0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Придел ангела сюжет

Придел Ангела (фильм)

Григорий Никулин мл.
Вячеслав Тельнов
Тамара Пономаренко

Россия Россия

«Придел ангела» (Angel`s Aisle, The Angel`s Side Chapel; другое название «Линия Маннергейма») — историческая драма о последних, послереволюционных десятилетиях существования Старых Ладожских Монастырей — Валаама и Коневца (Коневский монастырь), разворачивающихся на фоне исторических событий 1917—1939 годов между Советской Россией и Финляндией.

Мировая премьера — Кинофестиваль «Окно в Европу», Выборг, Россия, август 2008. Европейская премьера — Фестиваль «Кинооктябрь», Хельсинки, октябрь 2009. Выход на экраны — апрель 2009 года. Выход в прокат в России — 27 апреля 2009 года.

Дистрибьютер в России — «Монолит rec.»

Сюжет

1924 год. Молодой советский комиссар Максим, сын православного священника, отправляется по заданию спецслужб на маленький остров-монастырь в Ладожском озере, отошедший после смуты 1917-1922 годов Финляндии. Остров — важный стратегический объект, где находится штаб береговой артиллерии Финской армии. Это место включёно в знаменитую линию обороны Финляндии — линию Маннергейма, приезд которого и ожидается на остров в скором времени. Суть задания Максима — ликвидация К. Г. Маннергейма, — на тот момент Председателя Совета государственной обороны Финляндии.

В рамках задания Максим должен также устранить и проводника, обеспечивающего нелегальный переход через Советско-Финскую границу. Проводником оказывается маленькая карельская девочка Женя — сирота, убить которую Максим оказывается не в состоянии и решает взять её с собой в монастырь, сохраняя жизнь. Пересекая границу, Максим и Женя автоматически получают статус беженцев — эмигрантов. Благодаря своему знанию религиозных обрядов и навыкам профессионального разведчика Максим успешно выдаёт себя здесь за паломника, желающего стать монахом, а Женю, чтобы не вызвать лишних подозрений, за мальчика — своего брата. По мере приближения приезда Маннергейма на остров, в Максиме, не без влияния его маленькой спутницы — Жени, происходит нравственный перелом. Несмотря на благоприятные обстоятельства для совершения покушения на генерала, Максим не может выполнить задание…

В ролях

  • Алексей Морозов — Максим Прошин
  • Мария Резник — Маленькая Женя
  • Эмилия Спивак — Взрослая Женя
  • Тапани Пертту — Генерал Маннергейм
  • Владимир Матвеев — Настоятель монастыря, отец Маврикий
  • Артур Ваха — Отец Владимир
  • Лев Елисеев — Отец Святослав
  • Олег Рязанцев — Молодой монах
  • Александр Баргман — Фёдор
  • Виталий Коваленко — Пётр
  • Екатерина Новикова — Мария
  • Витас Эйзенах — Ратиккайнен
  • Александр Анриа — Хеллмарк
  • Александр Куйкка — Маркку
  • Александр Кондратьев — Вилхо
  • Дмитрий Лысенков — Жжёнов
  • Максимов, Леонид Иванович — Человек во френче

Напишите отзыв о статье «Придел Ангела (фильм)»

Ссылки

  • [mkrf.ru/activity/register/search/detail.php?ID=110163588&ganr=&strana=&year_from=1&year_to=104&kateg=&color=&nud=&firm_z=&keywords=&q=%EF%F0%E8%E4%E5%EB+%E0%ED%E3%E5%EB%E0 Прокатное удостоверение фильма в Государственном регистре Министерства культуры РФ]
  • [www.youtube.com/watch?v=_a9eyHFGVOM Фильм «Придел Ангела»]

Отрывок, характеризующий Придел Ангела (фильм)

Прошло четыре недели с тех пор, как Пьер был в плену. Несмотря на то, что французы предлагали перевести его из солдатского балагана в офицерский, он остался в том балагане, в который поступил с первого дня.
В разоренной и сожженной Москве Пьер испытал почти крайние пределы лишений, которые может переносить человек; но, благодаря своему сильному сложению и здоровью, которого он не сознавал до сих пор, и в особенности благодаря тому, что эти лишения подходили так незаметно, что нельзя было сказать, когда они начались, он переносил не только легко, но и радостно свое положение. И именно в это то самое время он получил то спокойствие и довольство собой, к которым он тщетно стремился прежде. Он долго в своей жизни искал с разных сторон этого успокоения, согласия с самим собою, того, что так поразило его в солдатах в Бородинском сражении, – он искал этого в филантропии, в масонстве, в рассеянии светской жизни, в вине, в геройском подвиге самопожертвования, в романтической любви к Наташе; он искал этого путем мысли, и все эти искания и попытки все обманули его. И он, сам не думая о том, получил это успокоение и это согласие с самим собою только через ужас смерти, через лишения и через то, что он понял в Каратаеве. Те страшные минуты, которые он пережил во время казни, как будто смыли навсегда из его воображения и воспоминания тревожные мысли и чувства, прежде казавшиеся ему важными. Ему не приходило и мысли ни о России, ни о войне, ни о политике, ни о Наполеоне. Ему очевидно было, что все это не касалось его, что он не призван был и потому не мог судить обо всем этом. «России да лету – союзу нету», – повторял он слова Каратаева, и эти слова странно успокоивали его. Ему казалось теперь непонятным и даже смешным его намерение убить Наполеона и его вычисления о кабалистическом числе и звере Апокалипсиса. Озлобление его против жены и тревога о том, чтобы не было посрамлено его имя, теперь казались ему не только ничтожны, но забавны. Что ему было за дело до того, что эта женщина вела там где то ту жизнь, которая ей нравилась? Кому, в особенности ему, какое дело было до того, что узнают или не узнают, что имя их пленного было граф Безухов?
Теперь он часто вспоминал свой разговор с князем Андреем и вполне соглашался с ним, только несколько иначе понимая мысль князя Андрея. Князь Андрей думал и говорил, что счастье бывает только отрицательное, но он говорил это с оттенком горечи и иронии. Как будто, говоря это, он высказывал другую мысль – о том, что все вложенные в нас стремленья к счастью положительному вложены только для того, чтобы, не удовлетворяя, мучить нас. Но Пьер без всякой задней мысли признавал справедливость этого. Отсутствие страданий, удовлетворение потребностей и вследствие того свобода выбора занятий, то есть образа жизни, представлялись теперь Пьеру несомненным и высшим счастьем человека. Здесь, теперь только, в первый раз Пьер вполне оценил наслажденье еды, когда хотелось есть, питья, когда хотелось пить, сна, когда хотелось спать, тепла, когда было холодно, разговора с человеком, когда хотелось говорить и послушать человеческий голос. Удовлетворение потребностей – хорошая пища, чистота, свобода – теперь, когда он был лишен всего этого, казались Пьеру совершенным счастием, а выбор занятия, то есть жизнь, теперь, когда выбор этот был так ограничен, казались ему таким легким делом, что он забывал то, что избыток удобств жизни уничтожает все счастие удовлетворения потребностей, а большая свобода выбора занятий, та свобода, которую ему в его жизни давали образование, богатство, положение в свете, что эта то свобода и делает выбор занятий неразрешимо трудным и уничтожает самую потребность и возможность занятия.
Все мечтания Пьера теперь стремились к тому времени, когда он будет свободен. А между тем впоследствии и во всю свою жизнь Пьер с восторгом думал и говорил об этом месяце плена, о тех невозвратимых, сильных и радостных ощущениях и, главное, о том полном душевном спокойствии, о совершенной внутренней свободе, которые он испытывал только в это время.

«Придел Ангела»:
история непрощенного человека

С овсем скоро в прокат выйдет фильм 27-летнего режиссера Николая Дрейдена «Придел Ангела», который получил на кинофестивале в Выборге «Окно в Европу» специальный приз Фонда культурного и творческого наследия С.И. и А.С. Ростоцких «За дебют», а также Гран-при благотворительного кинофистеваля «Лучезарный ангел». Картина — первая полнометражная работа Дрейдена, кроме того, в ней также свою первую большую кинороль сыграл актер петербургского Малого драматического театра — театра Европы под руководством Льва Додина Алексей Морозов. Так что скоро мы с вами увидим рождение новых имен в отечественном кинематографе.

Николай Дрейден выбрал для дебюта историю несколько не типичную для наших современных кинематографистов. Он рассказывает нам не о Нирване или юных девушках в ожидании чуда — а об эпизоде отечественной истории с 1924 по 1939 годы. После Октябрьской революции маленький православный монастырь-остров оказывается на территории Финляндии, где финны размещают штаб береговой артиллерии. Советская сторона отправляет туда сына священника, а ныне молодого комиссара Максима Прошина (Алексей Морозов) с секретным заданием: под видом послушника Максим должен проникнуть на остров, чтобы впоследствии уничтожить одного из высокопоставленных военных чинов Финляндии. И Максиму предстоит пройти в монастыре путь покаяния и духовного перерождения, чтобы обрести себя и смысл жизни.

Естественно, первый вопрос, который задают Дрейдену, услышав такое — не снял ли он свой вариант «Острова» Павла Лунгина. Николай усмехается и говорит, что, возможно, это петербургский ответ «Острову», хотя кроме внешних перекличек эти две картины сравнивать нельзя. «У нас — историческая драма. К тому же я — молодой режиссер, и вся команда у меня была молодая, так что в силу возраста или же того, что мы уже посмотрели «Остров», у нас степень революционности смелее, что ли. Мы еще внятнее можем расставить важные для нас акценты. Если в «Острове» герой Мамонова искупает свой грех, то наш фильм — это история непрощенного человека: герой до конца несет наказание за совершенное им деяние. А насчет сравнений… ну, это ведь жанр — духовное кино. Боевиков тоже много снимают. Вы же не будете сравнивать «Параграф 78» с «Антикиллером», а «Монгола» с «Кочевником».

Историю непрощенного человека Дрейден придумал еще в 2002–2003 г.г., когда работал на студии «ЭН» и снимал документальное кино по окончанию Университета кино и телевидения. Он приехал в Коневецкий монастырь к другу семьи — отцу Исидору, в миру Игорю Минаеву, когда-то бывшему актеру. Минаев играл в театре с отцом Николая, актером Сергеем Дрейденом — затем ушел из мира, но с семьей Дрейденов дружит. Когда Николай приехал на Коневец, его поразила уникальность этого места. «Это совершенно другое монашество. Остров находится в 7 км от берега, и монахи имеют возможность постоянно бывать в миру — поэтому их нравственный стержень гораздо сильнее, ибо они ежедневно подвергаются искушениям. И они как-то… ну, не хочется сравнивать, но они очень теплая команда воинов Божьих. Что меня поразило — это не то каноническое монашество, образ которого создан в литературе и кино и, более того, в других монастырях. Это нормальные люди, за которыми не стыдно идти даже атеисту, потому что они говорят простые и понятные вещи. Это не та примитивная пропаганда, которая применяется в других областях жизни. Это просто люди, которые говорят, думают и верят с чистым сердцем и со светлыми глазами. Я тогда подумал, что это идеальное место для кинособытия и прекрасного фильма».

Читать еще:  Пасхальные игры в детском саду

Николай, вдохновленный монашеством Коневца, сделал несколько набросков историй — но все было не то. Тогда отец Исидор рассказал ему историю монастыря, бывшего после революции финской территорией, и красивую легенду о том, что будто бы тогдашний настоятель монастыря отец Маврикий был давний друг председателя военного министерства Финляндии Карла Густава Маннергейма, личности легендарной не только в финской истории, но и в российской. «И тут сразу же возникла череда, цепочка мыслей, которая привела к созданию этой истории», — поясняет Николай. Он сам написал сценарий и сам взялся за создание картины. «Остров», как говорит Дрейден, вышел уже потом.

Молодой режиссер и сам не замечает в разговоре, как непривычно звучат его слова и цитаты из Библии, как удивительны обороты его речи. Ему-то, погруженному в мир монашества и духовного пути человека с 2003 года, все кажется привычным и известным — а нам в диковину. Зато благодаря такому тщательному подходу мир монашества и быта показан в фильме на самом высоком и тщательном уровне — и во многом это заслуга отца Исидора, который был со съемочной группой на протяжении всей работы. «Он называет этот фильм первым точным фильмом о церкви, — говорит Дрейден. — Кстати, Лунгин тоже обращался к отцу Исидору за благословением и выбирал натуру на Коневце, но в результате снимал на Соловках. Вспоминая «Остров», отец Исидор говорит именно о даматургических огрехах — и в нашем случае он, видимо, исправлял эти ошибки».

На этом все сравнения с фильмом Лунгина Николай считает законченными. Гораздо сильнее его беспокоит ответственность перед финнами — потому что фигура Маннергейма для них культовая, и мало кто из них дерзает снимать о нем кино. Не потому, что денег нет — ответственность большая. На роль Маннергейма был приглашен Тапани Пертту — по словам Дрейдена, финский Джигарханян. И вот из этих двух монументальных фигур — полководца и кинозвезды — Николаю нужно было сделать не монументальный исторический персонаж, не лидера, а живого человека. «Пертту с охотой пошел на эти изменения в образе, потому что когда он репетировал в первый раз, там было очень много героического, «памятниковского» такого, — улыбается режиссер. — Он буквально с самого начала подчинился моей воле — это было очень интересно, потому что все-таки это такой большой и достаточно пожилой артист: ему под 70 лет, а я — молодой режиссер, который смог его убедить в том, что мы будем пробовать играть Маннергейма человеком сомневающимся, переживающим».

С российской стороны в «Приделе Ангела» нет ни одного медийного лица, кроме Эмилии Спивак — и то нам обещают, что такой мы ее еще не видели. Отход от медийности произошел не намеренно: на роль Максима Прошина пробовалось много нынешних звезд, включая Евгения Цыганова и Дмитрия Исаева — но Николай не находил в них нужного ему камертона. В результате главную роль получил Алексей Морозов, которого мы с вами можем увидеть на сцене МДТ-театра Европы в главных ролях спектаклей «Бесплодные усилия любви», «Король Лир» и других. Также в следующем году на Первом канале выйдет 8-серийная киносага «Крест в круге», где Алексей сыграл главную мужскую роль.

«Я Лешей просто восхищен, — говорит Дрейден. — Когда он пришел на пробы, мне показалось, что у этого артиста маленький диапазон, и он не сможет вытянуть роль. А дальше я понял, что он как человек взрослый, грамотный и не спешащий выдать результат, показывает не все».

Опасения режиссера по поводу главного героя были не случайны: роль Максима Прошина — очень молчаливая, тут нужно было передавать внутренний мир и терзания героя практически без слов: игрой, глазами. «Меня поразило при прочтении сценария, что главный герой невероятно молчалив: весь его текст во всем фильме можно написать на одном листе, — рассказывает Алексей Морозов. — Он очень немногословен, и передо мной стояла тяжелая задача. Я просто не знал, как к этому подступиться. Это вообще очень большая задача: не показывать, что я думаю, а по-настоящему думать в кадре. Это очень трудно. Надеюсь, у нас это получилось».

Чтобы лучше понять героя и его монашескую жизнь, Николай договорился с отцом Исидором и отправил актера Морозова на 5 дней в монастырь. Кроме отца Исидора и нескольких монахов никто вокруг не знал, что Морозов — актер: он жил как настоящий трудник, выполнял физическую работу, месил хлеб и вел дневник. Судя по нему, жизнь на острове у Алексея была суровая и насыщенная.

«Мы приехали на остров Коневец, — гласит дневник Алексея. — Настоятель отец Исидор накормил нас сытно, отец Антоний поселил в келье по моей просьбе. Остальные разместились в гостинице. В келье стол, стул, шкаф, диван, кушетка. Сейчас пойдем на прогулку с отцом Исидором: кругом какая-то звенящая тишина.

Ночь. Пообщались после бани с Евгением Николаевичем, банщиком. Я вышел из бани и сказал, глядя на берег Ладоги: «Благодать»! А он говорит: «Это не благодать, а прелесть, благодать — духовное понятие, не путай»! На Максима здесь тоже постепенно спускалась БЛАГОДАТЬ…

Утро. 5:00. С Божьей помощью проснулся, иду в храм на службу. После службы — послушания.

День. Отстоял службу в храме — поют божественно. Причастился. Максим слушал это пение, и спускалась благодать. НЕ МОЖЕТ УБИТЬ. Никто не сможет никого убить на этом острове. После службы обед в 8:00 утра — суп, макароны, овощи. После трапезы меня определили на кухню. Сначала мыл кастрюли, потом помогал менять клеенки на длинных столах в трапезной. Сейчас идем на экскурсию по острову».

Отбой в монастыре наступает в 22:00. Еще есть ужин в 17:00 — и больше послушников не кормят, так что Алексей голодал в монастыре в прямом смысле этого слова. Голодал, недосыпал и трудился в поте лица — как и его герой.

«В 6.30 отстоял субботнюю утреню в Казанском ските, — продолжается история из дневника Алексея. — Скит совсем маленький, но все поместились. Атмосфера безответного, самоотреченного служения Богу. Потом отец Павел отвел меня в пекарню, где я познакомился с Сергеем, пекарем. Он, оказалось, служил на Коневце в армии и недавно вернулся сюда уже как трудник. Когда рассказывает, глаза светятся и устремлены наверх. ГЛАЗА МАКСИМА в конце фильма должны быть такие же. Вообще такой вполне мог бы быть и Максим. Видно, что непростая судьба у Сергея. Сейчас пойду месить с ним тесто для второй запечки. Вот такие уже термины появляются — вторая запечка.

День. Помесили тесто с Сергеем, я промазал все формы маслом, помыл корыто для теста. Осталось через 20 минут кинуть формы в печь, и через час будет готов хлеб.

Всего 15.45, а у меня ощущение, что поздний вечер. Хлеб получился вкусный, с корочкой, душистый.

Вечер. Всенощное бдение — гениально! Очищение и благодать спускаются. Три часа стоишь в храме, на ногах, после трудного рабочего дня, и в тебя вливается чистый смысл Божьего Замысла…»

О своем монастырском опыте Морозов говорит просто: «Это грандиозно. Там действительно мозги встают на место — понимаешь, что, по сути, все, что в жизни происходит, — это часть единого процесса, единого замысла; такая Божья мельница, которая крутится, крутится…изо дня в день, из века в век…».

Помимо духовной подготовки у Алексея были и исторические поиски. «Я покопался и нашел в архивах, что в 1922 году Минфин урезал бюджет ЧК в полтора раза. И в органы стали брать людей, которые совсем не были к этому готовы — детей священников в том числе, как мой герой Максим. Если бы в монастырь послали профи, он бы спокойно выполнил свое задание. А в том-то и дело, что Прошин — человек, мучающийся изначально. Он пошел за этой молодой энергией большевизма, поверил в новую советскую «религию»… А когда пришлось собственноручно убить человека, — тут его глубинные личностные корни и дали о себе знать…»

За тему женщины в «Приделе Ангела» отвечает Эмилия Спивак, которую Николай Дрейден называет одной из самых выдающихся российских актрис. Героиня Эмилии, Женя — ангел-хранитель Максима Прошина, сопровождающий его и в рай, и в ад души. «Эмилия — замечательная актриса, и она очень глубоко понимает, что такое женщина с ее самоотверженностью, с ее бесконечной любовью, той любовью, которую ничто не сможет разрушить, той любовью, которой нет в реальной жизни, — говорит режиссер. — Она сыграла тот образ женщины, который хотелось бы видеть, наверное, каждому мужчине моего возраста в этом циничном, феминизированном мире».

Получается, Николай снял в своем фильме идеал женщины? «Нет, — категоричен режиссер. — Идеалом можно назвать лишь то, что недостижимо. А это то, что есть в каждой женщине и должно быть, и это нужно взращивать и всячески холить и лелеять в себе, потому что сила женщины в ее слабости, в ее любви, в ее преданности. И это та тема, которую мне хотелось вскрыть помимо основной — тема мужчины-воина, мужчины-созидателя, для которого женщина — ангел-хранитель».

Так уж вышло, что в свете последних политических событий Николай Дрейден снял очень актуальный фильм. «По нашей задумке к финалу и герой, и зритель должны попытаться прийти к мысли о бессмысленности войны, о бессмысленности границ как таковых, — настаивает молодой режиссер. — К мысли о невозможности убийства кого бы то ни было — ни в условиях войны, ни в любой, даже самой экстремальной, ситуации, — ни одного живого существа».

Согласитесь, очень созвучно настроениям сегодняшнего дня…

Придел Ангела (фильм)

Григорий Никулин мл.
Вячеслав Тельнов
Тамара Пономаренко

«Придел ангела» (Angel`s Aisle, The Angel`s Side Chapel; другое название «Линия Маннергейма») — историческая драма о последних, послереволюционных десятилетиях существования Старых Ладожских Монастырей — Валаама и Коневца (Коневский монастырь), разворачивающихся на фоне исторических событий 1917—1939 годов между Советской Россией и Финляндией.

Читать еще:  Сделать поделку на пасху

Мировая премьера — Кинофестиваль «Окно в Европу», Выборг, Россия, август 2008. Европейская премьера — Фестиваль «Кинооктябрь», Хельсинки, октябрь 2009. Выход на экраны — апрель 2009 года. Выход в прокат в России — 27 апреля 2009 года.

Дистрибьютер в России — «Монолит rec.»

Сюжет

1924 год. Молодой советский комиссар Максим, сын православного священника, отправляется по заданию спецслужб на маленький остров-монастырь в Ладожском озере, отошедший после смуты 1917-22 годов Финляндии. Остров — важный стратегический объект, где находится штаб береговой артиллерии Финской армии. Это место включено в знаменитую линию обороны Финляндии — линию Маннергейма, приезд которого и ожидается на остров в скором времени. Суть задания Максима — ликвидация К. Г. Маннергейма, — на тот момент Председателя Совета государственной обороны.

В рамках задания Максим должен также устранить и проводника, обеспечивающего нелегальный переход через Советско-Финскую границу. Проводником оказывается маленькая карельская девочка Женя — сирота, убить которую Максим оказывается не в состоянии и решает взять её с собой в монастырь, сохраняя жизнь. Пересекая границу, Максим и Женя автоматически получают статус беженцев — эмигрантов. Благодаря своему знанию религиозных обрядов и навыкам профессионального разведчика Максим успешно выдает себя здесь за паломника, желающего стать монахом, а Женю, чтобы не вызвать лишних подозрений, за мальчика — своего брата. По мере приближения приезда Маннергейма на остров, в Максиме, не без влияния его маленькой спутницы — Жени, происходит нравственный перелом. Несмотря на благоприятные обстоятельства для совершения покушения на генерала, Максим не может выполнить задание…

В ролях

  • Алексей Морозов — Максим Прошин
  • Мария Резник — Маленькая Женя
  • Эмилия Спивак — Взрослая Женя
  • Тапани Пертту — Генерал Маннергейм
  • Владимир Матвеев — Настоятель монастыря, отец Маврикий
  • Артур Ваха — Отец Владимир
  • Лев Елисеев — Отец Святослав
  • Олег Рязанцев — Молодой монах
  • Александр Баргман — Федор
  • Виталий Коваленко — Петр
  • Екатерина Новикова — Мария
  • Витас Эйзенах — Ратиккайнен
  • Александр Анриа — Хеллмарк
  • Александр Куйкка — Маркку
  • Александр Кондратьев — Вилхо
  • Дмитрий Лысенков — Жженов
  • Максимов, Леонид Иванович — Человек во френче

Ссылки

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «Придел Ангела (фильм)» в других словарях:

Морозов, Алексей Валентинович — В Википедии есть статьи о других людях с именем Морозов, Алексей. Алексей Морозов Дата рождения … Википедия

Дрейден, Николай Сергеевич — Николай Дрейден Дата рождения: 17 декабря 1980(1980 12 17) (32 года) Место рождения: Ленинград, СССР Гражданство … Википедия

Максимов, Леонид Иванович — В Википедии есть статьи о других людях с именем Максимов, Леонид. Леонид Иванович Максимов Дата рождения: 9 сентября 1956(1956 09 09) (56 лет) Место рождения: Барнаул … Википедия

Советско-финская война (1939—1940) — См. также: Советско финские войны Советско финская война (1939 1940) Вторая мировая война … Википедия

Эйзенах, Витас Викторович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Эйзенах. Эйзенах Витас Портфолио Имя при рождении: Эйзенах Ви … Википедия

Доротенко, Лидия Ивановна — Лидия Доротенко Дата рождения: 18 августа 1931(1931 08 18) (81 год) Гражданство … Википедия

Коваленко, Виталий Владимирович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Коваленко. Виталий Коваленко Виталий Владимирович Коваленко Имя при рождении: Виталий Владимирович Коваленко Дата рождения: 4 сентября 1974 … Википедия

Главное, что у человека внутри

— Алексей, расскажите о вашем актерском пути. Как вы попали в эту профессию?
— Попал не случайно. Мой папа, заслуженный артист России, уже сорок лет работает в Театре сказки на Московском проспекте. Детство я провел в театре. Наверное, этот запах кулис меня и привел в итоге на сцену. Когда учился в школе, увидел объявление о наборе в театральную студию при петербургском телевидении. Прошел, как сейчас модно говорить, кастинг… Потом — ЛГИТМиК, Малый драматический театр (МДТ), всё довольно удачно складывалось. Но в какой-то момент мне всё надоело, и я ушел из профессии.

— Почему?
— Тогда в театре сложилась сложная финансовая ситуация, да и творческих возможностей было гораздо меньше по сравнению с сегодняшним днем. Я уехал в Москву, занимался пиаром. Об этом времени не жалею: для того чтобы понять, что действительно важно, мне надо было попробовать себя в чем-то другом.

— Как началась ваша актерская карьера во второй раз?
— У меня случился жизненный перелом, когда я понял, что не смогу заниматься пиаром всю жизнь, осознал, что всё время ставлю себе внешние планки, а хотелось бы ставить планки внутренние. В этот сложный для меня период мне позвонили из МДТ с предложением сыграть Шута в «Короле Лире». Затем последовала роль Максима Прошина в фильме «Придел ангела», моя первая главная роль в кино. Прочитав сценарий, я захотел попробовать сыграть этого героя. Думаю, это предложение было неслучайным, для себя я понял, что двигался в правильном русле. В целом мне кажется, что сознание верующего человека лестничное. Когда мы «отматываем» события назад, понимаем, что финальная точка, к которой пришли, возникла неспроста. Бог ведет нас к нужной работе, встрече.


Кадр из фильма «Придел ангела»

— Вы сами рисовали в фильме «Придел ангела»?
— Нет. Вместо меня рисовали два человека. Один — молодой художник, второй — аж проректор Академии художеств.

— Трудно было найти девочку на роль маленькой Жени в «Приделе ангела»?
— Мы уже начинали работу над фильмом, а главной героини все не было. Маша Резник, сыгравшая роль маленькой Жени, попала в кино случайно. Она из Новосибирска, из актерской семьи. Маша шла по коридору Ленфильма, и ее заметил Николай Дрейден, режиссер. Он подошел к ней и спросил: «Девочка, хочешь сниматься в кино?», на что шестилетний ребенок ему ответил: «А в чем специфика?» После этих слов сомнений, кто будет играть главную роль, не было… Недавно Маша с семьей приезжала в Петербург, мы с ней успели встретиться.

— Как вы готовились к своей роли в этом фильме?
— Я общался с настоятелем Коневского Рождество‑Богородичного мужского монастыря. Перед началом съемок пять дней провел на Коневце, причем никто не знал, что я актер. Я полностью погрузился в монашескую жизнь: ходил на службу, мыл посуду, выполнял другие послушания.

— Меняется ли что-то в мироощущении после съемок в фильмах о Церкви?
— До фильма «Придел ангела» я не мог даже представить себя в монастыре. Проведя пять дней на Коневце, — подумал, что при определенном стечении обстоятельств я мог бы стать монахом. На Коневце происходит нечто настоящее, гармоничное. Мое отношение к иноческой жизни поменялось: я стал относиться к ней, как к чему-то естественному. Со временем начал понимать людей, которые отрекаются от всего, пришло осознание того, что монашество — это служение, как служение театру, искусству. Может быть, поэтому среди священнослужителей много бывших актеров.

С Коневцом связано еще одно сильное ощущение. Там снималась одна из передач программы «Заповедная область» — поездки по различным местам Ленинградской области. Меня облачили в подрясник и доверили нести крест во время крестного хода. Это не вошло в передачу, но это вошло в мою жизнь…

— В «Расколе» вы исполнили роль Фёдора Ртищева. Чем характерен образ этого исторического героя?
— Я спросил режиссера Николая Досталя: «Как играть? Что это за человек?» Он сказал: «Леша, у нас все персонажи с двойным дном, а ты играй святого». Я почитал про Фёдора Ртищева, это был отрытый, добрый, невероятной души человек — государственный и военный деятель. Все свои деньги он отдавал на нужды больниц, помогал нищим. Ключевский писал, что Ртищев обладал тихим голосом, никогда ни на кого не кричал и не ругался. У него были больные ноги; мы не сразу поняли, как это передать, и потом придумали, что он хромает.

— Что для вас церковный раскол?
— Страшное событие, катастрофа. Сложно даже представить, как народ вынес это. Представьте, к вам сейчас приходят люди и начинают заставлять вас правильно молиться, креститься не тремя перстами, а одним. Казалось бы, какая разница? Но дело не в пальцах, а в духовном насилии. К патриарху Никону можно относиться по-разному: кто-то считает его реформатором, кто-то разрушителем русских традиций. Формально он просто насадил в России греческое богослужение — но староверы восприняли его идеи как надругательство над Церковью, как кощунство. Это было политическим решением. Еще один печальный пример союза Церкви и государства.

— Вы несколько раз играли чекистов. Пострадал ли кто-то из ваших родственников от репрессий?
— К счастью, эта беда моей семьи не коснулась. Мой прадед был белым офицером, он погиб во время Гражданской войны. Бабушка жила в Ленинграде. Я помню ее рассказы о том, как на город падали зажигательные бомбы. Она вместе с другими дежурила на крыше и лопатой или железными щипцами сбрасывала эти бомбы на землю. Дедушка тоже прошел войну.

— Собираетесь ли вы и дальше сниматься в фильмах, программах, связанных с церковной тематикой?
— Недавно с Николаем Дрейденом мы сняли пилотный выпуск передачи «Русский паломник», в которой рассказываем про поклонение святым местам, мощам, камням. В кадре стараемся произносить не заученный текст, а то, что думаем и чувствуем в данный момент. В передаче много иронии и саркастических высказываний по поводу того, что в Иерусалиме мусульмане, например, продают православные кресты, а на главной площади города количество торговых палаток, где предлагают приобрести символы веры, слишком велико. Для кого-то это налаженный бизнес, приносящий неплохой доход. Но на самом деле все это «цацки».

Люди много рассуждают о подлинности реликвий, о Дарах волхвов, например. Но главное не то, подлинны ли они, — важна вера людей, которые стремятся прикоснуться к святыне. Важно то, что у людей внутри. Бог живет в сердце, в уме, а не в камнях или крестах.

— Когда передача выйдет на экраны?
— Сейчас передача монтируется. Когда выйдет — сказать сложно. Я думаю, не многие официальные российские каналы решатся показывать эту программу, потому что тема острая, дискуссионная.

— Как понять, какая из сыгранных ролей успешна и заслуживает признания, а какая нет?
— Ни режиссер, ни актер, ни педагог не знают, как надо. Но что такое профессионал? Это человек, который знает привычные ошибки в своей области и умеет их избегать. Не надо играть, не надо преувеличивать, не надо изображать. Надо рассказывать зрителю про себя, переживать роль личностно. Никто не говорит, что нужно все время быть собой, просто важно говорить на сцене о себе. Любая роль — это я и еще кто-то, но прежде всего я сам как личность.

Читать еще:  Самая поздняя пасха в истории

— Кем видите себя лет через пятнадцать?
— Хотел бы попробовать себя в режиссуре, в педагогике, так как есть опыт общения и работы с талантливыми режиссерами и хочется свои знания кому-то передать. Как говорит наш любимый художественный руководитель Лев Абрамович Додин, настоящий актер — это мудрец, вещатель. Хотелось бы двигаться в этом направлении.

Фёдор Ртищев в «Расколе» (телесериал, 2011, реж. Николай Досталь), Максим Прошин в «Приделе ангела» (2008, реж. Николай Дрейден), Станислав в «Репортаже судьбы» (комедия, 2011, реж. Андрей Щербинин) — кинороли петербургского актера Алексея Морозова. Сегодня он играет в театрах «Приют Комедианта», «Русская антреприза» имени Андрея Миронова, мечтает исполнить роль чеховского дяди Вани и попробовать себя в режиссуре.

«Придел Ангела»

Фильм «Придел Ангела» снят молодым питерским режиссёром Николаем Дрейденом в 2008 году. И хотя в нём показана трагическая эпоха 20-30-х годов 20-го века в России, посвящён он тому, что может быть важно каждому из нас. Это фильм о преображении человека, о духовных законах, о любви, выводящей из тьмы к свету.

Главный герой фильма — Максим Прошин — комиссар, чекист и одновременно сын священника. Неоднозначность его внутреннего мира мы наблюдаем с самого начала, в разговоре с протоиереем, приговорённым к расстрелу.

— Вы ждёте, что я скажу: «Сатана, диавол». Нет. Я — строитель светлого будущего. А вы кто? Отче.

Прошину приходится убить батюшку, и это убийство даётся ему нелегко — и физически, и душевно. Однако он верит в идеалы коммунизма и, следуя приказу начальства, отправляется на совершение нового преступления. Ему поручают тайно под видом послушника проникнуть в православный монастырь на территории Финляндии, чтобы уничтожить там генерала Карла Маннергейма, крайне враждебного советской власти.

Наблюдая за жизнью Прошина в монастыре, невольно ощущаешь, как меняется его внутренний настрой. Лицо его светлеет, глаза наполняются добротой. Он, несомненно, обладает большим душевным потенциалом, который раскрывается в общении с простыми и добрыми монахами монастыря, в его наблюдениях за красотой северной природы, в художественных зарисовках — Максим очень хорошо рисует. Фильм показывает, как благодатная атмосфера православного монастыря преображает душу человека.

Но советские власти ждут от Прошина исполнения поручения. Однако Прошин не в силах совершить убийство. Маннергейм оказывается простым и вызывающим уважение человеком. Он вступает с Максимом в разговор, крайне важный для дальнейшей судьбы монастыря. Финские власти хотят закрыть обитель, но Маннергейм сомневается и ищет подтверждения своего решения в ответе простого послушника:

— Вы сказали, что не знаете финский. Вы из эмигрантов?

— Послушайте. Мне надо принять одно решение. Оно будет зависеть от Вашего ответа. Вы могли поехать куда угодно. Почему Вы приехали именно сюда?

— Не знаю. Верил в советскую власть, в светлое будущее, а теперь. Я не знаю.

— Идите. Бог с Вами.

Максим признаёт, что теперь он изменился, что путь, по которому он шёл — уже не его. Генерал, будучи чутким человеком, видит эту незримую перемену в человеке и принимает решение сохранить монастырь.

В фильме показана и сила искренней и чистой молитвы. Девочка Женя, поселившаяся вместе с Максимом в монастыре и ставшая его ангелом-хранителем, молится вместе с прозорливым старцем Святославом в старинном приделе Ангела — особо почитаемом месте монастыря, где сохранилась древняя фреска с изображением Ангела.

— Скажите, вот Вы говорили, что Ангел тут, за всех нас молится и всех нас оберегает. И если. если один очень-очень хороший человек запутался и просто делает плохие поступки, потому что ему так сказали, а другой человек сейчас умрёт, то.

— Тише, тише. Молчи, слушай и повторяй за мной:

Благодарим Тя, Владыко Человеколюбче, Царя Веков и Подателю Благих.

Роль Максима Прошина — очень молчаливая. Актёр Алексей Морозов передаёт внутренний мир и переживания героя без слов, глазами. В начале фильма взгляд героя тяжёлый, мрачный, исподлобья. В финальных же сценах — глаза светятся и устремлены наверх. Таково и воздействие фильма в целом — светлое и очистительное, как будто вместе с главным героем обретаешь мир и любовь к людям. Это вдохновляет и даёт внутренние силы.

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы не были, дома или в дороге.

Придел ангела сюжет

Вот, спрашивается, зачем было смотреть фильм неизвестного российского режиссера Николая Дрейдена с неизвестным актером Алексеем Морозовым в главной роли и под совсем уж не сулящим ничего хорошего названием «Придел ангела»? Не то, чтобы я не верила в ангелов. Я и сама первый сценарий написала про ангела.
И мастер наш сказал: все девочки, приходя на сценарный, пишут про ангела. Ну, а моя подружка Ленка – так она и защитилась сценарием про ангела. И хороший был сценарий. Смешной.
Но все-таки большинство ангелов в заглавии сигналят о том, что нас уведут куда-то не туда. «Сердца ангела» не получится. И даже Вим Венденс свой прекрасный фильм про ангела назвал «Небо над Берлином». Чтобы не трепать попусту. Типа, святое. Ну да ладно.

Так зачем смотреть фильм с таким отрицательным предвкушением?

Ну, честно говоря – большинство российских фильмов последних лет вызывают отрицательное предвкушение. Стойкое. Несмотря на отдельные ошибки этого самого предвкушения. В общей массе – так. К сожалению. Как бы они не назывались. Но – смотреть их надо! Кто-то ведь должен! Если не мы – то кто же? Ну, то есть надо создавать – возрождать, укреплять и развивать – не только кинопроизводство, но и кинопотребление отечественное. Как-то протаптывать эту тропинку. Чтобы она уже была, когда, наконец, появятся великие и прекрасные российские фильмы нескончаемым потоком. В общем, будем смотреть.

Вот – придумали и сняли люди фильм о красных бандитах и белых священниках на финской территории – к годовщине финской кампании, не иначе. Ну, если люди взялись за такую тему, они же понимали, наверное, что миллионы человек к кассам в очередь не выстроятся и денежки свои не принесут. Тем более, что в ролях, кроме средне известной Эмилии Спивак (это из бесконечного сериала про Машу-прокуроршу Женя-адвокатша) – ни одного знакомого лица, зато чуть не полфильма звучит уже привычно приятная финская речь.

Вот, авторы фильма, наверняка, тоже все это понимали – однако взяли, потратили свое время и чьи-то деньги и сняли такой фильм. Значит, что-то сказать хотели, наверное. С непреодолимой силой. Пусть говорят!

И вот они говорят: смурной и малахольный комиссар, появляясь в кадре с первых минут не убеждает. Ну, не комиссар ты, черт тебя дери. Потому как – не орел. Может быть – злой орел, бессовестный и безжалостный. Но не может быть он вареной курицей. Просто не может – и все. С вялой речью и смазанными движениями, выдающими завсегдатая ночных клубов в приделах Садового Кольца. А этого малахольного еще и отправляют на территорию сопредельного государства с заданием – не много, не мало – уничтожить Карла Маннергейма. Ну, это которого линия. То есть – шишку будь здоров. Уничтожь его эта вареная курица, глядишь, и финской войны бы не было, а, может быть, и Великая Отечественная как-нибудь бы по-другому развивалась. И вот на такое дело красные блатари-большевики, покрошившие, тем не менее в капусту своих более благородных и прекраснодушных белых собратьев, не нашли послать никого лучше?

Ну, ребята, сочувствующие белому движению, нельзя же так своих опускать: выходит, белые проиграли страну этому быдлу, которое вы такими вялыми недотепами показываете? Стыдно! А большевики в фильме – такие хлипкие бандиты, не первой руки, а все – подручные. Вот как в фильме «Вечный зов» бригаду кулаков-недобитков показывали. Так там хоть пара-тройка приличных матерых серьезных людей была. Которые ясно, за что борются и ясно, что палец им в рот не клади. А тут – сплошная «гуляй, рванина!» — да под песню «Гоп со смыком» — блатняк полнейший. То есть даже «Вихри враждебные» спеть не дали, типа, не было у этой шпаны своего голоса, гопота блатная – и весь сказ.

И вот этот малахольный обустраивается на финском (бывшем русском) острове в монастыре, и кашеварит, и – куда ему до Маннергейма! – остается на этой почетной у монашеской братии обязанности еще лет десять, вплоть до начала войны. Ну, то есть подвиг он такой совершил – не убил Маннергейма! А в монастыре, типа, вину свою отбывает за прежние злодеяния. Ну, как бы брат Карамазов и Петр Мамонов из «Острова» в одном флаконе. Ну, вот и ответ. И ответ хороший, не обидный. На вопрос – зачем ребята фильм этот затевали?

Во-первых, недавние лавры «Острова» манят: вот тебе остров, вот тебе – человек, совершивший преступление в обстоятельствах нашей непростой истории. Вот преступление – вот искупление. Благородные намерения? А то! А во-вторых – копай глубже: Достоевский нам тоже как-никак не чужой. И каких-никаких «бесов» в реалиях недавней истории замутить хочется. И это – хорошо! Но пока – не получилось. Герой-то у вас – так себе пельмешка. Нелепый. Не Мамонов. И не Карамазов. И не Ставрогин. Не внятный. То-то он и говорит слабым голосом что-то себе под нос, его даже Маннергейм в ту их единственную встречу не расслышал. Поэтому выглядит «Придел ангела» не как история нравственного перерождения и покаяния, а как повесть о малодушном и слабом человеке, который только и стремится, чтобы от этих жерновов истории схорониться где-нибудь за печкой.

Вполне человеческое желание. Но – не Достоевский ни фига.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×