0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Молодая гвардия документы и воспоминания

Легенда и реальность. Можно ли верить истории «Молодой гвардии»?

28 сентября 1942 года в Краснодоне юные подпольщики объединились в организацию «Молодая гвардия».

В 1946 году в Советском Союзе вышел в свет роман писателя Александра Фадеева«Молодая гвардия», посвященный борьбе молодых подпольщиков с фашистами.

Роман и фильм «по горячим следам»

Роману Фадеева суждено было стать бестселлером на несколько десятилетий вперед: «Молодая гвардии» в советский период выдержала более 270 изданий общим тиражом свыше 26 миллионов экземпляров.

«Молодая гвардия» была включена в школьную программу, и не было ни одного советского ученика, который не слышал бы об Олеге Кошевом, Любе Шевцовойи Ульяне Громовой.

В 1948 году роман Александра Фадеева был экранизирован — фильм с одноименным названием «Молодая гвардия» снял режиссер Сергей Герасимов, задействовав в нем студентов актерского факультета ВГИКа. С «Молодой гвардии» начинался путь в звезды Нонны Мордюковой, Инны Макаровой, Георгия Юматова, Вячеслава Тихонова

И книга, и фильм имели удивительную особенность — их создавали не просто на основе реальных событий, а буквально «по горячим следам». Актеры приезжали на места, где все происходило, общались с родителями и друзьями погибших героев. Владимир Иванов, сыгравший Олега Кошевого, был на два года старше своего героя. Нонна Мордюкова была всего на год младше Ульяны Громовой, Инна Макарова — на пару лет младше Любы Шевцовой. Все это придавало картине невероятную реалистичность.

Спустя годы, во времена распада СССР, оперативность создания художественных произведений станет аргументом, с помощью которого будут доказывать, что история подпольной организации «Молодая гвардия» является вымыслом советской пропаганды.

Почему вдруг именно молодым подпольщикам из Краснодона было оказано такое большое внимание? Были ведь куда более успешные группы, не получившие малой толики славы и признания молодгвардейцев?

Шахта номер пять

Как ни жестоко это звучит, но известность «Молодой гвардии» предопределил ее трагический финал, произошедший незадолго до освобождения города Краснодона от фашистов.

В 1943 году Советский Союз уже вел систематическую работу по документированию преступлений нацистов на оккупированных территориях. Сразу после освобождения городов и сел формировались комиссии, в задачу которых входило фиксирование случаев массовых расправ над советскими гражданами, установление мест захоронений жертв, выявление свидетелей преступлений.

14 февраля 1943 года Красная Армия освободила Краснодон. Практически сразу от местных жителей стало известно о расправе, учиненной фашистами над юными подпольщикам.

Снег во дворе тюрьмы еще хранил следы их крови. В камерах на стенах близкие и друзья находили последние послания уходивших на смерть молодогвардейцев.

Место, где находятся тела казненных, тоже не являлось тайной. Большинство молодогвардейцев сбросили в 58-метровый шурф краснодонской шахты №5.

«Выкручены руки, отрезаны уши, на щеке вырезана звезда»

Работа по подъему тел была тяжелой и физически, и психологически. Казненные молодгвардейцы перед смертью были подвергнуты изощренным пыткам.

Протоколы осмотра трупов говорят сами за себя: «Ульяна Громова, 19 лет, на спине вырезана пятиконечная звезда, правая рука переломана, поломаны рёбра…»

«Лида Андросова, 18 лет, извлечена без глаза, уха, руки, с верёвкой на шее, которая сильно врезалась в тело. На шее видна запекшаяся кровь».

«Ангелина Самошина, 18 лет. На теле были обнаружены следы пыток: выкручены руки, отрезаны уши, на щеке вырезана звезда…»

«Майя Пегливанова, 17 лет. Труп обезображен: отрезаны груди, губы, переломаны ноги. Снята вся верхняя одежда».

«Шура Бондарева, 20 лет, извлечена без головы и правой груди, всё тело избито, в кровоподтёках, имеет чёрный цвет».

«Виктор Третьякевич, 18 лет. Извлечён без лица, с чёрно-синей спиной, с раздробленными руками».

«Пусть я умру, но я должен ее достать»

В процессе изучения останков выяснилась и еще одна страшная подробность — некоторые из ребят были сброшены в шахту живыми, и погибли в результате падения с большой высоты.

Через несколько дней работы приостановили — из-за разложения тел подъем их становился опасным для живых. Тела остальных оказались значительно ниже и, казалось, что поднять их не удастся.

Отец погибшей Лиды Андросовой, Макар Тимофеевич, опытный шахтер, сказал: «Пусть я умру от яда трупа своей дочери, но я должен её достать».

Мать погибшего Юрия Винценовского вспоминала: «Зияющая пропасть, вокруг которой валялись мелкие части туалета наших детей: носки, гребешки, валенки, бюстгальтеры и т.д. Стена террикона вся забрызгана кровью и мозгами. С душу раздирающим криком каждая мать узнавала дорогие вещи своих детей. Стоны, крики, обмороки… Не вместившиеся трупы в бане, укладывали на улице, на снегу под стенами бани. Жуткая картина! В бане, вокруг бани трупы, трупы. 71 труп!»

1 марта 1943 года Краснодон проводил молодогвардейцев в последний путь. С воинскими почестями они были захоронены в братской могиле в парке имени Комсомола.

Товарищ Хрущев докладывает

В руки советских следователей попали не только вещественные доказательства расправы, но и немецкие документы, а также гитлеровские пособники, имевшие прямое отношение к гибели «Молодой гвардии».

Разобраться в обстоятельствах деятельности и гибели других подпольных групп быстро не удавалось из-за недостатка информации. Уникальность «Молодой гвардии» была в том, что о ней, как казалось, стало известно сразу все.

В сентябре 1943 года секретарь ЦК Компартии Украины Никита Хрущев пишет доклад по деятельности «Молодой гвардии» на основе установленных данных: «Свою деятельность молодогвардейцы начали с создания примитивной типографии. Учащиеся 9-10 классов — члены подпольной организации — своими силами сделали радиоприемник. Через некоторое время они уже принимали сообщения Советского Информбюро и приступили к изданию листовок. Листовки расклеивались везде: на стенах домов, в зданиях, на телефонных столбах. Несколько раз молодогвардейцы ухитрились приклеить листовки на спинах полицейских… Члены «Молодой Гвардии» писали также лозунги на стенах домов и заборах. В дни религиозных праздников они приходили в церковь и рассовывали по карманам верующих написанные от руки листочки такого содержания: «Как мы жили, так и будем жить, как мы были, так и будем под сталинским знаменем», или: «Долой гитлеровские 300 грамм, давай сталинский килограмм». В день 25-летия Октябрьской революции над городом взвилось красное знамя, водруженное членами подпольной организации…

«Молодая Гвардия» не ограничивалась агитационной работой, она вела деятельную подготовку к вооруженному выступлению. С этой целью они собрали: 15 автоматов, 80 винтовок, 300 гранат, более 15 000 патронов и 65 кг взрывчатых веществ. К началу зимы 1942 г. организация представляла собой сплоченный, боевой отряд, имеющий опыт политической и боевой деятельности. Подпольщики сорвали мобилизацию в Германию нескольких тысяч жителей Краснодона, сожгли биржу труда, спасли жизнь десяткам военнопленных, отбили у немцев 500 голов скота и возвратили его жителям, провели ряд других диверсионных и террористических актов».

Оперативное награждение

Далее Хрущев предлагает: «Для увековечивания памяти погибших и популяризации их героических дел прошу:

1. Присвоить /посмертно/ КОШЕВОМУ Олегу Васильевичу, ЗЕМНУХОВУ Ивану Александровичу, ТЮЛЕНИНУ Сергею Гавриловичу, ГРОМОВОЙ Ульяне Матвеевне, ШЕВЦОВОЙ Любови Григорьевне звание Героя Советского Союза, как наиболее выдающимся организаторам и руководителям «Молодой Гвардии».

2. Наградить 44 человека актива «Молодой Гвардии» орденами Союза ССР за проявленные доблесть и мужество в борьбе с немецкими захватчиками в тылу врага /из них 37 человек — посмертно/».

Сталин предложение Хрущева поддержал. Записка на имя вождя датирована 8 сентября, а уже 13 сентября вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении молодогвардейцев.

Никаких лишних подвигов мальчикам и девочкам из «Молодой гвардии» не приписывали — для неподготовленных самодеятельных подпольщиков они сумели сделать очень много. И это тот случай, когда ничего приукрашивать было не нужно.

Что исправляли в фильме и книге?

И, тем не менее, есть вещи, о которых спорят до сих пор. Например, о вкладе в общее дело каждого из лидеров. Или о том, правомочно ли называть Олега Кошевого комиссаром организации. Или о том, кто стал виновником провала.

Например, один из нацистских пособников на суде заявил, что молодогвардейцев предал, не выдержав пыток, Виктор Третьякевич. Лишь спустя 16 лет, в 1959 году, во время суда над Василием Подтынным, служившим заместителем начальника краснодонской городской полиции в 1942-1943 годах, стало известно, что Третьякевич стал жертвой оговора, а реальным доносчиком стал Геннадий Почепцов.

Почепцов и его отчим Василий Громов были изобличены как нацистские пособники еще в 1943 году, и расстреляны по приговору трибунала. Но вот роль Почепцова в гибели «Молодой гвардии» раскрылась много позже.

Из-за новой информации в 1964 году Сергей Герасимов даже перемонтировал и частично переозвучил фильм «Молодая гвардия».

Александру Фадееву же пришлось переписывать роман. Причем не из-за неточностей, которые писатель объяснял тем, что книга художественная, а не документальная, а из-за особого мнения товарища Сталина. Вождю не понравилось, что молодежь в книге действует без помощи и руководства старших товарищей-коммунистов. В итоге в версии книги 1951 года Кошевого и товарищей уже направляли мудрые члены партии.

Патриоты без спецподготовки

Такие вот добавления потом стали использовать для обличения «Молодой гвардии» в целом. А открывшийся относительно недавно факт прохождения Любой Шевцовой трехмесячных курсов НКВД в качестве радистки кое-кто готов представить как доказательство того, что молодогвардейцы — не школьники-патриоты, а матерые диверсанты.

На деле не было ни руководящей роли партии, ни диверсионной подготовки. Ребята не знали азов подпольной деятельности, импровизируя на ходу. В таких условиях провал был неминуем.

Достаточно вспомнить, как погиб Олег Кошевой. Ему удалось избежать задержания в Краснодоне, но перейти линию фронта, как он планировал, не получилось.

Его задержала полевая жандармерия неподалеку от города Ровеньки. В лицо Кошевого не знали, и он вполне мог бы избежать разоблачения, если бы не ошибка, совершенно невозможная для профессионального разведчика-нелегала. При обыске у него нашли зашитый в одежде комсомольский билет, а также ещё несколько документов, изобличающих его как участника «Молодой гвардии».

Их мужество поражало врагов

Желание сохранить комсомольский билет в такой ситуации — безумный поступок, опасное для жизни мальчишество. Но Олег и был мальчишкой, ему было всего 16 лет… Свой последний час 9 февраля 1943 года он встретил стойко и мужественно. Из показаний Шульца — жандарма немецкой окружной жандармерии в городе Ровеньки: «В конце января я участвовал в расстреле группы членов подпольной комсомольской организации „Молодая гвардия“, в числе которых находился руководитель этой организации Кошевой… Его я запомнил особенно отчётливо потому, что стрелять в него пришлось два раза. После выстрелов все арестованные упали на землю и лежали неподвижно, только Кошевой привстал и, обернувшись, посмотрел в нашу сторону. Это сильно рассердило Фромме и он приказал жандарму Древитц добить его. Древитц подошёл к лежавшему Кошевому и выстрелом в затылок убил его…»

Также бесстрашно умирали его товарищи. Эсэсовец Древитц рассказал на допросе о последних минутах жизни Любы Шевцовой: «Из числа расстрелянных во второй партии я хорошо запомнил Шевцову. Она обратила моё внимание своим внешним видом. У неё была красивая, стройная фигура, продолговатое лицо. Несмотря на свою молодость, держала она себя очень мужественно. Перед казнью я подвёл Шевцову к краю ямы для расстрела. Она не произнесла ни слова о пощаде и спокойно, с поднятой головой приняла смерть».

«Не для того я вступила в организацию, чтобы потом просить у вас прощения; жалею только об одном, что мало мы успели сделать!», — бросала в лицо нацистскому следователю Ульяна Громова.

«Бандеровский миф»: как молодгвардейцев записывали в украинские националисты

В годы независимой Украины на «Молодую гвардию» обрушилась новая беда — ее вдруг объявили … подпольной организацией украинских националистов.

Эта версия всеми историками, кто изучал документы, связанные с «Молодой гвардией», признается полным бредом. Надо сказать, что город Краснодон, примыкающий к современной российско-украинской границе, никогда не относился к территории, где сильны позиции националистов.

Автором «вброса» является гражданин США Евгений Стахов. Ветеран бандеровского движения в начале 1990-х начал представляться в интервью как организатор националистического подполья в Донбассе, к которому «присоединил» и «Молодую гвардию». Откровения Стахова опровергались не только реальными фактами, в которых он путался, но и заявлениями тех молодогвардейцев, кто уцелел и дожил до 1990-х. Однако до сих пор на Украине, да в России порой можно услышать о «бандеровском следе» «Молодой гвардии».

После «Евромайдана» на Украине осквернение памяти героев Великой Отечественной войны превратилось в норму. Молодогвардейцам повезло — город Краснодон находится на территории Луганской народной республики, где память о патриотах, отдавших жизни за Родину, по-прежнему свята.

Краснодонский процесс

Краснодонский район Ворошиловградской области Украинской ССР был оккупирован немцами, румынами и итальянцами с июля 1942 года по февраль 1943 года. До войны здесь проживало около 80000 шахтеров (из них 20000 — в самом Краснодоне) и колхозников, эвакуироваться смогли далеко не все. Недовольных «Новым порядком» тащили в полицию, пытали, убивали. По данным ЧГК, убили 242 человека, в Германию угнали — 3471, пропали без вести — 532.

В Краснодоне 28 сентября 1942 года нацисты заживо закопали в парке 32 шахтера — за отказ работать на оккупантов, за участие в истребительных отрядах и партизанской деятельности. Уже на следующий день была создана подпольная организация «Молодая гвардия» (в нее вошли отдельные группы сопротивления и новички), так около сотни юношей и девушек от 14 до 25 лет решили отомстить оккупантам. Их акции привлекли внимание немцев, но причины их провала остаются тайной до сих пор. По версии Краснодонского процесса, предатель Почепцов донес полиции, и в январе 1943 года большинство членов подполья после страшных пыток были расстреляны у шурфа, всех раненых и убитых сбросили в шахту.

Фотокопия рукописных листовок, распространявшихся молодогвардейцами среди населения

Источник: Кошевая Е. Повесть о сыне. М, 1947.

О борьбе и смерти «Молодой гвардии» много написано и снято. Мало что известно про их убийц, которых судили на четырех процессах. В допросах, пытках и казнях «Молодой гвардии» участвовали около 70 человек: немцы из полевой комендатуры и советские предатели из вспомогательной полиции (их роль в зверствах была главной). По горячим следам удалось поймать только троих причастных.

Член «Молодой гвардии» Г. Почепцов боялся ареста и решил написать донос – по совету своего опытного отчима В. Громова (тайный немецкий осведомитель под кличкой «Ванюша»). Их показания принял старший следователь полиции М. Кулешов, он же участвовал в допросах молодогвардейцев при помощи пыток (как писала «Ворошиловградская правда»: «С присущей матерому врагу ненавистью к советской власти, к нашему народу, Кулешов особенно неистовствовал, проводя следствие по делу «Молодой гвардии». По его указаниям велись «внушительные» допросы молодогвардейцев»). Стремясь обелить себя, предатели валили вину на комиссара «Молодой гвардии» В. Третьяковича, якобы он не выдержал истязаний (выкалывание глаз и т.д.) и все рассказал.

Гильзы винтовок палачей, найденные на месте казни молодогвардейцев

Следствие по делу предателей длилось пять месяцев — очные ставки, показания свидетелей. Сам же Краснодонский процесс продолжался три дня, 15-18 августа, но открытыми были не все заседания. Жители Краснодона приходили как зрители и выступали как свидетели, обращались, обращались к суду с просьбой вынести суровый приговор. Военный трибунал войск НКВД Ворошиловградской области судил без стороны защиты, материалы процесса не были опубликованы, местные газеты писали о нем только постфактум и в общих чертах. Расстреляли Кулешова, Почепцова и Громова публично, присутствовало около 5000 жителей Краснодона.

Читать еще:  Поминальный стол в церкви

К сожалению, комиссия ЦК ВЛКСМ поверила наветам предателей и имя безвинного В. Третьякевича (которому при пытках даже выкололи глаза) было вычеркнуто из наградных листов и газет, закрепил это подозрение А. Фадеев в романе «Молодая гвардия», изобразив его как предателя Стаховича. Героя реабилитировали лишь в 1959 году.

После войны были найдены 13 палачей, в том числе инициатор казни — капитан жандармерии Э. Ренатус. Министр государственной безопасности В. Абакумов планировал устроить над ними открытый суд в Краснодоне с 1 по 10 декабря 1947 года, на волне других процессов. Для этого он направил 18 ноября 1947 года докладную записку N 3428/А И. Сталину, В. Молотову и секретарю ЦК ВКП(б) А. Кузнецову. Их реакция неизвестна, но процесс состоялся в закрытой форме. Приговор убийцам оказался мягче, чем предателям: от 15 до 25 лет лагерей (после смерти Сталина немецких военных преступников отправили домой). Все материалы были секретными, даже для родственников погибших молодогвардейцев.

Один из палачей молодогвардейцев И. Мельников перед судом

Другие палачи умело маскировались. Полицейский В. Подтынный бежал из Краснодона с вермахтом, исправил паспортные данные, попал в Красную Армию, имел боевое ранение и награды. После войны вернулся на Донбасс, завел семью, стал председателем сельсовета и членом КПСС. В 1959 году земляк узнал Подтынного — арест. Через год его открыто судили в Луганске и приговорили к смертной казни.

Полицейский И. Мельников лично выкалывал глаза молодогвардейцам. Он тоже подделал документы, воевал в Красной Армии, получил медаль «За отвагу». Потом скрывался в колхозе Одесской области. Найден, осужден на открытом процессе в Краснодоне 14-16 декабря 1965 года, расстрелян в 1966 году.

Некоторые палачи так и не были найдены. К примеру, начальник полиции В. Соликовский скрывался в Австрии и ФРГ, жил до 1967 года в Нью-Йорке, затем переехал в бразильский город Порту-Алегри, где и умер в 1970-х годах.

Лишь малая часть судебных материалов 1943-1965 гг. была опубликована. Возможно, поэтому история «Молодой гвардии» до сих пор вызывает споры. На Украине доходит до невероятного — с 1990-х годов там бытует версия, что «Молодая гвардия» была «национал-коммунистической» ячейкой ОУН, ненавидела Гитлера и Сталина! Член ОУН Е. Стахив называл себя в интервью и книгах тем самым Стаховичем из «Молодой гвардии» А. Фадеева. Все это прямо противоречит фактам.

Показания о пытках

Источник: Глазунов Г. Это было в Краснодоне / Неотвратимое возмездие. М.: Воениздат, 1979.

Александра Васильевна Тюленина рассказала на суде, как над ней глумились в полиции:

— Дня через два после моего ареста по приказанию Захарова полицейские раздели меня и положили на пол лицом вниз. Стали избивать плетьми. Били долго. В это время кто-то сказал: «Ведите его сюда, сейчас он расскажет все». В комнату ввели моего сына Сергея. Лицо его было в кровоподтеках. Меня опросили о партизанах и оружии. Я ответила, что о партизанах ничего не знаю, а оружия в нашем доме нет и не было. После такого ответа они стали истязать сына. Один из жандармов заложил пальцы рук Сергея в косяк двери и начал закрывать ее. Сквозь огнестрельную рану на руке сына продевали раскаленный прут. Под ногти загоняли иголки. Потом подвесили его на веревках. Вновь избивали, после чего обливали водой. Я неоднократно теряла сознание.

Баня шахты, в которой перед казнью пытали молодогвардейцев

Источник: Кошевая Е. Повесть о сыне. М, 1947.

По свидетельству Марии Андреевны Борц, 1 января 1943 года в их квартиру нагрянули жандармы, и полицейский Захаров потребовал, чтобы Мария Андреевна сказала, где скрывается ее дочь Валя, с кем она ушла. Получив отрицательный ответ, он побелел от злости. Его маленькие, быстро бегающие глазки налились кровью. Захаров выхватил наган, приблизил к лицу женщины и, толкнув ее ногой, заорал: «Пристрелю, сволочь!» После обыска на квартире Марию Андреевну доставили в полицию как заложницу, обыскали, заполнили анкету. Затем повели на допрос к Соликовскому. Перед ним на столе лежал набор плетей: толстых, тонких, широких, со свинцовыми наконечниками. У дивана стоял изуродованный до неузнаваемости Ваня Земнухов, с воспаленными красными глазами и кровоподтеками на лице. Одежда его была в крови. На полу возле него краснели лужи крови. Из-за стола вяло поднялся Соликовский — мужчина высокого роста, крепкого телосложения. Черная папаха надвинута на лоб. Голос властный, громкий. Он спросил: «Где дочка?» Борц ответила, что ничего не знает. Тогда он закричал: «А о гранатах и почте тоже ничего не знаешь?» — и со страшной силой стал бить ее по лицу. Стоявший тут же Давиденко подскочил к Марии Андреевне и также начал ее избивать. Еле державшуюся на ногах, ее бросили в камеру, которая помещалась напротив кабинета Соликовского. С замиранием сердца слушала она доносившиеся из кабинета крики и стоны, страшную ругань и лязг железа. По коридору бегали полицейские. Таскали на допрос одну жертву за другой. Так продолжалось до утра.

— С кем из молодогвардейцев вы находились в камере? — спросил председательствующий Марию Андреевну.

Она ответила, что была с Любой Шевцовой, Ульяной Громовой, Шурой Бондаревой, Тоней Иванихиной (сестра Лилии Иванихиной), Ниной Минаевой, Клавдией Ковалевой и Тосей Мащенко. Девушек в полиции неоднократно пытали, с допросов приводили полуживыми. Им причиняли не только физические страдания. Ульяна Громова говорила, что легче перенести физическую боль, чем то унижение, которому ее подвергали палачи. Девушек раздевали догола, глумились над ними. Здесь иногда находилась жена Соликовского, которая обычно сидела на диване и заливалась смехом.

Надписи на стене тюремной камеры, оставленные молодогвардейцами

Источник: Кошевая Е. Повесть о сыне. М, 1947.

Молодая гвардия документы и воспоминания

Журнал добавлен в корзину.

«МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ» — НЕКОТОРЫЕ ФАКТЫ

А. Дружинина , студентка факультета истории и социальных наук Ленинградского государственного областного университета им. А. С. Пушкина.

Занимаясь три года изучением того, как возникла “Молодая гвардия” и как она работала в тылу врага, я поняла, что главное в ее истории — не сама организация и ее структура, даже не подвиги, ею совершенные (хотя конечно же все сделанное ребятами вызывает безмерное уважение и преклонение). Ведь в годы Второй мировой войны на оккупированной территории СССР создавались сотни таких подпольных или партизанских отрядов, но “Молодая гвардия” стала первой организацией, о которой узнали фактически сразу после гибели ее участников. А погибли почти все — около ста человек. Главное в истории “Молодой гвардии” началось именно 1 января 1943 года, когда была арестована ее ведущая тройка.

Сейчас некоторые журналисты с пренебрежением пишут о том, что молодогвардейцы ничего особенного не совершили, что они вообще были ОУНовцами, а то и просто “краснодонской братвой”. Удивительно, как вроде бы серьезные люди не могут уразуметь (или не хотят?), что главный подвиг своей жизни они — эти мальчики и девочки — совершили именно там, в тюрьме, где испытали нечеловеческие пытки, но до конца, до самой смерти от пули у заброшенного шурфа, куда многих сбрасывали еще живыми, — остались людьми.

В годовщину их памяти хочется вспомнить хотя бы некоторые эпизоды из жизни молодогвардейцев и то, как они умирали. Они этого достойны. (Все факты взяты из документальных книг и очерков, бесед с очевидцами тех дней и архивных документов.)

К заброшенной шахте их привезли —
и вытолкали из машины.
Ребята друг друга под руки вели,
поддерживали в час кончины.
Избиты, измучены, шли они в ночь
в кровавых обрывках одежды.
А парни старались девчонкам помочь
и даже шутили, как прежде.

Да, именно так, у заброшенной шахты расстались с жизнью большинство членов подпольной комсомольской организации “Молодая гвардия”, боровшейся в 1942 году против фашистов в небольшом украинском городке Краснодоне. Она оказалась первой молодежной подпольной организацией, о которой удалось собрать довольно подробные сведения. Молодогвардейцев тогда называли героями (они и были героями), отдавшими свои жизни за Родину. Чуть больше десяти лет назад о “Молодой гвардии” знали все. Одноименный роман Александра Фадеева изучали в школах; на просмотре кинофильма Сергея Герасимова люди не могли сдержать слез; именами молодогвардейцев называли теплоходы, улицы, сотни учебных заведений и пионерских отрядов. По всей стране (и даже за границей) было создано более трехсот музеев “Молодой гвардии”, а Краснодонский музей посетили около 11 миллионов человек.

А кто сейчас знает о краснодонских подпольщиках? В музее Краснодона последние годы пусто и тихо, из трехсот школьных музеев в стране осталось лишь восемь, а в прессе (как в России, так и на Украине) все чаще юных героев называют “националистами”, “неорганизованной комсомольской братвой”, а кто-то и вообще отрицает их существование.

Какими же были они, эти юноши и девушки, назвавшие себя молодогвардейцами?

В краснодонское комсомольско-молодежное подполье входил семьдесят один человек: сорок семь юношей и двадцать четыре девушки. Самому младшему было четырнадцать лет, а пятидесяти пяти из них никогда не исполнилось девятнадцати. Самые обыкновенные, ничем не отличавшиеся от таких же юношей и девушек нашей страны, ребята дружили и ссорились, учились и влюблялись, бегали на танцы и гоняли голубей. Они занимались в школьных кружках, спортивных секциях, играли на струнных музыкальных инструментах, писали стихи, многие хорошо рисовали.

Учились по-разному — кто-то был отличником, а кто-то с трудом одолевал гранит науки. Немало было и сорванцов. Мечтали о будущей взрослой жизни. Хотели стать летчиками, инженерами, юристами, кто-то собирался поступить в театральное училище, а кто-то — в пединститут.

“Молодая гвардия” была такой же многонациональной, как и население этих южных областей СССР. Русские, украинцы (были среди них и казаки), армяне, белорусы, евреи, азербайджанец и молдаванин, готовые в любую минуту прийти друг другу на помощь, боролись с фашистами.

Немцы оккупировали Краснодон 20 июля 1942 года. И почти сразу же в городе появились первые листовки, запылала новая баня, уже готовая под немецкие казармы. Это начал действовать Сережка Тюленин. Один.

12 августа 1942 года ему исполнилось семнадцать. Листовки Сергей писал на кусках старых газет, и полицейские часто находили их в своих карманах. Он начал собирать оружие, даже не сомневаясь, что оно обязательно пригодится. И он первый привлек группу ребят, готовых к борьбе. В нее поначалу входили восемь человек. Однако к первым числам сентября в Краснодоне действовали уже несколько групп, не связанных одна с другой, — всего в них было 25 человек. Днем рождения подпольной комсомольской организации “Молодая гвардия” стало 30 сентября: тогда был принят план создания отряда, намечены конкретные действия подпольной работы, создан штаб. В него вошли Иван Земнухов — начальник штаба, Василий Левашов — командир центральной группы, Георгий Арутюнянц и Сергей Тюленин — члены штаба. Комиссаром избрали Виктора Третьякевича. Ребята единогласно поддержали предложение Тюленина назвать отряд “Молодая гвардия”. И в начале октября все разрозненные подпольные группы были объединены в одну организацию. Позже в штаб вошли Ульяна Громова, Любовь Шевцова, Олег Кошевой и Иван Туркенич.

Сейчас нередко можно услышать, что молодогвардейцы не сделали ничего особенного. Ну расклеивали листовки, собирали оружие, жгли и заражали зерно, предназначенное оккупантам. Ну вывесили несколько флагов в день 25-летия Октябрьской революции, сожгли Биржу труда, спасли несколько десятков военнопленных. Другие подпольные организации и существовали дольше, и сделали больше!

И понимают ли эти горе-критики, что всё, буквально всё эти мальчики и девочки совершали на грани жизни и смерти. Легко ли идти по улице, когда чуть ли не на каждом доме и заборе расклеены предупреждения, что за несдачу оружия — расстрел. А на дне сумки, под картошкой, лежат две гранаты, и надо с независимым видом идти мимо нескольких десятков полицейских, и каждый может остановить… К началу декабря у молодогвардейцев на складе уже 15 автоматов, 80 винтовок, 300 гранат, около 15 тысяч патронов, 10 пистолетов, 65 килограммов взрывчатки и несколько сотен метров бикфордова шнура.

А разве не страшно ночью красться мимо немецкого патруля, зная, что за появление на улице после шести вечера грозит расстрел? Но ведь большинство дел совершалось именно по ночам. Ночью сожгли немецкую Биржу труда — и две с половиной тысячи краснодонцев были избавлены от немецкой каторги. Ночью 7 ноября молодогвардейцы вывесили красные флаги — и наутро, увидев их, люди испытали огромную радость: “О нас помнят, мы нашими не забыты!”. Ночью освобождали военнопленных, перерезали телефонные провода, нападали на немецкие автомашины, отбили у фашистов стадо скота в 500 голов и разогнали его по ближайшим хуторам и поселкам.

Даже листовки расклеивали в основном ночью, хотя бывало, что приходилось это проделывать и днем. Сначала листовки писали вручную, потом их стали печатать в самими же организованной типографии. Всего молодогвардейцы выпустили около 30 отдельных листовок общим тиражом почти пять тысяч экземпляров — из них краснодонцы узнавали свежие сводки Совинформбюро.

В декабре в штабе появились первые разногласия, ставшие в дальнейшем основой той легенды, которая живет до сих пор и согласно которой комиссаром “Молодой гвардии” считается Олег Кошевой.

Что же произошло? Кошевой стал настаивать, чтобы из всех подпольщиков выделили отряд в 15—20 человек, способный действовать отдельно от основного отряда. Вот в нем-то комиссаром и должен был стать Кошевой. Ребята не поддержали это предложение. И тем не менее Олег после очередного приема в комсомол группы молодежи взял у Вани Земнухова временные комсомольские билеты, но не отдал их, как всегда, Виктору Третьякевичу, а выдал вновь принятым сам, подписавшись: “Комиссар партизанского отряда “Молот” Кашук”.

1 января 1943 года арестованы трое молодогвардейцев: Евгений Мошков, Виктор Третьякевич и Иван Земнухов — фашисты попали в самое сердце организации. В этот же день срочно собрались оставшиеся члены штаба и приняли решение: всем молодогвардейцам немедленно покинуть город, а руководителям не ночевать дома уже этой ночью. О решении штаба через связных известили всех подпольщиков. Один из них, состоявший в группе поселка Первомайка, — Геннадий Почепцов, узнав об арестах, струсил и написал заявление в полицию о существовании подпольной организации.

В движение пришел весь аппарат карателей. Начались массовые аресты. Но почему же большинство молодогвардейцев не выполнили приказ штаба? Ведь это первое неповиновение, а следовательно и нарушение клятвы, почти всем им стоило жизни! Вероятно, сказалось отсутствие жизненного опыта. Первое время ребята не отдавали себе отчета в том, что случилась катастрофа и их ведущей тройке уже не выбраться из тюрьмы. Многие не могли решить для себя: уйти ли из города, помочь ли арестованным или добровольно разделить их участь. Они не поняли, что штаб уже рассмотрел все варианты и принял к действию единственно верный. Но его-то большинство и не выполнили. Почти все боялись за родителей.

Читать еще:  Служба поминальная в пятницу

Лишь двенадцати молодогвардейцам удалось в те дни скрыться. Но позже двоих из них — Сергея Тюленина и Олега Кошевого — все-таки арестовали. Четыре камеры городской полиции были забиты до отказа. Всех ребят страшно пытали. Кабинет начальника полиции Соликовского больше походил на бойню — так он был забрызган кровью. Чтобы во дворе не слышали криков истязаемых, изверги заводили патефон и включали его на полную громкость.

Подпольщиков подвешивали за шею к оконной раме, имитируя казнь через повешение, и за ноги, к потолочному крюку. И били, били, били — палками и проволочными плетьми с гайками на конце. Девчонок вешали за косы, и волосы не выдерживали, обрывались. Молодогвардейцам давили дверью пальцы рук, загоняли под ногти сапожные иглы, сажали на раскаленную плиту, вырезали звезды на груди и спине. Им ломали кости, выбивали и выжигали глаза, отрубали руки и ноги…

Палачи, узнав от Почепцова, что Третьякевич — один из руководителей “Молодой гвардии”, решили любой ценой заставить его заговорить, считая, что тогда легче будет справиться с остальными. Его пытали с особой жестокостью, он был изуродован до неузнаваемости. Но Виктор молчал. Тогда среди арестованных и в городе распустили слух: выдал всех Третьякевич. Но товарищи Виктора в это не поверили.

Зимней холодной ночью 15 января 1943 года первую группу молодогвардейцев, среди них был и Третьякевич, повезли на казнь к разрушенной шахте. Когда их поставили на край шурфа, Виктор схватил за шею заместителя начальника полиции и попытался увлечь его вместе с собой на 50-метровую глубину. Перепуганный палач побледнел от страха и почти не сопротивлялся, и лишь подоспевший жандарм, ударивший Третьякевича пистолетом по голове, спас полицая от смерти.

16 января расстреляли вторую группу подпольщиков, 31-го — третью. Одному из этой группы удалось бежать с места казни. Это был Анатолий Ковалев, впоследствии пропавший без вести.

В тюрьме оставались четверо. Их увезли в город Ровеньки Краснодонского района и расстреляли 9 февраля вместе с находившимся там Олегом Кошевым.

В Краснодон 14 февраля вошли советские войска. День 17 февраля стал траурным, полным плача и причитаний. Из глубокого, темного шурфа бадьей доставали тела замученных юношей и девушек. Узнать их было трудно, некоторых ребят родители опознали только по одежде.

На братской могиле поставили деревянный обелиск с фамилиями погибших и со словами:

И капли крови горячей вашей,
Как искры, вспыхнут во мраке жизни
И много смелых сердец зажгут!

Фамилии Виктора Третьякевича на обелиске не было! А его мама, Анна Иосифовна, уже больше никогда не снимала черного платья и на могилу старалась ходить попозже, чтобы никого там не встретить. Она, конечно, не верила в предательство сына, как не верили и большинство ее земляков, но выводы комиссии ЦК ВЛКСМ под руководством Торицина и вышедший впоследствии замечательный в художественном отношении роман Фадеева оказали свое влияние на умы и сердца миллионов людей. Остается лишь пожалеть, что в соблюдении исторической правды роман Фадеева “Молодая гвардия” не оказался столь же замечательным.

Следственные органы тоже приняли версию о предательстве Третьякевича и, даже когда арестованный впоследствии истинный предатель Почепцов во всем сознался, с Виктора обвинение не сняли. А поскольку, по мнению партийных руководителей, предатель не может быть комиссаром, то в этот ранг возвели Олега Кошевого, чья подпись была на декабрьских комсомольских билетах — “Комиссар партизанского отряда “Молот” Кашук”.

Через 16 лет удалось арестовать одного из самых свирепых палачей, пытавших молодогвардейцев, — Василия Подтынного. На следствии он заявил: Третьякевича оклеветали, но он, несмотря на жестокие пытки и побои, никого не выдал.

Так почти через 17 лет истина восторжествовала. Указом от 13 декабря 1960 года Президиум Верховного Совета СССР реабилитировал Виктора Третьякевича и наградил его орденом Отечественной войны I степени (посмертно). Имя его стали включать во все официальные документы вместе с именами других героев “Молодой гвардии”.

Анна Иосифовна, мама Виктора, так и не снявшая траурной черной одежды, стояла перед президиумом торжественного собрания в Ворошиловграде, когда ей вручали посмертную награду сына. Переполненный до отказа зал, стоя, аплодировал ей, но ее, казалось, происходящее уже и не радовало. Может быть, потому, что мать всегда знала: сын ее — честный человек. Анна Иосифовна обратилась к награждавшему ее товарищу лишь с одной просьбой: не демонстрировать в эти дни в городе фильм “Молодая гвардия”.

Итак, клеймо предателя с Виктора Третьякевича было снято, но в звании комиссара его так и не восстановили и звания Героя Советского Союза, которым наградили остальных погибших членов штаба “Молодой гвардии”, не удостоили.

Заканчивая этот небольшой рассказ о героических и трагических днях краснодонцев, хочется сказать, что героизм и трагизм “Молодой гвардии”, вероятно, еще далеко не раскрыты. Но это наша история, и мы не вправе ее забывать.

Тайны «Молодой гвардии»: что скрыл в своем романе Фадеев

Вокруг смерти Фадеева еще много неразгаданных тайн. До сих пор остается загадкой, почему же такой известный советский писатель решил уйти из жизни. А также немало тайн заключено в его известном романе «Молодая гвардия». Давайте же попробуем получить ответы на некоторые вопросы, касающиеся автора и его нашумевшего произведения.

Уход из жизни

В семье Фадеева даже предположить никто не мог, что за несколько минут до семейного обеда в доме раздастся выстрел и мир потеряет известного автора Александра Фадеева. Это происшествие стало неожиданностью абсолютно для всех, кто его знал. В газетах написали немного. Лишь сообщили о самоубийстве, а причиной назвали алкоголизм. Но поверить в это могли лишь те, кто не знал этого человека лично. Вокруг этого происшествия довольно много тайн и загадок, разгадать которые трудно.

Карьера Фадеева стремительно развивалась. Популярность он получил после выхода романа «Разгром». Тогда он даже встречался лично с товарищем Сталиным. Позже занял пост председателя правления Союза писателей СССР, но в этот период совершенно забросил авторство. К написанию «Молодой гвардии» приступил только через 20 лет.

Строки романа давались не так просто, поскольку все то, что происходило с героями, Фадеев переживал лично. Он мог вскакивать по ночам, плакать во время написания, но все равно роман не бросал. После его выхода Фадеев получил небывалую славу. Люди зачитывались романом. Такая трогательная история о смелости молодых ребят из Краснодона! Многие обвиняли Фадеева в фальсификации, но могло ли это стать причиной его раннего ухода из жизни?

Что же было в Краснодоне

История о молодогвардейцах увлекла Фадеева после того как он в одной газетной заметке увидел фоторепортаж о том, как погибших ребят доставали из шахты, куда они были сброшены фашистами. Тогда Сталин понял, что нельзя ограничиться такой маленькой заметкой, он вызвал Фадеева и приказал послать в Краснодон хорошего писателя. Фадеев же вызвался отправиться в украинский город сам.

По приезду его поселили в доме Елены Кошевой. Многие считали, что она являлась одной из самых образованных женин, поскольку работала она в детском саду воспитателем. Кошевая во всех красках и подробностях рассказала Фадееву о событиях того времени. В тот период многие факты тщательно скрывались властями, а юным героям было приписано немало чужих заслуг. Узнав об этом, Фадеев понял, что рано или поздно правда станет явной, но также он понимал и то, что произведение должен быть написано о настоящих героях.

В своем романе Фадеев пишет о том, как молодогвардейцы расклеивают листовки по городу с новостями из Москвы отом, как 7 ноября 1942 года над школой развевался красный флаг в честь праздника революции. Однако большинство подвигов, которые были приписаны этим смелым ребятам, они не совершали. Например, поджег шахтоуправления совершили отступающие советские солдаты. Также, согласно роману, молодогвардейцы уничтожили списки молодых людей, которых немцы планировали увезти на работу в Германию. Более того, есть доказательства, что мать Кошевого дружила с немцами, некоторые офицеры даже жили в ее квартире. Как вы сами понимаете, никакого штаба Молодой гвардии там быть не могло, как утверждал Фадеев в романе.

Скандал вокруг Фадеева

После смерти автора журналисты еще не раз приходили к его родным, чтобы узнать о состоянии писателя перед смертью. Пожалуй, самыми трагическими событиями для него стали скандалы вокруг романа. После его выхода Сталин не нашел времени, чтобы прочитать само произведение, но посмотрел фильм, который был снят по его мотивам. И фильм был раскритикован. Сталина возмутило то, что в романе совершенно не описано участие партии в организации подполья. В связи с этим Фадеев был вынужден взяться за вторую редакцию романа. Режиссер принялся переделывать фильм уже по новому роману. Автор добавил много сцен, в которых участвовали партийщики, поэтому пришлось снимать вторую серию фильма.

Тайны «Молодой гвардии»

Роль предателя в фильме сыграл Евгений Моргунов. Он был единственным актером этого фильма, которому не дали премию за роль. Однако на самом деле Третьякевича оправдали, и исследователи уже на момент съемок фильма считали предателем совершенно другого молодогвардейца. Вообще, когда молодых ребят привели на казнь к шурфу шахты, там был и Третьякевич. Руки ребят были связаны колючей проволокой, с ним было несколько немцев. И Третьякевич одного из них столкнул в ту самую шахту, но немцу удалось зацепиться за какой-то крюк и спастись. За это молодогвардейца скинули в шахту первым, а сверху бросили еще и вагонетку с камнями.

В своем первом романе Фадеев писал, что немцы узнали о существовании организации из дневника Лиды Андросовой, который попал к ним случайно. Однако позже сам же Фадеев писал родителям Лиды, что ему было известно о том, что дневника у немцев не было. По его словам, таким образом он хотел сделать роль Лиды более видной и яркой.

Картина, соответствующая второму роману, вышла в 1948 году. Безусловно, она стала общегосударственной и общенародной сенсацией.

Существование организации

Позже начали ставить под сомнение само существование подпольной организации. Да, были в Краснодоне ребята, которые тайно слушали радио и распространяли листовки по городу, даже кража подарков была, однако количество этих ребят и их значимость были слишком преувеличены.

Согласно роману, в подполье ушло более 100 человек. Позже нашли списки молодогвардейцев, где было всего 52 человека.

А арестованные немцы, которые принимали участие в казни молодых людей, говорили о том, что арестовано было всего 19 человек. Среди них, вспоминаем полицай, был и Кошевой, который в считанные дни стал абсолютно седым от побоев немцев, а также был единственным, кто не отвернулся при расстреле. Однако никаких противоречий роману Фадеева тогда не публиковали. И его история была единственно верной и правдивой. Подобных подпольных групп существовало несметное количество. И в них принимали участие не сотни, а даже тысячи человек, однако слава досталась лишь ребятам из Краснодона.

Наш канал молодой и нуждается в Вашей поддержке:
ставьте лайк, подписывайтесь на канал, поделитесь с друзьями и оставляйте комментарии!

На родине молодогвардейцев

Интервью с уроженцем Луганской области, инженером-технологом Василием Ивановичем Анненковым

Н.М.: Василий Иванович, совсем недавно был отмечен 75-летний юбилей создания молодёжной подпольной организации в Краснодоне «Молодая гвардия». Она стала широко известной после войны благодаря одноимённому роману А.А. Фадеева. И ваше детство прошло в посёлке Первомайске, где жила группа ребят из «Молодой гвардии». Когда вы впервые познакомились с историей краснодонского подполья?
В.А.: Сколько себя помню, знал, что молодогвардейцы жили когда-то здесь, совсем рядом – в соседнем дворе, на соседней улице, где я исходил все тропы. И это не казалось мне удивительным – привык, всё было естественно. Родителей молодогвардейцев видел часто. Не только первомайцев – например, матерей Сергея Тюленина, Вани Земнухова, Любы Шевцовой. Много слышал от людей о делах молодогвардейцев, и эти рассказы складывались в моём сознании, как мозаика, в историю «Молодой гвардии» – какой я её знал. Роман Фадеева был не документальным, там, конечно, были отличия от того, что я знал о «Молодой гвардии». Но как хорошо описал Фадеев нашу Первомайку! Лето, бескрайняя степь, бледное, точно выгоревшее небо и посреди всего этого маленький «оазис» – речка Каменка и несколько садиков по её берегам.
Н.М.: А с романом вы в каком возрасте познакомились?
В.А.: Прочитал в начальной школе. А книга появилась у нас дома раньше. Я помню тот день, хотя и очень смутно. То было лето сорок девятого года, мне было четыре года. Мама тогда работала на фабрике в Ворошиловграде, меня оставляла с бабушкой. И вот как-то вечером, когда я уже уснул, мама принесла роман «Молодая гвардия» – зеленовато-жёлтую книгу. Сквозь сон я слышал, как они с бабушкой говорили об этой книге, о молодогвардейцах, часто называли имя Ули Громовой, мама зачитывала какие-то отрывки из романа. У родителей молодогвардейцев эта книга появилась раньше, Фадеев ведь общался с ними, когда собирал материал, и после выхода книги подарил им именные экземпляры.
Н.М.: А ваши мама и бабушка виделись с Фадеевым?
В.А.: Нет, их не было в городе, когда он приезжал. Мама на фронте была, а бабушка в Москве какое-то время жила. Мои братья Филя и Гена погибли в Новгороде, и бабушка хотела навестить их могилы, поставить памятники, но город ещё был в оккупации. Она слушала сводки, ждала очень, когда его освободят. Отец Фильки был у себя на даче под Москвой, и бабушка жила у Филиного дяди. Общалась с другом Фильки – Валькой – и его тётей. Они к ней относились как к родной, называли просто «бабушкой», часто брали её на прогулку, приводили к себе домой. Как-то раз, когда они шли на улице, им встретилась толпа людей – весёлых, нарядных, радующихся чему-то. И чуть погодя вдалеке загремели пушки. В тот день наши войска освободили Орёл и Белгород. Через несколько месяцев, в марте 1944 года, бабушка, отец и дядя Фили, Валька и его тётя приехали в освобождённый Новгород, побывали на могилах братьев, поставили им памятники.
Н.М.: Как ваши родные пережили оккупацию?
В.А.: Мама жила с бабушкой в посёлке. Немцы стояли там недолго, но всё же натворили дел. Бабушка рассказывала, что всю еду, какая была, забрали, запасы с огорода съели, молоко выпили. Пьянствовали много. Один немец к матери приставал, уговаривал ехать с ним в Нюрнберг: «У меня там ферма, ты будешь её хозяйкой. Там после войны будут работать пленные русские». А мама ответила ему: «Ты губу не раскатывай. Посмотрим ещё, кто на кого батрачить будет». У нас стояли три немца и у Громовых, по-моему, тоже три. Старший – полковник – был сердитый, молчаливый, выселил из дома в летнюю кухню стариков с дочерями и внуками, но больше их особо не тревожил. С ним жили два солдата. Потом, когда немцы уехали, в городе остались полицаи – ещё более страшные люди.
Н.М.: Чем ваши родные занимались во время оккупации?
В.А.: Мама устроилась в электромеханические мастерские уборщицей. Она хотела состоять в подполье или хотя бы помогать подпольщикам. В мастерских действительно было много подпольщиков. Они старались соблюдать конспирацию, но мама была проницательным человеком, понимала, что к чему. Однажды она нашла под одним станком металлическую букву «К» – это был типографский шрифт. Мама до этого состояла в новгородском подполье, где тоже была типография, и теперь сразу поняла, что это такое. Листовки печатали и писали от руки, не жалея времени и сил, распространяли везде, где только можно. Ульяна Громова, Тоня и Лиля Иванихины, Нина Герасимова подбирали где-то в поле листовки, сброшенные с советских самолётов, и переводили их для немецких солдат.
Н.М.: Василий Иванович, вы помните пароль первомайцев – «Ветер дует с востока»? Что вам известно о его происхождении?
В.А.: Достоверно ничего сказать не могу. От мамы знаю, что ребята-первомайцы очень тяжело переживали приход немцев. По разным причинам они остались в городе, не эвакуировались – кто-то не мог, а кто-то не хотел. Парни пытались попасть на фронт, но их не брали – ещё слишком молоды были. И кто-то вроде бы сказал кому-то в те дни: «Ничего, одолеем врага. Здесь наш дом, наша земля, здесь всё за нас. И даже ветер дует с востока, в одном направлении с нами». Но это не совершенная истина – это могла быть цитата из какой-нибудь книги или газеты.
Н.М.: А что вы знаете о связи «Молодой гвардии» с другими подпольными организациями?
В.А.: В декабре 1942 года ребята держали связь с подпольем, действовавшим в Ростовской области, через его представителей «Антона» и «Данилу». По заданию штаба Толя Попов с Шурой и Васей Бондарёвыми ходили на встречу со связными ростовских партизан. Их путь лежал через станицу Гундоровскую, где Толя уже бывал прежде, летом 1942 года. Тогда они с Володей Рогозиным, не попав на фронт (немцы перерезали все дороги), возвращались домой и остановились в Гундоровской на ночёвку у старушки с внучкой. Потом эта внучка, Глаша, прибегала в Краснодон, пыталась помочь ребятам, но сама в «Молодой гвардии» не состояла – жила слишком далеко. Толя, видимо, ей очень нравился, но он мало общался с девушками, всё отмалчивался. В молодости я виделся с Глашей, но она мало что знала о делах молодогвардейцев. Да и кто мог рассказать об этом подробно? В первомайской группе все ребята погибли. И там же, к сожалению, был главный предатель.
Н.М.: Почепцов проявил трусость и выдал полицаям некоторых ребят. Но мог ли он выдать всю организацию? Василий Иванович Левашов в своих воспоминаниях писал, что это предательство положило начало разоблачению «Молодой гвардии» полицаями – те догадались, что саботажи, поломки и диверсии в мастерских были намеренными, и стали арестовывать всех подозреваемых.
В.А.: Да, совершенно так и было. Почепцов подтолкнул «Молодую гвардию» к гибели. Но предателем был не он один. Странно, что ребята приняли его в организацию. Они всё-таки росли в одном посёлке с ним, знали его. Когда я читал воспоминания о нём Кима Иванцова, мне даже тошно стало: мелочный, хамоватый тип, который ищет во всём выгоду. Знаю, что, когда его принимали в организацию, Ульяна Громова напомнила ему, что когда-то он выступал за мир с немцами. Почепцов расплакался и сказал, что ему жалко было мирных советских людей, гибнущих ни за что, а теперь он понял свою ошибку и готов до последнего бороться с фашистами. Ребята поверили ему и приняли в «Молодую гвардию», хотя Ульяна долго отговаривала их от этого.
Н.М.: Недавно я переписывался с правнуком Антонины – сестры Ульяны Громовой; он спрашивал меня об источниках, по которым я писал повесть об Ульяне, и благодарил меня за это произведение. Всё же очень отрадно, что с молодогвардейцами и теперь, спустя столько лет, есть живая связь – через родственников, друзей, знакомых. Василий Иванович, скажите, вы хорошо помните родителей Ульяны Громовой?
В.А.: Да, особенно Матвея Максимовича. Высокий, худой, физически крепкий был мужчина. Очень долго прожил, хотя и схоронил жену, трёх дочерей. В старости даже ещё раз женился. Трудно ему было одному, хоть и хозяйственный он был, работящий. В детстве, помню, бегу куда-то летом, пыль за мной – столбом, а он стоит у своей калитки, глядит на меня с улыбкой: куда, мол, бежишь, пострелёнок? А руки у него были сильные, крепкие, иной раз как пожмём друг другу руки, чувствую, будто моя в тисках побывала. Матрёну Савельевну я реже видел, она болела, дома лежала, моя бабушка её проведывала, я иногда с ней ходил. Их детей – Елисея, Клавдию, Антонину – тоже редко видел. Часто приходили Громовым письма из разных уголков Советского Союза, приезжали гости, и всех они привечали. Матвей Максимович ездил на мероприятия и встречи, посвящённые «Молодой гвардии». Хорошие они с женой были люди, добрые, тихие, семейные.
Н.М.: Как сложилась судьба вашего семейства после войны?
В.А.: У меня погибли на войне отец и два брата – Филя и Генка. Отец воевал в том полку, где мама была медсестрой, и погиб при освобождении Познани в феврале 1945 года. Маму, беременную мной, вскоре отправили домой. Братья мои были участниками новгородского подполья, которое тоже было раскрыто немцами из-за предательства; Гена с несколькими ребятами и взрослыми был повешен, а Филя, когда его хотели арестовать, стал отстреливаться и был убит. Мои дядья – Матвей и Миша – воевали и остались живы; дядя Матвей потерял на войне ногу. Мы с мамой сначала жили у бабушки, потом переехали в Москву. Бабушку позже тоже к себе взяли, когда она совсем старенькая стала. Когда я учился в десятом классе, мама вышла замуж за военного комиссара Айзиковича, участника Сталинградской битвы. Он был вдовцом, у него была взрослая дочь, ровесница нашего Фили, она давно уже жила со своей семьёй. Надо сказать, я иногда был упрямый, своевольный, не всегда слушался маму, не был прилежным учеником, рано попробовал курево и алкоголь. Отчим же вытряс из меня всю дурь, заставил учиться, трудиться, кое-как сделал из меня человека. Под его давлением я поступил в институт, сначала был сердит, что отчим понукает мной, а потом и учёба, и студенческая жизнь мне очень даже понравились. Но дело не только в отчиме. Передо мной всю жизнь стоял образ моего брата Фили – добряка, весельчака, любящего и любимого всеми, умного, трудолюбивого. Я всегда старался походить на него, несмотря ни на что.
Н.М.: Спасибо вам большое, Василий Иванович! С наступающим вас Днём защитника Отечества!
В.А.: Спасибо! Взаимно!

Читать еще:  Родительская педагогика сухомлинского

Молодая гвардия документы и воспоминания

Подпольная молодёжная организация «Молодая гвардия» была создана комсомольцами города Краснодона под Луганском во время немецкой оккупации летом 1942 года. В январе 1943 года эта организация была раскрыта полицией, большинство её участников было арестовано и уничтожено гитлеровцами. Часть юношей и девушек расстреляли, а часть прямо живьем сбросили в шурф шахты. Потом сверху туда сбросили шахтерские вагонетки и закидали шурф гранатами.

Во время Великой Отечественной войны таких подпольных комсомольских групп создавалось (и погибало) немало. Некоторые из них ещё раньше, как, например, в подмосковной Верее зимой 1941/42 года, называли себя «Молодой гвардией». Но «Молодая гвардия» Краснодона стала самой знаменитой благодаря одноимённому роману Александра Фадеева, изучавшемуся во всех советских школах.

Но, несмотря на такую известность, до сих пор, спустя 75 лет, в истории «Молодой гвардии» Краснодона ещё полно тёмных пятен. Многие обстоятельства создания и раскрытия организации, а также размах её деятельности остаются спорными.

Как менялись версии

Фронтовые корреспонденты Иван Лясковский и Михаил Котов по горячим следам в 1943 году написали про «Молодую гвардию» книгу «Сердца смелых». В ней не ставилась цель проследить историю организацию. Главное было – рассказать про подвиг.

Эта книга побудила известного писателя Александра Фадеева написать большой роман «Молодая гвардия», увидевший свет в 1946 году. Он подвергся разносу со стороны самого Сталина, так как в нём не была отражена «руководящая роль партии». Фадеев взялся за переделку романа. Вторая редакция была опубликована в 1951 году и вошла во все советские хрестоматии и учебники по литературе.

В сентябре 1943 года в Краснодоне были расстреляны три изменника Родины: полицай Михаил Кулешов, помощник начальника шахты Василий Громов и его пасынок Геннадий Почепцов. На допросах Кулешов рассказал, что арестованный комиссар «Молодой гвардии» Виктор Третьякевич под пытками выдал организацию.

Фадеев, живя в Краснодоне, близко общался с матерью Олега Кошевого, которого и вывел в романе как настоящего комиссара «Молодой гвардии». Фамилию Третьякевича он изменил на Стаховича и превратил его в обычного члена организации.

Между тем, в 1944 году Владимир Третьякевич, один из старших братьев Виктора и также член Украинского штаба партизанского движения, провёл своё расследование в Краснодоне, по итогам которого направил письмо Калинину, Маленкову и главным комсомольским функционерам с требованием снять незаслуженный оговор с его брата. Владимир опирался на письменные признания выжившей участницы «Молодой гвардии» Валерии Борц. Однако, когда дело дошло до разбирательства в ЦК ВЛКСМ, Борц отказалась от своих показаний и снова утверждала, что Виктор Третьякевич под пытками предал «Молодую гвардию».

В 1956 году Валерию Борц и ещё четверых членов «Молодой гвардии» пригласил к себе на дачу Никита Хрущёв, у которого тогда гостил Фадеев. По словам Борц, Хрущёв завёл разговор о том, чтобы простить Третьякевича, который был сыном его знакомого земляка. Разгорелась перепалка, во время которой Фадеев бросил Хрущёву в лицо, что тот – бывший троцкист. Через два дня после этого эпизода газеты сообщили о самоубийстве Фадеева.

Клеймо предателя было снято с Третьякевича только в 1959 году, после суда над полицаем Василием Подтынным, который рассказал, что «Молодую гвардию» выдал Почепцов. Он признался отчиму, а тот посоветовал пасынку явиться с повинной в полицию. Документальная повесть «Это было в Краснодоне» журналиста Кима Костенко, опубликованная в 1961 году, закрепила эту версию.

В конце 90-х годов появились признания молодогвардейца Василия Левашова. Накануне нового 1943 года подпольщики разграбили грузовик с рождественскими подарками для немецких солдат. Мальчишке, ставшему случайным свидетелем ограбления, они дали за молчание пачку сигарет. С этими сигаретами мальчишку застукала полиция, и он указал на Почепцова, а тот, будучи арестован, со страху выдал всех, кого знал.

Были ли предатели «Молодой гвардии» среди казнённых изменников

Сохранились материалы следственного дела, которое велось против изменников в Краснодоне в 1943 году. Эти материалы проанализированы исследователями. Почепцов был в первый раз арестован сотрудниками СМЕРШ 16 февраля 1943 года, но 2 марта освобождён. Повторно органы СМЕРШ арестовали Почепцова 8 марта и больше не выпустили.

В материалах дела есть протоколы допроса Почепцова от 19 февраля, где он признаётся в своём предательстве «Молодой гвардии», и допроса Кулешова от 20 февраля и 7 марта, в котором бывший полицай подтверждает этот факт, а также называет Почепцова полицейским осведомителем. Однако почему-то после этих признательных показаний оба были отпущены из-под стражи и потом арестованы вторично, причём Кулешова ещё раз отпускают в апреле 1943 года и только после этого сажают окончательно. Очевидно, все эти показания были состряпаны задним числом.

Вместе с Почепцовым и Кулешовым был арестован, а затем осуждён и расстрелян Громов. На допросах все трое то признаются во всех преступлениях, то отказываются от своих показаний. Ситуация такая же, как во многих «шпионских» делах той поры.

Вина всех троих в сотрудничестве с оккупационной администрацией была несомненна. Громов был заместителем начальника шахты, работавшей на немцев (сам начальник шахты Дмитрий Жуков был осуждён на 15 лет лагерей), Почепцов – его пасынком, а Кулешов – полицаем. В это же самое время город потрясён обнаружившейся зверской расправой оккупантов над комсомольцами-подпольщиками. Виновных требовалось найти, а трое изменников Родины уже были налицо. Заметно, что на допросах Кулешов оговорил Третьяковича в предательстве «Молодой гвардии» также под давлением особистов.

Было ли предательство?

История с ограбленным грузовиком была известна раньше, но обычно освещалась так, что Третьякевич и Евгений Мошков пытались продать на рынке часть похищенного и были схвачены с поличным. Попытка сбыта краденного показывает, что конспирация в «Молодой гвардии» была налажена чуть лучше, чем никак. Эта версия никак не затрагивает Почепцова, зато бросает тень на Третьякевича.

История с пачкой сигарет выставляет «Молодую гвардию» в лучшем свете и переводит все стрелки на Почепцова. Непонятно только, почему эту версию надо было хранить в секрете больше полувека. Есть основания подозревать, что она придумана задним числом.

Почепцов также попал в руки полиции и тоже мог выдать организацию, но это произошло уже после того, как состоялись первые аресты. Конечно, он явно рассказал всё, что знал, так как был отпущен полицаями на волю. Но… он не мог рассказать о «Молодой гвардии», потому что не знал про её наличие вообще!

В Краснодоне было несколько не связанных между собой подпольных комсомольских групп («Звезда, «Серп», «Молот»; членом последней был Почепцов). Ими, в ранге комиссара, руководил получивший подготовку в Украинском штабе партизанского движения Виктор Третьякевич. Этот верхний уровень, о котором знало лишь несколько человек, и назывался «Молодой гвардией».

Существовала и вторая вертикаль подчинения. Первый секретарь подпольного райкома Филипп Лютиков, с помощью бежавшего из плена лейтенанта Ивана Туркенича, организовал «боевые пятёрки» из подпольщиков и готовил восстание накануне подхода Красной армии. С «Молодой гвардией» Лютиков держал связь через Мошкова. Но эта сторона деятельности организации навсегда останется скрытой от глаз, так как Лютиков, Мошков и Третьякевич вскоре погибли в застенках, а Туркенич, отсидевшись во время арестов и дождавшись прихода Красной армии, ушёл на фронт, где и погиб в 1944 году.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector