0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пасхальный рассказ это

Пасхальный рассказ

Пасхальный рассказ в русской литературе

«Православная жизнь» — апрель 2014 года

В западных христианских церквах главным праздником стало Рождество, в Православии – Пасха. Для православного человека Пасха – это праздник праздников, торжество из торжеств. В свое время Н.В.Гоголь в «Выбранных местах из переписки с друзьями» писал: «В русском человеке есть особенное участие к празднику Светлого Воскресения. Он это чувствует живее, если ему случится быть в чужой земле. Видя, как повсюду в других странах день этот почти не отличен от других дней, — те же всегдашние занятия, та же вседневная жизнь, то же будничное выраженье в лицах, — он чувствует грусть и обращается невольно к России».
Некоторые современные российские литературоведы (например, В.Н.Захаров) предлагают термин «пасхальный рассказ» для жанрового обозначения ряда текстов русской литературы, по аналогии с «рождественским рассказом». Каковы же особенности пасхального рассказа? По мнению В.Н.Захарова, «пасхальный рассказ связан с праздниками всего Пасхального цикла от Великого поста до Троицы и Духова дня, а это прежде всего – (. ) Великий пост, Страстная и Святая недели, Пасха, Вознесение, Троица, Духов день. Пасхальный рассказ назидателен – он учит добру и Христовой любви; он призван напомнить читателю евангельские истины. Его сюжеты – «духовное проникновение», «нравственное перерождение человека», прощение во имя спасения души, воскрешение «мертвых душ», «восстановление» человека. Два из трех названных признаков обязательны: приуроченность места действия к Пасхальному циклу праздников и «душеспасительное» содержание». Если воспользоваться данной логикой, можно говорить о существовании и «пасхальных повестей», и «пасхальных стихотворений», и «пасхальных очерков». Кроме этого, во многих текстах русской литературы встречаются «пасхальные эпизоды», играющие важную роль для осознания авторского замысла.
Предтечей пасхального рассказа в русской литературе стал Алексей Степанович Хомяков – философ-славянофил, поэт, прозаик, драматург, публицист. В 1844 году он перевел на русский язык «Рождественскую песнь в прозе» Чарльза Диккенса. Хомяков опубликовал свой перевод анонимно, но под новым заглавием – «Светлое Христово Воскресенье. Повесть для детей». Перевод имел успех и в 1845 году был дважды переиздан. Конечно, А.С.Хомяков взял многое от диккенсовского оригинала, но сделал английский текст русским: дал героям русские имена, перенес место действия в Россию, и самое главное – заменил Рождество Пасхой. Герои хомяковского текста живут в мире православных традиций и радостно празднуют Пасху. Именно на Пасху происходит чудесное перерождение главного героя хомяковского текста – скряги Петра Скруга, заметившего, «что его душа теперь несла в себе светлую радушную улыбку и кроткое любящее чувство ко всему, что только дышит и движется на великом Божьем мире». Хомяков в тексте своего вольного перевода пишет о пасхальном времени так: оно «связано со всем, что есть святого в нашей вере. Это одно время в круглом году, когда каждый готов открыть другому всю свою душу, когда недруги готовы снова подать друг другу руку и забыть все прошедшее и когда все люди, высшие и низшие, равно чувствуют себя братьями в одном общем светлом торжестве, когда нет той христианской души на земле, которая бы не радовалась и не приветствовала своего воскресшего Спасителя». Своим текстом Хомяков выразил мысль о ключевой значимости Пасхи для мировосприятия православного человека. Эту мысль впоследствии озвучивали многие деятели русской культуры. Например, религиозный философ Н.А.Бердяев в статье «Истина Православия» писал: «Православие обращено к тайне Воскресения, как к вершине и последней цели Христианства. Поэтому центральным праздником в жизни Православной Церкви является праздник Пасхи, Светлое Христово Воскресение. Светлые лучи Воскресения пронизывают православный мир. В православной литургике праздник Пасхи имеет безмерно большее значение, чем в Католичестве, где вершина — праздник Рождества Христова. В Католичестве мы, прежде всего, встречаем Христа Распятого, в Православии же — Христа Воскресшего. Крест есть путь человека, но идет он, как и весь мир, к Воскресению. Тайна Распятия может заслонить собой тайну Воскресения. Но тайна Воскресения есть предельная тайна Православия».
Пасхальные рассказы создавали многие классики русской литературы. Так вершиной пасхального рассказа в творчестве Ф.М.Достоевского стал «Мужик Марей» из «Дневника писателя». К тому же в романах Достоевского содержится большое количество пасхальных эпизодов. Например, героиня «Униженных и оскорбленных» Нелли накануне Пасхи рассказывает историю вражды и гибели своих родных, непримиримых в ссоре, и укоряет старика Ихменева, также не прощающего обид: «Послезавтра Христос воскрес, все целуются и обнимаются, все мирятся, все вины прощаются. Я ведь знаю. Только вы один, вы. у! Жестокий! Подите прочь!» В романе этот эпизод представлен в форме диалога. Интересно, что позже, в 1879 году, Достоевский переделал эпизод в рассказ для чтения на литературном вечере, превратив диалог в монолог. Так пасхальный эпизод стал пасхальным рассказом. Н.С.Лесков в 1889 году создал пасхальный рассказ «Фигура» — о киевском чудаке, крестьянине с виду, когда-то – офицере. Однажды в Светлое Воскресенье он, вопреки сословной морали, поступил по-христиански и простил обидчика из низших чинов. Ему же не простили отсутствия «дворянской гордости». Пасхальным исследователи называют и хрестоматийный толстовский рассказ «После бала» (1903): в Прощеное воскресение, накануне Великого поста герой отказывается от свадьбы с любимой девушкой после случайного наблюдения за экзекуцией солдата, руководимой отцом невесты. Среди бунинских пасхальных рассказов особо трогательные чувства вызывает текст «На чужой стороне», герои которого, мужики, в скромном и тихом благоговении ожидают праздника. Чаще других пасхальные рассказы создавал А.П.Чехов. Он нередко зарабатывал на жизнь журнальными публикациями, а в конце 19 века число издаваемых в Российской империи журналов резко возросло, и для пасхальных номеров требовалось большое количество соответствующих текстов. В письмах Чехова неоднократно встречаются фразы типа «Пасхальный рассказ постараюсь прислать», т.е. писатель осознавал, что создает тексты особого жанра. К вершинным чеховским пасхальным рассказам можно отнести следующие: «Студент», «Архиерей», «Письмо», «На Страстной Неделе», «Казак».
В советское время пасхальный рассказ практически исчез из литературного обихода и присутствовал лишь в творчестве отдельных представителей литературы русской эмиграции. Но и советские писатели иногда, вопреки идеологии, осмеливались на написание подобных текстов. Например, в 1941 году М.М.Зощенко создал рассказ «Святая ночь»: героя, заблудившегося ночью и просящегося переночевать, хозяева хутора не пускают на ночлег. Потом вспоминают, что это канун Пасхи, впускают в дом, потому что греховно отказывать в просьбе в Святую ночь. Пасхальный рассказ как жанр не исчез и сегодня встречается в современной русскоязычной прозе.

Урок литературы по теме «Пасхальный рассказ А.П. Чехова «Казак»»

Разделы: Литература

Слово учителя: Сегодня мы с вами продолжаем знакомство с творчеством А.П. Чехова. На уроках вы познакомились с юмористическими рассказами писателя, сегодня мы с вами посмотрим на его творчество с другой точки зрения. И поможет нам в этом рассказ «Казак».

В литературе есть такие понятия «рождественский рассказ» и «пасхальный рассказ».

К какому жанру, по вашему мнению, относится прочитанный вами дома рассказ А.П. Чехова? Обоснуйте свою точку зрения.

Слово учителя: Да, действительно, это «пасхальный рассказ», потому что в нем рассказывается о событиях, которые произошли в Светлое Христово Воскресение, то есть на Пасху.

Пасха – христианский праздник, а Христианство, как известно, оказало глубокое воздействие на мировую литературу. Во многих произведениях нашли свое отражение и и события Священного писания, и церковные праздники. Их перечень различен у православных, католиков, протестантов, но у всех есть Рождество, Пасха, Троица, Вознесение.

На Западе главным праздником стало Рождество, а в Православии – Пасха, праздник в честь воскресения Христа из мертвых. В Православии – это праздник праздников, торжество из торжеств.

Пасха дала русской литературе жанр пасхального рассказа. Пасхальный рассказ связан с праздниками всего Пасхального цикла от Великого поста до Троицы и Духова Дня.

Пасхальный рассказ назидателен – он учит добру и Христианской любви. Его сюжеты: духовное проникновение, нравственное перерождение человека, прощение во имя спасения души, воскрешение человека к духовной жизни, изменение человека к лучшему.

Первые пасхальные рассказы появились в 80-е годы 19 века. А.П. Чехов с большим удовольствием и волнением читал пасхальные рассказы своих товарищей по перу. А свой первый пасхальный рассказ «Письмо» пишет в 1887 году. Потом были рассказы «Накануне поста, «Недоброе дело», «На страстной неделе», «Тайна», и последним в этом ряду стал «Казак».

Обратимся к содержанию рассказа и определим художественное время и художественное пространство, обозначенное в нем.

Время: окончание Великого поста, рассвет Пасхального дня, Светлое Христово Воскресение.

Пространство: сельская местность, безлюдная степь, хутор Максима Торчакова.

Слово учителя Итак, обратимся к началу рассказа. Прочитаем первый абзац.

Арендатор хутора Низы Максим Торчаков, бердянский мещанин, ехал со своей молодой женой из церкви и вез только что освещенный кулич. Солнце еще не всходило, но восток уже румянился, золотился. Было тихо. Перепел кричал свои «пить пойдем! пить пойдем!», да далеко над курганчиком носился коршун, больше во всей степи не было заметно ни одного живого существа.

Вспомните, каково настроение Максима? (Торчаков ехал и думал о том, что нет лучше и веселее праздника, как Христово воскресенье. Женат он был недавно и теперь справлял с женой первую пасху. На что бы он ни взглянул, о чем бы ни подумал, все представлялось ему светлым, радостным и счастливым. Думал он о своем хозяйстве и находил, что все у него исправно, домашнее убранство такое, что лучше и не надо, всего довольно и все хорошо; глядел он на жену – и она казалась ему красивой, доброй и кроткой. Радовала его и заря на востоке, и молодая травка, и его тряская визгливая бричка, нравился даже коршун, тяжело взмахивавший крыльями. )

Почему настроение Максима было столь радужным? (Сегодня Святой день. Он счастлив в браке: у него жена красавица, добрая, кроткая. Исправное хозяйство. Достаток.)

Только ли душа Максима ликует в этот день? (Нет. Природа тоже ликует. Солнце еще не всходило, восток румянился, золотился.)

Слово учителя Удивительный рассвет. Тишина, мир, покой, как и положено в такой день. Казалось бы полная гармония, человека и природы, духовного и физического начал. А ведь что-то в этом описании не так. Что вносит в него дисгармонию? (…далеко над курганчиком носился коршун… коршун – знак беды.)

Слово учителя Но Максим этого не замечает, Чехов пишет … Радовала его и заря на востоке, и молодая травка, и его тряская визгливая бричка, нравился даже коршун, тяжело взмахивавший крыльями.

Сказано, велик день! – говорил он. – Вот и велик! Погоди, Лиза, сейчас солнце начнет играть. Оно каждую пасху играет! И оно тоже радуется, как люди!

Что слышит в ответ от своей жены?

Как эта фраза характеризует Лизу, жену Максима?

А какой Максим? Какое впечатление у Вас о нем сложилось?

Слово учителя И вот …На полдороге к дому, у Кривой Балочки, Торчаков и его жена увидели оседланную лошадь, которая стояла неподвижно и нюхала землю. У самой дороги на кочке сидел рыжий казак и, согнувшись, глядел себе в ноги. Чтение диалога.

– Христос воскрес! – крикнул ему Максим.
– Воистину воскрес, – ответил казак, не поднимая головы.
– Куда едешь?
– Домой, на льготу.
– Зачем же тут сидишь?
– Да так. захворал. Нет мочи ехать.
– Что ж у тебя болит?
– Весь болю.
– Гм. вот напасть! У людей праздник, а ты хвораешь! Да ты бы в деревню или на постоялый ехал, а что так сидеть?
Казак поднял голову и обвел утомленными, больными глазами Максима, его жену, лошадь.
– Вы это из церкви? – спросил он.
– Из церкви.
– А меня праздник в дороге застал. Не привел бог доехать. Сейчас сесть бы да ехать, а мочи нет. Вы бы, православные, дали мне, проезжему, свяченой пасочки разговеться!
– Пасочки? – спросил Торчаков. – Оно можно, ничего. постой, сейчас.

Что вы узнали из этого диалога о человеке, который встретился Торчаковым на полдороге к дому? (Казак. Верующий. Едет домой, окончил службу. Сильно болеет. Хотел попасть в церковь на праздничную службу. Хочет разговеться)

Докажите словами текста, что он, действительно, болен. (обвел утомленными, больными глазами Максима; ответил казак, не поднимая головы; казак через силу поднялся)

Сообщение о казаках.

Как вы понимаете, что значит «разговеться»? (Пасхе предшествует Великий пост, во время которого православные отказываются от пищи животного происхождения. Едят растительную пищу, а в некоторые дни вообще воздерживаются от пищи. Пост длится 7 недель. В это время много молятся. Все это делается для очищения души от грехов. Чтобы встретить радостный праздник с «чистой душой». А утром в день Пасхи разговляются, причащаются Празднику, т.е.едят свяченые яйца и паску.)

Слово учителя: Казак болен, но он постился, видимо, ждал праздника, ему хочется разговеться, т.е. причаститься к празднику.

Смог ли казак разговеться? Почему?

Как ведет себя Лиза?

Права ли она?

Вспомните, что думал Максим о своей жене в начале рассказа? (Она казалась ему красивой, доброй, кроткой.)

«Тема примирения и прощения в русском пасхальном рассказе» Исследовательская работа обучающегося

Эмоциональное выгорание педагогов. Профилактика и способы преодоления

Как отличить простую усталость от профессионального выгорания?

Можно ли избежать переутомления?

Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением предметов

художественно-эстетического цикла № 58 г. Томска

634062, г. Томск, улица Бирюкова, 22; телефон (3822) 67-88-78;

факс (3822) 67-88-78;e-mail: school58@tomsk.net

ТЕМА ПРИМИРЕНИЯ И ПРОЩЕНИЯ

В ПАСХАЛЬНОМ РАССКАЗЕ

«БАРГАМОТ И ГАРАСЬКА»

Смирнова Александра, ученица 5 класс А

Читать еще:  Четверг перед пасхой называется чистым

МАОУ СОШ № 58 г. Томска

Лубяная Е.Н., учитель русского языка и литературы МАОУ СОШ № 58 г. Томска

1. Пасхальный рассказ как жанр русской литературы.

2. Тема примирения и прощения в пасхальном рассказе Л. Андреева «Баргамот и Гараська»

Пасхальный рассказ – один из самых популярных жанров в русской словесности 19 века. К нему обращаются такие писатели, как Ф. Достоевский, Л. Толстой, Н. Лесков, А. Чехов, Л. Андреев, А. Куприн, Ф. Сологуб, И. Шмелев, К. Коровин, И. Бунин и многие другие. В 20 веке этот жанр был утерян. Спустя десятилетия к нему снова возрождается интерес. Учёными изучаются тематика, сюжеты, особенности композиции русского пасхального рассказа. В школах обучающихся знакомят с пасхальными рассказами, созданные русскими писателя. К творчеству одного из них в этой работе обращаются, а именно к творчеству Леонида Андреева. Рассказ «Баргамот и Гараська» относится к пасхальным.

Цель: проанализировать произведение Леонида Андреева «Баргамот и Гараська» как русский пасхальный рассказ.

1. Изучить исследования в области пасхального рассказа и выявить особенности этого жанра;

2. Проанализировать рассказ Леонида Андреева «Баргамот и Гараська» — тема, сюжет, образы героев.

1. ПАСХАЛЬНЫЙ РАССКАЗ КАК ЖАНР РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

Христианство оказало глубокое воздействие на мировую литературу. Во многих произведениях нашли свое художественное воплощение и события Священной истории, и память о них — церковные праздники. Их перечень различен у православных, католиков, протестантов; кроме общехристианских — у многих народов есть свои святые, и храмы, и праздники в их честь, но у всех есть Рождество, Пасха, Троица, Вознесение.

В западных христианских церквах главным праздником стало Рождество, в Православии — Пасха. праздник в честь воскресения Христа из мертвых. В Православии — это праздник праздников, торжество из торжеств.

Пасха получала разное художественное значение в русской литературе. Пасха дала русской литературе жанр пасхального рассказа.

Пасхальный рассказ связан с праздниками всего Пасхального цикла от Великого поста до Троицы и Духова дня, а это прежде всего Великий пост, Страстная и Святая недели, Пасха, Вознесение, Троица, Духов день. Пасхальный рассказ назидателен — он учит добру и Христовой любви; он призван напомнить читателю евангельские истины. Его сюжеты — «духовное проникновение», «нравственное перерождение человека», прощение во имя спасения души, воскрешение «мертвых душ», «восстановление» человека. Два из трех названных признаков обязательны: приуроченность времени действия к Пасхальному циклу праздников и «душеспасительное» содержание. Иначе без этих ограничений если не все, то многое в русской литературе окажется пасхальным. Оба жанровых критерия важны не сами по себе, а в их взаимосвязи. Немало рассказов, приуроченных к Пасхе, не являются пасхальными именно по своему содержанию.

С 80-х годов XIX века пасхальный рассказ встречается практически у всех сколько-нибудь значительных рассказчиков. В это время пасхальный рассказ стал массовым жанром газетно-журнальной беллетристики. Редакторы заказывали для пасхальных номеров своих изданий стихи и рассказы — авторы в меру своих возможностей и способностей откликались на эти просьбы . Это обычный повод появления большинства пасхальных рассказов. Пасхальные рассказы широко представлены в русской литературе. Ему отдали дань творческого увлечения такие русские писатели, как Ф. Достоевский, Л. Толстой, Н. Лесков, А. Чехов, Л. Андреев, А. Куприн, Ф. Сологуб, И. Шмелев, К. Коровин, И. Бунин и многие другие. Среди пасхальных рассказов есть признанные шедевры русской и мировой литературы: «Мужик Марей» Ф. Достоевского, «После бала» Л. Толстого, «Студент» и «Архиерей» А. Чехова, «Легкое дыхание» И. Бунина.

Как жанр пасхальный рассказ един, но это единство многообразия: сохраняя жанровую сущность неизменной, каждый автор мог выразить в пасхальном рассказе свое, задушевное. И каждый проявил в этом жанре свою меру таланта и литературного мастерства.

В 20 веке к пасхальному рассказу советские писатели не обращаются, поэтому этот жанр исчезает.

Светлое Христово Воскресение явилось духовной сердцевиной русской пасхальной словесности. Теперь этот уникальный пласт национальной культуры обретает путь к своему возрождению. Глубоко прав был в своём пророчестве Н.В. Гоголь: “Не умрёт из нашей старины ни зерно того, что есть в ней истинно русского и что освящено Самим Христом. Разнесётся звонкими струнами поэтов, развозвестится благоухающими устами святителей, вспыхнет померкнувшее – праздник Светлого Воскресения воспразднуется, как следует, прежде у нас, чем у других народов!”

В отечественной литературе Гоголь наиболее точно выразил не только общечеловеческий, но и национально-русский смысл православной Пасхи, что нашло отражение в русской пасхальной традиции: “Отчего же одному русскому ещё кажется, что праздник этот празднуется как следует в одной его земле? раздаются слова: “Христос воскрес!” – и поцелуй, и всякий раз также торжественно выступает святая полночь, и гулы всезвонных колоколов гудят и гудут по всей земле, точно как бы будят нас! где будят, там и разбудят. Не умирают те обычаи, которым определено быть вечными. Умирают в букве, но оживают в духе есть уже начало братства Христова в самой нашей славянской природе, и побратание людей было у нас родней даже и кровного братства”

2. ТЕМА ПРИМИРЕНИЯ И ПРОЩЕНИЯ В РАССКАЗЕ Л. АНДРЕЕВА «БАРГАМОТ И ГАРАСЬКА»

В рассказе Леонида Андреева «Баргамот и Гараська» повествуется о двух непримиримых людях – Бергамотове Иване Акиндныче ,городовым полицейским, и Герасиме Андреевиче (Гараське), человек, не имеющим дома, семьи, опустившимся, не работающем.

Баргамот (такое прозвище дали ему жители одной из окраин губернского города Орла, где служил герой) – «высокий, толстый, сильный, громогласный … составлял на полицейском горизонте видную фигуру и давно, конечно, достиг бы известных степеней, если бы душа его, сдавленная толстыми стенами, не была погружена в богатырский сон». Баргамот, выполняя обязанности полицейского, почти ежедневно вынужден был разгонят пьяных и дерущихся обитателей Пушкарской улицы на окраине города Орла. Он не испытывал к этим людям уважения, сочувствия, но только неприязнь и презрение. Поэтому и душа-то его была «сдавлена толстыми стенами», «спала богатырским сном». Можно сказать, что своего рода это самозащита от того, с чем герою приходилось сталкиваться каждый день на улице. Автор обращает внимание на такую деталь, как глаза Баргамота – «маленькие, заплывшие глазки», которые «по дороге теряли всю свою остроту и силу и доходили до места назначения в виде слабых отзвуков и отблесков». «Баргамот обладал непомерной силищей, сила же на Пушкарной улице была все. Населенная сапожниками, пенькотрепальщиками, кустарями-портными и иных свободных профессий представителями, обладая двумя кабаками, воскресеньями и понедельниками, все свои часы досуга Пушкарная посвящала гомерической драке, в которой принимали непосредственное участие жены, растрепанные, простоволосые, растаскивающие мужей, и маленькие ребятишки, с восторгом взиравшие на отвагу тятек. Вся эта буйная волна пьяных пушкарей, как о каменный оплот, разбивалась о непоколебимого Баргамота, забиравшего методически в свои мощные длани пару наиболее отчаянных крикунов и самолично доставлявшего их «за клин». Крикуны покорно вручали свою судьбу в руки Баргамота, протестуя лишь для порядка».

Зато Иван Акиндныч в семье был совсем другим человеком. «Хозяйственный, рачительный, любивший в свободные дни копаться в огороде, … был строг», человек степенный и непьющий, любил жену и своих детей. Особенно сына, которому заранее подготовил мраморное пасхальное яичко, которое он торжественно преподнесёт мальчику, и мечтая об этом, Баргамот чувствовал, «как что-то вроде родительской нежности поднимается со дна его души».

Другой герой – Гараська – полная ему противоположность: скандалист первый на всей окраине, «не человек, а язва», делал все исподтишка, с язвительностью. «И били-то его до полусмерти, и в части впроголодь держали, а все не могли отучить от ругани, самой обидной и злоязычной. Станет под окнами кого-нибудь из наиболее почетных лиц на Пушкарной и начнет костить, без всякой причины, здорово живешь. Приказчики ловят Гараську и бьют, – толпа хохочет, рекомендуя поддать жару. Самого Баргамота Гараська ругал так фантастически реально, что тот, не понимая даже всей соли Гараськиных острот, чувствовал, что он обижен более, чем если бы его выпороли». Неизвестно, откуда он и чем промышляет. Видимо, сирота или брошенный своей матерью ещё с рождения, от людей получил прозвище – Гараська, у него и имени-то никогда не было. У него нет дома и семьи, жил «по огородам, по берегу, под кусточками. Зимой куда-то исчезал, с первым дыханием весны появлялся. Что его привлекало на Пушкарную, где его не бил только ленивый, – было опять-таки тайной бездонной Гараськиной души, но выжить его ничем не могли. Предполагали, и не без основания, что Гараська поворовывает…».

К таким людям Баргамот относился с презрением. И понятно его недовольство, когда он увидел пьяного, еле стоящего на ногах Гараську, особенно в этот святой день. Накануне Светлого праздника Баргамот находился, как обычно, на службе и следил за порядком на площади Пушкарской улицы. Он наблюдал, как «потянулись в церковь и пушкари, чистые, благообразные, в пиджаках и жилетах поверх красных и синих шерстяных рубах, в длинных, с бесконечным количеством сборок сапогах на высоких и острых каблучках. Завтра всему этому великолепию предстояло частью попасть на стойку кабаков, а частью быть разорванным в дружеской схватке за гармонию, но сегодня пушкари сияли. Каждый бережно нес узелок с пасхой и куличами». Так праздник благородно влиял даже на таких грубых людей, как пушкарей. И Баргамот в предчувствии светлого, праздничного мечтал о том, как вернётся домой, «представляя себе стол, накрытый чистой скатертью, куличи, яйца» и как «он не торопясь со всеми похристосуется». «Но благодушие Баргамота было нарушено самым подлым образом». Если бы это произошло в другой обычный день, тот Баргамот отвёл бы Гараську в полицейский участок, а Гараська ругал бы его самыми обидными словами. Но этот день особенный. Поначалу Баргамот воспринял Гараську как обычно – с недовольством, без чуточки сожаления и сочувствия к такому опустившемуся положению человека. Баргамот «чувствовал себя глубоко обиженным: вместо заслуженного отдыха тащись с этим пьянчужкой в участок. Эх! У Баргамота чесались руки, но сознание того, что в такой великий день как будто неудобно пускать их в ход, сдерживало его»

Гараська повёл себя как-то необычно, и это остановило Баргамота. «Вопреки обыкновению, Гараська был настроен чрезвычайно добродушно». «У него, очевидно, была своя мысль…». Впервые Гараська обратился к Баргамоту уважительно и по-благородному, обратившись к нему со словами: «Христос воскреси!» и что-то даставая из кармана своего пальто. Баргамот от неожиданности отпустил воротник, за который держал Гараську, чтобы того довести до участка. Гараська падает, «не успев показать Баргамоту предмета, только что вынутого им из кармана». «Приподнявшись одним туловищем, опираясь на руки, Гараська посмотрел вниз, – потом упал лицом на землю и завыл, как бабы воют по покойнике». Оказывается, Гараська по случаю праздника хотел похристоваться с Баргамотом, но разбивает пасхальное яичко. Постепенно Баргамот, «продолжая недоумевать, начинает чувствовать, что случилось что-то нехорошее». Для Гараськи это было чрезвычайно важно. Что значит похристоваться? Для Гараськи это возможность попросить прощения за обиды, попытаться помириться с Баргамотом. Пасхальное яичко олицетворяло собой начало новой жизни, которое начинается с прощения и примирения. И эту возможность Гараська на смог использовать, поскольку разбивает пасхальное яичко, да и Баргамот поначалу не может его понять, потому что он ведёт себя не так , как обычно.

Но Баргамот понял. «Вот к чему, стало быть, вел Гараська: похристосоваться хотел, по христианскому обычаю, яичком, а он, Баргамот, его в участок пожелал отправить. Может, откуда он это яичко нес, а теперь вон разбил его. И плачет». «… Баргамот, глядя на валявшегося пьянчужку и чувствуя, что жалок ему этот человек, как брат родной, кровно своим же братом обиженный». «Тоже душа живая» — впервые увидел Баргамот в Гараське. Баргамот начинает испытывать сложное чувство стыда и жалости, которое все более начинало угнетало его. Душа Баргамота, спавшая до этого момента крепким богатырским сном, начинал просыпаться. Он приседает на корточки перед Гараськой, он испытывает смущение и одновременно сожаление, сочувствие к нему. Баргамот приглашает Гараську к себе домой на разговение. Он говорит таким голосом, «не оставлявшим ни малейшего сомнения в твердости принятого им решения». И это говорит о том, что Баргамот принял такое решение не спонтанно, не случайно. Баргамот понимает искренность намерений Гараськи.

Уже дома за пасхальным столом герои испытывают смущение. Особенно Гараська. «Вот ошалевший и притихший Гараська сидит за убранным столом. Ему так совестно, что хоть сквозь землю провалиться. Совестно своих отрепий, совестно своих грязных рук, совестно всего себя, оборванного, пьяного, скверного». «Обжигаясь, ест он дьявольски горячие, заплывшие жиром щи, проливает на скатерть …». И «так невыносимо дрожат его заскорузлые пальцы с большими грязными ногтями, которые впервые заметил у себя Гараська». За столом происходит совсем неожиданное. Хозяйка, жена Баргамота, с уважение и почтением обращается к Гараське по имени-отчеству. А из груди Гараськи вырывается не то плач, не то вой, но такой жалобный. Ведь никто и никогда не обращался к нему по имени-отчеству, как к человеку.

Находясь за пасхальным столом в Светлый праздник с людьми, которые к нему относятся с уважение, на равных, у Гараськи, можно сказать, тоже просыпается душа, сдавленная «стенами бездушия». Гараська словно посмотрел на себя со стороны, осознал свою жалкое существование.

Таким образом, герои пасхального рассказа испытывают душевное обновление, «воскресение» своих душ. Это произошло благодаря Светлому Христову празднику. Благодаря ему герои примирились, простили друг друга, почувствовали себя братьями. Встреча Баргамота и Гараськи в день Пасхи изменило отношение героев друг к другу. Баргамот стал душевнее. Гараська посмотрел на себя со стороны, ему стало стыдно. Человеческое отношение к нему помогло ему вспомнить, что он тоже человек. Тема примирения и прощения – главная тема пасхального рассказа Леонида Андреева «Баргамот и Гараська».

Читать еще:  Православная и католическая пасхи

10 лучших пасхальных рассказов

И скажу тебе, если бы не было на земле Пасхи,
почернел бы человек от горя! Нужна Пасха человеку!

(В.А.Никифоров-Волгин «Отдание Пасхи»)

Пасха, воскресение Христово — это особенное событие в жизни верующих. Трудно найти слова для описания радости, которую испытывают верующие в этот день. Те, кто пережил ее хоть раз, поймут, о чем идет речь. Митрополит Иларион Алфеев называл воскресение Христово «событием космического масштаба».

В православной традиции Пасха считается важнейшим праздником, ее называют «праздником праздников» и «торжеством торжеств». На Руси всегда тщательно готовились к встрече Светлого Христова воскресения. Интересно, что именно в России приобрел широкое распространение жанр пасхального рассказа, и в отличие от святочного рассказа это уникальное явление русской культуры.

Для вас, дорогие читательницы, мы подобрали лучшие рассказы о светлом празднике Пасхи.

Н.Колосов. Не может быть!

Вы можете представить свою жизнь без Пасхи? Наверное, она не имела бы смысла. «Если Христос не воскрес, то вера наша тщетна» (1 Кор.15:17), — писал апостол Павел общине христиан в Коринфе. Николай Колосов в своем рассказе изобразил, как пуста была бы жизнь верующего человека, если бы однажды не состоялось великое чудо воскресения Христова.

М.Е.Салтыков-Щедрин. Христова ночь

Рассказ о том, как Воскресший Христос сходит на землю. С разными людьми Он общается по-разному: одних утешает, других с любовью обличает. И только лишь предателю Иуде говорит гневные и грозные слова… Салтыков-Щедрин называет рассказ преданием, скорее всего, это не церковное предание, а апокрифическое сказание.

В.А.Никифоров-Волгин. Солнце играет

В статье, посвященной великопостным рассказам, я уже говорила о том, что некоторые писатели обращались к теме детской веры. В частности, таких рассказов очень много в сборнике Никифорова-Волгина «Дорожный посох» (детскому восприятию Пасхи посвящены «Светлая заутреня», «Канун Пасхи», взрослому — «Свеча», «Безбожник»).

Сейчас мне бы хотелось особое внимание обратить на рассказ «Солнце играет», который посвящен процессу внутреннего преображения человека. Таких произведений в русской классике немало, но в этом произведении необычен сюжетный поворот. Герой, бывший советский атеист, публично, на виду у многих людей искренне, не наигранно исповедует веру, и это производит огромное впечатление на читателя.

Н.Гоголь. Светлое воскресение

Обличительная проповедь писателя-моралиста. Очерк входит в состав сборника «Выбранные места из переписки с друзьями». Это размышления о том, что нельзя праздновать Пасху и при этом быть немилосердным, не прощать врагам и избегать своего ближнего. «Праздновать Пасху — это значит стать новым человеком. Вот этого спасительного состояния наших душ, возлюбленные, я от всего сердца всем нам желаю! (архимандрит Иоанн Крестьянкин)

И.Потапенко. Три Пасхи

Рассказ о духовном пути человека, о разных типах религиозности. Герой проходит путь от детской горячей веры до взрослой серьезно-равнодушной и обратно. Внутреннее перерождение человека на Пасху — традиционная тема пасхальных произведений. С похожим сюжетом могу порекомендовать также прочесть рассказы Г.Ольшанского «Бабушкины сказки», Ф.Сологуба «Путь в Еммаус».

И.Островной «В Христову ночь»

Львиная доля пасхальных рассказов посвящена проблеме милосердия. Среди них, например, «Яичко» Н.Вагнера, «Враги» А.Севастьянова, «Мужик Марей» Ф.Достоевского, «Баргамот и Гараська» Л.Андреева. Наиболее ярким на эту тему я считаю рассказ И.Островного «В Христову ночь».

Герой произведения в пасхальную ночь переживает сильнейшее испытание своей веры. Подобно Иову, он лишается всего имущества, но финал рассказа соответствует известной пословице: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». В рассказе удивительно показано, как люди могут объединиться в добром деле и как много они могут сделать вместе.

Н.Лесков. Фигура

Рассказ о том, что исполнение заповедей возможно даже в условиях, которые, казалось бы, для этого совершенно не располагают. Лесков ярко изобразил конфликт между призывом долга и голосом совести. В традиции русской классической литературы чаще всего побеждает добро и милосердие, есть и необычные исключения, например, рассказ А.П.Чехова «Казак», но в основном классики верили в возможность внутреннего перерождения человека.

И.Островной «Радость жить»

Детский пасхальный рассказ — отдельный пласт в русской литературе. Назову лишь некоторые из них: уже упомянутое «Яичко» Н.Вагнера, И.Потапенко «Смоляные бочки», А.Чехов «На Страстной неделе», главы из романа И.Шмелева «Лето Господне». «Радость жить» И.Островного — удивительно светлый рассказ о любви и радости, в нем показано, что доброта детского сердца может сделать очень многое.

С.Кипренский. Братский поцелуй

Интересный нетипичный пасхальный рассказ. Судя по реалиям, описанным в произведении, его действие происходит в наши дни (или по крайней мере в XX веке). В произведении ставится традиционная проблема конфликта чувства и долга в нетрадиционном разрезе. По прочтении ощущается некоторая недосказанность: финал остается открытым, сюжетная линия завершена, но чем дальше будет жить герой, непонятно.

З. Гиппиус. И звери

Удивительный рассказ-фантазия на тему того, воскреснут ли животные. Думаю, вы уже поняли ответ автора на этот вопрос: он дан в самом названии. «И звери», и они тоже.

«Ты сама знаешь, — сказал он . — Ты сама сказала, что хочешь всегда любить. Любовь никогда не пропадает. Если любишь — значит, и воскреснешь. И ты, курица. Любишь сынка — ну, и воскреснешь, чтобы любить его дальше И вдруг звериным своим, живым существом почуяли раз навсегда, что ничем они не обижены, что не для людей одних воскрес Христос, а и для них, бессловесных. И радостно стало зверям». Особенно рекомендуется к прочтению детям, любящим своих домашних животных.

Пасхальный рассказ как жанр русской литературы

Пасхальный рассказ связан с праздниками всего Пасхального цикла от Великого поста до Троицы и Духова дня, а это прежде всего — назову главные — Великий пост, Страстная и Святая недели, Пасха, Вознесение, Троица, Духов день. Пасхальный рассказ назидателен — он учит добру и Христовой любви; он призван напомнить читателю евангельские истины. Его сюжеты — «духовное проникновение», «нравственное перерождение человека», прощение во имя спасения души, воскрешение «мертвых душ», «восстановление» человека. Два из трех названных признаков обязательны: приуроченность времени действия к Пасхальному циклу праздников и «душеспасительное» содержание. Иначе без этих ограничений если не все, то многое в русской литературе окажется пасхальным. Оба жанровых критерия важны не сами по себе, а в их взаимосвязи. Немало рассказов, приуроченных к Пасхе, не являются пасхальными именно по своему содержанию.

История пасхального рассказа пока не написана, но с 80-х годов XIX века пасхальный рассказ встречается практически у всех сколько-нибудь значительных рассказчиков.

В это время пасхальный рассказ стал массовым жанром газетно-журнальной беллетристики. Редакторы заказывали для пасхальных номеров своих изданий стихи и рассказы — авторы в меру своих возможностей и способностей откликались на эти просьбы . Это обычный повод появления большинства пасхальных рассказов. Многое в этой беллетристике осталось и останется невостребованным. Впрочем, кое-что по разным историко-литературным обстоятельствам попадает в современные издания.

Пасхальные рассказы Н. Лейкина понравились А. Чехову, который писал автору: «Особенно врезался в мою память один рассказ, где купцы с пасхальной заутрени приходят. Я захлебывался, читая его. Мне так знакомы эти ребята, опаздывающие с куличом, и хозяйская дочка, и праздничный «сам», и сама заутреня. Не помню только, в какой это книжке. В этой же книжке, кстати сказать, есть фраза, которая врезалась в мою память: «Тургеневы разные бывают», — фраза, сказанная продавцом фотографий». Последние слова письма относятся к рассказу «Птица», действие которого происходит в Вербную неделю; общие рассуждения вызваны другим рассказом «После Светлой заутрени». Православные праздники становятся у Н. Лейкина поводом для бытовых зарисовок, раскрывающих юмористическое несоответствие современных нравов и христианских заповедей, что вполне понятно, если учесть, что Пасха 1879 года, когда рассказы были написаны, отмечалась 1 апреля.

Сам А. Чехов, откликаясь на просьбу А. С. Суворина, обещал 18 марта 1887 года: «Пасхальный рассказ постараюсь прислать». Чехов не успел написать к пасхальному номеру «Нового времени» (Пасха приходилась на 5 апреля), но две недели спустя был опубликован рассказ «Миряне», позже переименованный в «Письмо». Рассказ в полной мере удовлетворяет концепции жанра. Христово Воскресение бросает новый свет на житейские неурядицы дьякона Любимова и отца Афанасия; прощение и умиротворение разливается в их душах — жизнь оказывается милосерднее гневного обличительного письма, которое было написано под диктовку благочинного отца Федора Орлова. В конце концов дьякон задумался о том, чему призван пасхальный рассказ:»Думалось одно лишь хорошее, теплое грустное, о чем можно думать, не утомляясь, хоть всю жизнь».

Чехов живо откликнулся на Пасху 1887 года: кроме «Письма» написал рассказ о бестолковой обывательской жизни в Прощеное воскресение («Накануне поста»); если бы не время действия (март), то мог бы вполне показаться «святочным» рассказ «Недоброе дело»; пробуждается живое и трогательное христианское чувство в душе ребенка в рассказе «На Страстной неделе»; юмористически разрешается «спиритическая» загадка ежегодных росписей некоего Федюкова в пасхальном подписном листе (рассказ «Тайна»). От того, что арендатор Максим Торчаков послушался злую жену, не исполнил православный обычай и не разговелся пасхальным куличом с больным казаком, его семейная жизнь пошла под откос (рассказ «Казак»).

Годом раньше писал для пасхального номера «Русских ведомостей» Н. Щедрин, но не успел, и его предание «Христова ночь» появилось в сентябре 1876 года. В комментариях к советскому собранию сочинений сатирика сказано: «В «Христовой ночи», посвященной моральным проблемам, Салтыков использует евангельские мифы и форму христианской проповеди. Салтыкову не чужда была мысль о воздействии на совесть эксплуататоров, вместе с тем он не разделял концепций о возможности достижения социального равенства путем их морального исправления». Это достаточно неуклюжая попытка отретушировать творческий и духовный портрет названного революционным демократом великого сатирика, который прежде всего был русским православным человеком и в этом пасхальном рассказе представил вдохновенно и поэтично свои и народные чаяния, связанные с Христовым Воскресением.

Н. Лесков предпочитал писать «святочные», иногда «рождественские» рассказы, но и у него есть пасхальный рассказ «Фигура» (1889), в котором поведано об одном киевском чудаке, крестьянине с виду, а прежде офицере. Когда-то в Светлое Воскресение он, вопреки сословной морали, поступил по-христиански: простил обидчика из нижних чинов. Этого отсутствия «дворянской гордости» ему не простили ни начальство, ни сослуживцы. Что стало с ним после исключения из военной службы, известно читателю: битый офицер «опростился» — стал подгородным киевским землепашцем.

В это время пасхальный рассказ уже признавался как жанр, о чем свидетельствует не только серьезная, но и полемическая его интерпретация. Так, в 1895 году редакция «Самарской газеты» обратилась через М. Горького к В. Короленко с просьбой прислать пасхальный рассказ. Короленко не смог выполнить заказ, как он объяснял, из-за того, что «сильно занят уже начатыми работами и вообще пасхальных рассказов давно как-то не писал».

Вместо Короленко заказ исполнил Горький, написавший для пасхального номера «Самарской газеты» рассказ «На плотах». Он назван в подзаголовке «пасхальным рассказом», хотя, по сути дела, это антипасхальный рассказ, в котором все дано наоборот: язычество торжествует над христианством, снохач Силан Петров возвеличен, христианский аскетизм его болезненного сына Митрия осмеян и отвергнут, сильный прав, слабый повержен, и во всем проступает упоение автора ницшеанскими идеями, а разрешается греховный конфликт «молитвенным» пожеланием не любви, а смерти ближнему. В такой полемической трактовке христианской морали уже обозначен будущий путаный духовный путь творца советской литературы и социалистического реализма М. Горького, его конфликт с вековыми традициями русской литературы. Примечательно, что рассказ «Ha плотах» был осужден многими рецензентами в прижизненной критике.

Пасхальный рассказ может быть обращен к любому празднику Пасхального цикла. Независимо от того, к какому дню пасхального календаря приурочено время действия рассказов (впрочем, здесь есть свои нюансы), «пасхальные» идеи и проблематика остаются общими, неизменными, и в них выражается содержательная сущность жанра.

При явном равнодушии к церковным праздникам пасхальный рассказ написал Л. Толстой. Это его хрестоматийный рассказ «После бала». Напомню, что бал в этом рассказе случился в последний день масленицы — в Прощеное воскресение, накануне Великого Поста, который начинается Чистым понедельником. То, что произошло после бала, глубоко оскорбляет нравственное чувство героя, который был влюблен и разлюбил, хотел жениться и не женился, мечтал пойти на военную службу и нигде не служил. Неизбежность этого конфликта задана православным календарем. То, чему стал свидетелем герой рассказа, происходит не по-христиански: «братцы» не милосердствовали — кто по приказу, кто по своей воле. Рассказ не только раскрывает нравственный конфликт героя и нехристианской власти, от имени которой вершатся дурные дела, но и устанавливает нравственный закон в споре, «что хорошо, что дурно».

В рассказе И. Бунина «Чистый понедельник» любовь, расцвет которой пришелся на первый день Великого Поста, греховна в глазах религиозной героини, вскоре скрывшейся от возлюбленного и соблазнов мирской жизни в монастырь. И все же в этой любви и неожиданном разрыве осталась своя тайна, которая обнаружилась и тут же исчезла, когда под Новый год во время крестного хода былые любовники на мгновение встретились глазами. И подсказка к разгадке этой тайны (воспоминание героя о «незабвенном» Чистом понедельнике) снова возвращает нас к названию рассказа и к православному календарю, к глубинным основам русской народной жизни.

В рассказах «Студент» и «Архиерей» Чехов напомнил читателю о Христе, о смысле истории и смысле жизни человека. В них ясно выражены общие для пасхального рассказа умиление и упование на народную веру и русское Православие.

Читать еще:  Пасха в 2020 г

Есть это настроение и в других пасхальных рассказах. Так, в рассказе И. Бунина «На чужой стороне» Светлая ночь застает мужиков на вокзале и сколь трогательны они в своем скромном и тихом благоговении перед праздником. В другом рассказе «Весенний вечер» мужик убил и ограбил нищего на Фоминой неделе и сам ужаснулся своему преступлению, настолько все случившееся оказалось бессмысленным и противоестественным.

Среди бунинских пасхальных рассказов есть и знаменитое «Легкое дыхание», действие которого в начале и в конце происходит на кладбище в апреле, где «над свежей глиняной насыпью стоит новый крест из дуба, крепкий, тяжелый, гладкий». В крест вделан медальон, «а в медальоне — фотографический портрет гимназистки с радостными, поразительно живыми глазами». В финале рассказа в те же апрельские дни «каждое воскресенье, после обедни, по Соборной улице» на эту могилу идет маленькая женщина, классная дама Оли Мещерской. Что такое апрельские воскресенья, хорошо известно русскому человеку: это время пасхальных праздников, которые идут своей вечно повторяющейся чередой от Великого Поста до Троицы. Кроме того, пасхальные праздники тесным образом связаны с поминовением умерших. И этот православный календарь вносит новый художественный смысл в то, что случилось с Олей Мещерской и как ее смерть отозвалась среди людей, почему на ее могилу ходит классная дама, знающая тайну «легкого дыхания» Оли Мещерской.

Пасхальные рассказы широко представлены в русской литературе. Ему отдали дань творческого увлечения такие русские писатели, как Ф. Достоевский, Л. Толстой, Н. Лесков, А. Чехов, Л. Андреев, А. Куприн, Ф. Сологуб, И. Шмелев, К. Коровин, И. Бунин и многие другие. Среди пасхальных рассказов есть признанные шедевры русской и мировой литературы: «Мужик Марей» Ф. Достоевского, «После бала» Л. Толстого, «Студент» и «Архиерей» А. Чехова, «Легкое дыхание» И. Бунина.

Как жанр пасхальный рассказ един, но это единство многообразия: сохраняя жанровую сущность неизменной, каждый автор мог выразить в пасхальном рассказе свое, задушевное. И каждый проявил в этом жанре свою меру таланта и литературного мастерства.

У пасхального рассказа славное прошлое в русской литературе. По понятным причинам он исчез из советской литературы, но остался и долго держался в литературе русского зарубежья. Сегодня у него почти нет настоящего. Возможно ли будущее — зависит от нас. Возродится Россия, воскреснет православный мир русской жизни — вернется и этот жанр.

Похожие рефераты:

Рассказы А.П. Чехова ставят перед читателем серьезные проблемы, получают тщательную разработку в своем сюжетном строении, становятся жанром большой литературы.

Используя известный прием “рассказ в рассказе”, писатель добивается предельной достоверности повествования. Мы видим событие глазами очевидца — Ивана Васильевича. Он честный и благородный человек.

Ранние рассказы Горького наполнены романтизмом, и образ человека в них тоже несколько романтичен. Для него превыше всего свободолюбие и гордость.

Легенда о Ларре, рассказ о жизни Изергиль, легенда о Данко. Стиль написания произведения. Чему учит это произведение.

Говорят, что от перемены мест слагаемых сумма не изменяется. Но это правило верно лишь в математике. К художественной литературе оно неприменимо.

Жемчужиной творческого наследия замечательного русского писателя, лауреата Нобелевской премии И. А. Бунина заслуженно считается рассказ “Легкое дыхание”. В нем так лаконично и ярко запечатлен образ главной героини.

Одним из самых значительных выражений христианского характера русской литературы стало творчество Достоевского. Есть и малоизученные аспекты. Среди них — как христианское миропонимание писателя выразилось в его поэтике.

Бунинские рассказы читаются легко, непринужденно, они богаты сравнениями, эпитетами и другими литературными приемами.

Рассказ Л. Н. Толстого “После бала” — позднее его произведение, написанное в 1903 году, в эпоху назревающего в стране кризиса, перед русско-японской войной, которую Россия позорно проиграла, и первой революцией.

Тот факт, что и в творчестве А. П. Чехова, и в творчестве А. И. Куприна есть рассказ под одним и тем же названием, наводит нас на мысль о перспективности их сравнительного анализа.

Произведения Бунина очень богаты различными формами иносказательной выразительности. Писатель использует символику везде: и в названиях рассказов, и в их сюжетах.

Бунин принадлежит к последнему поколению писателей из дворянской усадьбы, которая тесно связана с природой центральной полосы России. “Так знать и любить природу, как умеет И. А. Бунин, мало кто умеет”, — писал Александр Блок в 1907 году.

Писательская судьба Ивана Алексеевича Бунина — судьба удивительная. При жизни он не был столь славен, как Горький, о нем не спорили, как о Л. Андрееве, не вызывал он столь разноречивых — где шумно-восторженных, а где безоговорочно осуждающих.

Статья посвящена исследованию специфики реализации в художественном тексте религиозно-философских взглядов З. Гиппиус. Идея рассказа полностью укладывается в систему религиозных исканий писательницы — это попытка воссоздания синтеза духа и плоти.

Для творчества Бунина характерен интерес к обыкновенной жизни, умение раскрыть трагизм жизни, насыщенность повествования деталями. Бунина принято считать продолжателем чеховского реализма.

Рассказ И. Бунина «Цифры» нужно читать два раза: один раз в детстве, второй тогда, когда у читателя у самого появятся дети. Такой тонкий анализ детской психологии говорит о глубоком понимании природы детства.

Все рассказы, написанные с 1937 по 1944 год, Бунин объединил в книгу «Тёмные аллеи». Он пишет о лете, осени, дне и ночи, о горе, счастье, порой кратком миге радости или боли.

Рассказ Лескова “Дурачок” входит в цикл рассказов о праведниках, он находится в одном ряду с произведениями “Очарованный странник”, “Левша” и многими другими. Тему праведников Лесков активно разрабатывает на протяжении всего своего творчества.

Глазунова Вероника РЕЦЕНЗИЯ НА РАССКАЗ «ЧИСТЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК» Внешние события рассказа «Чистый понедельник» не отличается большой сложностью и вполне вписывается в тематику цикла «Темные аллеи». Это повествование о прекрасной молодой любви двух безымянных людей – мужчины и женщины.

Книги: Пасхальная десятка

Главное свойство произведений этого жанра — глубокий психологизм, попытка понять, насколько душа готова воскреснуть от греха к новой, преображенной жизни. По форме пасхальный рассказ может напоминать сказку, часто в нем говорится о простом и насущно необходимом, «обыкновенном» чуде, но в центре его всегда находится чудо единственное, необыкновенное и непреходящее — чудо Воскресения Христова. В русской литературе пасхальный рассказ был не менее популярен, чем рассказ рождественский.

Разумеется, в пасхальных рассказах существовали свои стереотипы. Вот как писала о них Тэффи: «Многие, наверное, помнят те традиционные праздничные рассказы, которые печатались в газетах и журналах в рождественских и пасхальных номерах. А те, кто их не читал, те, конечно, знают понаслышке, так как рассказы эти столько раз высмеивались. Темы этих рассказов были специальные. Для рождественского — замерзающий мальчик или ребенок бедняка на богатой елке. Для пасхального рассказа полагалось возвращение блудного мужа к жене, одиноко тоскующей над куличом. Или возвращение блудной жены к брошенному мужу, обливающему одинокими слезами бабу. Примирение и прощение происходило под звон пасхальных колоколов. Таковы были строго выбранные и установленные темы. Почему дело должно было происходить именно так — неизвестно. Муж с женой отлично могли бы помириться и в ночь под Рождество, а бедный мальчик вместо елки мог бы так же трогательно разговеться среди богатых детей. Но обычай вкоренился так прочно, что и подумать об этом было нельзя. Возмущенные читатели стали бы писать негодующие письма, и тираж журнала пошатнулся бы непременно».

Но на то и даны стереотипы, чтобы находились люди умеющие их обходить, или использовать ко благу. Пасхальные рассказы составляют целую традицию в русской литературе. Их писали Лесков, Чехов, Горький и другие великие прозаики. Не все произведения нашей пасхальной десятки строго соответствуют канонам жанра пасхального рассказа, но все они, без исключения являются жемчужинами русской литературы.

1. «Баргамот и Гараська» — первый рассказ Леонида Андреева, который принес ему признание читателей, одновременно это и самый совершенный рассказ автора, который в полной мере проявил его незаурядный стиль. Написан он был для пасхального номера московской газеты «Курьер», где Андреев работал в качестве судебного хроникера. «Гостинец» — еще один прекрасная вещь Леонида Андреева в которой звучит пасхальная тема.

2. «Пасхальный дождь» Владимира Набокова — совершенно нетипичный для этого автора пронзительный и трогательный рассказ с удивительной историей. Опубликован он был в пасхальном номере берлинского еженедельника «Русское эхо» 12 апреля 1925 года. Это — первая и последняя его публикация. Считалось, что этот номер еженедельника не сохранился. Не удалось найти рассказ и в архивах писателя, казалось, он утерян навсегда. Однако в 1995 году Светлане Польской удалось разыскать уникальный номер «Русского эха» в одной из библиотек бывшей Восточной Германии. В России «Пасхальный дождь» был напечатан в журнале «Звезда» в №4 за 1999 год. И теперь историю старой гувернантки Жозефины Львовны может прочитать каждый из нас. Разве это не чудо?

3. Как человек, имеющий отношение к журналистике, Александр Иванович Куприн написал немало рассказов на пасхальную тему. Правда, чаще они были трагическими, чем благостными. Рассказ «Инна» имеет подзаголовок «рассказ бездомного человека». Это — история безответной любви и предательства (громкие слова, но что поделать, речь именно об этом). В рассказе «Святая ложь» чуда не происходит, но, возможно чудом является сама жизнь тихого и незаметного праведника, из породы людей, на которых вечно «валятся все шишки». Мелкий чиновник, с треском уволенный со службы и обвиненный в воровстве, проживает в сыром подвале среди таких же бедолаг. Но несколько раз в год, по большим церковным праздникам он, собрав всеми правдами и неправдами немного денег и приведя себя в приличный вид, идет в богадельню, навестить старушку-мать, которая уверена, что ее сын служит в департаменте. В рассказе «Бонза» описана «маленькая неприятность с японским болванчиком», первая в жизни несправедливость, оставившая глубокий след в детской душе. Откройте томик Куприна, и начните читать: «Это было в ночь под светлое Христово Воскресенье. Я и мой близкий приятель, доктор Субботин, долго ходили по улицам города…»

4. В рассказе Антона Павловича Чехова «На Страстной неделе» говорится о чуде, о чуде детской исповеди. Возможно, кто-то из наших читателей этого рассказа не помнит, или читал его давно, еще в детстве, сейчас самое время освежить его в памяти. А как переживал герой другого рассказа Чехова, «Казак»: «Обидели казака, не дали казаку разговеться!» А рассказ «Студент», где вспоминают о событиях Страстной седмицы — помните? Многие произведения Антона Павловича хочется перечитать именно на Светлой неделе — «Архиерей», «Святою ночью»… Даже в рассказе «На Святках», несмотря на название, тоже слышны пасхальные мотивы.

5. Мы решили включить в нашу пасхальную десятку рассказ, который сам автор относил к святочным. «Сон Макара» Владимира Галактионовича Короленко. Лютой зимой, в канун Рождества, крестьянин Макар в лесу осматривал лисьи ловушки, да заблудился и стал замерзать, выпимши был. И во сне увидел суд Божий, на котором решалось, что будет с пропащей его душой. Этот рассказ Короленко пользовался у современников большой популярностью, а ныне — незаслуженно забыт.

6. «Мужик Марей» Федора Михайловича Достоевского, краткий рассказ, состоящий из сплошного «вдруг». Попробуйте сосчитать, сколько раз встречается в тексте это слово. Рассказ этот, якобы, является не более, чем записью детского воспоминания, но не так прост наш Федор Михайлович, даже в таком небольшом произведении, где, казалось бы, все лежит на поверхности, у него много скрытых, глубоких смыслов.

7. Если кто из русских писателей для журналов и газет писал, значит и пасхальные рассказы у него имеются. Есть они и у Надежды Александровны Лохвицкой, которую мы знаем под псевдонимом Тэффи. Ее рассказы, короткие и смешные, давно и по праву вошли в сокровищницу русской словесности. Книгу Тэффи ее современники всегда старались взять в дальнюю дорогу. И мы на Светлой неделе с удовольствием перечитаем «Пасхальный рассказ», «Кишмиш» «Светлый праздник», «Семья разговляется», «Пасхальное дитя» и другие рассказы. Их можно читать вслух в семейном кругу.

8. Коль скоро мы заговорили и о юморе, вспомним и о сатире. Рассказы Аркадия Аверченко «Дебютанты» и Саши Черного «Пасхальный визит» тоже относятся к пасхальным.

9. Нежный и лиричный «Путь в Еммаус» Федора Сологуба является классическим пасхальным рассказом. Интересно и поучительно будет перечитать его же рассказ «Старый дом».

10. Разумеется, говоря о пасхальных традициях в русской литературе, нельзя не вспомнить о «Запечатленном ангеле» Николая Семеновича Лескова. Эта маленькая повесть еще при жизни писателя стала общепризнанным шедевром, который, по словам автора, «нравился и царю, и пономарю». Это произведение о вере, и радости, в нем есть немало чудесного, а написано оно прекрасным русским языком, сочным и колоритным. А еще Лесков в своих рассказах и повестях создал чудесную галерею портретов русских праведников, причем все персонажи этих произведений, по словам автора «писаны с натуры». История создания цикла «Праведники» такова. Однажды Н.С. Лескова обвинили в том, что он во всех соотечественниках лишь дурное. И стал Лесков «искать праведных» по всей земле русской: в столицах и в глуши, в преданьях старины и в газетных сводках, среди разных сословий и укладов. И нашел их — бескорыстных чудаков и мастеров-самоучек, мучеников и страдальцев, человеколюбцев и философов… Есть ли праведники сейчас, или этот тип людей, прямодушных и совестливых, утрачен безвозвратно? В поисках ответа на этот вопрос перечитайте рассказы Лескова «Фигура», «Человек на часах», «Несмертельный Голован» и другие.

Впервые опубликовано 18 апреля 2012 года

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector