1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Причастие на пасху

Современная практика Причащения Святых Христовых Таин в день Святой Пасхи

Мнение священнослужителей: Можно ли причащаться в Пасху? Казалось бы, вопрос странный и для обсуждения в официальном церковном издании не подходящий. Если причащаться нельзя, то для чего же совершается литургия? Почему нужно уклоняться от величайшего Таинства в самый великий Праздник?

Высокопреосвященный Георгий, архиепископ Нижегородский и Арзамасский:

— В середине 80-х годов, будучи студентом Московских духовных школ, а потом послушником и насельником Троице-Сергиевой лавры, я помню, что народ почти не причащался на Пасху. Одна из причин связана с тем трудным положением, в котором находилась Церковь в годы советской власти. Но та власть пала, и ситуация резко изменилась: в Троице-Сергиевой лавре уже многие годы и на Пасху, и на Светлой седмице очень много причастников. Это правильная, грамотная традиция. То, что сегодня еще остались храмы, где не причащают на Пасху, это пережитки прошлого. Будем молиться, чтобы милостивый Господь исправил ситуацию.

Высокопреосвященный Викентий, архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский, на вопрос «Церковного вестника» о случаях отказа в Причастии на Пасху ответил:

— К сожалению, у нас есть такая беда. На Пасху, когда некоторые батюшки устают уже, они не хотели бы «затягивать» службу. Поэтому они ограничивают народ с Причастием — кто-то младенцами, кто-то еще как-то по своему усмотрению. На самом деле, конечно же, причащаться можно и нужно всем. И, слава Богу, во многих храмах на Пасху и другие большие праздники этот правильный порядок потихоньку восстанавливается.

Митрополит Вострский Тимофей, Иерусалимский Патриархат:

— Я очень удивлен существованием такой традиции, чтобы не причащаться на Пасху! Вообще каждый раз, когда совершается литургия, священник обращается к присутствующим в храме: «Со страхом Божиим, верою и любовию приступите», — то есть подразумевается, что на литургии всегда есть причастники, мы ради Причастия служим.

Пасха — это вершина всех праздников. Если мы не причащаемся, то как же мы покажем, что мы участвуем в этом празднике, что мы действительно хотим быть с Господом Иисусом Христом, Который сказал: «Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь во Мне пребывает и Аз в нем»? Разумеется, в Иерусалимской Церкви во всех храмах на Пасху совершается Причастие. В этот день в Иерусалим приезжают тысячи паломников, которые, конечно же, хотят приобщиться Святых Даров. Раньше в храме Гроба Господня не было обычая выносить несколько Чаш, и священник стоял с Чашей и причащал с 4 до 9-10 часов утра, пока не причастятся все. Только при патриархе Диодоре была введена практика выносить несколько Чаш, и теперь мы всех причащаем всего за час-полтора.

Схиигумен Авраам Рейдман, духовник Ново-Тихвинского женского монастыря Екатеринбургской епархии:

— Можно ли причащаться в Пасху? Казалось бы, вопрос странный и для обсуждения в официальном церковном издании не подходящий. Если причащаться нельзя, то для чего же совершается литургия? Почему нужно уклоняться от величайшего Таинства в самый великий Праздник? Однако, как выясняется, по этому поводу существуют стойкие заблуждения. Многие верующие считают, что уклониться следует именно потому, что Праздник — самый великий. Якобы подойти к Чаше в такой день — это признак гордыни. Самое странное, что так думают не только церковные неофиты или суеверные бабушки. Такого мнения придерживаются многие наши братья-священнослужители, в том числе и настоятели храмов. В результате в Пасху лишаются св. Причастия целые приходы.

Не знаю, на чем основано убеждение отдельных священников и прихожан, что взрослым причащаться в Пасху — это гордыня. Зато хорошо известно мнение Церкви по этому поводу.

Святые отцы мало говорят о причащении именно на Пасху (вероятно, ввиду того, что в древности этот вопрос не поднимался), однако встречающиеся в их творениях высказывания весьма категоричны. У преподобного Никодима Святогорца и святителя Макария Коринфского читаем: «Те, которые, хотя и постятся перед Пасхой, но на Пасху не причащаются, такие люди Пасху не празднуют». Это суждение святые основывают на том, что, собственно, Пасха — это и есть Христос, как говорит Апостол: «Пасха наша, Христос, заклан за нас» (1 Кор. 5:7). Таким образом, праздновать Пасху значит приобщаться к Пасхе — Христу, Его Телу и Крови.

«Трапеза исполнена, насладитеся вси. Телец упитанный, никтоже да изыдет алчай. » О чем же говорит святитель Иоанн Златоуст в Огласительном слове, читаемом на пасхальном богослужении, как не о причастии? Тельцом упитанным Церковь называет Христа. Так, в толковании на притчу о блудном сыне, где под блудным сыном подразумеваемся все мы, а под отцом — Отец наш Небесный, говорится: «И тельца упитанного его ради (то есть нас ради. — Ред.) закалает, Сына Своего Единороднаго Отец, и Плоти Его дает причаститися и Крови» (Синаксарий в Hеделю блуднаго сына).

Великий Григорий Палама законополагает в «Десятословии», чтобы христиане приобщались каждое воскресенье и каждый великий Праздник. Примечательно также и то, что говорится в «Томосе единения» о епитимиях. Даже лица, подвергаемые епитимии, могут причащаться на Пасху, причем именно на Пасху, а у нас верующий человек, проведший пост в воздержании и чистоте, лишается того, о чем Церковь молится еще и до начала поста: «…снестся нами Агнец Божий во священной и светоносной нощи Воскресения» (Неделя мясопустная. Стихира на стиховне вечера). Кстати, о песнопениях. Разве случайно то, что именно в Пасху и на Светлой седмице Церковь поет «Тело Христово приимите» (см. причастен Пасхи) до того, как выносится Чаша, призывая к Причастию всех присутствующих на богослужении?

Однако не хотелось бы впадать и в другую крайность. Нельзя утверждать, что на Пасху должны причащаться буквально все, в том числе и те, кто оказался в храме случайно. Можно понять тех пастырей, которые опасаются, что в праздничной сутолоке к Чаше будут подходить люди не подготовленные, не постившиеся, не бывшие на исповеди или даже вообще не принадлежащие к Православной Церкви. О том, что недопустимо причащаться на Пасху людям, которые к этому не готовы, говорил тот же Иоанн Златоуст: «Вижу, что происходит большой беспорядок в этом деле. Ибо в иное время вы не причащаетесь, хотя бываете зачастую и чистыми, а когда приходит Пасха, даже если сделали какое-либо зло, дерзаете и причащаетесь. О дурной обычай! О злой предрассудок!» Подчеркнем, что великий учитель Церкви говорил так вовсе не для того, чтобы запретить причащаться в Пасху, а для того, чтобы призвать людей быть достойными Причастия: «Ни Богоявление, ни Четыредесятница не делают людей достойными Причащения, а делают их достойными искренность и чистота души. С этой чистотой души ты можешь причащаться всякий раз, когда присутствуешь на Литургии, а без нее не причащайся никогда… Дабы наши слова не послужили к еще большему осуждению вас, просим вас не о том, чтобы вы не приходили, а о том, чтобы вы соделали себя достойными и присутствия [на Литургии], и Причащения». Итак, вопрос о том, достоин ли тот или иной человек причащаться на Пасху, сводится к тому, достоин ли он Причастия вообще. Этот вопрос решает духовник на исповеди, и уж конечно он руководствуется вовсе не тем, взрослый перед ним или ребенок, мирянин или монах.

Тем священнослужителям, которые говорят, что невозможно накануне Пасхи исповедать всех желающих, можно посоветовать совершать Таинство исповеди не за день до Пасхи, а с первых дней Страстной седмицы. В одном из наиболее авторитетных руководств по пастырскому богословию говорится: «Если… для множества исповедающихся не может пресвитер управитися в один день перед причащением, как обычай есть, то ничто не препятствует за два или три, или чрез целую седмицу готовящихся исповедывать». Можно найти еще несколько вариантов решения проблемы. Главное, чтобы люди, верные православным традициям, не остались без Причастия в Праздник праздников.

Священник Олег Давыденков — доктор богословия, доцент, зав. кафедры Восточных Церквей и восточно-христианской филологии ПСТГУ:

— Традиция не причащаться на Пасху исторически связана с тем, что в Русской Церкви до революции причащались достаточно редко — обычно от одного до четырех раз в год. Причащались Великим постом: либо на первой неделе, либо на Страстной, но не на Пасху.

В 20-30-е годы, как это всегда бывает во времена гонений, возрождается традиция частого причащения, в том числе и на Пасху. Но уже в послевоенные 50-60-е годы по ряду причин вновь возвращается практика редкого причащения. Одна из причин та, что после войны был очень большой наплыв духовенства, происходившего из западных областей, присоединенных к Советскому Союзу в 1939 году. Это области Западной Украины и Белоруссии, не испытавшие гонений на веру в той же мере, что другие регионы России, а потому сохранившие

Другая причина — чисто техническая. Осуществить Причастие на Пасху было практически невозможно. Народу было столько, что, во-первых, невозможно было всех исповедать. Во-вторых, поскольку от тесноты люди буквально могли висеть в воздухе, зажатые со всех сторон толпой в храме, выйти со Святой Чашей было физически нельзя — причащать было опасно. Также невозможно было проследить, чтобы к Чаше не подходили люди не исповедовавшиеся. В силу этого не только на Пасху, но и на многие двунадесятые праздники, на родительские субботы просто не причащали — если не во всех, то в большинстве московских храмов. О таких городах, как Новосибирск, где вообще был один храм на миллионный город, даже говорить нечего.

Таким образом, утвердилась противоречащая древней церковной традиции практика не причащаться на Пасху. Но сейчас, по крайней мере, в Москве, ее почти полностью преодолели. Произошло это в первую очередь благодаря проповеди и личному примеру Святейшего Патриарха Алексия, всегда призывающего к частому причащению Святых Христовых Тайн и лично причащающего церковный народ за каждым патриаршим богослужением. Это соответствует общей православной практике в других поместных Церквях. Например, в Греции на Пасху причащают, и это считается нормальным.

Священное Предание Церкви ясно говорит о том, что на Пасху причащаться нужно и к этому должен стремиться всякий верующий человек. Однако, это возможно только для тех, кто соблюдал Великий пост, исповедался, готовился и получил благословение священника на Причастие.

Читайте также по теме:

О Причащении на Светлой седмице

В 66-м правиле VI Вселенского Собора сказано: «От святаго дня Воскресения Христа Бога нашего до недели новыя, во всю седмицу верные должны во святых церквах непрестанно упражняться во псалмех и пениях духовных, радуяся и торжествуя во Христе, и чтению Божественных писаний внимая и Святыми Тайнами наслаждаяся. Ибо таким образом со Христом купно воскреснем и вознесемся».

Митрополит Вострский Тимофей, Иерусалимский Патриархат:

— Что касается причащения на Светлой седмице, мы придерживаемся того, что неделя, следующая за Пасхой, представляет собой один пасхальный день. Так говорит сама Церковь, это видно и в службах этой седмицы. Поэтому наш Патриарх Феофил благословил всем, кто соблюдал весь Великий пост до Великой субботы, на Светлой седмице причащаться без поста. Единственное, вечером перед причащением всем рекомендуется воздержаться от скоромного, от мяса. А если днем человек вкушал мясо и молоко, это нормально.

Вопрос о причащении без поста в другие сплошные седмицы у нас оставляется на рассмотрение духовника. Вообще, Иерусалимская Церковь — за частое причащение. Наши прихожане причащаются каждое воскресенье. И это правильно. Причастие препятствует человеку грешить. Смотрите — он в воскресенье причастился, и затем старается хотя бы два-три дня удержать в себе благодать. «Как, я же принял в себя Христа! Я не могу Его оскорблять». Потом наступает середина недели, и он помнит, что в воскресенье пойдет на Причастие — нужно готовиться, поститься, сохранять чистоту в делах и мыслях. Так формируется правильная христианская жизнь, так мы стараемся быть со Христом.

Высокопреосвященный Георгий, архиепископ Нижегородский и Арзамасский:

— Другой вопрос на Светлой Седмице связан с постом, с исповедью. Духовники Троице-Сергиевой лавры благословляют всегда так: пост ослабляется, но ближе к вечеру перед Причастием необходимо от скоромной пищи воздерживаться, и можно причащаться. Если чувствуете, что ваша совесть смущается, нужно пойти к священнику и исповедоваться.

Церковный вестник № 9 (334) май, 2006

P.S. Мы просто не можем не упомянуть аргументацию противников причастия на Пасху:

Вот слова архиепископа Новосибирского и Бердского Тихона Емельянова: «В Вознесенском кафедральном соборе на Пасху мирян не причащают, только детей. Это древняя русская традиция мирянам воздерживаться от причастия в пасхальную ночь. Церковные люди, которые стремятся к духовной жизни, знают, что причащаться можно было весь Великий пост, а на Пасху православные разговляются. Те же, кто стремится причаститься на Пасху, как правило, люди, не имеющие смирения. Они хотят быть выше в духовной жизни, чем есть на самом деле. Мало того, кое-где уже в моду входит обязательно причаститься на Пасху даже среди абсолютно невоцерковлённых людей, которые и в Великий пост не говели. Дескать, особая благодать причаститься в этот день. Чтобы быть духовным человеком, нужно пронести крест христианской жизни через всю жизнь, жить по заповедям, соблюдать церковный Устав. Условий для спасения души много, а некоторые думают: причастился на Пасху и освятился на целый год. Нужно помнить, что причаститься можно не только во исцеление души и тела, но и в суд и осуждение.

Если же священник в своём приходе разрешает мирянам причащаться на Пасху, то он ни в чём не погрешает, для того и совершается Литургия. А те миряне, которые решили причаститься в этот святой день, должны взять благословение у своего духовника».

Примечание М.С. Слова Новосибирского архиерея мне напомнили только это:

«. и сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак всё, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают: связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете» (Мф. 2-4, 23:13)

И уж великое недоумение вызывают слова «древняя русская традиция». К сожалению, для немалого количества людей древность становиться синонимом истинности.

О причащении на Пасху

«Наша Пасха — Христос, заклан за нас» (1 Кор. 5:7), — говорит апостол Павел. И все христиане вселенной в этот день собираются воедино, чтобы прославить Воскресшего Господа, ожидая Его возвращения. И видимым знамением этого единства во Христе является общее Причащение всей Церкви от Чаши Господа.

Ещё в Ветхом Завете Бог дал заповедь про эту страшную ночь: «это ночь бдения Господу из рода в род» (Исх. 12:42). Все сыны Израилевы должны были собраться в домах и вкусить от пасхального агнца, а кто не вкусит, истребится душа та от народа своего. — Ангел губитель погубит его (Числ. 9:13). Так же и сейчас, великое бдение Пасхальной ночи должно сопровождаться вкушением Пасхального Агнца — Тела и Крови Христа. Начало этому положил Сам Господь, открывший Себя апостолам в преломлении Хлеба (Лк. 24). Не случайно, что все встречи Воскресшего Христа с учениками сопровождались таинственными трапезами. Так Он дал им почувствовать ту радость, которая приготовлена нам в Царстве Небесного Отца. И святые апостолы установили праздновать святую Пасху святейшим Причащением. Уже в Троаде апостол Павел по обычаю совершал ночную литургию в день воскресный (Деян. 20:7). Все древние учителя Церкви, упоминая празднование Пасхи, в первую очередь говорили о пасхальном причащении. Так, Златоуст вообще отождествлял Пасху и причащение. Для него (и для всего церковного собрания) Пасха совершается тогда, когда человек причащается. А «оглашенный никогда не совершает Пасхи, хотя и постится ежегодно, потому что он не участвует в приношении Евхаристии» (Против иудеев. 3:5).

Но когда многие стали удаляться от Христова Духа и стали уклоняться от причащения на Светлой Седмице, то отцы Трулльского Собора (т. н. Пято-Шестого Собора) 66 правилом засвидетельствовали изначальное предание: «от святого дня Воскресения Христа Бога нашего до недели новой, во всю седмицу верные должны во святых церквах непрестанно упражняться во псалмех и пениях и песнех духовных, радуяся и торжествуя во Христе, и чтению Божественных Писаний внимая, и святыми тайнами наслаждаяся. Ибо таким образом со Христом купно воскреснем и вознесемся. Того ради отнюдь в реченные дни да не бывает конское ристание, или иное народное зрелище».

Собор 927 года (т. н. Томос единения) даже троебрачным позволяет на Пасху причащаться св. Таин.

Читать еще:  Самая ранняя пасха за все время

Это же устремление к пасхальному соединению с Господом прослеживается и в нашем богослужении. Ведь, по словам Златоуста, «мы постимся не для пасхи и не для креста, но ради своих прегрешений, потому что намереваемся приступить к тайнам» (Против иудеев. 3:4).

Вся святая Четыредесятница готовит нас ко встрече с Богом в Пасхальную ночь. Не случайно ещё перед началом Поста Церковь поёт: «Возведемся к покаянию, и чувства очистим, к нимже брань, вход поста творяще: надеждею благодати сердце извествующе, не брашны, в нихже не пользовашася ходившии. И снестся нами Агнец Божий, во священной и светоносной ночи Воскресения, нас ради приведенное заколение, учеником приобщенное в вечер таинства, и тьму разоряющее неведение светом его воскресения» (стихира на стиховне, в мясопустную неделю вечером).

Во время поста мы очищаемся от беззаконий, учимся соблюдать заповеди. Но какая же у поста цель? Цель эта — в участии в пиршестве Царства. На Пасхальном каноне св. Иоанн Дамаскин призывает нас: «Придите Питье пьём новое, не от камня неплодного чудодеемое, но нетления источник, из гроба одождившего Христа», «придите розги нового Винограда в нарочитом дне Воскресения Божественного Веселья Царствия Христова приобщимся, воспевая Его как Бога во веки».

В конце светоносной пасхальной заутрени мы слышим слова Златоуста: «Трапеза исполнена, насладитеся вси. Телец упитанный — никто же да изыдет алчай: вси насладитеся пира веры, вси восприимите богатство благости». И чтобы мы не думали, будто Пасха заключается в разговении, наш Устав предупреждает: «Пасха — это Сам Христос и Агнец, взявший грехи мира, на алтаре в бескровной жертве, в пречистых тайнах, Честного Тела и Животворящей Крови Своей от иерея Богу и Отцу приносимый, и тому причащающиеся истинную едят Пасху». Не случайно, что и причастен на Пасху звучит так: «Тело Христово приимите, источника бессмертнаго вкусите». Непосредственно перед выносом св. Даров Церковь призывает всех насладиться Божественных Таин.

И недавние святые продолжали подтверждать это понимание величайшего Праздника. Преп. Никодим Святогорец говорит: «Те, кто хотя и постятся перед Пасхой, но на Пасху не причащаются, такие люди Пасху не празднуют. потому что эти люди не имеют в себе причины и повода праздника, которым является Сладчайший Иисус Христос, и не имеют той духовной радости, которая рождается от Божественного Приобщения. Прельщаются те, которые считают, что Пасха и праздники состоят в богатых трапезах, в многих свечах, благоуханном фимиаме, серебряных и золотых украшениях, которыми они убирают церкви. Ибо этого Бог от нас не требует, потому что это не первостепенное и не главное» (Книга о душеполезнейшая о непрестанном причащении святых Христовых Таин. сс. 54—55).

Не случайно те, кто уклоняется от святого Причащения на Пасху и на светлую Седмицу, чувствует упадок духовных сил. На них часто нападает уныние и расслабление. Именно об этом предупреждал нас Господь, говоря: «смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объедением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно. Ибо он, как сеть, найдет внезапно на всех живущих по лицу земному» (Лк. 21:34—35).

Но, к сожалению, в последнее время не только некоторые нерадивые прихожане уклоняются от Причастия на св. Пасху по причине своего чревоугодия, но и некоторые священники стали вводить новизну, запрещая благоговейным христианам исполнить волю Христа. Они говорят:

Был пост, и вы могли причаститься. Так зачем же причащаться на Пасху?

Возражение это совершенно ничтожно. Ведь св. Причастие — не знак печали, а предначинание будущего Царства. Не случайно в Литургии св. Василия Великого говорится, что когда мы вкушаем Причастие, то мы смерть Господню возвещаем, и воскресение Его исповедуем. Да, и если бы Пасха была несовместима с Евхаристией, то зачем же тогда и совершать Литургию в церквах? Неужели современные отцы мудрее Вселенской Церкви? Я уже не говорю, что при хиротонии все мы даём присягу следовать священным канонам. А Вселенский Собор требует причастия на Пасху и на Светлой Седмице. Специально отвергая этот аргумент, свят. Иоанн Златоуст говорит: «Непостящийся и приступающий с чистой совестью, совершает пасху, сегодня ли, завтра ли, или вообще всякий раз, когда участвует в приобщении. Ибо достойное причащение зависит не от наблюдения времени, но от чистой совести» (Против иудеев. 3:5).

Другие говорят, что раз причащение совершается во оставление грехов, то ему и не место в пасхальную ночь.

На это ответим словами Господа, если осла и вола вытаскивают из ямы в субботу, то не надлежало ли и освободить человека от груза греха на Пасху. И Древняя Пасха, и ныне действующие каноны указывают, что наилучшим временем для прощения грехов в таинстве Крещения является Пасхальная ночь. Да, не место для исповеди в это время. Но ведь уже прошёл пост. Люди оплакали свои беззакония, получили отпущение грехов на исповеди в страстной Четверг. Так на каком основании мы можем не допустить их до святой Чаши в день Воскресения? Я уже и не говорю, что Причастие совершается не только во оставление грехов, но и в жизнь вечную. А когда лучше сделать человека причастником вечной жизни как не в день Пасхи? Конечно, если человек пребывает в нераскаянном смертном грехе, то дорога к Чаше ему закрыта его беззаконием. Но если этого нет, то человек должен прибегать ко Христу.

Вот вы причаститесь на Пасху, а потом пойдёте есть мясо. Так нельзя.

Это мнение прямо осуждается 2 каноном Гангрского собора. Тот, кто считает мясо скверным или делающим человека неспособным причащаться, подпал влиянию духов обольстителей, о которых пророчествовал апостол Павел (1 Тим. 4:3). Он отлучается от святой Церкви. Надо помнить, что на самой Тайной Вечери Христос с апостолами вкушали мясо ягнёнка, и это не помешало им причаститься. Да, нельзя объедаться на разговение, нельзя грешить чревоугодием. Но из этого не следует, что не должно причащаться. Скорее, наоборот. Из почтения к святыне надо быть умеренным, и так мы сохраним и чистоту души, и здоровье желудка.

Подобным образом некоторые священники говорят:

Вы объедитесь и напьётесь, а потом вас может стошнить, и так вы оскверните св. Причастие. Поэтому лучше не причащаться.

Но эта логика на самом деле объявляет грех неизбежностью. Получается, что нам предлагают променять Христа Спасителя на беззаконие, которого заведомо невозможно избежать. И к этому нас будто бы подталкивает праздник. Но если это так, то, может быть, стоит вообще отменить праздник? Что это за святой день, в который мы удаляемся от Бога и неизбежно творим грех? Очевидно, что Бог не для обжорства и пьянства установил Пасху, так зачем же делать в этот день мерзости и ещё на этом основании не причащаться? Думаю, что гораздо мудрее будет причаститься святых Даров и после с умеренностью разговеться, вкусить немного вина и потом не мучиться ни телом, ни душой.

Пасха — время радости, и поэтому причащаться нельзя.

Мы уже приводили слова преп. Никодима, говорящего, что истинная радость Пасхи заключается именно в евхаристическом соединении со Христом. Также и Златоуст говорит, что непричащающийся не празднует Пасхи. На самом деле приобщение особенно уместно на Пасху в связи с тем, что в согласии с Литургией, совершая евхаристическую Жертву, мы воскресение Христово исповедуем и видим образ Его восстания из мёртвых (Евхаристический канон и молитва после потребления). Но самое главное, что Сам Христос обещал дать радость Своим ученикам, тогда Он Сам вернётся из глубин смерти, а от этой радости современные духовники отстраняют христиан.

Да если и подумать, то чему будет на Пасху радоваться непричащающийся — молитвам, но они говорят нам о богообщении, а от него он отказался, Литургии — но она служится ради причастников, пению — но истинным Пасхальным Певцом является Христос (Евр. 2:12)? Если цель богослужения утрачена, то от величайшего праздника остаётся только «радость» служения чреву. Как бы нам не навлечь на себя горькие слова апостола Павла: «они — враги Креста Христова, их конец — погибель; их бог — чрево, и слава их — в сраме; они мыслят о земном» (Флп. 3:18—19).

Ещё одним возражением против пасхального Причастия является утверждение, что перед праздником такая суета, что фактически невозможно нормально приготовиться к св. Причастию. Но это опять попытка оправдать нарушение заповеди «благими целями». Господь сказал одной такой суетящейся женщине: «Марфа! Марфа! Ты печёшься и суетишься о многом, а одно необходимо. Мария же благую часть избрала, которая не отнимется от неё» (Мф. 10:40). Конечно, в первую очередь это относится к Пасхе. Не случайно на Литургии Великой Субботы поются слова: «Да молчит всякая тварь человеча, и да стоит со страхом и трепетом, и ничто же земное в себе да помышляет». Это и есть правильное духовное устроение перед праздником, которое только и делает нашу душу способной принять благодать. На Руси все приготовления к Пасхе заканчивали к Великому Четвёрку, а потом пребывали в храме. И это очень правильно. А нынешняя практика всю готовку и уборку переносить на Великую Субботу действительно душевредна. Она лишает нас возможности прочувствовать службы страстей Господних, и зачастую храмы наши стоят полупустыми на прекраснейшей пасхальной вечерне (Литургии Великой Субботы), а христиане и христианки в этот выходной день вместо поклонения Почившему Господу изводят себя на кухнях. Потом же в пасхальную ночь вместо того, чтобы радоваться, они клюют носом. Надо не отказываться от пасхального причастия, а просто переменить график уборки и готовки. — Всё закончить к вечеру Великой Среды, благо почти у всех есть холодильники, и заняться в спасительное Тридневие своей душой.

И, наконец, утверждают, что в пасхальную ночь очень много посторонних, которые не готовы к приобщению, а исповедать их некогда.

Да, это так. Но чем провинились постоянные прихожане, что из-за маловерующих их лишают соединения с Создателем? Надо не отказывать в Причастии всем, а просто внимательно смотреть за приобщающимися и неготовых отстранять. Иначе в больших приходах причастить нельзя будет никого. Ведь всегда находятся те, кто по незнанию рвутся «заодно и причаститься».

Но откуда же взялась эта практика, противоречащая и Писанию, и св. канонам, и учению святых? Ведь многие по невежеству считают её чуть ли не частью священного Предания. Нам известны молодые пастыри, которые говорят, будто бы Церковь запрещает причащаться на Пасху! Происхождение её таится в тёмных годах гонений на христиан в СССР. Если в сталинское время Церковь хотели физически уничтожить, то позже, в хрущёвские гонения, богоборцы решили её разложить изнутри. Было принято ряд закрытых постановлений ЦК КПСС об ослаблении влияния Церкви. В частности, предлагалось запретить причастие на Пасху. Целью этого было полное уничтожение христианства в СССР к 1980 году. К сожалению, многие священники и епископы поддались давлению уполномоченных по делам религии и прекратили причащать на Пасху. Но самое удивительное, что эта безумная, антиканоническая практика, призванная разрушить Церковь, сохранилась и до сих пор, и более того, некоторые горе — ревнители выдают её за образец благочестия. Воскресший Боже! Скорее низложи этот злой обычай, чтобы Твои дети могли в святейшую ночь Пасхи быть участниками Твоей Чаши.

О таинстве святого причащения

Мы не имеем права отказывать христианам, желающим приобщиться святых Христовых таин. Единственным препятствием здесь является длящееся состояние смертного греха. Причастие должно быть глубокой внутренней потребностью. Недопустимо причащаться формально, по внешним причинам: потому что Шмеман велит причащаться каждое воскресенье, или потому что мама попросила, или потому что все идут…

Причастие – дело личное, самое главное событие в жизни человека. Священник должен напоминать прихожанам о важности причащения. Но не нужно требовать полного единообразия. Когда ко мне приходит так называемый малоцерковный человек, я говорю ему, что непременный долг христианина – ежегодное причащение. Имеющим обыкновение ежегодного причащения я говорю, что неплохо бы причащаться во все многодневные посты и в день ангела. Ходящим в церковь регулярно и ищущим духовного руководства я говорю о желательности причащения раз в месяц или раз в три недели. Кто хочет чаще – может и каждую неделю и еще чаще. Есть люди, стремящиеся причащаться ежедневно. Это люди одинокие, немолодые, немощные. Я не могу им отказывать, хотя считаю, что даже они должны всякий раз исповедоваться.

Нормы поста и воздержания для каждого определяются индивидуально. Если человек причащается раз в год, почему бы ему не поговеть неделю, как это было раньше? Но если причащаются каждую неделю, поститься, наверное, можно не более трех дней. При этом трудно заставлять поститься в субботу, помня, сколько было пролито чернил для осуждения латинского субботнего поста.

Здесь встает и проблема «двойной морали»: священнослужители не постятся ни в субботу, ни в другие непостные дни, когда на следующий день они причащаются. Очевидно, что церковный порядок не требует от священнослужителя поста перед причащением не потому, что он «лучше» мирянина, а потому, что он причащается чаще мирянина. Трудно предписывать другим то, чего сам не исполняешь, и представляется, что единственный здравый способ изживания «двойной морали» – приближение меры поста часто причащающихся мирян к мере духовенства, в соответствии с этой самой частотой. Не имеют канонических оснований распоряжения тех настоятелей, которые решают проблему в обратном направлении, обязывая подчиненных клириков воздерживаться от мяса определенное число дней перед причащением.

Безотносительно к причащению мера поста различна у разных людей. Нельзя требовать строгого поста от больных, детей, беременных и кормящих матерей. Нельзя его требовать и от не имеющих привычки к посту или от находящихся в стесненных жизненных условиях: живущих в неверующих семьях, находящихся в армии, в больнице, в тюрьме. Во всех этих случаях пост или смягчается (и здесь есть возможность многостепенной градации) или совсем отменяется.

Вряд ли целесообразно требовать воздержания от пищи и пития от младенцев до семилетнето возраста: момент мистической встречи со Христом, которую не может не ощущать детская душа, не должен заслонять и омрачаться голодом для ребенка не только тягостным, но и совершенно непонятным. Бывает, что человеку необходимо срочно принять лекарство: в случае сердечного приступа, головной боли и т.д. Это никак не должно быть препятствием к причащению. Для страдающих диабетом необходим частый прием пищи, что тоже никак не лишает их права приобщаться святых таин.

В наши дни большое развитие получили паломнические путешествия. Часто они приурочены к большим праздникам. Бывает жалко, когда христианин не может причаститься в праздник из-за того, что в пути он не мог соблюсти пост по всей форме. В таких случаях также необходимо послабление.

Есть и проблема супружеского поста. Это деликатная сфера, и, наверное, не следует подвергать прихожан допросам на эту тему. Если же они сами хотят исполнить все правила, нужно им напоминать слова апостола языков, что у супругов пост должен быть только по взаимному согласию. Если один из супругов – неверующий или даже если они находятся на разном духовном уровне, оба будучи православными, навязывание воздержания менее духовному супругу может иметь очень тяжелые последствия. И если верующий человек, состоящий в браке, хочет причащаться, невоздержность его мужа или жены не должна быть препятствием к причащению.

Проблемой является и молитвенная подготовка к причащению. Вспомним, что в наших литургических книгах делается различие между грамотными и неграмотными, и последним разрешается не только все келейные правила, но даже церковные службы (вечерню, утреню…) заменять Иисусовой молитвой. В наше время неграмотных, вроде бы, и нет, но зато есть люди, только начинающее осваивать церковные книги. Современный человек погружен в круговращение мирской суеты гораздо больше, чем это было лет 300 назад. Многим современным людям трудно читать монашеское правило: три канона и акафист. Целесообразно требовать чтения Последования к причащению или по меньшей мере десяти молитв из него. Иначе прихожанин начинает добросовестно вычитывать три канона, а до Последования по недостатку времени так и не доходит. Но если человек не успел вычитать и Последование, но искренно хочет причаститься, трудно ему отказать.

Не всем и не всегда легко быть на богослужениях накануне причащения. Вряд ли кто будет требовать этого от старушки, которая только несколько раз в году собирается с силами, чтобы пойти в церковь и причаститься. Но это трудно также и рабочему, трудящемуся в вечерние смены, и матери маленьких детей. В общем, в наши дни трудно требовать посещения вечернего богослужения накануне причащения от всех, хотя, конечно, это нужно поощрять и приветствовать.

Читать еще:  Пасха христова праздник

Практика исповеди перед каждым причащением в общем и целом себя оправдывает. Это требует, при частом причащении прихожан, большого напряжения сил от священников. К сожалению, в некоторых случаях это оборачивается тем, что священник, для облегчения своей жизни, препятствует частому причащению своих прихожан, ограничивая причащение постными периодами, препятствуя причащаться на Пасху, в другие праздники, хотя церковное правило (66-е VI Вселенского собора) предписывает причащаться каждый день Светлой седмицы (о посте, естественно, в этом случае не может быть речи).

Пасха и Рождество – праздники, когда в церковь приходит множество людей «нецерковных». Наш долг – уделить им все возможное в такие дни внимание. Поэтому прихожан нужно исповедовать накануне, скажем, в первые три дня Страстной седмицы. Разумеется, исповедавшийся и причастившийся в Страстной четверг может причаститься и на Пасху. Вообще говоря, причащение на Пасху – отрадное достижение нашей церковной жизни последних десятилетий. Но, к сожалению, это достижение – не всеобщее. Некоторые настоятели вообще не причащают народ на Пасху (вероятно, чтобы не перетрудиться), а другие согласны причащать только тех, кто исправно пропостился всю святую Четыредесятницу. В таком случае чтение Пасхального слова святителя Иоанна Златоуста, где к причащению призываются постившиеся и непостившиеся, превращается в пустую и лицемерную формальность. Пасха – день, когда многие наши современники приходят в церковь первый раз. Мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы встреча этих людей со Христом состоялась. Их необходимо исповедовать, если они того хотят, и, может быть, также причастить.

Несомненно, положительно изживание в наши дни «общей исповеди». Однако если прихожанин, хорошо известный священнику, подходит к аналою и говорит, что хочет причаститься, священник, наверное, может ограничиться чтением разрешительной молитвы.

Нельзя отрицать важного значения епитимии в деле духовного возрождения человека. В некоторых случаях может применяться и отлучение от причащения на определенный срок. В современных условиях этот срок не должен быть продолжителен. В то же время, никоторые самопровозглашенные старцы практикуют годовое и даже двухлетнее отлучение не только от причащения, но и от посещения храма. В наше время это приводит к расцерковлению людей, которые до этой неудачной епитимии уже успели привыкнуть к регулярному посещению богослужения.

В заключении хотелось бы привести цитату из святителя Иоанна Златоуста, отвечающую на многообсуждаемый в наше время вопрос о частоте причащения. Как видим из этих слов святителя, и в его время сталкивались различные практики причащения: кто-то причащался весьма часто, а кто-то – раз или два в году (и не одни только отшельники и пустынники).

«Многие причащаются этой Жертвы однажды во весь год, другие – дважды, а иные несколько раз. Слова наши относятся ко всем, не только к присутствующим здесь, но и находящимся в пустыне, потому что они причащаются однажды в год, а иногда и через два года. Что же? Кого нам одобрить? Тех ли, которые причащаются однажды, или тех, которые часто, или тех, которые редко? Ни тех, ни других, ни третьих, но причащающихся с чистой совестью, с чистым сердцем, с безукоризненной жизнью. Такие пусть всегда приступают. А не такие – ни однажды… Говорю это не с тем, чтобы запретить вам приступать однажды в год, но более желая, чтобы вы непрестанно приступали к святым тайнам».

Таким образом, святитель не объявляет формально обязательной одну из существовавших в его время практик причащения, как это делают некоторые модные ныне доктрины, но устанавливает внутренний, духовный критерий.

О Причащении на Пасху

Вопрос о Причащении мирян в течение всего года и особенно на Пасху, на Светлой седмице и в период Пятидесятницы многим представляется дискуссионным. Если ни у кого не вызывает сомнения, что в день Тайной Вечери Иисуса Христа в Страстной Четверг мы все причащаемся, то о Причастии на Пасху есть разные точки зрения. Сторонники и оппоненты находят подтверждение своим доводам у разных отцов и учителей Церкви, указывают свои pro et contra.

Практика Причастия Святых Христовых Тайн в пятнадцати Поместных Православных Церквах изменяется во времени и пространстве. Дело в том, что эта практика не является догматом веры. Мнения отдельных отцов и учителей Церкви разных стран и эпох воспринимаются как teologomene, то есть как частная точка зрения, поэтому на уровне отдельных приходов, общин и монастырей очень многое зависит от конкретного настоятеля, игумена или духовника. Есть на этот предмет и прямые постановления Вселенских Соборов.

Во время поста вопросов не возникает: мы все причащаемся, сугубо готовясь в посте, молитве, в делах покаяния, на то и десятина годичного круга времени – Великий пост. Но как причащаться на Светлой седмице и в период Пятидесятницы?
Обратимся к практике древней Церкви. «Они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах» (Деян. 2, 42), то есть они постоянно причащались. И вся книга Деяний говорит о том, что первые христиане апостольского века причащались постоянно. Причастие Тела и Крови Христа было для них символом жизни во Христе и существенным моментом спасения, самым главным в этой быстротекущей жизни. Причастие было для них всё. Так говорит апостол Павел: «Ибо для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение» (Фил. 1, 21). Постоянно причащаясь Честного Тела и Крови, христиане ранних веков были готовы и на жизнь во Христе, и на смерть ради Христа, о чём свидетельствуют акты мученичества.

Естественно, все христиане собирались вокруг общей Евхаристической Чаши на Пасху. Но нужно отметить, что первое время поста пред Причастием вообще не было, сначала шла общая трапеза, молитва, проповедь. Об этом мы читаем в посланиях апостола Павла и в Деяниях.

В Четвероевангелии не регламентируется причастная дисциплина. У евангелистов-синоптиков говорится не только о совершённой на Тайной Вечере в Сионской горнице Евхаристии, но и о тех случаях, которые явились прообразами Евхаристии. На пути в Эммаус, на берегу Геннисаретского озера, во время чудесного улова рыб… В частности, при умножении хлебов Иисус говорит: «Отпустить же их не евшими не хочу, чтобы не ослабели в дороге» (Мф. 15, 32). В какой дороге? Не только ведущей домой, но и на жизненном пути. Не хочу оставить их без Причащения – вот о чём слова Спасителя. Мы думаем иногда: «Этот человек недостаточно чист, ему нельзя причащаться». Но именно ему по Евангелию и предлагает Господь Себя в Таинстве Евхаристии, чтобы этот человек не ослабел в дороге. Тело и Кровь Христовы нам необходимы. Без этого нам будет намного хуже.

Евангелист Марк, рассказывая о приумножении хлебов, подчеркнул, что Иисус, выйдя, увидел множество народа и сжалился (Мк. 6, 34). Господь сжалился над нами, потому что мы были как овцы, не имеющие пастыря. Иисус, приумножая хлебы, поступает как добрый пастырь, отдающий душу свою за овцы. И апостол Павел напоминает нам, что всякий раз, вкушая Евхаристический Хлеб, мы возвещаем смерть Господню (1 Кор. 11, 26). Именно 10-я глава Евангелия от Иоанна, глава о добром пастыре, была древним пасхальным чтением, когда все причащались в храме. Но как часто нужно причащаться, в Евангелии не говорится.

Постовые требования появились только с IV–V веков. Современная церковная практика основана на Церковном Предании.

Что такое Причащение? Награда за хорошее поведение, за то, что ты постился или молился? Нет. Причастие – это То Тело, это Та Кровь Господа, без Которых ты, если погибнешь, то погибнешь окончательно.
Василий Великий отвечает в одном из своих писем женщине по имени Кесария Патриция: «Приобщаться каждый день и причащаться Святого Тела и Крови Христовых хорошо и полезно, так как Сам [Господь] ясно говорит: “Тот, кто ест Мою Плоть и пьет Мою Кровь, имеет жизнь вечную”. Кто же сомневается, что причащаться непрестанно жизни есть не что иное, как жить многообразно?» (то есть жить всеми душевными и телесными силами и чувствами). Таким образом, Василий Великий, которому мы часто приписываем многие епитимии, отлучающие от Причастия по грехам, очень высоко ценил достойное Причащение каждый день.

Иоанн Златоуст также разрешал частое Причащение, тем более на Пасху и на Светлой седмице. Он пишет, что следует непрестанно прибегать к Таинству Евхаристии, причащаться с должной подготовкой и тогда можно насладиться тем, чего желаем. Ведь истинная Пасха и истинный праздник души – это Христос, Который приносится в Жертву в Таинстве. Четыредесятница, то есть пост Великий, один раз в год бывает, а Пасха трижды в неделю, когда причащаешься. А иногда и четыре, точнее же, столько раз, сколько мы захотим, ибо Пасха – это не пост, но Причастие. Подготовка не в том, чтобы вычитывать три канона неделю или сорок дней говения, а в очищении совести.

Благоразумному разбойнику потребовались считанные секунды на кресте, чтобы очистить свою совесть, признать в Распятом Мессию и первым войти в Царство Небесное. Некоторым требуется год и больше, иногда вся жизнь, как Марии Египетской, чтобы приобщиться Пречистому Телу и Крови. Если сердце требует Причастия, то должно причащаться и в Великий Четверток, и в Великую Субботу, на которую в этом году приходится Благовещение, и на Пасху. Исповеди же достаточно одной накануне, если только человек не совершил греха, который надо исповедовать.

«Кого нам похвалить, – говорит Иоанн Златоуст, – тех, кто причащается один раз в году, тех, кто часто причащается или тех, кто редко? Нет, похвалим тех, кто приступает с чистой совестью, с чистым сердцем, с безупречной жизнью».
А подтверждение тому, что Причащение возможно и на Светлой седмице, есть во всех древнейших анафорах. В молитве перед Причащением сказано: «Сподоби державною Твоею рукою преподати нам Пречистое Тело Твое и Честную Кровь, и нами всем людям». Эти слова мы читаем и на Пасхальной литургии Иоанна Златоуста, что свидетельствует об общем Причащении мирян. После Причащения священник и народ благодарят Бога за эту великую благодать, которой они удостаиваются.

Проблема причастной дисциплины стала дискуссионной только в Средние века. После падения в 1453 году Константинополя Греческая Церковь переживала глубокий упадок богословского образования. Со 2-й половины XVIII века начинается оживление духовной жизни в Греции.

Вопрос о том, когда и как часто следует причащаться, был поднят так называемыми коливадами, монахами с Афона. Они получили свое прозвище из-за несогласия совершать поминальную службу над коливом в воскресные дни. Сейчас, 250 лет спустя, когда первые коливады, такие как Макарий Коринфский, Никодим Святогорец, Афанасий Парийский, стали прославленными святыми, это прозвище звучит очень достойно. «Поминальная служба, – говорили они, – искажает радостный характер воскресного дня, в который христиане должны причащаться, а не поминать усопших». Спор о коливе продолжался более 60 лет, многие коливады претерпевали жестокие гонения, некоторые были удалены с Афона, лишены священнического сана. Однако этот спор послужил началом богословской дискуссии на Афоне. Коливады всеми признавались традиционалистами, а действия их противников выглядели как попытки приспособить Предание Церкви к нуждам времени. Они, например, утверждали, что на Светлой седмице могут причащаться только священнослужители. Примечательно, что святой Иоанн Кронштадтский, тоже защитник частого Причащения, писал, что тот священник, который причащается на Пасху и на Светлой седмице один, а своих прихожан не причащает, подобен пастырю, пасущему только себя самого.

Не стоит ссылаться на некоторые греческие часословы, где указано, что христиане должны причащаться 3 раза в год. Подобное предписание перекочевало в Россию, и до начала ХХ века причащались в нашей стране редко, в основном в Великий пост, иногда в День Ангела, но не больше 5 раз в году. Однако данное указание в Греции было связано с налагаемыми епитимиями, а не с запрещением частого Причащения.

Если вы хотите причаститься на Светлой седмице, нужно понимать, что достойное Причащение связано с состоянием сердца, а не желудка. Пост является подготовкой, но отнюдь не условием, которое может препятствовать Причастию. Главное, чтобы сердце было очищено. И тогда можно причащаться и на Светлой седмице, стараясь накануне не объедаться и воздержаться от скоромной пищи хотя бы один день.

В наши дни многим болящим запрещается поститься вообще, а людям, которые страдают диабетом, разрешается вкушать даже перед Причастием, не говоря уже о тех, кому жизненно необходимо принимать лекарства утром. Сущностное условие поста – это жизнь во Христе. Когда человек хочет причаститься, пусть знает, что как бы он ни подготовился, он не достоин Причастия, но Господь хочет, желает и отдает Себя в Жертву, чтобы человек стал причастником Божественного естества, чтобы он обратился и был спасен.

​Причастие на Пасху

Кто уже давно ходит в церковь, знает, как непросто в нашей церковной жизни отвоевывалось это священное право — причащаться Святых Христовых Таин в Пасхальную ночь. Еще каких-то пятнадцать-двадцать лет назад это было дивом дивным, чем-то для мирян почти что невозможным. Помню, как я со своим сотрудником Александром Е. вдвоем из всего многолюдного храма причащались Святых Таин в алтаре, почти тайно от прочих мирян. Было и такое!

А сколько разных предрассудков пришлось преодолеть, чтобы Святой Пасхальной ночью миряне могли соединиться со Христом в таинстве Евхаристии.

Сегодня уже Причастием на Пасху никого не удивишь. Причастниками становятся очень многие. И слава Богу! Хотя кое-какие предрассудки еще живы и исподтишка, все-таки уже не так откровенно, но все же пытаются влиять на церковную жизнь.

Я расскажу совершенно реальную историю, в которой, однако же, все имена изменены и место действия не указано. Прошу читателей не искать за этими именами конкретных людей, хотя бы в силу того, что рассказ и без того трагичен, а также и по понятной причине — все это произошло достаточно недавно.

На ночную Пасхальную службу три или четыре года назад я пришел в храм со своей семьей. Мама, тесть, жена, дочь и я. На нашем клиросе было немало людей. И чтобы не мешать молиться другим и самому не рассеиваться, я решил сойти с клироса и молиться со всеми прихожанами. А своих оставил на клиросе, чтобы им было полегче выстоять долгую ночную службу: можно все же присесть, когда не идет строгая молитва.

Сначала мы все исповедались, и священник допустил нас до Причастия. Потом храм долго взрывался громогласными победными кличами: «Христос Воскресе! — Воистину Воскресе!» Потом священники на амвоне лобызали друг друга, подавая в этом пример и нам. И вот началась праздничная ночная Литургия. Мне было о чем помолиться в ту ночь! Как и каждому в храме. И вот уже, превозмогая тяжесть в ногах, приближаемся мы к важнейшему моменту Богослужения: священник выходит к нам со Святой Чашей!

Кто причащался хоть раз в Пасхальную ночь, тот знает, какое сладостное, упоенное чувство входит в душу вместе с этим пасхальным Причащением. Его ни описать, ни передать другим невозможно. Лучше попробуйте сами причаститься на Пасху. И вы этого потом еще долго не сможете забыть.

Служба закончилась. Как говорилось в школьных сочинениях, «усталые, но счастливые» мы стали собираться домой, где ждал нас пасхальный стол, уже уставленный подзабытыми за время долгого поста яствами. Я вновь поднялся к своим близким на клирос и поздравил их с Причастием. Лица у причастников сияли радостью. И вдруг одна хорошо мне знакомая женщина с клироса, назовем ее И., громко и поучительно, с расстановкой, как будто вдруг прорвало в ней, наконец, какую-то незримую моральную шлюзу, воскликнула:

— Только дураки причащаются на Пасху.

Эту женщину я знал уже много лет. Не раз и не два встречал ее в храме. Сколько раз вместе мы молились на Литургиях! Не часто, но иногда мы вместе и причащались — она причащалась, как было распространено в прежние времена, раза четыре или пять в год. Я же много лет уже стараюсь причащаться на каждой воскресной обедне. Помню, как иногда после нашего причащения она называла меня и моих близких «ангелами». Спаси ее Бог за эти добрые слова. И тем тяжелее было услышать от нее вдруг слова иные, недобрые.

Когда-то она, еще в юности, даже сподобилась немного пострадать за веру. Однажды ее в ночь на Пасху у храма выхватил из рядов молящихся озлобленный комсомольский патруль. Стали спрашивать, зачем она пришла в храм и почему, хотя сама молодая, разделяет «старческие предрассудки». И. тогда исповедала себя Христианкой. Слава Богу, времена уже были не те, и ее, несколько постращав и постыдив, вскоре отпустили. Обещали написать в институт, но, кажется, так и не написали. Мы с ней всегда испытывали друг к другу симпатию. И вдруг…

Читать еще:  Что дарить на пасху

Слова ее так сильно выбивались из праздничной атмосферы — за плечами у нас ведь была долгая и радостная пасхальная служба! — такую вносили дисгармонию в наши души, что дернулись от ее слов невольно даже и те, кто так же, как и И., в эту святую ночь и не думал причащаться. Мы же растерянно и как-то даже испуганно посмотрели на И. Что с ней случилось такое?

И. даже сама от своих слов как-то подрастерялась. Но — твердо сцепила зубы и не без вызова взирала на нас. У нее была какая-то своя очень странная, но дорогая для нее «правда», и отдавать ее нам без боя она не хотела. Первым опомнился, наверное, все-таки я.

— Ты что несешь такое? — строго спросил я. — Ты вообще понимаешь, что говоришь?!

Голос был у меня настолько изумленный, рассерженный, что даже и она немного отступила. Не сдалась, нет, но чуточку отступила.

— Ну, я, это… хотела сказать, — чуть мягче, как бы пятясь, заговорила она. — Что, мол, нельзя же: причаститься — и сразу за пасхальный стол…

— Твое какое дело? Ты наш духовник?

За столкновением наблюдали и другие люди. И я обдумывал каждое слово.

— Ладно, прости уж, — выдавила она из себя с трудом. Видно было: не хочет обострять отношения. Но все равно в душе считает себя правой. Просто прозвучали ее слова уж как-то слишком грубо и резко. Надо было в такую ночь держать язык за зубами. Чтобы не спугнуть благодать ни в себе, ни в других. Я больше ничего не ответил. На это ее вымученное «прости» тут же и искренне ответить «прощаю» пока что не мог. Я не китайский болванчик, чтобы бездумно кланяться с улыбкой по поводу и без повода. Меня сильно и хлестко оскорбили — ударили в самую сердцевину моей веры. Да еще в Пасхальную ночь! И не только меня — всех моих самых близких людей. Я промолчал. Точка.

В такси громко говорил об И., возмущался тем, что она «благодать отняла» у нас, а следующая Пасха будет еще так не скоро. Да и доживу ли я еще до «следующей такой ночи»? Меня уговаривали успокоиться, забыть и простить ее — ведь она же все-таки попросила прощения… На это я сказал, что более не смогу с ней общаться как прежде. И как поет в 54-м Псалме Царь Давид, «яко аще бы враг поносил ми, претерпел бых убо, и аще бы ненавидяй мя на мя велеречевал, укрыл бых ся от него. Ты же, человече равнодушне, владыко мой и знаемый мой, иже купно наслаждался еси со мною брашен, в дому Божии ходихом единомышлением».

Кстати, слова эти о «человече равнодушне» — означают отнюдь не равнодушного, которому всё трын-трава. Отнюдь! «Равнодушне» переводится с церковнославянского как «единодушне», то есть как человек равный тебе по духу, одного с тобой духа. И потому от него-то, от близкого по духу человека, получить неожиданный удар особенно больно. Больно мне было! И всем нам. Но Пасха есть Пасха. И когда разговелись за праздничным столом, этот мрачный инцидент чуточку отошел в сторону, подзабылся. Но мысль о том, что своими словами необдуманными И. нарушила какой-то важный духовный закон, все равно не отступала. Казалось почему-то, что теперь ей несдобровать, — и ее резкие и совершенно ненужные слова были услышаны в тех сферах, где будут судить нас «за каждое праздное слово». Сам я много, да, безконечно много лишнего и ненужного говорю. И если судить строго «за каждое праздное слово» — от почти что каждого из нас уже давно остались бы только «рожки да ножки». Но те слова И., сказанные в храме на Пасху, все равно стояли особняком. Нет, не надо, не надо ей было так говорить.

Твердо для себя решил сторониться И. Быть вежливым с ней, — кивнуть и отойти в сторонку. Более с ней не разговаривать, но и враждебности, конечно же, не проявлять. Но начался уже вскоре дачный сезон, и я стал ездить в храм теперь по будням. И. в такие дни там не было. Потом пришел престольный праздник. Я встретился с ней в нашем храме. Молча кивнул ей и скорее отошел подальше. Ей тоже было не до меня. Какая-то растерянность появилась во взгляде.

Прошел месяц, другой, третий. Наступила зима. И вот однажды приехал на службу в храм, и мне сообщил наш дьякон:

— Сегодня И. отошла ко Господу!

Я даже ушам своим не поверил: как, почему? Цветущая, отнюдь не пожилая женщина — и так вот быстро покинула нас… Оказалось, в начале лета у нее в легких обнаружили уплотнение. Через пару недель это уплотнение превратилось в опухоль, которая буквально задушила ее через несколько месяцев. Оперировать было уже поздно. Она каждый день ездила в храм и причащалась. Пока могла доехать до храма. Потом к ней стали ездить священники, причащать. А потом… потом ее не стало. В день своей кончины она все же успела причаститься Святых Христовых Таин.

Отпевали ее как-то особенно тяжело. Священник мне говорил, что никогда не видел таких тяжелых похорон. Сначала катафалк с гробом застрял в пробках на целых два часа. Так что пришедшие в церковь на отпевание уже начали расходиться. Потом, уже на кладбище, когда начало темнеть, на пути к месту упокоения гроб с телом почившей И. уронили в чужую вырытую могилу. Пришлось оттуда гроб доставать, раскрывать крышку, заново укладывать покойницу…

Слушал все это, и гуляли мурашки у меня по коже. «Страшно впасть в руки Бога живаго!»

За И. я молился все сорок дней. Чувство обиды давно сменилось на чувство жалости к ней. Простил ли ее Господь? Надеюсь, что простил. Надеюсь и на то еще, что на ее кончину повлияли и какие-то другие причины, а не только те ее неосторожные слова. Надеюсь, к тому же, что и сами те ее неосторожные слова были вызваны начавшейся болезнью. Надеюсь, да, но теперь и мне не забыть об этом страшном уроке. Одно неосторожное слово может поставить под вопрос немалый и благодатный молитвенный труд всей жизни. Подвести черту в самом неожиданном месте.

Прошел год, и новая Пасха привела нас в храм на ночную службу. Об И. вспоминать не хотелось: слишком это горько и тяжело. Когда священники вышли с Чашами (причастников было на ту Пасху так много, что вынесли сразу три Чаши), я шепнул своим близким: «Идем к отцу А.». Просто давно дружу с этим батюшкой. И хотелось в Пасхальную ночь причаститься из его рук. Пробились к нему через густую толпу молящихся. Когда застыл я у самой Чаши, словно увидел все как в замедленной киносъемке. Вот батюшка называет меня по имени, вот он водит лжицей в Чаше, выбирает мне частицу для Причастия. Вот лжица натыкается на очень большую, невероятно большую частицу, размером с целую просфору.

— Возьмете? — кажется, вот так спросил он меня в ту ночь. Или как-то иначе? Уже не важно. Я кивнул.
И он — впервые в моей жизни причастил меня такой большой частицей, о которой я, мирянин, и мечтать не мог!

Богослов тут может остановить меня и напомнить, что священник во время Литургии произносит: «Раздробляется и разделяется Агнец Божий, раздробляемый и неразделяемый, всегда ядомый и никогдаже иждиваемый, но причащающияся освящаяй». Эти таинственные слова показывают, что, несмотря на разделяемость, необходимую для причащения многих, Агнец остается неповрежденным и неделимым. И в каждой частице Святых Даров Сам Бог! И размер частицы тут совершенно не важен. Так, конечно. Я ведь и не собираюсь спорить. Но когда подносят тебе на Пасху такого размера частицу Его Тела и Крови, душа все равно ликует и возносится «во области заочны» в запредельном каком-то восторге.

Это ведь была награда Свыше! Только я не знаю, за что.

Потом я его поблагодарил, отца А., когда он уже закончил причащать. Сказал ему, что век не забуду его милости. Он ничегошеньки не ответил. Словно и не очень понял, о чем я ему говорю.

Как причащаться в пасхальные дни?

Как причащаться в дни Пасхи? Каждый раз придется этот вопрос решать индивидуально. Единого мнения в Церкви нет. Некоторые священники не причащают на Пасху, а некоторые наоборот считают, что по слову святого Иоанна Златоуста и достойные и недостойные должны приступить к Чаше. Так что же правильно?

А вы крещеный?

Магистр богословия, настоятель Церкви Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве протоиерей Сергий Правдолюбов не причащает на Пасху тех, кого первый раз видит перед Чашей: «Когда я причащаю на Пасху, ни одного постороннего человека я не причащу. Я не имею право его причастить. А если он не крещеный? Где он исповедовался? Надо знать, что он крещеный, верующий и говел. В нашем приходе уже 20 лет на Пасху причащаются приблизительно 700 человек. Я их всех знаю в лицо и по именам, я знаю их семьи, их трудности». Конечно можно таких, незнакомых священнику людей, и перед чашей спросить: крещеный ли, исповедовались? Но на Пасху это не очень удобно: слишком много причастников. К тому же бывают недоразумения. Об одном из таких недоразумений отец Сергий рассказывает со смехом: «Однажды оказалось, что я так князя Зураба Чавчавадзе спросил – крещен ли он. Я же не знал его в лицо! Он, мне кажется, довольно долго на меня обижался».

Долгий спор

«По воспоминаниям моего отца, деда и прадеда никто из народа в XIX веке на Пасху не причащался. Только священники в алтаре. Это неправильно. – рассказывает отец Сергий. — Лично для меня является серьезным основанием причастия на Пасху мнение отца Иоанна Крестьянкина. Он говорил, что надо причащаться один раз в две недели. Больным и беременным можно и один раз в неделю. Это слова отца Иоанна, который никогда не был модернистом».

Старший преподаватель кафедры практического богословия ПСТГУ Илья Красовицкий по этому поводу говорит: «В синодальный период церковная жизнь в России во многом утратила свою «евхаристичность», то есть оторвалась от Евхаристии. Считалось, что Праздник — это одно, а Причастие — совсем другое, нечто весьма грустное, связанное с необходимостью поститься, исповедоваться, много молиться и отказываться от развлечений. Большинство причащалось раз в год, и только очень усердные – один раз в каждый пост. Вся страна жила, можно сказать, почти без полноценного участия в Евхаристии. И мы знаем, чем все это закончилось. Возрождение частого причащения связано с именем святого Иоанна Кронштадтского. Он призывал причащаться очень часто, и все многотысячные толпы, которые собирались на его службе, каждый раз причащались».

Сейчас многие отцы судят об этом по-разному. Кто-то за то, чтобы причащаться часто и на Пасху обязательно, кто-то против. Но споры эти не новые. В XVIII веке существовало мнение, что причащаться надо не чаще чем один раз в сорок дней. «По какой причине мы постимся эти сорок дней? В прошлом многие приступали к Тайнам просто так и как случится. И было это по преимуществу в то время, когда Христос предал нам это Таинство. Святые отцы, осознав вред, бываемый от нерадивого Причащения, собравшись, определили сорок дней поста, молитв, слушания Писаний и посещения церкви, дабы в эти дни все мы, очистившись благодаря тщательности, и молитвам, и милостыни, и посту, и всенощным бдениям, и слезам, и исповеди, и всем другим добродетелям, насколько это в наших силах, таким образом с чистой совестью приступали к Таинству», — эти слова святого Иоанна Златоустого приводят сторонники редкого причащения, и их цитирует в своей «Книге душеполезнейшей о непрестанном причащении Святых Христовых Таин» святой Никодим Святогорец. Он предлагает в ответ не вырывать святоотеческие цитаты из контекста, а подумать, что же случится, если сами сторонники «сорокодневия» начнут точно исполнить эти слова: «Поэтому не следует им говорить только то, что говорит Златоуст об определении божественными отцами сорока дней, в которые мы, постясь, причащаемся, но следует рассмотреть и то, что предшествует этим словам, и то, что следует за ними, и что приводит в том же самом слове этот божественный отец, и по какому поводу и к кому обращена его беседа. Возражающие нам утверждают и доказывают, что божественный Златоуст только днем Пасхи ограничил употребление Божественного Причащения. Если эти защитники сорокадневия хотят это обосновать, то должны, в согласии с их мнением, или причащаться только раз в году, то есть на праздник Пасхи, и уподобиться тем, к которым тогда говорил Златоуст, или должны совершать десять Великих постов в году — столько, сколько раз у них принято причащаться».

Вряд ли практику редкого причастия возможно обосновать словами святителя Иоанна Златоуста, ведь известно, что как пастырь он сам огорчался, когда видел, что его прихожане, его паства причащаются редко. В своих проповедях Иоанн Златоуст сетует на тех прихожан, кто слушает проповедь и сразу после этого уходит домой, не дожидаясь Причастия. В то же время, его творения доказывают, что тенденция к редкому причащению возникла совсем не в России XVIII века, а в Византии в IV веке.

На Светлой

Если по поводу причащения на Пасху в Церкви нет единого мнения, то уж по поводу частого причащения на Светлой седмице и подавно все запутанно. Ведь перед причастием надо готовиться. А как готовиться, если все всё едят, празднуют и молитвы сведены к минимуму?

Отец Сергий считает, что часто на Светлой седмице причащаться не следует: «Нельзя механически переносить раннее христианство на XXI век. Ведь даже священнослужители, которые каждый раз причащаются, когда служат, страдают от этого. Надо иметь такой трепет душевный и страх Божий, чтобы не привыкнуть к принятию Таинства, а мирянин тем более может привыкнуть: у него просто не хватит времени, возможности и душевных сил все время осознавать Что такое Причастие. И получится по апостолу Павлу: в суд себе ям и пию, не рассуждая, Тела и Крови Господа нашего. И многие из них болеют, а немало и умирают. Это очень серьезная вещь и не надо так рисковать. Только святые могут так жить, но даже схимники не каждый день причащаются. А мы что, мирские люди? Тем более, что никакой нормальной подготовки к причастию на Светлой седмице быть не может. И молодым людям сложно исполнять правило воздержания от супружеской жизни в Светлую седмицу».
«Эти вопросы надо решать каждому человеку отдельно со священником, к которому он придет. То, что одному нельзя, другому, может быть, и можно. В наших молитвословах и канонниках, которые мы обычно читаем при подготовке к причастию, указано, что в дни Светлой Седмицы вместо трех канонов надо читать канон Пасхи. Значит, такая практика предусмотрена Церковью, — считает заведующий кафедрой пастырского и нравственного богословия ПСТГУ, священник Павел Хондзинский. – Исторически пост и причастие, судя по всему, стали так неотделимы друг от друга в силу того, что по традиции причастию должен был предшествовать длительный период подготовки к нему. А поскольку традиция это достаточно древняя, постольку у нас нет никаких оснований утверждать, что в XVI веке причащались чаще, чем в XIX. Но к XIX веку, а точнее после реформ Петра, жизнь Церкви существенно изменилась, и тогда постепенно возникло понимание того, что частое причастие необходимо христианам в этих новых условиях более, чем что-либо другое. При этом, по словам свщм. Сергия Мечева, даже такой последовательный сторонник частого причащения, как его отец, св. Алексей Мечев, считал, что у каждого здесь должна быть своя норма, определяемая духовником. Конечно, причаститься на Пасху – замечательно. Во всяком случае нет никаких специальных препятствий к этому, и не причастить человека в этот день можно только по тем же причинам, по которым его нельзя причастить и в любой другой день церковного года – то есть, при наличии у него тяжких грехов, в которых он не готов принести деятельное покаяние».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector