себя Библию как слово Бога, как инструкцию для жизни, как ответ на мои вопросы, как помощь и надежду на будущее! Я спасена, и душа моя будет на небесах. Теперь я знаю, что ад и рай — реальность. Жизнь через веру в Иисуса — это мой выбор!

5 лет я живу с Богом и ни разу я не пожалела о своем решении.

Я счастлива! У меня есть все — вера в Бога, семья и прекрасный муж, такой, о котором мечтала: светловолосый, добрый, верный, любящий, свободный от вредных привычек, тот, кто не побоялся рассказать об Иисусе. Я обрела настоящих друзей, здоровье и радость!

В одной истории не опишешь все чудеса и дела Божьи в моей жизни — их реально много. Каждый день я вижу, что Бог хранит, защищает, милует.

Ты тоже прими решение жить с Богом и получи спасение даром. Не откладывай, завтра может не наступить. Вера — это здесь и сейчас .

Во 2-ом Послании к Коринфянам 6:2 написано: «во время благоприятное Я услышал тебя и в день спасения помог тебе». Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения.»

Клин православный

Войти через uID

Поддержите создание крестильного храма!

Самая необычная Пасха в моей жизни

Автор: Наталия Гусева

Самая необычная Пасха в моей жизни, как, наверное, и у многих — первая Пасха. Но у меня она стала как бы завершением того необычного, того самого главного, что произошло в моей жизни, — обретения веры.

А началось все с того, что мой директор как-то сказал мне: «Тут намедни книжку купил хорошую — засыпать с ней хорошо и спишь крепко. «Закон Божий» называется, рекомендую». Шел Великий пост, к которому я никакого отношения не имела. Так уж случилось, что буквально через несколько дней, разыскивая спортивный клуб, куда мой сын уехал на соревнования, я наткнулась на храм. И вспомнила про «сонную» книжку. Зашла, увидела, купила. Вечером начала читать. Снотворное и впрямь оказалось действенным: «вырубало» на третьей странице. Но вот потихоньку я приблизилась к тому месту, где повествуется о молении в Гефсиманском саду. А надо сказать, что мой мозг изредка посещали мысли о том, кто же Он, Христос — Бог или Человек? Было ли Ему больно, когда Он висел на Кресте? (Вопрос для меня актуальный, поскольку почти не переношу боли). Вопросы эти мелькали в мозгу, особо там не задерживаясь. И тут я читаю: «И, отойдя немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей; и говорил: Авва Отче! всё возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты». Это было все.

До сих пор помню то ощущение от этих слов: как сильный разряд тока. Все сразу встало на место, получило свои ответы: и то, что Он знал о мучениях, и что просил возможности избежать этой участи, и что смирился с Волей Отца. Плакала над этой главой целую неделю, не могла даже на компьютере работать: болели глаза. То есть всю неделю я жила в осознании того, что Он знал, просил, смирился. Помню мои ощущения: душа просто выпрыгивала из тела, понимая: после того, что я узнала, жить дальше так, как жила, невозможно. Не просто нельзя, а невозможно. Программа жизни дала полный сбой. Система ценностей, столь бережно, любовно и правильно выстроенная мною для моей жизни, где есть столь дорогое мне «я«, моя семья, моя работа, мои желания, рухнула, подняв тучи пыли. И вот я брожу среди развалин.

Состояние было, как будто сильный жар переносишь на ногах. Мне хотелось каждому встречному кричать: вы представляете — Он все знал, и все равно пошел на это. Ради нас, ради меня. Это был страх, непередаваемый страх от того, что Кто-то сделал для тебя нечто, за что ты ни-ког-да в жизни не сможешь расплатиться, даже самой жизнью.

К тому времени наступила Великая Суббота, и подруга позвала меня в храм освящать куличи и яйца. Пришли. Попали на службу. Вышли, стоим, ждем. Выходит батюшка, начинает кропить: раз — на снеди, другой — в толпу людей. И вот, когда на меня попадает вода — у меня падает пелена с глаз. Если до того я ходила в этом состоянии внутренней дрожи, состоянии потерянности, когда все сломано, и что делать дальше — неясно, то теперь, вдруг, как будто вышла на свет из темного запутанного коридора. Выходя из храма, я говорю подруге: «Я иду сегодня на службу». Она в ужасе: «Свихнулась? Ты же после 22.00 даже в Новый Год спать ложишься, а тут — ночь стоять!» Я в ответ: «Я знаю, что надо сегодня быть на службе, и все!» Понимаю, что невозможно (опять — не нельзя, а невозможно) не быть. Пришла. И всю службу не понимала, где я нахожусь: на небе, на земле, в параллельном мире, в космосе? Можно точно сказать, что я была везде и нигде. Ночь пролетела секундой.

Читать еще:  Пасхальний рушник хрестиком схема

Я причастилась первый раз в жизни. Без исповеди. Без подготовки. Просто — пошла, потому что невозможно было не пойти. Я даже не замечала, что стою в насквозь мокром пальто (на крестном ходе шел мокрый снег, да пока стояли на крыльце — текла вода с крыши), что в ботинках чавкает вода. Я даже не помню, как дошла до дома. На работе ни о чем ином не могла говорить. И вдруг одна из сотрудниц: «Я только тебе скажу: я — дочка священника!» Это был воистину пасхальный подарок!

Я набросилась на нее с вопросами: как надо жить дальше, что надо делать? И это состояние напоминало радость жаждущего, нашедшего источник воды. Все остальное потеряло без Веры всякий смысл. Вся жизнь освещалась только Верой. Все рассматривалось через Веру. И единственное, чего было безумно жалко в той светлой радости, — это прошедших лет:

Как много лет душа была в пути.
Как долго верный путь она искала.
Уж что, казалось, проще — в храм зайти?
Но будто злая сила не пускала.
Как много благодатных дней прошло,
Их не вернуть ни плачем, ни молитвой.
Водой сквозь пальцы время утекло,
И только горечь душу режет бритвой:
Куда же я смотрела? Где была?
Как крот слепой жила, не видя Света!
О, сколько б в жизни сделать я могла,
Когда б не слепота, не леность эта!
Итог тех дней безумных — тьма грехов моих,
Мое наследство и за лень награда.
На ниве праздности взрастив бездумно их,
Теперь живу, страшась дыханья Ада.
Хранитель-Ангел, не покинь меня,
В последний час — у смерти за порогом —
Дай избежать гееннского огня
И преклонить колени перед Богом.
И даже если будет суждено
Душе моей изгнанной быть от Рая,
Хочу успеть сказать я лишь одно:
Будь славен Бог и Дева Преблагая
За то, что душу грешную мою
Вы светом Православья осветили!
Я с верой этою и на земле — в Раю!
Спасибо Вам, что Вы меня любили.
Не знаю, что там будет на Суде,
И не ищу грехам я оправданья.
Но в смертный час шепну я Судие:
Да хвалит Бога всякое дыханье.

До сих пор мои сестрички смеются и удивляются, когда я уже после Троицы начинаю говорить: «Ну вот, слава Богу, — скоро Пасха!» Жду ее постоянно. В этом году — моя девятая Пасха. Та, первая, была 15 апреля, и в этот день я праздную (наедине сама с собой) свой самый главный День рождения. И об одном только молю Бога: чтобы позволил мне остаться в Церкви, чтобы уберег от происков лукавого, могущих отвести меня от Нее. Потому что одно в жизни я знаю абсолютно точно: без Церкви, без Бога я уже не смогу жить.

Наталья Гусева,
старшая сестра Православного сестричества
при Санкт-Петербургской 15-й городской больнице

Фото: Ольга Копелевич

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт «КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ».
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.

Пасха в моей жизни. Беседа с преподавателем семинарии

Пасха! Светлый, радостный и добрый праздник! Для каждого верующего человека, в чьем сердце теплится огонек христианской веры, день празднования Воскресения Христова особым образом остается в памяти. И многие из нас целый год живут тем светом и пасхальной радостью, которыми наполнились их души на светлой Пасхальной заутрене и Божественной литургии. Словно вехами отмеряем мы «Пасхами» свой путь внутри церковной ограды. От печальной радости поста к светлому торжественному ликованию о воскресшем Спасителе приходим мы из года в год! Но, есть внутри нас и воспоминания особого пасхального торжества и искренней, чистой, лучезарной радости. В те моменты мы словно вместе с апостолом Петром увидели отверстый гроб и лежащие пелены, вместе с мироносицами обрели непреходящую радость, вместе апостолом Фомой убедились в истине воскресения, осязав Господа нашего Иисуса Христа. Такими именно воспоминаниями попросили мы поделиться преподавателя Пермской духовной семинарии, Наталью Николаевну Железнову.

— Здравствуйте, уважаемая Наталья Николаевна! Вы преподаете в нашей семинарии английский язык и думаю у многих из наших читателей возникнет по этому поводу сразу же несколько интересных вопросов. Есть ли разница в подходе к преподаванию иностранного языка скажем в стенах светского ВУЗа и семинарии? И сразу же, если позволите, ещё один вопрос. Существует ли какая-то замеченная Вами специфика преподавания предмета именно в духовном учебном заведении?

— Здравствуйте! На первый взгляд дисциплина, которую я веду в Пермской Духовной семинарии, а именно, английский язык, не имеет отношения ни к православной вере, ни к богословию, и, возможно, в дальнейшей жизни и деятельности большинства наших сегодняшних студентов применяться не будет. Казалось бы, это обычный светский предмет, не приносящий будущим пастырям духовной пользы, а только отнимающий у них драгоценное время, которое они могли бы посвятить богословским дисциплинам или другим делам. И даже то, что программой предусмотрено усвоение учащимися определённого количества английских слов, относящихся к духовной и богослужебной сфере, не укрепляет их веру в Господа Иисуса Христа и не способствует их духовному росту. Но дело здесь не в самой дисциплине. Важнее не то, ЧТО преподаётся, а то, КАК это преподаётся. Тем более в Духовной семинарии, где воспитываются будущие служители Христовой Церкви, которым нужно постоянно помогать утверждаться в вере.

— Каким же образом, по Вашему мнению, стоит помогать семинаристам?

— Непрестанно свидетельствовать им о Христе и, самое главное, о Его славном Воскресении, так как именно Его Воскресение — это центр нашей веры! Если сам преподаватель — искренне верующий христианин, если он находится в непрерывном общении с Богом, то Бог даёт ему в нужную минуту нужные мысли и слова, с помощью которых он несёт учащимся свет Христов, свет истинного живого Бога, и в этом свете содержится весть о воскресшем Спасителе. Если у преподавателя есть благоговение перед Богом, то оно проявляется и в его словах, и в действиях, и даже видно в его взгляде. И студенты чувствуют это благоговение. И это благоговение — свидетельство веры преподавателя, а значит это — тоже его весть о воскресшем Христе, так как эта вера была бы тщетной без Его Воскресения.

— То есть, Вы хотите сказать, что главное отличие преподавательской деятельности семинарии в том, что здесь свой профессионализм непременно приходиться сочетать с высокими духовными качествами? Скажем так, это работа, требующая дисциплины не только ума, но и сердца, души?

— Преподавание в Духовной семинарии лично для меня — это не работа, а служение Богу. Здесь я служу Господу тем, что неделю за неделей, месяц за месяцем в учебном процессе вношу свою лепту в становление будущих пастырей. И то, что я — преподаватель духовного учебного заведения, для невоцерковлённых людей является явным свидетельством моей веры во Христа и тоже вестью о Его Воскресении. Я не идеальный преподаватель и уж точно не идеальная христианка, поэтому в преподавании у меня не всё получается так, как это должно быть. Но я счастлива, что могу в своей жизни нести кому-то весть о воскресшем Христе.

— А когда Вы отчетливо в своей жизни услышали эту «радостную весть о воскресшем», возможно это была Ваша первая Пасха?

— Впервые в жизни я по-настоящему праздновала Пасху в 2008 году. По-настоящему, потому что тогда я в первый раз встречала светлый день Христова Воскресения в храме на богослужении и в первый раз готовилась к этой встрече Великим постом. До этого всё моё празднование Пасхи сводилось к участию в застолье с крашеными яйцами и куличами. Однако рассказать я бы хотела о другой Пасхе. Особенной для меня стала Пасха 2011 года. Она запомнилась мне тем, что я тогда впервые участвовала в праздничном богослужении не как прихожанка, а как певчая. Это совсем другое ощущение. Так радостно было осознавать, что я делаю вклад, хоть и небольшой, в Пасхальную службу, в это общее торжественное звучание!

— Сможете остановиться в своем рассказе подробнее на этом отрезке Вашего жизненного пути?

— Да, конечно! В то время я ещё была студенткой Пермского Регентского училища и, следовательно, частью достаточно большого (до 20 человек) дружного хора учащихся, который на праздники пел под руководством регента Ольги Васильевны Морозовой. Мы долго и тщательно готовились к Пасхальному богослужению, уже со второй недели Великого поста разучивали и повторяли на занятиях по хору и на спевках праздничные песнопения, многочисленные различные распевы «Христос Воскресе». И везде я учила партию альта. И какой же неожиданностью для меня было то, что из-за нехватки вторых сопрано на саму Пасху Ольга Васильевна поставила меня петь их партию, хотя я её совсем не знала! Но отказываться я не стала: послушание есть послушание. Я пела громко и радостно, от всей души и. иногда мимо нот. Помню, особенно фальшиво я пела задостойник «Ангел вопияше».

— Что же Вам ещё особенно запомнилось в ту «светозарную и спасительную ночь», как говорит о ней в песнопениях наша Церковь?

— Храм Святого князя Владимира, где мы пели, вместил в ту Пасхальную ночь столько прихожан, что, когда они в ответ на «Христос воскресе» в один голос кричали «Воистину воскресе», казалось, что гремит гром. Может быть, это скрывало несовершенство звучания нашего хора в некоторые моменты. И ещё мне почему-то запомнилось, что тогда во время службы на клирос неизвестно откуда пришла кошка и бродила у нас под ногами. Девочки хотели убрать её, чтобы не мешала, но Ольга Васильевна сказала: «Оставьте её. Пусть тоже радуется. Сегодня у всех праздник».

— Спасибо Вам за удивительно живую и искреннюю беседу, уважаемая Наталья Николаевна! Мы благодарны Вам за то что Вы так щедро поделились с нами непреходящей пасхальной радостью! Нам хотелось бы от всей души пожелать, чтобы ей была наполнена вся Ваша жизнь! Христос Воскресе!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector