0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Солнце играет на пасху

На Пасху солнце играет!

Виктория Белькова из Иркутской области рассказывает о встрече с пасхальным чудом.

Виктория Белькова из Иркутской области рассказывает о встрече с пасхальным чудом.

Об авторе. Виктория Витальевна Белькова живет в селе Балухарь Черемховского района Иркутской области. Работала учителем, воспитателем в детском саду, сейчас с мужем ведет небольшое фермерское хозяйство. Мама четверых детей. Прихожанка храма Благовещения Пресвятой Богородицы г. Свирска Иркутской области.

Приходилось ли вам когда-нибудь видеть, как играет солнце ранним утром на Пасху? Я же никогда раньше не задумывалась о смысле этого явления. И существует ли оно вообще? Всё это проходило мимо меня. Немало лет понадобилось, прежде чем оно, солнце, мне открылось. Вернее, не мне одной. Но обо всем по порядку.

Однажды отец поделился со мной радостью:

— А я утром в Пасху ходил смотреть, как солнце играет.

Недоверчиво покосилась на папу:

— Что, вот так прямо и играет?

Родитель мой, видя, что я не очень-то ему верю, стал горячиться и жестикулировать:

— Красотища такая — не передать словами! Бабушка мне раньше рассказывала, но я, видишь, до старости дожил, а всё никак не мог проверить, правда ли то, что старики говорили. А теперь точно знаю — правда!

Пытаюсь понять папины эмоции:

— Как оно может играть? Солнце — это же звезда! Светит себе и светит. Что ты видел такого особенного?

Папа обескуражен моим упрямством:

— Круги видел красные и розовые, оно будто танцует…

— Где круги? В центре солнца или вокруг?

Бедный папа, устав от моей непонятливости, махнул рукой:

— Да ты сама как-нибудь соберись — и увидишь. Только бывает это раз в году — в Пасхальное утро на восходе. Нужно ловить момент, когда солнечный диск только-только начнет отрываться от линии горизонта. Запомни — только в Пасху. В другие дни не увидишь. Солнышко на Пасху тоже радуется.

Прошли годы, а я всё никак не могла проверить, правда ли то, о чем говорил мне отец. Честно говоря, тогда я папе не очень поверила: мало ли что может показаться пожилому человеку? Оптический обман какой-нибудь. И даже забыла про это на долгое время.

Но однажды прочла, что игру солнца можно наблюдать не только в пасхальное утро, но и в другие дни в Иерусалиме. Очень часто при ясной погоде на Золотых вратах Иерусалима счастливчики-паломники наблюдают оптическое явление, которое тоже называют игрой солнца.

Восточные врата, называемые Золотыми, — это те самые врата, через которые Господь входил в Иерусалим. Распространенное представление о том, что через них войдет Мессия, которого до сих пор ожидают иудеи, отвергнув распятого на Голгофе Христа, привело к тому, что османский султан Сулейман Великолепный приказал замуровать ворота. Тем самым исполнил пророчество ветхозаветного пророка Иезекииля: «И сказал мне Господь: ворота сии будут затворены, не отворятся, и никакой человек не войдет ими, ибо Господь, Бог Израилев, вошел ими, и они будут затворены» (Иез. 44, 2).

Игра солнца на Золотых воротах — напоминание нам о земной жизни Христа и ожидание Его второго пришествия и Страшного Суда.

Проверить свидетельства людей, видевших играющее солнце в Иерусалиме, у меня не было возможности. И тогда я вспомнила наш с папой давний разговор.

Иерусалим далеко, а наш родной горизонт — вот он, рукой подать. Решено: сейчас или никогда! Решено-то решено, но как трудно после Светлой Пасхальной литургии, праздничной трапезы, добравшись до дома, не плюхнуться в постель, а подождать рассвета! На преодоление этого, казалось бы, пустякового препятствия у меня ушло еще несколько лет.

Так бы и осталась я в неведении о чудесном Пасхальном солнечном свете, если бы не посетил меня Господь. А как Господь нас посещает? Скорбями да болезнями. Вот и я заболела накануне Пасхи.

Вся семья в приподнятом настроении собиралась к всенощной, только я, изнывая от уныния (грех-то какой!), маялась из угла в угол, как неприкаянная.

Домочадцы уехали, а мне очень захотелось встретить рассвет. Родные вернулись из храма под утро и, похристосовавшись со мной, уснули блаженным сном. Все, кроме Даши. Средняя дочка по складу характера всегда была более отзывчива на духовные впечатления. С готовностью тут же приняла решение:

— Может, останешься? Посмотри, на тебе лица нет от усталости.

Даша тряхнула россыпью каштановых волос, зажмурилась и вновь раскрыла мне навстречу свои глазищи, засмеялась:

— Это я-то устала? Да бод-рее меня нет человека на свете!

— Ну поехали. Только гляди — горизонт весь в облаках… Что мы там можем увидеть при такой погоде?

— Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав! — пели мы по дороге, и куда девалась моя ночная хандра.

Ехать недалеко — километра два. Можно было бы и пешком, но я пожалела дочку.

Выехали на возвышенное место, с которого в сторону востока и Федяевского залива Ангары открывался широкий простор. Казалось, что видимость не менее пятидесяти километров. От нас в сторону залива уходили спускающиеся к Ангаре в виде террас холмы, покрытые сухой прошлогодней травой. Тонкой полоской вдалеке светлела вода. Хорошо виден был противоположный берег с его такими же холмистыми берегами, покрытыми сосняком и березами, сбегающие к берегу селения, и даже совсем уже дальние дали, сизыми голубоватыми мазками нанесенные на этот великолепный холст Невидимым Художником.

— Какая красота! — Даша просто задыхалась от восторга.

Я тоже стояла потрясенная. Небо было спокойным и синим. Только над горизонтом восточная полоска в виде завесы из низких облаков всё больше светлела, напоминая о приближающемся восходе. Эти облака над горизонтом, словно теплый широкий шарф, укутали землю от севера и до юга. Мы шагнули в прошлогоднюю траву. Вдруг из-под ног выпорхнул серенький комочек. Он повис над головой, разливаясь чудесной трелью. Жаворонок! Потом еще один, и еще! Я обернулась к Даше:

Она согласно кивнула и подхватила с первых слов Пасхальное песнопение:

— Воскресение Христово видевше, поклонимся Святому Господу Иисусу…

Природа будто прислушивалась к торжественному Пасхальному гимну. Слушали березы, стоявшие в небольшом перелеске позади нас, слушала могучая Ангара, слушали травы… Мы хотели верить, что слышит нас и Тот, Кому мы пели с такой детской радостью, сами преображаясь в этой радости. Целый хор жаворонков вторил нам и поддерживал своей неугомонной переливчатой звонкой трелью. Сколько же их тут? Десятки? Сотни? Нам казалось, что тысячи!

Мы пели тропарь, стихиры и величания, чередуя их с другими пасхальными песнопениями, и смотрели на жаворонков, которые свечами поднимались и поднимались в сияющее голубизной небо. А между тем на востоке будто кто-то невидимой рукой приподнял в центре, над горизонтом, завесу из облаков.

Облачное покрывало раздвинулось, образуя по форме гигантский глаз, в центре которого неторопливо всплывало солнце. Мы замолчали, пораженные величием происходящего. Солнце всходило точно по центру образованного облаками «глаза». Вот оно уже своим нижним краем оторвалось от горизонта. Но всё было спокойно. Спрашиваю Дашу:

— Ты что-нибудь видишь?

— Нет. Ничего не вижу. Солнце как солнце.

— И я ничего. Немного побудем еще и поедем домой. Хорошо-то здесь как, правда?

Мы уже совсем собрались уезжать, я делала последние снимки на фотокамеру. И вдруг центр солнечного круга вздрогнул, и от него к периферии диска пошла волна. Затем еще одна, и еще. Диск на долю секунды как бы темнел, потом вспыхивал более светлой и яркой волной. Волны были центрическими, правильной формы, они шли к внешнему краю окружности и затухали в пространстве уже вне пульсирующего солнечного диска. Да, солнце именно пульсировало через равные промежутки времени, распространяя вокруг себя свечение разной интенсивности в многообразии розовых оттенков. Оно было похоже на гигантское сердце.

Замерев, я тихонько спрашиваю дочку:

Даша ответила почти шепотом:

Мы оцепенели, перешептываясь друг с другом, будто боялись, что от громкого голоса будет нарушена эта чудесная картина.

— Круги или волны. Они идут от солнца и тают…

— Да! Солнце будто выплескивает из себя эти волны… Как будто бьется сердце вселенной…

— Трудно в такое поверить… Если бы сама не увидела…

Так мы стояли, обмениваясь впечатлениями. Чтобы проверить, что нам это не кажется, что это не оптический обман, мы отводили глаза, закрывали на время лица ладонями, но картина играющего солнца не исчезала. Вот уже прошло «верхнее веко» небесного «глаза», и, вырвавшись на синий простор, продолжало пульсировать. Прошло пять, десять, пятнадцать минут… Ликовало небесное светило, ликовала природа, ликовали неугомонные жаворонки, а вместе с ними ликование охватило и нас. Я оглянулась, захотелось крикнуть:

— Люди. Проснитесь! Не спите! Посмотрите, какой радостью делится с нами Господь!

Только жаворонки откликнулись на мой мысленный призыв. Но пора было возвращаться. Дома ждали неотложные дела. Как не хотелось уезжать! Мы сделали несколько снимков и видео. Забегая вперед, скажу, что, к сожалению, на снимках это необычное явление пасхального утра не отобразилось, лишь видны были восемь симметрично расположенных лучей в виде Богородичной звезды, отходящие от солнечного диска. Но такие снимки светила получаются не только в пасхальные дни.

Мы ехали по дороге и всё оглядывались на играющее солнце. А оно будто обращалось к нам:

— Ну что же вы? Куда же вы? Ведь вы так хотели увидеть то, о чем так долго мечтали!

И приходили на ум мудрые слова царя Давида: «И исчезоша в суете дние их, и лета их со тщанием» (Пс. 77, 33).

Еще несколько раз хотели мы увидеть играющее солнце, приезжая на «наше» место уже с другими членами семьи. Но пока ни разу солнце не показалось нам, как в тот самый первый раз, — во всем своем ликующем великолепии, ради Пасхи Христовой. Горизонт каждый раз был укутан облачным шарфом, который не давал никакой возможности увидеть восход небесного светила. А в последний приезд и вовсе дул пронизывающий холодный ветер, который не позволил нам даже выйти из машины. И в небе не было ни одного жаворонка… Не получалось у нас подойти к этому моменту с должным благоговением. Всё что-то мешало, выводило из душевного равновесия, брало верх простое человеческое любопытство. И Господь вразумлял нас, не давая знамения с небес. Видно, играющее солнце не всем и не всегда показывается.

Сейчас понимаю, что никогда в жизни не получала я большего пасхального подарка, чем в то незабываемое утро.

Виктория Белькова,
с. Балухарь Черемховского района Иркутской области.

Епископ Барнаульский и Алтайский Сергий: В Пасху солнце играет

Ваше Преосвященство, с каким чувством Вы готовитесь к пасхальному богослужению на Алтае?

— Верующим сердцем Пасха всегда ощущается с трепетом и радостью, где бы ты ни находился. Всегда испытываешь это непередаваемое внутреннее чувство — чувство восторга, крылатости.

В детстве перед этим праздником мы всей семьей наводили идеальный порядок, все перемывали, вычищали, ненужное выбрасывали. Если в будни мы обедали за деревянным столом, который бабушка после чистила водой и ножом, то на Пасху всегда расстилалась белая скатерть, на нее ставилась миска с крашеными яйцами, кулич, который у нас назывался «паска».

Старики говорили: «Солнце на Пасху будет играть». Мы все время хотели узнать, как оно играет, и просили бабушку разбудить пораньше, но она нас жалела. Теперь я знаю: кто-то видит, как солнце играет, а кто-то не может определить. Видимо это от внутреннего настроения зависит. Если человек говорит : «Да все в этот день обыкновенно», значит не надо разубеждать, он не готов.

Бабушка ездила на службу в районный храм накануне. Транспорт тогда был гужевой: одна лошадь на весь совхоз и на храм председатель лошадь дать не мог. Сельские жители разговлялись дома. С появлением приемников стали ловить «радио Ватикана» и «голос Америки», где транслировали пасхальную службу. Прерывисто, глухо, но было слышно «Христос Воскресе», а потом было пение, и в этот момент бабушка давала разговеться уже за полночь, если мы не спали: протягивала яичко, резала паску.

Читать еще:  Пасхальный рушник схема вышивки крестом

Утром приходили гости, мы бежали играть на лужайку .К обеду оживало все село и люди вереницами шли на кладбище. Надевали самое лучшее, старики — свои галифе , сапоги начищенные, фуражки обязательно. У родных могилок здоровались, поздравляли друг друга: «Христос Воскресе». А учителя, коммунисты, партактив это время куда-то прятались. А если попадали навстречу, смущенно отвечали «Воистину Воскресе». Все шли на могилки с яичками и куличами. И, конечно, несли с собой напитки, не вполне запрещенные. Там постилалось расшитое полотенце, ставились яства. Люди молились, крестились, кто как умел. После этого за помин души и с праздником «Христос Воскресе» употребляли эти яства и питие.

Да, были случаи, когда могли злоупотребить, тех заботливо отводили с кладбища. Но самое главное — там был момент христосования, когда все люди и живые и мертвые прославляли Воскресение Христово.

Как душевно вы об этом рассказали. Хорошо, что сегодня людям уже не приходится тайком настраиваться на чужое радио, чтобы услышать службу. В нашем крае к радости верующих строятся новые храмы и часовни. В начале зимы город взбудоражился стройкой храма в Нагорном парке…

— Когда на горе был парк развлечений, старались не вспоминать, что там было кладбище. Хотя нормальные люди помнили и знали, что парк находится не в том месте. А храм на гробах наших предков усопших ставить прилично — чтобы молились о них, об успокоении души вспоминали. Храм там обязательно нужен и он там был, но фундамент первоначального храма оказался в оползневой зоне. Поэтому было решено со специалистами перенести его на новое место, там , где стоял памятник вождю революции.

Честно признаться была ведь необходимость убрать этот памятник с христианских гробов. Это не значит, что мы воевали с памятником или хотели его уничтожения. Мы за то, чтобы все вещи стояли на своих местах. Скульптура — это даже не памятник, должна стоять в музее скульптур. Его в городе нет, но наверное пора создавать. Во всех уважающих себя столицах мира, к каковым причисляется и Барнаул должен быть такой паноптикум.

Когда началась стройка, было выдвинуто обвинение в вандализме, разрушении гробниц.

Но никакого намеренного уничтожения праха не было. Все обнаруженные останки изъяты, сложены в достойном месте и будут захоронены под Храмом примерно с такой надписью «Здесь покоится прах жителей Барнаула, умерших в разное время и похороненных на этом месте». Потому что персонально установить, кому прах принадлежит, никто уже не в состоянии — не сохранилось никаких схем захоронений. Если бы мы знали, что там склепы, может быть копать не стали… Сейчас ведется завершающий этап согласований и, Бог даст, когда люди увидят красивый храм, в котором будет возноситься заупокойная молитва, они подумают: «Это правильно, это хорошо»

Ваше Преосвященство среди наших земляков немало людей, воевавших на Первой мировой. В августе исполняется 100 лет с начала этой войны. Будет ли Епархия как-то это отмечать?

— Со своей стороны мы это событие без внимания не оставим, но определенной программы мероприятий пока нет. Скорбную дату надо отметить, во-первых, молитвой о тех миллионах жизней, которые унесла эта война. Мой дедушка Григорий воевал на фронтах Первой мировой, даже в плену находился какое-то время. Рассказывал о зверствах и жестокостях, вернулся инвалидом… Важно вспомнить, что это последняя война императорской России .Пусть она не совершилась победоносно, но явила миру доблесть русского солдата, его непобедимый дух.

Сегодня у многих людей душа болит о военной ситуации на Украине. Я слышала, что в наших храмах сейчас читают молитву о многострадальном украинском народе.

— Это наши братья. Для меня было большой трагедией, когда в Беловежской пуще три исторических деятеля взяли и подписали соглашение о разделе СССР вопреки решению референдума о сохранении единства Союза. И тогда я публично сказал: «Это приведет к тому, что мы когда-то будем воевать между собой». Заложена была мина, которая разорвалась. Мы теперь должны молиться и желать, чтобы конфликт разрешился миром, чтобы наши народы опомнились и не перешли в рубеж братоубийственный.

Братоубийство если начинается, нескоро прекращается, накладывает тяжкую духовную обузу. Изжить ее можно покаянием и прощением, взаимным примирением, но это не так-то просто осуществить. Тем более в современном обезвоженном и гордом мире. Все хотят попытаться свою правду поставить выше другого. Надо молить Бога, чтобы он послал свой дух мира и вразумления на тех, от кого зависит принятие тех или иных судьбоносных решений.

Ваше Преосвященство, узнав о нашей встрече, знакомые просили спросить, как лучше читать Библию. Они пытались читать, у них не получилось.

— Я думаю, читать Библию надо себя заставить, искать приключенческих сюжетов там не следует. Эта великая мудрость настолько многослойна и там столько смыслов, что перечитывая, открываешь все новые и новые глубины. По мысли одного церковного учителя, Библия подобна чудесной реке, где и ягненок может пройти, не замочив копытца, и слон искупаться. Можно читать не по порядку. Но это надо делать обязательно. На доброе дело надо себя побуждать. Можно также одновременно читать литературу о житиях святых. Есть хорошие книги, написанные доступным языком. (В том числе — из коллекции «Великие святые», которую выпускают совместно Издательские Дома «Комсомольская правда» и Свято-Даниловского монастыря). Когда человек читает о таких же простых людях, как они жили, как относились к окружающему миру, какие внутренние подвиги совершали, — это для него более убедительно иногда, чем отвлеченные философствования о святости. Такие книги призваны помочь человеку усвоить духовные истины посредством простых житейских примеров.

Знаете ли вы, что солнце на Пасху «играет»? (+ Видео)

Знаете ли вы, что солнце на Пасху «играет»? (+ Видео)

Что это за чудо такое — «солнце играет»? Существует поверье, что в этот день все веселится на небе и на земле, а солнце на восходе радостно играет разноцветными лучами. Оно кувыркается, крутится, пульсирует, переливается разными красками.

Словарь В. Даля:

«Солнце играет, мечет лучи, по поверью, на Пасху и на Благовещенье, при восходе».

Знаете ли вы, что солнце на Пасху «играет»? (+ Видео)

На Пасху солнышко играет

Те, кто сподобились видеть это необычное явление, рассказывают, что восходящее солнце в буквальном смысле мечет лучи, как бы выпрыгивает из своих пределов, выплескивается, как огненная лава, и словно танцует.
Солнечный диск на какой-то момент остается один, без лучей, вокруг него возникает золотой ободок, поворачивающийся, как маятник, то вправо, то влево. Солнце на глазах изменяет свой вид: из круглого превращается в треугольник, через мгновение принимает форму яйца, иногда квадрата. Некоторые очевидцы утверждают, что солнце при этом движется в форме креста: вверх-вниз, вправо-влево. Цвет солнечного диска тоже меняется, переливаясь от багрово-красного в светло-розовый, затем в оранжевый.

Радость солнца

Поскольку игру солнца большинство очевидцев видели в Пасху, многие относятся к этому явлению как чуду Божию: Воскрес Христос, и солнце разделяет с людьми радость великого праздника.

Чтобы получше рассмотреть, как пляшет и веселится красное солнышко в день Пасхи, в старину во многих деревнях люди рано утром устремлялись к окрестным холмам и пригоркам, а молодые забирались на высокие колокольни или крыши зданий.

Из уст в уста, от поколения к поколению передаются рассказы тех, кто видел игру солнца, возвращаясь после Пасхальной заутрени домой. Забыть об этом невозможно.

Бессилие разума

Знаете ли вы, что солнце на Пасху «играет»? (+ Видео)

Игра солнца привлекает к себе повышенный интерес не только верующих, но и неверующих. Последние пытаются объяснить это чудо с помощью рассудка, доказать, что это – естественное природное явление, вызванное преломлением солнечных лучей: когда солнце только-только взошло, его лучи проходят через атмосферу значительно больший путь, чем днем, когда солнце стоит высоко.

Верующие же люди видят в игре солнца проявление благодати Божией. Неслучайно в народном календаре по Пасхе издревле определяли, каким будет текущий год: если солнышко играет – это к хорошей и здоровой жизни и богатому урожаю.

Совет горожанину

Из окна своей городской квартиры редко когда удаётся увидеть восход солнца над горизонтом. К тому же в городе восход солнца особо не впечатляет – просто он другой, трудно найти среди каменных громад просвет чистого горизонта, да и пелена городского смога часто нарушает естественность картины рассвета. Но если вы в раннее Пасхальное утро окажетесь где-нибудь вдали от городской суеты, на открытом пространстве, может статься, что вам посчастливится увидеть, как играет рассветное солнце. И тогда сердце ваше непременно пополнится еще одним праздничным чудом – заиграет в вашей душе солнце Пасхальной радости, и станет светло от этого, и тепло, и обнадеживающе.

Михаил БОРИСОВСКИЙ,
д-р географических наук.

Газета «Виноградная лоза»

Солнце на Пасху «играет» (+ Видео)

Епископ Барнаульский и Алтайский Сергий:

— Верующим сердцем Пасха всегда ощущается с трепетом и радостью, где бы ты ни находился. Всегда испытываешь это непередаваемое внутреннее чувство — чувство восторга, крылатости.
В детстве перед этим праздником мы всей семьей наводили идеальный порядок, все
Старики говорили: «Солнце на Пасху будет играть». Мы все время хотели узнать, как оно играет, и просили бабушку разбудить пораньше, но она нас жалела. Теперь я знаю: кто-то видит, как солнце играет, а кто-то не может определить. Видимо это от внутреннего настроения зависит. Если человек говорит: «Да все в этот день обыкновенно», значит не надо разубеждать, он не готов.

А теперь посмотрим небольшой ролик, снятый на Пасху в момент восхода солнца:

Когда на Пасху играет Солнце

Есть такое поверье, что на Пасху солнце на восходе «играет». Но бывает это не каждый раз. И видеть может не всякий.

— Ты знаешь, что на Пасху солнце играет?

— Да просто играет и все. Я вот видел уже, — пробубнил Алеша, тщательно обгрызая яблоко до плодоножки.

«Как он может есть и говорить одновременно. Ничего же непонятно» — досадливо поморщилась Маша.

Ей и нравилась и не нравилась идея поехать на Пасху в незнакомое место. Но выбора особо не было, родители решили, что в 13 лет она еще слишком мала, чтобы иметь право голоса, и отправили дочь с семьей друзей к знакомому священнику в какую-то там далекую губернию. Так что теперь она была вынуждена томиться в субботней электричке, забитой до отказа людьми, мешками, велисипедами. Хорошо хоть сесть смогли. Маша тут же достала книжку.

— Что читаешь? — спросил Алеша.

Друг детства тоже в этот момент доставал книгу.

Маша молча показала обложку детективной повести, где события происходили на стыке современности и VII в. до н.э, когда возникла культура скифов. Она втайне гордилась своим увлечением, порой представляла себя на раскопках: кругом археологи, скифы, курганы, золотые украшения. Хотя бы черепки.

Поняв, что у подруги в руках «худлит», Алеша скорчил брезгливую гримасу и продемонстрировал ей учебник лингвистических задач (вернувшись из поездки, Маша даже купила такой же. Ей повезло, что в конце книги предусмотрительно прилагались решения и ответы).

— Так что значит солнце играет? — Она решила ускользнуть с зыбкой почвы ее бескультурья.

— Да откуда я знаю. Мы вышли на берег после службы, и папа сказал: «Смотрите внимательно! Сейчас солнце начнет играть». Но тут нас позвали к столу, и я пошел есть куличи.

Маша посмотрела на хвостик яблока в его руке — друг называется. Смеется над ее любовью к приключениям, а яблоко не предложил откусить. Да еще и хвастается тем, о чем и понятия не имеет. Ужасная Пасха будет. Она заранее знала, что ужасная. Алеша станет постоянно вышучивать ее, его папа отмалчиваться. И никто не пожалеет ее, не заступится. Тем более, что и из знакомых больше никто не поехал. Вот тебе и Пасха. Воскресение Христово. Самый главный праздник станет для нее худшим днем года.

Читать еще:  Пасхальный хлеб евреев

Ирина была некрасивой. Сразу родилась некрасивой девочкой. Брата мама всегда считала хорошеньким, а глядя на нее морщилась. Мама была элегантной дамой типажа Коко Шанель, а она — здоровенная дылда. Некрасивая, угловатая, не кудрявая — с вороньим гнездом на вечно скособоченной голове. Голос каркающий. Глаза колючие. Такой и подросла: не выправилась. Замуж вышла нелюбимой. Дети равнодушно смотрели сквозь нее. В 70-ые брат сбежал в Америку. Вернее не вернулся, поехав в командировку, а она осталась ухаживать за мамой. Та до последнего дня все также морщилась, глядя на дочь, но помощь принимала.

А когда мама умерла, Ирина пошла в церковь и попросила ее крестить. Ни детям, ни мужу ничего не сказала: дети выросли, собой могла заняться сами, муж ушел к другой. В храм она ходила нечасто, но ходила. К батюшке одному пристала душой, и он вроде не отвергал ее, слушал сиплые исповеди, иногда подшучивал необидно. Поругивал — тоже бывало. Но близко она ни с кем на приходе так и не сошлась: сторонились ее нелюдимости, роста, глаз. Постепенно она перестала ходить в церковь. Какой смысл, если она никому там не нужна, неинтересна. И ничего не случилось — какой была жизнь, такой и осталась. Батюшку только жаль было потерять. Но она давно привыкла к потерям, переживет и эту.

В село они приехали к вечеру. Заниматься детьми было некому: отец Николай, едва благословив всех, побежал святить куличи в храм, матушка Катерина готовила праздничный стол. Их дети спали перед службой. Маша с Алешей вышли во двор.

— Пойдем к реке! — крикнул Алеша и рванул куда-то через забор.

Маша понятия не имела, что там, куда они приехали, есть река. Она медленно вышла за ограду, поплелась по дороге, опустив голову, пока взгляд не уперся. в лес. Прямо под ее ногами был лес!

— Стой, дурная! Куда тебя несет! Утонешь! — откуда ни возьмись образовался Алешин папа. Схватил ее и потащил в сторону.

Оказывается, лес был не под ногами, а на другом берегу здоровенной реки. Но тот берег был намного ниже. Зато этот, где и стоял храм, заканчивался отвесным обрывом. Маша мгновенно догадалась, что ее сейчас будут ругать, поэтому, вырвавшись, вбежала в дом.

— Иди, деточка, поспи перед службой. Поднимайся наверх, девочки на чердаке отдыхают. И ты ложись на свободную кровать. — Голос матушки звучал устало, но ласково. Она явно не знала, что «деточка» только что чуть не скатилась под откос, едва не свернула себе шею и не сделала матушку соучастницей преступления.

Маша решила не испытывать судьбу и быстро поднялась. Все кровати были заняты. А может в полутьме ей показалось, что все, но ощупывать каждую не хотелось. В углу Маша приметила кучу каких-то вещей, кажется, постельное белье постиранное. Она прилегла на него, укрылась своим пальто.

Проснулась Маша от того, что было очень тихо. Ни звука. Засыпала под сопение, кухонные беседы снизу. Мимо дома постоянно ходили люди, громко разговаривая. И вдруг полная тишина. И темень была такая, что она все же отважилась включить свет, пусть и разбудит кого.

Но в комнате не было ни души. Она выглянула в окно и обомлела: в окнах храмах огни светятся, красные свечи оплывают в руках. Значит уже какое-то время служба идет. Значит, крестный ход она пропустила. А крестный ход, считай, вся Пасха и есть. Видно не заметили ее в темноте в ворохе белья и не разбудили. Маша заплакала: знала ведь, что все будет плохо. Знала.

Тяжело опираясь на палку, Ирина подошла к окну — промозгло, серо, уныло. Выходить совсем не хотелось, она плохо себя чувствовала. Но она обещала: неделю назад вышла в магазин и столкнулась там с батюшкой. Удивилась: он жил в другом районе. Оказалось, он приехал навещать кого-то из прихожан и зашел за продуктами.

— Что же вы больше не приходите? Давно вас не видел.

Она отвернулась к овощам. Не отвечать же, право слово, взрослой женщине, что она обиделась на равнодушие прихожан.

— Да вы приходите. Пасха скоро. Вы и приходите, все рады будут вас видеть. Соскучились.

Конечно, он соврал, ему просто жаль немолодой одинокой женщины, но слышать эти его слова ей было приятно.

Он по интонации понял, что не придет, но только улыбнулся и пошел с полной корзиной к кассе.

Она не смотрела вслед. Зачем?

Но всю неделю маялась: идти ли. Уже и решила пойти, а там такое ненастье. Суставы ломит, коленка совсем не гнется: она и подняться не сможет на второй этаж храма, где будет праздничная служба. Впрочем, в ее 85 лет нет ничего удивительного в больных коленях. Странно было бы, если б ничего не болело.

Маша не помнила службы. Не заметила, как менял облачения священник. Молчала, когда на его «Христос Воскресе!» храм радостным гулом отвечал «Воистину Воскресе!» Вышла на улицу на чтении Огласительного слова Иоанна Златоуста. Ей не хотелось слышать «Кто успел придти после шестого часа, — пусть нисколько не беспокоится; ибо ничего не лишится. Кто замедлил до девятого часа, — пусть приступит, нисколько не сомневаясь, ничего не боясь. Кто успел придти только в одиннадцатый час, — пусть и тот не страшится за свое промедление.

Ибо щедрый Владыка принимает и последнего, как первого; успокаивает пришедшего в одиннадцатый час так же, как и работавшего с первого часа; и последнего милует, и о первом печется; и тому дает, и этому дарует; и дела принимает, и намерение приветствует; и деятельности отдает честь и расположение хвалит». Она знала эти слова почти наизусть, но не сегодня не верила им.

Вернулась к причастию. И снова ушла уже на берег. Решила там пересидеть, переждать до того момента, как надо будет ехать домой: все равно она никому не нужна здесь. Села на лавочку, нахохлилась в утренней свежести. Задумалась

Ирина все же дошла, и ей удалось подняться наверх. Может, сил придавало чувство, что это, скорее всего, последний раз. Батюшка, заметив, улыбнулся, кивнув с солеи. Неожиданно подошла женщина из книжной лавки и стала говорить, что давно не видела. Что волновалась. Как она рада. И другая, вовсе незнакомая.

— Спасибо большое. И я очень рада. — удивилась ласке.

После службы батюшка подошел к Ирине.

— Христос Воскресе, отец Анатолий! — Впервые в жизни она первой обратилась к нему. Ирина запнулась, не узнавая свой голос: он стал мелодичным, мягким, почти напевным. Растерянно взглянула на батюшку, и тот еле сдержал удивление: На него смотрели огромные, светлые глаза. Сияющие тем особым светом, когда человек знает, что его ждет. И готов к этому. Он похристосовался с ней, погладил по плечу, оглянулся на окно.

Хмарь будто бы рассеилась, и из-за домов всходило солнце.

— Маша, смотри! — она вздрогнула от голоса Алеши над ухом. — Смотри, солнце!

Он присел рядом и показал пальцем на заливающийся светом край леса на низком берегу напротив.

Туда же стала смотреть и Маша. Вдруг показался кусочек солнца, затем середочка. А потом целиком выкатилось, и будто бы встало твердо на небе, как вдруг стало дрыгаться, скакать, прыгать с места на место и менять при этом цвет со цыплячьего, светло желтого до почти оранжевого.

— Маша! Играет! Играет солнце! Вот что это значит, когда солнце играет! — Алеша захлебывался счастливым ором, но Маша и сама была готова кричать от счастья увидеть такое чудо.

— Маш, Христос ведь воскрес, прости меня. Пойдем уже куличи и яйца есть. Матушка зовет всех к столу.

Алеша сорвался с места и понесся в дом, но Маша совершенно не обиделась, что он ее не подождал. Улыбнулась: «Иже в одиннадцатый час» — оказалось абсолютной истиной.

Она видела как играет солнце. И Христос воскрес.

ЧУДО БОЖИЕ — НА ПАСХУ СОЛНЦЕ ИГРАЕТ !

Приходилось ли вам когда-нибудь видеть, как играет солнце ранним утром на Пасху? Я же никогда раньше не задумывалась о смысле этого явления. И существует ли оно вообще? Всё это проходило мимо меня. Немало лет понадобилось, прежде чем оно, солнце, мне открылось. Вернее, не мне одной. Но обо всем по порядку.

Однажды отец поделился со мной радостью:
— А я утром в Пасху ходил смотреть, как солнце играет.
Недоверчиво покосилась на папу:
— Что, вот так прямо и играет?
Родитель мой, видя, что я не очень-то ему верю, стал горячиться и жестикулировать:
— Красотища такая — не передать словами! Бабушка мне раньше рассказывала, но я, видишь, до старости дожил, а всё никак не мог проверить, правда ли то, что старики говорили. А теперь точно знаю — правда!

Пытаюсь понять папины эмоции:
— Как оно может играть? Солнце — это же звезда! Светит себе и светит. Что ты видел такого особенного?
Папа обескуражен моим упрямством:
— Круги видел красные и розовые, оно будто танцует.

— Где круги? В центре солнца или вокруг?
Бедный папа, устав от моей непонятливости, махнул рукой:
— Да ты сама как-нибудь соберись — и увидишь. Только бывает это раз в году — в Пасхальное утро на восходе. Нужно ловить момент, когда солнечный диск только-только начнет отрываться от линии горизонта. Запомни — только в Пасху. В другие дни не увидишь. Солнышко на Пасху тоже радуется.

Прошли годы, а я всё никак не могла проверить, правда ли то, о чем говорил мне отец. Честно говоря, тогда я папе не очень поверила: мало ли что может показаться пожилому человеку? Оптический обман какой-нибудь. И даже забыла про это на долгое время.
Но однажды прочла, что игру солнца можно наблюдать не только в пасхальное утро, но и в другие дни в Иерусалиме. Очень часто при ясной погоде на Золотых вратах Иерусалима счастливчики-паломники наблюдают оптическое явление, которое тоже называют игрой солнца.

Восточные врата, называемые Золотыми, — это те самые врата, через которые Господь входил в Иерусалим. Распространенное представление о том, что через них войдет Мессия, которого до сих пор ожидают иудеи, отвергнув распятого на Голгофе Христа, привело к тому, что османский султан Сулейман Великолепный приказал замуровать ворота. Тем самым исполнил пророчество ветхозаветного пророка Иезекииля: «И сказал мне Господь: ворота сии будут затворены, не отворятся, и никакой человек не войдет ими, ибо Господь, Бог Израилев, вошел ими, и они будут затворены» (Иез. 44, 2).

Игра солнца на Золотых воротах — напоминание нам о земной жизни Христа и ожидание Его второго пришествия и Страшного Суда.
Проверить свидетельства людей, видевших играющее солнце в Иерусалиме, у меня не было возможности. И тогда я вспомнила наш с папой давний разговор.
Иерусалим далеко, а наш родной горизонт — вот он, рукой подать. Решено: сейчас или никогда! Решено-то решено, но как трудно после Светлой Пасхальной литургии, праздничной трапезы, добравшись до дома, не плюхнуться в постель, а подождать рассвета! На преодоление этого, казалось бы, пустякового препятствия у меня ушло еще несколько лет.

Так бы и осталась я в неведении о чудесном Пасхальном солнечном свете, если бы не посетил меня Господь. А как Господь нас посещает? Скорбями да болезнями. Вот и я заболела накануне Пасхи.
Вся семья в приподнятом настроении собиралась к всенощной, только я, изнывая от уныния (грех-то какой!), маялась из угла в угол, как неприкаянная.
Домочадцы уехали, а мне очень захотелось встретить рассвет. Родные вернулись из храма под утро и, похристосовавшись со мной, уснули блаженным сном. Все, кроме Даши.

Средняя дочка по складу характера всегда была более отзывчива на духовные впечатления. С готовностью тут же приняла решение:
— Я еду с тобой!
— Может, останешься? Посмотри, на тебе лица нет от усталости.
Даша тряхнула россыпью каштановых волос, зажмурилась и вновь раскрыла мне навстречу свои глазищи, засмеялась:
— Это я-то устала? Да бодрее меня нет человека на свете!
— Ну поехали. Только гляди — горизонт весь в облаках… Что мы там можем увидеть при такой погоде?

Читать еще:  Праздник пасха история

И мы поехали.
— Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав! — пели мы по дороге, и куда девалась моя ночная хандра.
Ехать недалеко — километра два. Можно было бы и пешком, но я пожалела дочку.
Выехали на возвышенное место, с которого в сторону востока и Федяевского залива Ангары открывался широкий простор. Казалось, что видимость не менее пятидесяти километров.

От нас в сторону залива уходили спускающиеся к Ангаре в виде террас холмы, покрытые сухой прошлогодней травой. Тонкой полоской вдалеке светлела вода. Хорошо виден был противоположный берег с его такими же холмистыми берегами, покрытыми сосняком и березами, сбегающие к берегу селения, и даже совсем уже дальние дали, сизыми голубоватыми мазками нанесенные на этот великолепный холст Невидимым Художником.

— Какая красота! — Даша просто задыхалась от восторга.
Я тоже стояла потрясенная. Небо было спокойным и синим. Только над горизонтом восточная полоска в виде завесы из низких облаков всё больше светлела, напоминая о приближающемся восходе. Эти облака над горизонтом, словно теплый широкий шарф, укутали землю от севера и до юга. Мы шагнули в прошлогоднюю траву. Вдруг из-под ног выпорхнул серенький комочек. Он повис над головой, разливаясь чудесной трелью. Жаворонок! Потом еще один, и еще!

Я обернулась к Даше:
— Помолимся?
Она согласно кивнула и подхватила с первых слов Пасхальное песнопение:
— Воскресение Христово видевше, поклонимся Святому Господу Иисусу…
Природа будто прислушивалась к торжественному Пасхальному гимну. Слушали березы, стоявшие в небольшом перелеске позади нас, слушала могучая Ангара, слушали травы… Мы хотели верить, что слышит нас и Тот, Кому мы пели с такой детской радостью, сами преображаясь в этой радости. Целый хор жаворонков вторил нам и поддерживал своей неугомонной переливчатой звонкой трелью. Сколько же их тут? Десятки? Сотни? Нам казалось, что тысячи!

Мы пели тропарь, стихиры и величания, чередуя их с другими пасхальными песнопениями, и смотрели на жаворонков, которые свечами поднимались и поднимались в сияющее голубизной небо. А между тем на востоке будто кто-то невидимой рукой приподнял в центре, над горизонтом, завесу из облаков.
Облачное покрывало раздвинулось, образуя по форме гигантский глаз, в центре которого неторопливо всплывало солнце.

Мы замолчали, пораженные величием происходящего. Солнце всходило точно по центру образованного облаками «глаза». Вот оно уже своим нижним краем оторвалось от горизонта. Но всё было спокойно. Спрашиваю Дашу:
— Ты что-нибудь видишь?
— Нет. Ничего не вижу. Солнце как солнце.
— И я ничего. Немного побудем еще и поедем домой. Хорошо-то здесь как, правда?
— Правда.

Мы уже совсем собрались уезжать, я делала последние снимки на фотокамеру. И вдруг центр солнечного круга вздрогнул, и от него к периферии диска пошла волна. Затем еще одна, и еще. Диск на долю секунды как бы темнел, потом вспыхивал более светлой и яркой волной. Волны были центрическими, правильной формы, они шли к внешнему краю окружности и затухали в пространстве уже вне пульсирующего солнечного диска.

Да, солнце именно пульсировало через равные промежутки времени, распространяя вокруг себя свечение разной интенсивности в многообразии розовых оттенков. Оно было похоже на гигантское сердце.
Замерев, я тихонько спрашиваю дочку:
— Ты видишь?
Даша ответила почти шепотом:
— Вижу!

Мы оцепенели, перешептываясь друг с другом, будто боялись, что от громкого голоса будет нарушена эта чудесная картина.
— Что ты видишь?
— Круги или волны. Они идут от солнца и тают…
— Да! Солнце будто выплескивает из себя эти волны… Как будто бьется сердце вселенной…
— Трудно в такое поверить… Если бы сама не увидела.

Так мы стояли, обмениваясь впечатлениями. Чтобы проверить, что нам это не кажется, что это не оптический обман, мы отводили глаза, закрывали на время лица ладонями, но картина играющего солнца не исчезала. Вот уже прошло «верхнее веко» небесного «глаза», и, вырвавшись на синий простор, продолжало пульсировать. Прошло пять, десять, пятнадцать минут… Ликовало небесное светило, ликовала природа, ликовали неугомонные жаворонки, а вместе с ними ликование охватило и нас.

Я оглянулась, захотелось крикнуть:
— Люди. Проснитесь! Не спите! Посмотрите, какой радостью делится с нами Господь!
Только жаворонки откликнулись на мой мысленный призыв. Но пора было возвращаться. Дома ждали неотложные дела. Как не хотелось уезжать! Мы сделали несколько снимков и видео. Забегая вперед, скажу, что, к сожалению, на снимках это необычное явление пасхального утра не отобразилось, лишь видны были восемь симметрично расположенных лучей в виде Богородичной звезды, отходящие от солнечного диска. Но такие снимки светила получаются не только в пасхальные дни.

Мы ехали по дороге и всё оглядывались на играющее солнце. А оно будто обращалось к нам:
— Ну что же вы? Куда же вы? Ведь вы так хотели увидеть то, о чем так долго мечтали!
И приходили на ум мудрые слова царя Давида: «И исчезоша в суете дние их, и лета их со тщанием» (Пс. 77, 33).

Еще несколько раз хотели мы увидеть играющее солнце, приезжая на «наше» место уже с другими членами семьи. Но пока ни разу солнце не показалось нам, как в тот самый первый раз, — во всем своем ликующем великолепии, ради Пасхи Христовой. Горизонт каждый раз был укутан облачным шарфом, который не давал никакой возможности увидеть восход небесного светила. А в последний приезд и вовсе дул пронизывающий холодный ветер, который не позволил нам даже выйти из машины. И в небе не было ни одного жаворонка… Не получалось у нас подойти к этому моменту с должным благоговением.


Восход солнца на Пасху

Всё что-то мешало, выводило из душевного равновесия, брало верх простое человеческое любопытство. И Господь вразумлял нас, не давая знамения с небес. Видно, играющее солнце не всем и не всегда показывается.
Сейчас понимаю, что никогда в жизни не получала я большего пасхального подарка, чем в то незабываемое утро.

ОБ АВТОРЕ
Виктория Витальевна Белькова живет в селе Балухарь Черемховского района Иркутской области. Работала учителем, воспитателем в детском саду, сейчас с мужем ведет небольшое фермерское хозяйство. Мама четверых детей. Прихожанка храма Благовещения Пресвятой Богородицы г. Свирска Иркутской области.

Территория Счастливой Жизни

Магия Психология Здоровье

Невероятное явление,»игра» Солнца на Пасху

Сегодня я хочу рассказать вам,дорогие друзья о еще одном необычайном явлении,»Игра» Солнца на Пасху. Очень хочется,чтобы,как можно больше людей увидели это Чудо! Ни слова,ни фото,ни видео не смогут передать всю красоту,впечатления и чувства от увиденного. Это надо видеть своими глазами.

Поэтому,как смогу расскажу вам,чтобы все,кто решит увидеть своими глазами эту Благодать и почувствовать непередаваемые эмоции,успели сделать сделать это 28 апреля,точное время в каждом регионе свое,поэтому нужно уточнять.

Те, кому сподобилось видеть это необычное явление, рассказывают,что восходящее солнце в буквальном смысле мечет лучи, как бы выпрыгивает из своих пределов, выплескивается, как огненная лава, и словно танцует.

Солнечный диск на какой-то момент остается один, без лучей, вокруг него возникает золотой ободок, поворачивающийся, как маятник, то вправо,то влево. Солнце на глазах изменяет свой вид: из круглого превращается в треугольник, через мгновение принимает форму яйца, иногда квадрата.

Некоторые очевидцы утверждают, что солнце при этом движется в форме креста: вверх-вниз, вправо-влево. Цвет солнечного диска тоже меняется,переливаясь от багрово-красного в светло-розовый, затем в оранжевый.

Радость солнца

Поскольку игру солнца большинство очевидцев видели в Пасху, многие относятся к этому явлению как чуду Божию: Воскрес Христос, и солнце разделяет с людьми радость Великого праздника.

Вот такой чудесный рассказ Олеси Дурсиной встретился мне на просторах интернета:

Когда природа пробуждается от зимнего сна, небо становится синее, а солнышко – ярче, когда на деревьях зеленеют первые листочки и вокруг звенят веселые ручейки, к нам приходит самый замечательный православный праздник – Светлая Пасха Христова. Он очень дорог христианам, но все люди ощущают в этот день особенное тепло и доброту.

Кому из нас не знакомы воспоминания детства: как бились друг с другом крашеными яйцами, как ели вкусные, испеченные мамой куличи и сладкую пасху?! В моем родном поселке нет церкви, поэтому радость от окропления святой водой и благословения батюшки я испытала, будучи уже взрослой. Но на Пасху дома все равно всегда случались маленькие чудеса.

То засияет мелкими искорками икона Богородицы – наша семейная реликвия, которой не одна сотня лет. То на небе появятся необычной формы облака. То солнышко поутру встает как-то необыкновенно – по словам бабушки, «играет». Несколько раз я пыталась проснуться пораньше, чтобы увидеть это своими глазами, но все никак не получалось.

И вот однажды…
В том году Пасха выдалась ранняя, в апреле. По уже сложившейся традиции на праздник мы ждали гостей, поэтому встала я рано: надо же все подготовить и приготовить! Солнце еще не показалось, и я подумала: не посмотреть ли мне его восход? Взяла фотоаппарат, встала у окна и стала ждать.

Небо понемногу светлело, внизу лежали пышные облака. И вот первые лучики солнца пробились сквозь них. Солнышко поднималось медленно, не спеша, словно давая мне возможность запечатлеть восход во всей его красе. А посмотреть было на что! Вначале круг солнца вытянулся, словно огромная свечка, стремясь в вышину небес. Потом солнышко скрылось в облаках, и на какой-то момент в небе возник огромный сияющий крест. Как тут не вспомнить о главном смысле Пасхи – воскресении Иисуса Христа, давшего всему человечеству путь ко спасению!

Затем из восходящего солнышка образовался ровный овал, напоминая пасхальное яичко. Оно сверкало и переливалось золотом в вышине небес! Все эти преображения совершались в тишине и спокойствии, невольно вызывая чувство умиления и благоговения, а из самой глубины сердца исходила благодарственная молитва… И наконец – яркое пасхальное солнце взметнулось из облаков: торжественно и радостно!

Христос воскрес – воистину воскрес! И вся природа, вслед за людьми, безмолвно повторяет эти слова, приветствуя воскрешение Бога.

А потом были приготовления к празднику, освящение куличей и яиц, радость ясного весеннего дня, самые дорогие гости за столом, подарки и встреча Светлой Пасхи. Но в душе на весь день осталось ощущение чуда и благодарности за увиденное. Слава Богу за все!

Этот рассказ я использовала в качестве «презентации»,потому что именно так я сама вижу «игру» Солнца на Пасху каждый год.

Из уст в уста, из поколения к поколению передаются рассказы тех, кто видел игру солнца, возвращаясь после Пасхальной заутрени домой. Забыть об этом невозможно.

Чтобы получше рассмотреть, как пляшет и веселится красное солнышко в день Пасхи, в старину во многих деревнях люди рано утром устремлялись к окрестным холмам и пригоркам, а молодые забирались на высокие колокольни или крыши зданий.

Горожанину из окна своей городской квартиры редко когда удаётся увидеть восход солнца над горизонтом. К тому же в городе восход солнца особо не впечатляет – просто он другой, трудно найти среди каменных громад просвет чистого горизонта, да и пелена городского смога часто нарушает естественность картины рассвета.

Но если вы в раннее Пасхальное утро окажетесь где-нибудь вдали от городской суеты, на открытом пространстве, может статься, что вам посчастливится увидеть, как играет рассветное солнце. И тогда сердце ваше непременно пополнится еще одним праздничным чудом – заиграет в вашей душе солнце Пасхальной радости, и станет светло от этого, и тепло, и обнадеживающе.

С праздником праздников вас – верующие и атеисты, хвалители и хулители, пессимисты и оптимисты, романтики и реалисты! Я желаю всем вам счастья, чтобы не было невзгод! И скажу – «Христос Воскресе!». Милость пусть на всех сойдет!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector