1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пасхальный рассказ для детей

Пасха. История Пасхи для детей

Как рассказать детям о празднике Пасха? Предложите детям вот такую интересную историю о празднике Пасха со стихами.

Пасха

Сегодня ярче светит солнце,

Сильнее ветер бьёт в оконце,

И крик несётся до небес:

«Христос воистину Воскрес!»

ВОСКРЕСЕНИЕ ХРИСТОВО

Алёнка и Саша сегодня очень заняты. Мама разрешила им разрисовать писанки к Пасхе. Ловко работают дети. Будут на яйцах и солнышко, и деревья, и волны! А мама с бабушкой на кухне пасхальные куличи пекут. Бабушка пообещала, что, пока тесто будет выстаиваться, она расскажет историю этого праздника.

Пасха — Светлое Христово Воскресение. Это главное событие в духовной жизни христиан получило название Праздника праздников, царя дней. Готовились к нему 7 недель — 49 дней. А неделя перед Пасхой называлась Великой, или Страстной. Великий Четверг — день духовного очищения, принятия таинства причастия. Страстная Пятница — напоминание о страдании Иисуса Христа, день печали. Великая Суббота — день ожидания, в церкви уже читают Евангелие о Воскресении. Пасха — воскресенье, когда мы празднуем Воскресение Спасителя.

Сын Божий пришёл в этот мир, чтобы спасти людей. Он проповедовал Любовь и Царство Небесное, создавал много чудес, исцелял и воскрешал людей. Ты же помнишь рождественскую историю? Появлению Христа многие радовались. Но были и те, которые не верили в его святость. Они старались помешать Иисусу рассказывать о Царстве Бога. Среди вождей того времени было много таких, которые ненавидели Христа и желали от Него избавиться. Иуда, один из учеников Господа, решил передать Христа этим злым людям. Он подошёл к своему Учителю и поцеловал Его. Это был знак. Иисуса немедленно взяли под стражу. А Иуда за это получил 30 серебряных монет. Таким образом, он продал своего Учителя.

Иисуса допрашивали перед синедрионом — высшим иудейским судом. Старейшины и судьи искали доказательства, чтобы осудить Иисуса. Над ним издевались, но он терпел.

В конце концов Его осудили на смертную казнь. Это было страшное событие. Иисуса распяли на кресте на горе Голгофа. Когда он умер, земля вздрогнула, начали распадаться скалы. Это произошло в пятницу. Теперь мы этот день называем Страстной Пятницей. В этот скорбный день надо молиться.

Когда прошла суббота, ночью, на третий день после своих страданий, Господь Иисус Христос ожил, воскрес из мёртвых. В воскресенье утром пришли женщины с благовониями, чтобы смазать тело Спасителя. Но вместо Него увидели Ангела. Он известил о Воскресении Господнем: «Не бойтесь. Я знаю, что вы ищете распятого Иисуса. Но не следует искать Живого среди мёртвых. Он воскрес, как и обещал вам. Идите и расскажите ученикам Иисуса, что Он воскрес из мёртвых и ждёт их».

Радость охватила людей. С тех пор мы празднуем Пасху — праздник Возрождения. Господь победил смерть и показал, что для тех, кто в Него верит и живёт согласно Его заповедям, нет ни смерти, ни ада.

Готовясь к Пасхе, люди преисполняются радости и веры. С Чистого Четверга начинается любимое действо — раскрашивание и роспись яиц. В простые узоры вложено много смысла. Волнистые линии — это моря-океаны. Круг — яркое солнышко. По традиции, готовые крашанки и писанки складывали на свежую проросшую зелень овса, пшеницы, а иногда — на нежно-зелёные листья салата, которые специально выращивали к празднику. Сочная зелень и яркие цвета пасхальных яиц создавали праздничное настроение.

А когда мама выпекает пасхальные куличи, во всём доме стоит сладкий аромат ванили, изюма — настоящего праздника!

В ночь Воскресения Христа происходит праздничное богослужение (Пасхальная Служба Божья). В красивых корзинах к церкви несут разные кушанья — куличи, сыр, масло, которые символизируют благополучие, писанки и крашанки. В корзину кладут соль — символ мудрости. Торжественная процессия с певчим и священником благословляет людей.

Вернувшись домой, люди разговляются — едят вкусную пищу после Великого поста. Богатый пасхальный стол является символом небесной радости и вечери Господней. На пасхальный завтрак собираются самые близкие родственники. Хозяин подходит к гостям с пожеланиями и словами «Христос воскрес!», а потом целует каждого. Отвечать надо так: «Воистину воскрес!» Свячёное яйцо нарезают на столько частей, сколько присутствующих лиц. На столе горит свеча как напоминание о светлости этого дня. Начинать пасхальный завтрак обязательно надо с кулича. Даже крошки этого хлеба, которые упали на пол, ни в коем случае нельзя выбрасывать.

Всю Светлую неделю длится праздник. В сёлах был обычай: вечером скрипачи ходили по сёлам и под окнами играли в честь Христа.

Можайское благочиние

Рассказы о Пасхе для детей.

Увлекательный и интересный рассказ для детей о сотворении мира птиц, о божественных чудесах в великий день Пасхи. Рассказы о Пасхе для школьников.

Сельма Лагерлёф

(1858—1940)

КРАСНОШЕЙКА

Случилось это в первые дни творения, когда Бог создавал небо и землю, растения и животных и всем им давал имена.

Если бы мы больше знали о том времени, то лучше бы понимали Божий промысел и многое из того, чего теперь не можем понять…

Итак, однажды Господь Бог сидел в раю и раскрашивал птиц. Когда подошла очередь щегленка, краски закончились, и мог он остаться совсем бесцветной птичкой. Но кисти еще не высохли. Тогда Господь взял все свои кисти и вытер их о перья щегленка. Вот почему щеглёнок такой пестрый!

Тогда же и осел получил свои длинные уши — за то, что никак не мог запомнить своего имени. Он забывал его, как только делал несколько шагов по райским лугам, и три раза возвращался и переспрашивал, как его зовут. Наконец Господь Бог, потеряв терпенье, взял его за уши и несколько раз повторил:

— Осел твое имя. Запомни: осел, осел!

И, говоря это, Бог слегка тянул и тянул осла за уши, чтобы тот лучше расслышал и запомнил свое имя.

В тот же день была наказана и пчела. Как только Бог создал пчелу, она сразу полетела собирать нектар. Животные и первые люди, услышав сладкий запах меда, решили его попробовать. Но пчела ни с кем не хотела делиться и стала отгонять всех от своего улья, пуская в ход ядовитое жало. Господь Бог увидел это, позвал к себе пчелу и сказал ей так:

— Ты получила от меня редкий дар: собирать мед — самую сладкую вещь на свете. Но я не давал тебе права быть такой жадной и злой к своим ближним. Запомни же! Отныне, как только ты ужалишь кого-нибудь, кто захочет отведать твоего меда, ты умрешь!

Много чудес произошло в тот день по воле великого и милосердного Господа Бога. А перед самым закатом Господь создал маленькую серую птичку.

— Помни, что твое имя красношейка! — сказал Господь птичке, сажая ее на ладонь и отпуская.

Птичка полетала кругом, полюбовалась прекрасной землей, на которой ей суждено было жить, и ей захотелось взглянуть и на себя. Тогда она увидела, что вся она серенькая и что шейка у нее тоже серая. Красношейка вертелась во все стороны и все смотрела на свое отражение в воде, но не могла найти у себя ни одного красного перышка.

Птичка полетела обратно к Господу.

Господь сидел, милостивый и кроткий. Из рук его вылетали бабочки и порхали вокруг его головы. Голуби ворковали у него на плечах, а у ног его распускались розы, лилии и маргаритки.

У маленькой птички сильно билось от страха сердечко, но, описывая в воздухе легкие круги, она все-таки подлетала все ближе и ближе к Господу и наконец опустилась на его руку.

Тогда Господь спросил, зачем она вернулась.

— Я только хотела спросить у тебя об одной вещи, — отвечала птичка.

— Что же ты хочешь знать? — сказал Господь.

— Почему я должна называться красношейкой, когда я вся серая от клюва и до кончика хвоста? Почему мое имя красношейка, когда у меня нет ни одного красного перышка?

Птичка умоляюще взглянула на Господа своими черными глазками и затем повернула головку. Она увидела вокруг себя огненных, с золотистым отблеском фазанов, попугаев с пышными красными ожерельями, петухов с красными гребешками, не говоря уже о пестрых бабочках, золотых рыбках и алых розах. И она подумала, что ей хватило бы одной красной капельки на шейку, чтоб она сделалась красивой птичкой и по праву носила свое имя.

— Почему я называюсь красношейкой, если я вся серая? — снова спросила она, ожидая, что Господь ей скажет: «Ах, дорогая! Я забыл окрасить перышки на твоей шейке в красный цвет. Подожди минутку, сейчас я все исправлю».

Но Господь только тихо улыбнулся и сказал:

— Я назвал тебя красношейкой, и ты всегда будешь носить это имя. Но ты сама должна заслужить красные перышки на своей шейке.

И Господь поднял руку и снова пустил птичку летать по белому свету.

Красношейка полетела по раю, глубоко задумавшись. Что может сделать такая маленькая птичка, как она, чтобы добыть себе красные перышки?

И придумала только одно: свить себе гнездо в кусте шиповника. Она поселилась среди шипов, в самой середине куста. Она, казалось, надеялась, что когда-нибудь лепесток цветка пристанет к ее горлышку и передаст ему свой цвет.

Бесконечное множество лет протекло с того дня, который был самым счастливым днем вселенной.

Давно животные и люди покинули рай и разошлись по всей земле. Люди научились возделывать землю и плавать по морям, построили величественные храмы и такие огромные города, как Фивы, Рим, Иерусалим.

И вот наступил день, которому тоже суждено было на вечные времена оставить о себе память в истории человечества. Утром этого дня красношейка сидела на невысоком холмике за стенами Иерусалима в своем гнездышке, спрятанном в самой середине куста диких роз.

Она рассказывала своим детям о чудесном дне творения и о том, как Господь давал всем имена. Эту историю рассказывала своим птенцам каждая красношейка, начиная с самой первой, которая слышала слово Божие и вылетела из его руки.

— И вот видите, — печально закончила красношейка, — сколько прошло лет с того дня, сколько распустилось роз, сколько птенчиков вылетело из гнезда, а красношейка так и осталась маленькой, серенькой птичкой. Все еще не удалось ей заслужить себе красные перышки.

Малютки широко раскрыли свои клювы и спросили: неужели их предки не старались совершить какой-нибудь подвиг, чтобы добыть эти бесценные красные перышки?

— Мы все делали, что могли, — сказала мать, — и все терпели неудачу. Самая первая красношейка, встретив другую птичку, свою пару, полюбила так сильно, что ощутила огонь в груди. «Ах, — подумала она, — теперь я понимаю: Господу угодно, чтобы мы любили друг друга горячо-горячо, и тогда пламя любви, живущей в нашем сердце, окрасит наши перья в красный цвет». Но она осталась без красных перышек, как и все другие после нее, как останетесь без них и вы.

Птенчики грустно защебетали, они начали уже горевать, что красным перышкам не суждено украсить их шейки и пушистые грудки.

— Мы надеялись и на то, что наше пение окрасит красным наши перышки, — продолжала мать-красношейка. — Уже самая первая красношейка пела так чудесно, что грудь у нее трепетала от вдохновения и восторга, и в ней опять родилась надежда. «Ах, — думала она, — огонь и пылкость моей души — вот что окрасит в красный цвет мою грудь и шейку». Но она снова ошиблась, как и все другие после нее, как суждено ошибаться и вам.

Снова послышался печальный писк огорченных птенцов.

— Мы надеялись также на наше мужество и храбрость, — продолжала птичка. — Уже самая первая красношейка храбро сражалась с другими птицами, и грудь ее пламенела воинской отвагой. «Ах, — думала она, — мои перышки окрасят в красный цвет жар битвы и жажда победы, пламенеющая в моем сердце». Но ее опять постигло разочарование, как и всех других после нее, как будете разочарованы и вы.

Птенчики отважно пищали, что они тоже попытаются заслужить красные перышки, но мать с грустью отвечала им, что это невозможно. На что им надеяться, если все их замечательные предки не достигли цели? Что они могут, когда…

Читать еще:  Почему на пасху нельзя на кладбище

Птичка остановилась на полуслове, потому что из ворот Иерусалима вышла многолюдная процессия, направлявшаяся к холму, где в гуще шиповника пряталось гнездышко красношейки.

Тут были всадники на гордых конях, воины с длинными копьями, палачи с гвоздями и молотками; тут важно шествовали священники и судьи, шли горько плачущие женщины и множество отвратительно завывавших уличных бродяг.

Маленькая серая птичка сидела, дрожа всем телом, на краю своего гнезда. Она боялась, что толпа растопчет куст шиповника и уничтожит ее птенчиков.

— Берегитесь, — говорила она беззащитным малюткам. — Прижмитесь друг к другу и молчите! Вот прямо на нас идет лошадь! Вот приближается воин в подбитых железом сандалиях! Вот вся эта дикая толпа несется на нас!

И вдруг птичка умолкла и притихла. Она словно забыла об опасности, которая угрожала ей и ее птенцам.

Внезапно она слетела к ним в гнездо и прикрыла птенцов своими крыльями.

— Нет, это слишком ужасно, — сказала она. — Я не хочу, чтобы вы это видели. Они будут распинать трех разбойников.

И она шире распахнула крылья, загораживая своих птенцов. Но до них все же доносились гулкие удары молотков, жалобные вопли казнимых и дикие крики толпы.

Красношейка следила за всем происходившим, и глазки ее расширялись от ужаса. Она не могла оторвать взгляда от трех несчастных.

— До чего жестоки люди! — сказала птичка своим детям. — Мало того, что они пригвоздили этих страдальцев к кресту. Одному из них они надели на голову венец из колючего терновника. Я вижу, что терновые иглы изранили ему лоб и по лицу его течет кровь. А между тем этот человек так прекрасен, взор его так кроток, что его нельзя не любить. Точно стрела пронзает мне сердце, когда я смотрю на его мучения.

И жалость к распятому все сильнее заполняла сердце красношейки. «Была бы я орлом, — думала она, — я вырвала бы гвозди из рук этого страдальца и своими крепкими когтями отогнала бы прочь его мучителей».

Красношейка видела кровь на лице распятого и не могла больше усидеть в своем гнезде.

«Хотя я и мала, и силы мои ничтожны, я должна что-нибудь сделать для этого несчастного», — подумала красношейка. И она выпорхнула из гнезда и взлетела вверх, описывая в воздухе широкие круги над головой распятого.

Она кружилась некоторое время над ним, не решаясь подлететь ближе, — ведь она была робкая маленькая птичка, никогда не приближавшаяся к человеку. Но мало-помалу она набралась храбрости, подлетела прямо к страдальцу и вырвала клювом один из шипов, вонзившихся в его чело.

В это мгновение на ее шейку упала капля крови распятого. Она быстро растеклась и окрасила собой все нежные перышки на шейке и грудке птички.

Распятый открыл глаза и шепнул красношейке: «В награду за твое милосердие ты получила то, о чем мечтал весь твой род с самого дня творения мира».

Как только птичка вернулась в свое гнездо, птенчики закричали:

— Мама! У тебя шейка красная и перышки на твоей груди краснее розы!

— Это только капля крови с чела бедного страдальца, — сказала птичка. — Она исчезнет, как только я выкупаюсь в ручье.

Но сколько ни купалась птичка, красный цвет не исчезал с ее шейки, а когда ее птенчики выросли, красный, как кровь, цвет засверкал и на их перышках, как сверкает он и поныне на горлышке и грудке всякой красношейки.

Александр Куприн. Инна (Рассказ бездомного человека).

Пасхальный рассказ для детей постарше. Подлость человеческая может разлучить на несколько лет, но прощение старых обид делает дружбе еще крепче.

Как рассказать детям о празднике «Пасха»?

Чугунова Мария
Как рассказать детям о празднике «Пасха»?

Как рассказать детям о празднике Пасха? Предложите детям вот такую интересную историю о празднике Пасха со стихами.

Пасха

Сегодня ярче светит солнце,

Сильнее ветер бьёт в оконце,

И крик несётся до небес:

«Христос воистину Воскрес!»

Алёнка и Саша сегодня очень заняты. Мама разрешила им разрисовать писанки к Пасхе. Ловко работают дети. Будут на яйцах и солнышко, и деревья, и волны! А мама с бабушкой на кухне пасхальные куличи пекут. Бабушка пообещала, что, пока тесто будет выстаиваться, она расскажет историю этого праздника.

Пасха — Светлое Христово Воскресение. Это главное событие в духовной жизни христиан получило название Праздника праздников, царя дней. Готовились к нему 7 недель — 49 дней. А неделя перед Пасхой называлась Великой, или Страстной. Великий Четверг — день духовного очищения, принятия таинства причастия. Страстная Пятница — напоминание о страдании Иисуса Христа, день печали. Великая Суббота — день ожидания, в церкви уже читают Евангелие о Воскресении. Пасха — воскресенье, когда мы празднуем Воскресение Спасителя.

Сын Божий пришёл в этот мир, чтобы спасти людей. Он проповедовал Любовь и Царство Небесное, создавал много чудес, исцелял и воскрешал людей. Ты же помнишь рождественскую историю? Появлению Христа многие радовались. Но были и те, которые не верили в его святость. Они старались помешать Иисусу рассказывать о Царстве Бога. Среди вождей того времени было много таких, которые ненавидели Христа и желали от Него избавиться. Иуда, один из учеников Господа, решил передать Христа этим злым людям. Он подошёл к своему Учителю и поцеловал Его. Это был знак. Иисуса немедленно взяли под стражу. А Иуда за это получил 30 серебряных монет. Таким образом, он продал своего Учителя.

Иисуса допрашивали перед синедрионом — высшим иудейским судом. Старейшины и судьи искали доказательства, чтобы осудить Иисуса. Над ним издевались, но он терпел.

В конце концов Его осудили на смертную казнь. Это было страшное событие. Иисуса распяли на кресте на горе Голгофа. Когда он умер, земля вздрогнула, начали распадаться скалы. Это произошло в пятницу. Теперь мы этот день называем Страстной Пятницей. В этот скорбный день надо молиться.

Когда прошла суббота, ночью, на третий день после своих страданий, Господь Иисус Христос ожил, воскрес из мёртвых. В воскресенье утром пришли женщины с благовониями, чтобы смазать тело Спасителя. Но вместо Него увидели Ангела. Он известил о Воскресении Господнем: «Не бойтесь. Я знаю, что вы ищете распятого Иисуса. Но не следует искать Живого среди мёртвых. Он воскрес, как и обещал вам. Идите и расскажите ученикам Иисуса, что Он воскрес из мёртвых и ждёт их».

Радость охватила людей. С тех пор мы празднуем Пасху — праздник Возрождения. Господь победил смерть и показал, что для тех, кто в Него верит и живёт согласно Его заповедям, нет ни смерти, ни ада.

Готовясь к Пасхе, люди преисполняются радости и веры. С Чистого Четверга начинается любимое действо — раскрашивание и роспись яиц. В простые узоры вложено много смысла. Волнистые линии — это моря-океаны. Круг — яркое солнышко. По традиции, готовые крашанки и писанки складывали на свежую проросшую зелень овса, пшеницы, а иногда — на нежно-зелёные листья салата, которые специально выращивали к празднику. Сочная зелень и яркие цвета пасхальных яиц создавали праздничное настроение.

А когда мама выпекает пасхальные куличи, во всём доме стоит сладкий аромат ванили, изюма — настоящего праздника!

В ночь Воскресения Христа происходит праздничное богослужение (Пасхальная Служба Божья). В красивых корзинах к церкви несут разные кушанья — куличи, сыр, масло, которые символизируют благополучие, писанки и крашанки. В корзину кладут соль — символ мудрости. Торжественная процессия с певчим и священником благословляет людей.

Вернувшись домой, люди разговляются — едят вкусную пищу после Великого поста. Богатый пасхальный стол является символом небесной радости и вечери Господней. На пасхальный завтрак собираются самые близкие родственники. Хозяин подходит к гостям с пожеланиями и словами «Христос воскрес!», а потом целует каждого. Отвечать надо так: «Воистину воскрес!» Свячёное яйцо нарезают на столько частей, сколько присутствующих лиц. На столе горит свеча как напоминание о светлости этого дня. Начинать пасхальный завтрак обязательно надо с кулича. Даже крошки этого хлеба, которые упали на пол, ни в коем случае нельзя выбрасывать.

Всю Светлую неделю длится праздник. В сёлах был обычай: вечером скрипачи ходили по сёлам и под окнами играли в честь Христа.

Пасхальное чтение: пять дореволюционных произведений для детей

Иллюстрация из книги Ивана Шмелева «Лето Господне»

Что почитать детям о Пасхе? Конечно, Священное Писание! Это самое главное – чтобы маленький человек знал события Воскресения Христова и понимал, откуда в нашей жизни ежегодно берется радость, заполняющая жизнь христианина в светлые дни.

Но есть и другой, очень важный пласт празднования. Он личный, субъективный и на каком-то глубинном уровне связанный именно с детством. Это – воспоминания, традиции, неуловимые весенние ощущения, долгожданные после поста угощения и подарки. И всё это описано в многочисленных литературных произведениях.

Особое место среди них занимают те, что написаны до Октябрьского переворота: они приоткрывают перед нами пласт православной культуры, традиций, мироощущения людей, который в годы советской власти безжалостно искоренялся. Такие произведения – словно мостик между столетиями.

Честно скажу, среди них много поделок – слезливых и приторных примитивных рассказиков о благочестивых детках, несчастных сиротках, добрых старичках. Рождались они в основном в дореволюционные годы, входили в разнообразные журналы для семейного чтения, которые брали не качеством, а количеством и любимой обывателями мелодраматичностью. Как сказали бы сейчас – нужен контент, и он появлялся – в изобилии.

Но есть среди произведений о Пасхе и настоящие жемчужины – талантливо написанные и глубоко христианские вещи. Они создают ощущение праздника, ведь герои их – дети, тонко чувствующие и остро переживающие величие момента. А еще из этих рассказов можно много узнать о дореволюционных пасхальных традициях – и, может быть, какие-то из них приживутся и в наших современных семьях.

Представляем вашему вниманию подборку из пяти произведений о Пасхе для семейного чтения.

Иван Шмелёв
«Пасха», «Вербное воскресенье», «На Святой»
(главы из книги «Лето Господне»)

Это произведение Ивана Сергеевича Шмелёва удивительно построено. Конечно, в нем есть сюжет, но читать его можно в принципе с любой главы. Каждая – отдельный рассказ, привязанный к тому или иному православному празднику.

Пасхе посвящены три главы. Шмелёв рассказывает о последних неделях поста, Вербном воскресении, о весенних делах: заготовке льда, большой уборке, подготовке иллюминации в Кремле – отец писателя был купцом, меценатом, на свои средства закупал фонарики и фейерверки для праздника.

Удивительный старичок Горкин вырезает пасочницу:

«Он ковыряет на дощечке, и появляется виноград! Потом вырезает “священный крест”, иродово копье и лесенку – на небо! Потом удивительную птичку, потом буковки – X.В. Замирая от радости, я смотрю. Старенькие у него руки, в жилках.

– Учись святому делу. Это голубок, Дух-Свят. Я тебе, погоди, заветную вырежу пасочку. Будешь Горкина поминать. И ложечку тебе вырежу… Станешь щи хлебать – глядишь, и вспомнишь».

Шмелёв словно бы нанизывает на ниточку воспоминания своего детства – как драгоценные камешки. Чудо в том, что читатель, в каком бы возрасте он ни был, принимает их сердцем, и происходит какое-то удивительное узнавание – как будто они и твои тоже.

«Ночь. Смотрю на образ, и все во мне связывается с Христом: иллюминация, свечки, вертящиеся яички, молитвы, Ганька, старичок Горкин, который, пожалуй, умрет скоро… Но он воскреснет! И я когда-то умру, и все. И потом встретимся все… и Васька, который умер зимой от скарлатины, и сапожник Зола, певший с мальчишками про волхвов, – все мы встретимся там. И Горкин будет вырезывать винограды на пасочках, но какой-то другой, светлый, как беленькие души, которые я видел в поминанье. Стоит Плащаница в Церкви, одна, горят лампады. Он теперь сошел в ад и всех выводит из огненной геенны. И это для Него Ганька полез на крест, и отец в Кремле лазит на колокольню, и Василь-Василич, и все наши ребята – все для Него это! Барки брошены на реке, на якорях, там только по сторожу осталось. И плоты вчера подошли. Скучно им на темной реке, одним. Но и с ними Христос, везде… Кружатся в окне у Егорова яички. Я вижу жирного червячка с черной головкой с бусинками-глазами, с язычком из алого суконца… дрожит в яичке. Большое сахарное яйцо я вижу – и в нем Христос».

Читать еще:  Пасхалия до 2050

«Лето Господне» – это такой своеобразный заповедник. Дореволюционная Россия, купеческая Москва, широкие гулянья в праздник, посты, когда закрыты театры и мясные лавки, гудящий над городом колокольный звон. И в этом – жизнь маленького Ванечки, его радости – отец подарил удивительное хрустальное яичко, его беды – съел до разговенья крашенку, простит ли Господь за это?

С родительскими комментариями «Лето Господне» понятно детям с 6–7 лет.

Клавдия Лукашевич
«Мое милое детство»

Лукашевич – одна из самых плодовитых авторов рубежа XIX–XX веков. Не все ее произведения стоят внимания, много среди них и проходных, и тех самых слезливых сентиментальных рассказиков, о которых упоминалось выше. Но автобиографическая повесть «Мое милое детство» стоит особняком.

Ее герои – очень и очень небогатая дворянская семья: скромный и застенчивый отец, живая и импульсивная мама, две девочки, старушка няня. В их доме нет дорогих вещей, они едят скромную еду, не могут позволить себе дорогую одежду, но они безусловно, безоблачно счастливы. Их секрет – мир и любовь друг к другу.

Члены этой бедной семьи безоблачно счастливы. Их секрет – мир и любовь друг к другу

Книга как раз начинается главами, посвященными Вербному воскресенью, Страстной неделе, Пасхе. Религиозную жизнь семьи направляет няня: она следит, чтобы в пост не пелись песни, чтобы на Страстной неделе не было лишнего веселья, она рассказывает девочкам о Христе, Его муках и воскресении.

Характерная для Лукашевич сентиментальная манера, множество уменьшительно-ласкательных слов здесь не раздражают. Потому что чувствуется: в этом правда, это такая семья, такие добрые, искренние люди.

«В Страстную субботу мы с няней ходили и к ранней обедне, и к поздней. Мама бывала недовольна и укоряла няню:

– Ну зачем ты ребенка таскаешь в такую рань. Ходи одна, если хочешь.

– Беляночка сама просится… Дитяти Господь милость пошлет… Пусть молится за нас, грешных…

Действительно, я любила эти ночные молитвы, в них было что-то таинственное и святое… Няня говорила, что мы идем хоронить Христа. Я знала, что Плащаницу будут обносить вокруг церкви и мы с няней пойдем со свечами за нею.

Няня тихонько будила меня рано-рано, часа в четыре ночи… Глаза слипались, еще хотелось спать, но в душе был точно какой-то долг: надо идти хоронить Христа.

Выходили мы в полумраке, не пивши чаю, шли с моей старушкой по темным улицам. Таинственно и прекрасно. Душа полна радостью, точно делаешь что-то хорошее… В церкви народу мало, но как-то особенно значительно раздаются моления и испытываешь особенное молитвенное настроение…»

Лукашевич в первых главах своей книги описывает Пасху в небогатом доме, в семье, каких много было в дореволюционном Петербурге. Вот девочки с родителями и няней идут к заутрене, вот долгожданное разговенье, небольшие подарки, поход в гости к бабушке и дедушке, игры – а над всем этим царит безоблачное счастье. Потому что ребенок, который не всегда и ест досыта, растет в любви. А это самое главное.

Алексей Ремизов
«Пасха»

Маленькая гимназистка Оля больше всего на свете любит Светлый праздник. Так любит, что и живет каждый год «от Пасхи до Пасхи». Оля «знает много, что нужно на Пасху», – плачет в подушку, чтобы вышел хорошим торт, не ходит по комнатам, когда ставят куличи в печку, помогает украшать стол – все эти милые подробности Ремизов живописует в своей характерной манере: с серьезностью и важностью, за которой сквозит добрая, необидная насмешка.

Девочка верит: в крестном ходу вместе со всеми идут и мертвые, а в их числе и бабушка, и маленькая сестренка

Но подготовка к празднику – лишь обрамление для главного. Для его неизменности, векового постоянства. Самое важное для Оли – чтобы всё было так, как в прошлом году, чтобы совершилась неизменная, радостная Пасха.

«Всем домом пешком отправляются в церковь. В эту ночь ездить нельзя. Впереди с фонарем – кучер Григорий. За ним – Миша и Лена, потом Наталья Ивановна с Ириной, ключник Федор Кривой и камердинер Федор Прямой. Сзади с узелком нянька Фатевна, а далеко впереди всех Оля с отцом. И во весь путь замирает сердце. “А что, если в этом году, – думает Оля, – не так будет? Вдруг да не будут петь «Христос воскресе»?”»

Девочка верит, что во время крестного хода вместе с народом идут и мертвые, а в их числе и бабушка, и маленькая сестренка Таня. И она плачет, не замечая слез, а нянька шепчет ей: «Какое у тебя лицо светлое, Олюшка! Христос воскресе!»

Мария Толмачёва
«Тасина Пасха»

Рассказ из сборника «Как жила Тася» хорош не только своими милыми бытовыми подробностями подготовки к Светлому празднику. Не только детскими переживаниями и радостью, и даже не тем, какие впечатления вызвала в девочке первая в ее жизни ночная служба. Этот рассказ – важный нравственный урок.

Тася очень хочет пойти к заутрене, но на улице непогода, и мама не желает брать девочку, которая недавно болела. Тася бросается на колени перед иконой и дает обещание: «Вот если, Господи, я к заутрене пойду, так я эту собачку Коле подарю: ему очень хочется».

Погода, действительно, налаживается. И вот Тася уже идет, замирая от радости на свою первую пасхальную заутреню. Девочка не всё понимает, но настроение праздника чувствует сердцем.

«Пахло ладаном, перед иконостасом горели и мигали, как звездочки, огоньки свечей, что-то басом читал диакон, потом звонко и согласно запели гимназисты с клироса. Тася улыбнулась: ей понравилось.

Потом все взяли свечи, дали и Тасе, и она осторожно держала ее и смотрела, как чуть колебался и вытягивался светлый огненный язычок. Но, взглянув на маму, спохватывалась, начинала креститься и кланяться низко, как няня. Прислушиваясь к тому, что пели на клиросе, она узнавала иногда слова из выученных молитв и радовалась им, как знакомым.

Вдруг всё зашевелилось, из алтаря вышел священник, гимназисты один за другим чинно понесли образа и красивые золотые хоругви; и пошел, потянулся вон из церкви крестный ход, и мало-помалу затихло пение вдали. Тася осталась в опустевшей церкви и недоумевающе посмотрела на маму.

– Они сейчас вернутся! – успокоительно шепнула ей та.

И правда, вот уж слышно снова движение за закрытыми дверями, вдруг раскрылись они, и звонко и победно грянул хор:

Победа над собой – главное событие Светлого праздника для маленькой девочки

“Христос воскресе из мертвых! Смертью смерть поправ…”

Широко открыла Тася глазки, даже дух немножко захватило от странной, непонятной радости, глянула на маму, а у той тоже светлое, радостное лицо. Наклонилась она к дочке:

– Христос воскресе, детка! – и поцеловала три раза».

Про свой обет, данный Богу перед заутреней, счастливая и усталая девочка забывает. Вспоминается он ей уже утром, когда уходят на второй план ночные переживания. Тася грустит и злится: отдавать собачку жалко. В душе девочки происходит серьезная борьба, в которой Тася одерживает достойную победу (с помощью голоса совести, а это, как известно, голос Божий). И эта маленькая победа – главное событие Светлого праздника для маленькой девочки.

Василий Никифоров-Волгин
«Двенадцать Евангелий», «Плащаница», «Канун Пасхи», «Светлая заутреня»
(главы из книги «Серебряная метель»)

«Канун Пасхи». Василий Никифоров-Волгин

«Серебряная метель» начинается главами о Великом посте. Здесь Светлый праздник предстает перед читателем с другой стороны – это взгляд простого мальчишки, не дворянина. Правда, он тонко чувствует, переживает пасхальные события, он религиозен – но это сын простого сапожника. Его окружает бедная жизнь, простой быт, но тем значительнее кажутся переживания ребенка, связанные с Воскресением Христовым.

«Я спросил отца, шагая с ним рядом по гулкой и свежей улице:

– Почему люди спят, когда рань так хороша?

Отец ничего не ответил, а только вздохнул. Глядя на это утро, мне захотелось никогда не отрываться от земли, а жить на ней вечно – сто, двести, триста лет, и чтобы обязательно столько жили и мои родители. А если доведется умереть, чтобы и там, на полях Господних, тоже не разлучаться, а быть рядышком друг с другом, смотреть с синей высоты на нашу маленькую землю, где прошла наша жизнь, и вспоминать ее».

Вообще отец Васьки, героя книги, – удивительный человек. Он не просто вдумчив и религиозен: он каждым своим словом доказывает, что можно быть простым сапожником и тонко, поэтически мыслить и чувствовать:

«Вечерняя земля затихала. Дома открывали стеклянные дверцы икон. Я спросил отца:

– В знак того, что на Пасху двери райские отверзаются!

До начала заутрени мы с отцом хотели выспаться, но не могли. Лежали на постели рядом, и он рассказывал, как ему мальчиком пришлось встречать Пасху в Москве.

– Московская Пасха, сынок, могучая! Кто раз повидал ее, тот до гроба поминать будет. Грохнет это в полночь первый удар колокола с Ивана Великого, так словно небо со звездами упадет на землю! А в колоколе-то, сынок, шесть тысяч пудов, и для раскачивания языка требовалось двенадцать человек! Первый удар подгоняли к бою часов на Спасской башне…

Отец приподнимается с постели и говорит о Москве с дрожью в голосе:

— Да… часы на Спасской башне… Пробьют – и сразу же взвивается к небу ракета… а за ней пальба из старых орудий на Тайницкой башне – сто один выстрел.

Морем стелется по Москве Иван Великий, а остальные сорок сороков вторят ему как реки в половодье! Такая, скажу тебе, сила плывет над Первопрестольной, что ты словно не ходишь, а на волнах качаешься маленькой щепкой! Могучая ночь, грому Господню подобная! Эх, сынок, не живописать словами пасхальную Москву!

«Такая сила плывет над Первопрестольной, что ты словно не ходишь, а на волнах качаешься!»

Отец умолкает и закрывает глаза.

– Нет. На Москву смотрю.

– А где она у тебя!?

– Перед глазами. Как живая…»

Пасхальная заутреня захватывает Ваську мощным потоком, своим светом и торжеством. Он забывает все обиды. Христосуется, обещает своим друзьям-мальчишкам не обзываться, не дразниться и не драться с ними. И это чувство в душе мальчишки находит отклик в звучащих с амвона словах святителя Иоанна Златоуста: «Аще кто благочестив и боголюбив, да насладится сего доброго и светлого торжества…»

Эти рассказы о Пасхе, о жизни таких далеких от нашего времени мальчишек и девчонок важны вот чем: они словно бы объединяют наших детей и их ровесников, которые жили больше столетия назад. Они говорят о том, что главный для нас, православных христиан, праздник – Светлое Христово Воскресение – остается неизменной, решающей нашу судьбу величиной. И маленький Ванечка Шмелёв, и сын сапожника Васька, которому суждено быть расстрелянным в 1941 году за «антисоветскую агитацию», и нежные барышни-гимназистки – все они чувствовали то же, что и мы сейчас: «Воскресе Христос, и жизнь жительствует!»

Как рассказать детям 5-7 лет о Пасхе

— Ты знаешь, что скоро наступит праздник, на который мы будем красить яйца, делать творожную пасху и печь куличи. Знаешь, как этот праздник называется? – Пасха.
А как Пасха по-другому называется, знаешь? — Воскресение Христа.
Этот праздник считается самым главным праздником для всех верующих в Бога. Он — самый торжественный и самый радостный из всех праздников.
А знаешь почему? Потому что в этот день случилось самое великое чудо на земле, которое дало людям надежду на вечную жизнь.

— Дело в том, что когда-то давно на земле жил Иисус Христос – сын Бога. И пришёл Иисус Христос на землю, помочь людям и спасти их от смерти, чтобы их души не попали в ад.

День, когда Иисус Христос воскрес, назвали Пасхой. И он стал самым радостным и счастливым днём для всех людей.
Именно поэтому первое, что надо произносить, в день Пасхи, когда видите кого-то: «Иисус воскресе», а в ответ Вам должны сказать: «Воистину воскресе». И наоборот. Символами Пасхи стали яички, кулич и творожная пасха.

Символ — яичко.
Яичко стало символом Пасхи, потому что Иисус Христос возродился к новой жизни из гробницы. А из скорлупы яйца рождается новая жизнь.
Яйца раньше красили только в красный цвет, так как красный цвет означает кровь, которую пролил Иисус Христос на кресте, отстаивая жизнь людей.

Читать еще:  Святая пасха в 2020 году какого числа

Символ – творожная пасха.
Также подавалась на стол, её помещали в специальную деревянную посуду – пасочницу. Наверху пасочницы должны быть буквы ХВ (Христос воскрес), а по бокам — изображения креста, копья и трости, также ростков и цветов, символизирующих страдания и воскресение Иисуса Христа.

В Светлое пасхальное Воскресенье, когда все близкие собираются вместе, с детьми можно поиграть в игры с пасхальными яйцами.

Традиционной пасхальной игрой является следующая. На полу освобождали ровное пространство, устанавливали деревянный либо картонный желобок, с которого запускали яйца. На пути яйца раскладывали всевозможные маленькие игрушки и сувениры. Дети по очереди катили яйца по желобу и забирали себе ту игрушку, с которой сталкивалось их яйцо.

Найди яйцо!
Все дети любят искать сюрпризы. Запрячьте заранее декоративные яйца либо шоколадные киндер-сюрпризы по всей квартире, дому или саду, смотря, где вы собираетесь отмечать праздник Пасхи. Соберите детей вместе и предложите им найти яйцо-сюрприз. Если детишек много, разделите их на две команды, и пусть каждая отыщет как можно большее количество яиц, которые потом распределит между собой. Если детишки ищут по отдельности, постарайтесь, чтобы каждый малыш нашел-таки свой сюрприз и не остался без подарка.

Крепкое яйцо.
Издавна существует традиция «чокаться» друг с другом яйцами. Яйца берут в руки тупым либо острым концом от себя и ударяют им об яйцо соперника. Выиграет то, что яйцо останется целым.

Соревнования по раскручиванию яиц.
Дети на столе раскручивают пасхальные яйца, победитель тот, у кого яйцо дольше всех крутилось, он и забирает все остальные и так до тех пор, пока все яйца не будут использованы.

Счастливой вам Пасхи!

Читать онлайн «Пасхальная книга для детей»

Автор

Annotation

О чем эта книга? К светлому празднику Пасхи готовятся заранее, его украсили множеством добрых традиций: пекут и освящают куличи, разрисовывают яйца. На Пасху мы спешим в гости к своим близким в надежде принести не только подарки и праздничное угощение, но, главное, частичку этого удивительного праздника – частичку Неба. А небесный импульс Пасхи, в своей непосредственности, куда лучше нас ощущают наши дети. Они всегда с живым интересом принимают участие в предпраздничных приготовлениях.

В этой книге собраны лучшие стихи и рассказы русских писателей о Празднике праздников, подходящие для детского чтения. Стихи, собранные в издании, как нельзя лучше подойдут для разучивания с детьми, а рассказы помогут каждой семье провести вместе счастливые часы за их чтением. Это чудесная возможность создать дома праздничную атмосферу и почувствовать «праздников Праздник и Торжество из торжеств».

Для кого эта книга? Эта замечательно иллюстрированная книга – прекрасный подарок не только для детей, но и для взрослых, зачастую разучившихся радоваться жизни в простоте сердца. Почему мы решили издать эту книгу? Потому что в приготовлениях к главному христианскому празднику нельзя забывать о мелочах, создающих светлую и теплую атмосферу в доме, особенно если в этом доме есть дети. Ведь дети более чутко, чем мы, ощущают радость Пасхи, но для них также и больше, чем для нас, важно то, что мы считаем малозначительными мелочами. Минуты, проведенные за чтением замечательных рассказов и стихов из этой книги, малыши запомнят надолго, а взрослые смогут ненадолго вернуться в детство и вспомнить о том, что такое радоваться простым вещам.

Встречайте с радостью праздничные дни! Христос Воскресе!

Пасхальная книга для детей. Рассказы и стихи русских писателей и поэтов

Как солнце блещет ярко

На Страстной неделе

Уж верба вся пушистая

Сердце весне откройте

Христос воскрес! Скворцы поют

Легенда о Христовом жаворонке

Под напев молитв пасхальных

Мироносицы у Гроба

По утрам ещё морозит, но весь день стоит тепло

Солнце плыло из-за утренней зари

«Христос воскрес!» – всего два слова

Сохнет стаявшая глина

Тебе, Воскресшему, благодаренье!

Вот дароносица, как солнце золотое

Да, Он воскрес – Страдалец терпеливый

На Воскресение Христа

Пасхальная книга для детей. Рассказы и стихи русских писателей и поэтов

Христос воскрес!

Повсюду благовест гудит,

Из всех церквей народ валит.

Заря глядит уже с небес…

Христос воскрес! Христос воскрес!

С полей уж снят покров снегов,

И реки рвутся из оков,

И зеленеет ближний лес…

Христос воскрес! Христос воскрес!

Вот просыпается земля,

И одеваются поля,

Весна идет, полна чудес!

Христос воскрес! Христос воскрес!

Как солнце блещет ярко

Как солнце блещет ярко,

Как неба глубь светла,

Как весело и громко

Немолчно в Божьих храмах

Поют «Христос воскресе!»

И звуки дивной песни

Доходят до небес.

Христос Воскрес

Христос воскрес, и ад Им побеждён.

Христос воскрес, и мир Им искуплён.

Христос воскрес, и ангелы ликуют.

Христос воскрес, и люди торжествуют.

Христос воскрес, и рай открыт для нас.

Христос воскрес, и сила ада пала.

Христос воскрес, и стерто смерти жало.

Христос воскрес и мир от муки спас.

Псалом 148

Хвалите Господа небес,

Хвалите, все небесные силы;

Хвалите, все Его светилы,

Исполнены Его чудес.

Да хвалят свет Его и день;

Земля и воздух, огнь и воды;

Да хвалят рыб различны роды,

Пучины, бездны, мрак и тень.

Да хвалят холмы и древа;

Да хвалят звери, горы, птицы,

Цари, владыки, сильных лицы,

И всяка плоть, что Им жива,

Да хвалят своего Творца;

Да хвалит всякое дыханье;

Он милует Свое созданье,

И нет щедрот Его конца.

Земля и солнце

Все славят Бога:

Все та же радость:

Нет больше злобы —

Как дивны звуки

В которых слышно:

Все славят Бога:

На Страстной неделе

– Иди, уже звонят. Да смотри не шали в церкви, а то Бог накажет.

Мать сует мне на расходы несколько медных монет и тотчас же, забыв про меня, бежит с остывшим утюгом в кухню. Я отлично знаю, что после исповеди мне не дадут ни есть, ни пить, а потому, прежде чем выйти из дому, насильно съедаю краюху белого хлеба, выпиваю два стакана воды. На улице совсем весна. Мостовые покрыты бурым месивом, на котором уже начинают обозначаться будущие тропинки; крыши и тротуары сухи; под заборами сквозь гнилую прошлогоднюю траву пробивается нежная, молодая зелень. В канавах, весело журча и пенясь, бежит грязная вода, в которой не брезгают купаться солнечные лучи. Щепочки, соломинки, скорлупа подсолнухов быстро несутся по воде, кружатся и цепляются за грязную пену. Куда, куда плывут эти щепочки? Очень возможно, что из канавы попадут они в реку, из реки в море, из моря в океан… Я хочу вообразить себе этот длинный, страшный путь, но моя фантазия обрывается, не дойдя до моря.

Проезжает извозчик. Он чмокает, дергает вожжи и не видит, что на задке его пролетки повисли два уличных мальчика. Я хочу присоединиться к ним, но вспоминаю про исповедь, и мальчишки начинают казаться мне величайшими грешниками.

«На Страшном суде их спросят: зачем вы шалили и обманывали бедного извозчика? – думаю я. – Они начнут оправдываться, но нечистые духи схватят их и потащат в огонь вечный. Но если они будут слушаться родителей и подавать нищим по копейке или по бублику, то Бог сжалится над ними и пустит их в рай».

Церковная паперть суха и залита солнечным светом. На ней ни души. Нерешительно я открываю дверь и вхожу в церковь. Тут в сумерках, которые кажутся мне густыми и мрачными, как никогда, мною овладевает сознание греховности и ничтожества. Прежде всего бросаются в глаза большое распятие и по сторонам его Божия Матерь и Иоанн Богослов. Паникадила и ставники одеты в черные, траурные чехлы, лампадки мерцают тускло и робко, а солнце как будто умышленно минует церковные окна. Богородица и любимый ученик Иисуса Христа, изображенные в профиль, молча глядят на невыносимые страдания и не замечают моего присутствия; я чувствую, что для них я чужой, лишний, незаметный, что не могу помочь им ни словом, ни делом, что я отвратительный, бесчестный мальчишка, способный только на шалости, грубости и ябедничество. Я вспоминаю всех людей, каких только я знаю, и все они представляются мне мелкими, глупыми, злыми и неспособными хотя бы на одну каплю уменьшить то страшное горе, которое я теперь вижу; церковные сумерки делаются гуще и мрачнее, и Божия Матерь с Иоанном Богословом кажутся мне одинокими.

За свечным шкафом стоит Прокофий Игнатьич, старый отставной солдат, помощник церковного старосты. Подняв брови и поглаживая бороду, он объясняет полушепотом какой-то старухе:

– Утреня будет сегодня с вечера, сейчас же после вечерни. А завтра к часам ударят в восьмом часу. Поняла? В восьмом.

А между двух широких колонн направо, там, где начинается придел Варвары Великомученицы, возле ширмы, ожидая очереди, стоят исповедники… Тут же и Митька, оборванный, некрасиво остриженный мальчик с оттопыренными ушами и маленькими, очень злыми глазами. Это сын вдовы поденщицы Настасьи, забияка, разбойник, хватающий с лотков у торговок яблоки и не раз отнимавший у меня бабки. Он сердито оглядывает меня и, мне кажется, злорадствует, что не я, а он первый пойдет за ширму. Во мне закипает злоба, я стараюсь не глядеть на него и в глубине души досадую на то, что этому мальчишке простятся сейчас грехи.

Впереди него стоит роскошно одетая красивая дама в шляпке с белым пером. Она заметно волнуется, напряженно ждет, и одна щека у нее от волнения лихорадочно зарумянилась.

Жду я пять минут, десять… Из-за ширм выходит прилично одетый молодой человек с длинной, тощей шеей и в высоких резиновых калошах; начинаю мечтать о том, как я вырасту большой и как куплю себе такие же калоши, непременно куплю! Дама вздрагивает и идет за ширмы. Ее очередь.

В шелку между двумя половинками ширмы видно, как дама подходит к аналою и делает земной поклон, затем поднимается и, не глядя на священника, в ожидании поникает головой. Священник стоит спиной к ширмам, а потому я вижу только его седые кудрявые волосы, цепочку от наперсного креста и широкую спину. А лица не видно. Вздохнув и не глядя на даму, он начинает говорить быстро, покачивая головой, то возвышая, то понижая свой шёпот. Дама слушает покорно, как виноватая, коротко отвечает и глядит в землю.

«Чем она грешна? – думаю я, благоговейно посматривая на её кроткое красивое лицо. – Боже, прости ей грехи! Пошли ей счастье!»

Но вот священник покрывает её голову епитрахилью.

– И аз, недостойный иерей… – слышится его голос… – властию Его, мне данною, прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих…

Дама делает земной поклон, целует крест и идёт назад. Уже обе щеки её румяны, но лицо спокойно, ясно, весело.

«Она теперь счастлива, – думаю я, глядя то на нее, то на священника, простившего ей грехи. – Но как должен быть счастлив человек, которому дано право прощать».

Теперь очередь Митьки, но во мне вдруг вскипает чувство ненависти к этому разбойнику, я хочу пройти за ширму раньше его, я хочу быть первым… Заметив мое движение, он бьёт меня свечой по голове, я отвечаю ему тем же, и полминуты слышится пыхтенье и такие звуки, как будто кто-то ломает свечи… Нас разнимают. Мой враг робко подходит к аналою, не сгибая колен, кланяется в землю, но, что дальше, я не вижу; от мысли, что сейчас после Митьки будет моя очередь, в глазах у меня начинают мешаться и расплываться предметы; оттопыренные уши Митьки растут и сливаются с тёмным затылком, священник колеблется, пол кажется волнистым…

Раздаётся голос священника:

– И аз, недостойный иерей…

Теперь уж и я двигаюсь за ширмы. Под ногами ничего не чувствую, точно иду по воздуху… Подхожу к аналою, который выше меня. На мгновение у меня в глазах мелькает равнодушное, утомленное лицо священника, но дальше я вижу только его рукав с голубой подкладкой, крест и край аналоя. Я чувствую близкое соседство священника, запах его рясы, слышу .

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector