0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Непоминающие патриарха кирилла

Церквей ваших не оставляйте

Как ревновать о вере, не уклоняясь в раскол

Знакомый мне священник перестал поминать Патриарха. Неизвестно, как далеко зашёл он в противлении, однако, боюсь, обычный «ревнительский» путь к расколу повторится. Почти в каждом подобном случае это выглядит сходно. Сначала человек не видит оснований своих поступков и мыслей. Он допускает своеволие и осуждение, будучи занят подробным критическим разбором слов и поступков вышестоящих лиц. Интересная мысль посещает его: сделать конфликт идейным. Право же, лучше представить это борьбой принципов, стоянием за правду, против экуменизма и унии, а вовсе не банальным брюзжанием в адрес начальства. Его, отца N, украсит роль защитника самого важного и дорогого, тогда как иерархи ‒ объекты его критики ‒ окажутся не просто людьми с несовершенствами, допускающими ошибки, но лицемерами и изменниками, посягнувшими на святое. По сему поводу примеряется тога ревнителя чистоты Православия, а пафосная театральность входит в привычку.

Печальная реальность разрыва канонической и литургической связи с иерархией терзает Поместные Церкви

Литургическое поминовение Патриарха и епархиального епископа – залог канонической общности, как бы маячок, подтверждающий своевременный выход на связь, распознавание «своего» от «чужого». Однако упоминание за богослужением «Великого отца и господина нашего Святейшего Кирилла, Патриарха Московского и Всея Руси и господина, преосвященного епископа С-ского…» болезненно отзывается в самолюбии, заставляя переживать униженность перед теми, чьи самые низкие, злодейские скрытые мотивы он раз за разом поставлял перед мысленным взором.

Увы, печальная реальность разрыва канонической и литургической связи с иерархией терзает Поместные Церкви. Не только Русскую, но и Элладскую, Сербскую, Румынскую, Болгарскую. Ежегодно значительное число клириков в разных местах «хлопают дверью», извещая о своем намерении отложиться. Видимая простота действия подталкивает новые души к совершению этого духовного самозаклания.

«Непоминающий»: этапы разрыва

В его устах обличение, в руках его знамя истины, он «истинный христианин», учитель веры

Отложиться от «зараженного ересью архиерея» – только начало. О, если бы «непоминающим» двигали соображения осторожности, благоговения, осознания хрупкости веры и опасения нечаянно пасть! Тогда бы он постарался выйти из отношений, смущающих совесть, прилепившись к архиерею, чье правоверие к него не вызывает сомнений. Зилота интересует другое. Не существует внутренних целей воздержания и самодисциплины. В его устах обличение, в руках его знамя истины, он «истинный христианин», учитель веры, подобен Максиму Исповеднику и Фотию, и долг его – одолеть изменников и врагов веры. Каждый шаг обставляется и провозглашается им наиболее громким образом.

Первый тупик: как быть с поминающими Патриарха? Множество друзей и братьев по вере оказываются на другом берегу стремнины. «Необходимо как-нибудь срочно заставить остальных думать, как я, присоединиться ко мне, а всего лучше ‒ поступить в послушание мне, иначе дело моё будет казаться слишком малозначительным, чтобы не сказать ‒ идиотской глупостью», ‒ рассуждает он. В попытках продавить идею отступничества иерархии ревнитель домышляет, расцвечивает в тона судьбоносного выбора цитаты из выступлений иерархов, отдельные эпизоды церковной дипломатии. Тут-то и происходят подлинное каноническое отступление и раскол, который, по словам Златоуста, не лучше ереси, и степень вины за который столь велика, что не смывается даже мученической кровью. Каноны разрешают блюсти совесть и не иметь общения с ложноучащими. Но прежде соборного определения не дозволяется выносить собственный суд и тем более обвинять в еретичестве кого-либо во всеуслышание.

Совестные дилеммы и полутона мало интересуют «истинного христианина». Он сыплет готовыми обвинительными вердиктами вроде: «лжепатриарх», «лжеепископы», «разбойничья иерархия», «христопродавцы», «иуды» и прочие. По одному собственному решению ему не составляет труда низвергнуть иерархию, перестать признавать духовные звания, считать своих оппонентов лишенными сана и благодати совершения таинств, называть по фамилиям… Постыдная самодеятельность!

Примитивная апология раскольников

Свое положение раскольник расценивает как определенное и прочное. Достаточно один раз сказать волшебную формулу: «Прещения в мой адрес еретичествующих епископов вменяю ни во что», ‒ и: «чик-чирик, я в домике», ‒ наступает состояние полной безмятежности. «Непоминающий» становится неуязвим и самодостаточен, не нуждается ни в засвидетельствовании своего канонического статуса, ни в субординации. Воистину памятник человеческой самоуверенности и утраты здравого смысла!

Раньше или позже «непоминающий» встанет перед фактом своего разрыва не с одной иерархией Церкви, но и с ее полнотой, продолжающей сохранять верность каноническому порядку. Выбор небогат: признать отступниками всех принадлежащих к мировым Поместным Церквям либо согласиться, что цели спасения души достигаются без диссидентских истерик с заламыванием рук и метанием громов и молний.

Раскольники с жаром предаются тому, что умеют и знают лучше всего, – продолжать раскалываться!

На данном моменте «истинное христианство» впадает в умоисступление. Анафемы и ругательства оказываются едва ли не единственным его вдохновением. Меж полюсов своего девиза ‒ «Ортодоксия или смерть» ‒ оно избирает второй, то есть смерть: неуклонное духовное разложение под отравляющим действием яда злословия.

Ряды зилотов разделяются. Некоторая часть всерьез считает себя последними и единственными на всем земном шаре хранителями истинного Православия; «умеренные» вступают в спор с этим самодовольным вздором. «Непримиримые» не сдаются, они упрямо стоят на своем. Их опасения несложно понять: а что, если в качестве не «единственно и исключительно истинной» их юрисдикция окажется никому не нужна?

На почве обсуждения отношения к мировым Поместным Церквям происходят многочисленные разделения. Раскольники с жаром предаются тому, что умеют и знают лучше всего, – продолжать раскалываться! Недавние соратники по борьбе, они хронически не переносят друг друга, огревают прещениями, извергают из сана, отлучают и признают благодать не действующей… Право, комично, если б не так грустно.

Болезненный, искривленный мир раскола

Ригоризм – сущностная основа движения «непоминающих». Ригорист не желает видеть сути дела, за которое взялся, а выбирает внешнюю видимость и служит ей. На увещания совести такой человек отвечает не делами совести, а удвоенным, утроенным упорством. Неважно, зло ли выходит из поступка или добро. С дотошностью он следует выбранной программе и игнорирует любые обстоятельства или отрицательные последствия своих действий.

То, что психология «непоминающих» представляет духовное повреждение и срыв, доказывает одновременно несколько признаков. Дробление – характернейший из них. Так же, как раскольники-старообрядцы некогда разделились на десятки толков и согласий, не имеющих общения друг с другом, современный мир «истинно православных церквей» составлен десятками юрисдикций, являющимися, как правило, не более чем сектами или самосвятами. В Греции насчитывается около 20 враждующих друг с другом раскольничьих групп; в России их около десяти.

В то же время внутреннее брожение охватывает большинство раскольничьих групп. Любой из «непоминающих» являет отдельную единицу, печётся о своей собственной неприкосновенности. Вот вам тайный, не афишируемый источник вдохновения: в вопросах вероучения быть самому себе головой, толковать каноны по собственному усмотрению. Лидеры раскольников признают: «Я боюсь положить запрет в служении на своего клирика даже на десять дней, поскольку он уйдет к другим». Некоторые и впрямь успели покочевать уже между нескольких юрисдикций. Чуть что-то не нравится – возникает желание нового, более «истинно православного» сообщества. Нередки самочинные хиротонии с нарушениями. Больно видеть, как, начав однажды с пристрастного исследования чужих прегрешений, «непоминающие» приходят к ужасающему расстройству канонической дисциплины.

Трудно понять, чего больше во всём этом: консерватизма и заботы о строгом следовании Преданию или же современного диссидентства и свободы слова? Зилотство оказывается знаком уныния и неспособности наладить собранную, аскетическую молитвенную жизнь. «Расцерковление» ‒ не в одном обмирщении; им сопровождается любая остановка в духовном развитии. Переход на позиции политизированного «протестного движения», пропагандистская война с иерархией вполне отвечают образу внутреннего застоя и охлаждения в вере.

Совет недоумевающим от Златоуста

«Церкви грозят две опасности, ‒ пишет известный греческий автор, архимандрит Епифаний (Феодоропулос), ‒ с одной стороны, приводимый в движение диаволом экуменизм, а с другой – душепагубный фанатизм, который в конце концов ведет к ужасным богохульствам и ересям и затемняет истину. Да убоимся этих зол, и да минуют они нас. Не будем уклоняться ни направо, ни налево, но шествовать – царским путем».

Немногочисленные примеры, в которых архиереи и клир прекращали поминовение священноначалия, всегда были вызваны чрезвычайной крайностью обстоятельств. Например, в обстановке жестоких советских гонений 1920–1930-х и неопределённости с наследованием поста Патриаршего Местоблюстителя некоторая часть Русской Церкви под началом митрополита Кирилла (Смирнова) отказалась подчиняться митрополиту Сергию (Страгородскому). Монастыри Афона после самовольного «снятия» Патриархом Афинагором анафем с католиков в 1965 г. прекращали на некоторый срок возношение его имени за литургией. Тем не менее Афон сегодня продолжает признавать каноническую юрисдикцию над собой Патриарха Варфоломея (Архонтониса), ведущего подчас рискованную экуменическую политику. Риторике ультиматумов большинство святогорского братства предпочитает тон братского вразумления своего Первоиерарха.

Не секрет, что для Русской Православной Церкви экуменизм, соглашательство также представляют проблему. Приходят на память размытые формулировки по церковно-дипломатическим и церковно-политическим вопросам, высказывания либерально настроенных священников и отдельных официальных лиц. Естественно не соглашаться с подобными заявлениями и оппонировать им. Однако не меньшее беспокойство вызывают назойливая раскольничья агитация и демарши «непоминающих». Необычайно легкомысленно и опасно отважиться на разрыв с Церковью в условиях, когда допускающие модернистские, расходящиеся с духом Предания сентенции находятся в меньшинстве, а соборный голос Поместной Церкви выражает здравое учение.

Пример разрешения дилеммы сложного морального выбора в церковной истории дает святитель Иоанн Златоуст. «Церквей ваших не оставляйте, общение (со священноначалием) имейте, дабы не произвести раскол в Церкви, а подписей своих (под сомнительными, противоречащими учению и канонам документами – А. Р.) не ставьте», ‒ говорил он своим ученикам накануне беззаконного изгнания из Константинополя. Вот общее правило для православных христиан, как ревновать о вере, не удаляясь в раскол. Благой выбор для христианина заключается в том, чтобы ограждать себя одновременно и от лжеучения, и от соблазнов личного произвола.

Непоминающие патриарха кирилла

А чем занимаются поминающие священники и архиереи?
Коллеги выложили письмо от протоиерея Леонида Калинина Тихону (Шевкунову) в котором тот просит устроить свою подопечную прям к Сечину, отакт в виде бесплатного мед. обслуживание братии. Показать полностью…
Сечин известен как очень большой коррупционер, но для поминающих денги не пахнут.
Протоиерей Калинин в свое время рассматривался настоятелем Исаакиевского собора. В РПЦ от отвечает за реставрацию и церковные ценности. На «черном рынке» Калинин известен как влиятельная персона продажи антиквариата, прежде всего икон! Считалось, что Калинин входит в окружение патриарха Кирилла и митрополита Меркурия. Но оказалось, что у торговца антиквариатом весьма тесные контакты с митрополитом Тихоном (Шевкуновым). Иными словами, гундяевцы массово присягают шевкуновской партии.
О том сколько миллионов рублей влил Сечин в проекты Шевкунова также приведены в др. письме. Митрополит Тихон тесно дружен с Игорем Сечиным. Реально дружен. Он может пообщаться с ним в любой момент. Роснефть и Игорь Сечин — это важный ресурс Тихона, а учитывая контроль генерала Феоктистова за финпотоками патриарха — это глобальный контроль Шевкунова.
Шевкунов следующий патриарх?

Публикации о митрополите Тихоне лишний раз показывают его серьезный вес в системе политической власти.
В отличие от патриарха Кирилла, все сильнее теряющего свои позиции и лоббистские способности, Тихон (Шевкунов) лишь серьезно их усиливает. При этом действует весьма корректно и осторожно.
Реальность — выстроенные контакты митрополита с Сечиным и Ротенбергами.
Не вызовет удивление и стратегический союз Тихона с Чемезовым. Русгидро финансировало Сретенскую семинарию, так что связи фундаментальны. А вот основные спонсоры партии Шевкунова — Акимов, Богданов, Дюков, Лисин, Межевич, Токарев. Вся партия ветеранов ПГУ (СВР).
Все это по одной причине — митрополит Тихон умеет создавать полезные союзы, не истребуя для себя многого, но довольствуясь возможным.
И это его серьезно отличает от партии патриарха Кирилла.
В отношении идеологической составляющей от митрополита можно прогнозировать любопытные новации. Для этого есть многое, учитывая запрос Системы на обновление.

Во что превращают РПЦ МП — приезд архиерея даже на самый маленький приход обходится в 1 000 000 руб. Дальше — больше. Как архиереи позорят Православие.

Говоря о внутреннем устройстве РПЦ, ее часто сравнивают с корпорацией. Показать полностью… Однако по мнению тех, кто имеет непосредственное отношение к экономической деятельности церкви, сегодня для нее лучше подходит понятие франчайзинг. «Лента.ру» обсудила это с представителями РПЦ, посвященными в финансово-экономические вопросы церковной жизни.

Своим мнением поделились протоиерей Петр, благочинный одного из округов Московской епархии; архимандрит Иов, глава финансово-хозяйственного управления одной из епархий центральной части России; протоиерей Александр, настоятель крупного храма, благочинный и бывший глава одного из отделов в Санкт-Петербургской епархии (ныне — митрополии).

Как религия превращается в церковь
Есть ощущение, что религия утрачивает прежнее тепло духовного братства, а ее символы превращаются в бренд.

Протоиерей Петр: Религиозное сообщество живет дольше, чем простое человеческое семейство. Там, где раньше все было понятно и так, теперь надо формулировать и объяснять. Объяснения кодифицируются, обычаи превращаются в правила и заповеди. Возникает религиозная культура. Рождаются символы, которые навсегда становятся незаменимыми элементами религиозной культуры. Эти символы, по сути, — элементы бренда. Они отлично справляются со своей главной задачей: маркировать религию, делая ее образ уникальным и узнаваемым для друзей и врагов. Так Бог превращается в основу для франшизы.

Читать еще:  Чем поминают на 9 дней после смерти

Франшиза в церкви?

Архимандрит Иов: Да, это именно так. Наверху — администрация патриарха. Но в глазах местной политической и деловой элиты, которая не нисходит до контактов с приходским духовенством, именно архиереи выступают в роли продавцов церковной франшизы.

Протоиерей Александр: На областном уровне архиерей — самый серьезный представитель церкви в понимании власти или крупного бизнеса. Он может договориться с губернатором о передаче недвижимости или убедить владельца крупной компании взять на себя финансирование семинарии. Часто он же является настоятелем кафедрального собора и нескольких монастырей.

То есть, будучи франчайзи по отношению к высшему руководству РПЦ, епископы являются региональными дистрибьюторами церковной франшизы? Ведь именно они назначают приходских священников.

Но действуют они не напрямую, а через благочинных. Это священник, которому поручен контроль за храмами и духовенством на определенной территории. Благочинный — важнейшее звено. Епископы лично не занимаются делами отдельных приходов, препоручая это благочинным. Именно от их умения получать от настоятелей храмов ресурсы зависит финансовое положение епархии. Благочинные, конечно, не могут сами назначать или смещать настоятелей — это привилегия архиерея. Но влиять на такие назначения они стараются. Им просто необходимо, чтобы настоятелями были такие люди, с которыми они смогут договориться.

Если настоятели получают приходы по франшизе, по правилам франчайзинга они должны отчислять за них роялти.

Разумеется. Каждый приход (то есть фактически каждый настоятель) отчисляет в епархию 25 процентов всех заработанных денег. Этот процент может отличаться от епархии к епархии, но это примерно четверть всего, что люди приносят в храм. Однако неофициальным образом епархиальные власти постоянно требуют денег сверх этого отчисления. Настоятелю просто называют конкретную сумму: на монастырь — дай, на епархиальный молодежный съезд — дай, на ремонт кафедрального собора — дай. А визиты архиереев на приход — это вообще как пожар. Даже небольшому приходу он обходится минимум в миллион рублей. Все оплачивается из приходской казны, включая подарки архиерея прихожанам. То есть прихожане дарят их сами себе. Ну и, конечно, архиерею, его свите, даже иподиаконам надо давать конверты.

Протоиерей Петр: Ладно бы только приходской бюджет трясли, но ведь и зарплату священников облагают. Для этого есть разные фонды. И священники обязаны отчислять крупные суммы из личных средств, из зарплаты. И не просто отчислять, а отчитываться перед благочинным с квитанцией в руках.

Но ведь есть еще и богатые спонсоры, крупные бизнесмены. Или возможность общаться с ними — это тоже часть дохода от франшизы, с которой священники должны платить роялти?

Протоиерей Александр: Обычно крупные пожертвования считаются целевыми, поэтому не облагаются епархиальным налогом. Жертвуют как бы не деньги, а что-то конкретное: автомобиль, колокола, иконостас. Однако если у вас появился серьезный спонсор, будьте готовы им делиться. Благочинный попросит познакомить с щедрым бизнесменом или же просто скажет настоятелю: у тебя друг состоятельный, а не мог бы он за все благочиние епархиальный взнос уплатить? Но это, конечно, все не формализовано и зависит от способности сторон давить и уступать давлению.

Франчайзинг часто предполагает, что поставка продукции идет исключительно со складов франчайзера. Так ли это в РПЦ?

Протоиерей Петр: Да. От приходов требуют закупать свечи и предметы церковного обихода у патриархийных производителей, в первую очередь «Софрино». Многие архиереи заставляют даже книги в приходские лавки закупать только через епархию. Причем они еще и объемы устанавливают: например, такой-то приход обязан взять на реализацию с епархиального склада книг на 300 тысяч в месяц. Конечно, далеко не всегда эти рекомендации выполняются. И священникам это невыгодно, и сторонние производители — тоже не очень сторонние, это часто крупные монастыри и даже приходы, да и контроль обеспечить сложно.

Кому это выгодно
На кого работает вся эта система? Кто главный бенефициар?

Архимандрит Иов: В первую очередь эта система выгодна церковному руководству и архиереям. За редчайшими исключениями они не тратят никаких средств на открытие новых приходов. Инициатива всегда исходит снизу, епископу пишут прошение, а он лишь благословляет это дело и присылает священника. Поиск земли, спонсоров, договоренности с местными властями — все это ложится на нового настоятеля. Архиерей обычно не помогает никак, даже морально, не говоря уже о деньгах. А выгоду с этого предприятия он начинает получать сразу же. При этом рисков у епископа тоже никаких. Если священник не справится или если он вдруг окажется безнравственным, и церковь начнет нести репутационные потери, от него сразу же отрекутся. Мол, он не наш, он со вчерашнего вечера под запретом, и вообще мы тут ни при чем.

Протоиерей Александр: Но здесь не стоит преувеличивать финансовую выгоду. Золотых гор, за редкими исключениями, священный сан не сулит, хотя и голодать не придется. Абсолютное большинство священников выбрали этот путь совершенно искренне и остаются ему верны ради служения Богу и людям. Помимо этого есть еще и социальная мотивация: батюшка всегда в центре внимания, его любят, слушают. Он может аккумулировать и деньги, и человеческие усилия для каких-то вещей, которые он считает важными. И если в светских сферах для подобного положения нужно долго учиться и вообще расти, то в церкви это дается практически сразу. Сравнение с франшизой очень верное — кто в рясе, тот и поп.

А миряне? Им это тоже нравится?

Протоиерей Петр: Большинству это удобно. Многим приходящим в церковь не нужно общение с Богом, им нужна магия. Евангельская проповедь не только не интересна таким людям, но даже иногда вызывает агрессию. Система как раз и подстроена под удовлетворение простейшего спроса на «религиозные услуги». Есть еще небольшая — несколько процентов — прослойка постоянных прихожан. Они не то чтобы довольны этой схемой, но полностью лояльны. Раз так оно есть — значит, так надо.

Архимандрит Иов: Последний фактор крайне важен для высшего церковного руководства — патриарха и его администрации. Ведь именно огромная масса «захожан» позволяет священноначалию РПЦ выступать от лица абсолютного большинства населения по вопросам веры, нравственности, а порой даже культуры и политики. Собственно, это тоже роялти, не менее важные для священноначалия, чем отчисления «снизу». Ведь политический вес — это ключ к средствам «сверху», а в российских условиях это куда важней.

Угрозы и перспективы
Как и любая бизнес-схема, франчайзинг имеет свои недостатки. Какие из них характерны для РПЦ?

Архимандрит Иов: С точки зрения церковного руководства — это то, что все прячут деньги ото всех. Как можно определить сумму или процент роялти, если доход франчайзи неизвестен и нет никакой возможности его подсчитать? Пожертвования прихожан и помощь спонсоров чаще всего делаются наличными деньгами. Кроме того, священник — фигура публичная. Он много общается, ему порой дарят подарки — просто как человеку. Наконец, он может просто подработать на стороне: книгу издать, овощи продать со своего огорода, если на селе живет. Начальство же отказывается видеть все эти градации. Раз ты поп — значит, ты нам должен. Вот начальственная логика.

Кроме того, священник никогда не знает, что будет завтра: «отвалится» кто-то из спонсоров, или люди принесут меньше, или что-то случится с храмом. Те же опасности и у благочинных, только суммы с них требуются гораздо большие. Чтобы пережить проблемы, необходим некий стабфонд. Можно ли такое сбережение средств назвать сокрытием доходов? По форме это выглядит именно так: настоятели прячут отчетность от благочинных, благочинные — от епископа, епископы — от администрации патриарха.

Протоиерей Петр: К сожалению, девальвация имени церкви бьет в первую очередь по самым лучшим священникам, тем, кто окружен думающими людьми, кто делает какие-то общественно и культурно важные вещи. А тех, кто занят ритуальным обслуживанием «захожан», это задевает меньше.

Но есть же и опасность репутационных потерь. Любой скандал с очередным «попом на мерседесе» может запросто ударить по множеству добросовестных священников. Разве нет?

Протоиерей Александр: Эти репутационные потери еще больше бьют по самосознанию самих священников. Какие-то выплаты в епархию — это все нам, клирикам, привычно. Но ведь последнее время от нас просят жертвовать не только деньгами, но и честью, простите за высокий слог. Сгоняют седых протоиереев в качестве массовки: и ладно бы на крестные ходы, а то ведь на какие-то митинги под видом молебнов. Ну когда в церкви такое было? А тут еще не только сам приходи, но и прихожан сколько-то надо с собой привести.

В патриархийных документах священников называют «религиозный персонал». Так духовенство даже советская власть не унижала. Я больше тридцати лет служу в церкви, всего себя отдаю, для сотен людей я как отец, а они мне — как родные дети. И вдруг я — «персонал». Я уже пожилой, а молодежь совсем в таких условиях служить не хочет. Кто поумнее из семинаристов и даже священников — уходят, а остаются те, кому пойти больше некуда, либо циники, которым ничего не надо, кроме как себе набрать. Потому что церковному начальству доверять нельзя и честно вести себя — тоже, что урвал — то и твое. От такого подхода совесть разрушается, и священник становится не пастырем, а наемником.

Знаете, когда в начале 1990-х было крайне мало духовенства, в священный сан рукоположили массу очень разных людей, в том числе имевших проблемы с психикой или законом. Многие тогда говорили: «нарукополагали». А сейчас есть селекция, но эта селекция отрицательная.

Какое будущее у церковного франчайзинга?

Протоиерей Александр: Думаю, долгое. Ведь большинство участников системы к ней привыкли. Работает — и ладно. Однако сама по себе она очень способствует тому, чтобы ряды духовенства пополнялись людьми, единственной добродетелью которых является лояльность. Да и мирянам предлагается только свечки ставить да молебны заказывать. Остальное просто не востребовано. Но если нас постигнут какие-то серьезные перемены в обществе, будет много новых проблем. В том виде, в котором франчайзинговая система существует сегодня, она осуществляет в церкви отрицательную селекцию. Изживать ее последствия придется очень долго. Но Бог выше всех этих систем. Да и русское православие — это не схема по перераспределению земных ценностей, а тысячелетняя духовная культура, продолжающая определять облик России. Но этот, если угодно, бренд — не собственность какой-то группы людей и уж точно не предмет торговли. Он принадлежит всему нашему народу — как воздух, как небо. Разве можно торговать небом?

Непоминающие патриарха кирилла

Новое движение непоминающих

Краткая история движения

Часть консервативно настроенных верующих Русской православной церкви очень скептически оценивала экуменическую деятельность РПЦ и подготовку к Всеправославному собору 2016 года. Однако катализатором резких действий стала встреча между патриархом Кириллом и папой римским Франциском 12 февраля 2016 года, именно после нее недовольство официальным курсом церкви стало приводить к тому, что некоторые клирики и приходы начали прекращать поминать патриарха Кирилла.

Одними из первых, еще 12 февраля, это сделали два монастыря и двенадцать священников Молдавской Митрополии (фактически представляющие 3 прихода), объявившие, что с 14 февраля 2016 года прекращают поминовение патриарха. 31 марта 2016 года обращение к епископу Унгенскому с требованием осудить экуменизм и осудить неправильные ошибочные решения Архиерейского Собора Молдавской Митрополии обратились настоятели восьми монастырей (3 мужских и 5 женских).
26 марта 2016 года о прекращении поминания патриарха Кирилла и противодействии предстоящему Всеправославному собору объявил епископ Банченский Лонгин (Жар), викарий Черновецкой епархии. 19 июля 2016 года был отлучен от Церкви иерей Сергий Жебровский, настоятель храма Святого Архистратига Божия Михаила села Лысая Гора (Винницкая область).
В России на позиции непоминания перешли иеросхимонах Рафаил (Берестов); священник Дмитрий Ненароков; клирик храма святых апостолов Петра и Павла (Ясенево, Москва, подворье Оптиной пустыни) диакон Геннадий Кондрашов (31 марта 2016); в марте 2015 в Удмуртии патриарха перестали поминать игумен Силуан (Бояров) (с. Каменное Заделье), иерей Илия Шигапов (с. Пугачево), запрещенные в служении 5 апреля 2016, и настоятельница Покровского женского монастыря (с. Каменное Заделье) игумения Даниила. В Санкт-Петербурге лидером ново-непоминающих является заштатный клирик Новгородской епархии о.Алексий Мороз. 21 апреля 2016 года о прекращении поминовения патрархаа заявил клирик Нарьян-Марской епархии иерей Александр Боричев (запрещен в служении 27 апреля). В конце апреля непоминающими стали иеромонах Арсений (Железнов) (Свято-Успенский Косьмо-Яхромский монастырь, Владимирская область), о. Олег Боровиков (Южно-Сахалинская и Курильская епархия). 23 июля 2017 о прекращении поминания патриарха и епископата (из-за заявления патирарха, что у христиан один Бог с мусульманами) объявил протоиерей Тихвинской епархии Артемий Скрипкин.
В Чистопольской епархии отказались поминать патриарха Кирилла настоятель храма Тихвинской иконы Божьей Матери села Тюрнясево иеромонах Христофор (Плетнев), настоятель Свято-Троицкой церкви города Болгара иеромонах Ермоген (Соколов), настоятель Петропавловского храма в селе Старые Челны Нурлатского района иерей Роман Томилов, настоятель храма Архистратига Божия Михаила села Слобода Черемуховая иерей Илия Головкин и настоятель храма святителя Николая Чудотворца села Слобода Петропавловская иеромонах Митрофан (Нейков).
В феврале 2016 года перестал поминать патриарха игумен Амвросий (Тарасюк), благочинный Свято-Зосимо-Савватиевского Велико-Кракотского мужского монастыря Новогрудской епархии, а 11 декабря 2016 года официально прервал общение со своим правящим архиереем (архиепископом Новогрудским и Слонимским Гурием) и призвал верующих «удаляться от молитвенного общения с еретичествующими и знакомиться с богослужением мирским чином». 23 декабря 2016 года Церковный Суд запретил его в священнослужении на один год и призвал его вернуться в монастырь.
24 сентября 2017 на приходском собрании прихожане храма Сретения Господня станицы Базковской (Шахтинская епархия) во главе с настоятелем протоиереем Валерием Харитоновым приняо решение о разрыве общения с патриархом. Община начинает поминать «грядущего Государя (Егоже имя, Господи, Ты веси), и всякое Епископство Православных» и дожидаться Поместного Собора РПЦ, «на котором будут осуждены всеересь экуменизм и все еретики».12-14 сентября 2017 года в Санкт-Петербурге прошел «Собор православных священников РПЦ, в святоотеческом предании стоящих», в котором приняли участвие 16 бывших клириков Русской Православной Церкви (игумен Феофан (Гончаров), игумен Роман (Загребнев), иеромонах Герман (Фадеев), иеромонах Христофор (Плетнев), протоиерей Николай Юрченко, протоиерей Артемий Скрипкин, о.Алексей Мороз, о.Сергей Полищук, о.Владимир Репьев, о.Владимир Хаипов, о.Алексей Виноградов, о.Антоний Васильев, о.Михаил Енютин, о. Александр Боричев).

Читать еще:  Родительская суббота 2014 год календарь

«Новые непоминающие» начали активно проводить свои конференции и совещания, однако движение остается весьма аморфным, совершенно нецентрализованным. При этом члены движения как бы не окончательно порывают с РПЦ, не выходят из ее юрисдикции, некоторые продолжают поминать правящих архиереев. Также протв них, особенно в первые недели, достаточно часто не применялись дисциплинарные меры, создается впечатление, что руководство церкви как бы игнорирует данное движение, не реагирует на его действия. Однако в середине апреля 2016 года уже начинаются активные и публичные запреты в служении «непоминающих» священников.

Непоминающие патриарха кирилла

священник Георгий Максимов

Мне написали уже многие люди с вопросами типа: «вот, епископ Лонгин перестал поминать патриарха, это правильно?», «вот, такой-то диакон перестал поминать патриарха и записал по этому поводу ролик, что скажете?», «вот, кто-то там еще собирается перестать поминать патриарха, присоединяйтесь!»

Выскажусь подробно и аргументированно. Боюсь, написанное мною, не понравится ни первому «лагерю», ни второму, но моя задача не в том, чтобы писать тексты, которые всем понравятся, а в том, чтобы выразить истину.

Непоминающие и им сочувствующие ссылаются на 15-е правило Двукратного собора. Оно вообще-то направлено против раскольников и запрещает прекращать поминание патриарха, даже в случае реальных канонических преступлений с его стороны — до того момента, пока он не будет осужден полномочным собором епископов:

«Если какой-нибудь пресвитер или епископ, или митрополит дерзнет отступить от общения со своим патриархом, и не будет возносить имя его, по определенному и установленному чину, в Божественном тайнодействии, но, прежде Соборного оглашения и совершенного осуждения его, учинит раскол, — таковому святой Собор определил быть совершенно чуждым всякого священства».

То есть, даже если патриарх, положим, прилюдно блудит, убивает людей, нарушает любой другой канон, включая те, что запрещают молитвы с еретиками, никто не вправе до его соборного осуждения прекращать его поминовение. Это то, что говорит правило. Но там есть одна оговорка, одно исключение, и вот на него-то и ссылаются непоминающие. Прочитаем внимательно эту оговорку:

«Отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некой ереси, осужденной святыми Соборами или Отцами, когда он проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в Церкви, таковые если и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного рассмотрения, не только не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным».

И вот, прочитав этот текст внимательно, посмотрим теперь через его призму на то, что нам говорят. Происходит примерно такой диалог:

— Надо прекращать поминать патриарха Кирилла, потому что он еретик!

— А на основании чего мы можем понять, что он еретик?

— Ну как, он ведь встречался с папой!

— А что это за ересь такая: «встреча с папой»? Кто и когда ее осудил? И как быть со свт. Марком Эфесским, который тоже встречался с папой?

— Дело не только в том, что он встретился с папой, он подписал декларацию, и вот в ней-то неприкрытая ересь!

— Он признал папу епископом! Он ведь поставил свою подпись на документе, где расписался также папа, который при этом представился как папа Римский, значит, патриарх признал его таковым!

— Так святой Марк Эфесский тоже признавал папу — папой, обращаясь в своей речи к нему так: «Святейший Отец» и «Блаженнейший Папа Ветхого Рима». В чем ересь-то?

— Ладно, будет тебе ересь: в этой декларации патриарх Кирилл назвал еретиков-папежников христианами, а их еретическое сборище — церковью! А значит, он считает их такой же Церковью, как и Православную Церковь, а это ересь и поэтому-то надо немедленно прекращать его поминовение!

— Безусловно, приравнивать еретическое сообщество к истинной Церкви Христовой, объявлять их равнозначными или частями одной Церкви — это лжеучение. Которое, кстати, отвергнуто нашей Церковью на Соборе 2000 г. Но само по себе наименование «христианин» или «церковь» еще не подразумевает такого учения. Ведь уже давно сложилась традиция именовать еретиков христианами, а их сообщества — церквами, не полагая их настоящей Церковью или истинными христианами, а условно, как часть их самоназвания.

Пара примеров из прошлого: свт. Филарет Московский говорил: «Всякий, во имя Троицы крещенный, есть христианин, к какому бы он не принадлежал исповеданию».

А Послание восточных Патриархов о Православной вере 1723 г., переданное англиканам через Святейший Синод Российской Церкви, обращается к англиканам как к «достославным и возлюбленным во Христе Архиепископам и Епископам», и говорит по вопросу «о соединении Церквей».

— Да ты просто провокатор, шавка гундяевская, продал Православие и т. д. и т. п.

Примерно к такому заключительному «аргументу» приходят те, кто выдвигает озвученные выше аргументы, когда им показывают их несостоятельность. Их сознание твердо встало на рельсы этой нехитрой схемы «встретился с еретиком — еретик, назвал епископом, христианином или церковью — еретик», и все, что в эту схему не вписывается, отвергается как «ухищрения провокаторов».

Хотя абсолютно любой человек может без труда убедиться в ложности этой схемы, обратившись к любым церковным дипломатическим документам прошлых веков. Вот с какой стороны ни начнете копать, уткнетесь без труда в факты, разбивающие эту схему. Все, кто сомневается — пожалуйста, идите и проверьте мои слова, посмотрите, назывались ли инославные сообщества нашими святыми и официальными церковными властями «церквами», их сторонники — «христианами», а их иерархи — «епископами».

Подобного рода мышление, в принципе, неудивительно для людей века сего, которые зачастую руководствуются не разумными обоснованиями, а чувствами, и уже не так редка ситуация, когда на обращенную к оппоненту просьбу как-то обосновать его взгляды, сталкиваешься с тем, что он искренне не понимает, о чем идет речь.

Помню, как несколько лет назад переписывался с одним священником, собиравшимся уйти в раскол (и ушедшим в итоге). С догматической и канонической сторон я объяснил ему, почему нет оснований считать нашу Церковь еретической и выходить из нее. Что самое удивительное, в своем ответе он признал, что не может по существу опровергнуть моих доводов. Однако он продолжил: «но неужели вы не чувствуете, как все прогнило в московской патриархии и как нестерпимо находиться здесь нормальному человеку?»

Весьма показательный стиль мышления. Нет, я не чувствую этого, но даже если бы и чувствовал, то не считал бы для себя возможным класть свои чувствования в основание решения о прекращении поминовения или уходе куда-либо.

Я, как священник, перед Богом и своими прихожанами имею обязанность руководствоваться в своих действиях четкими и ясными догматическими и каноническими соображениями. Поэтому, повторюсь, когда мне предлагают перестать поминать патриарха, я должен получить внятный ответ: «на основании чего?» Что за ересь, осужденная соборами или святыми отцами, официально принята нашей Церковью, либо проповедуется сейчас принародно в Церкви ее предстоятелем?

Патриарха Кирилла объявили еретиком

Патриарха Кирилла не любят и в миру, и в церкви. Но не любят за разное.

Либеральные граждане не любят патриарха Кирилла и, в общем, это неудивительно. Удивительно, что внутри церкви патриарха не любят как раз консерваторы. То есть либерально настроенные священники тоже имеют к нему претензии, но предпочитают об этом не распространяться. А вот консервативные выступают вовсю. Волна правого церковного протеста докатилась и до Петербурга.

Как правительство душителя свободы Николая I было, по выражению Пушкина, единственным европейцем в России, так и патриарх оказывается в русской церкви единственным либералом. Водоразделом между либералами и консерваторами здесь является отношение с католиками, и с некоторой натяжкой его можно наложить на антагонизм Москвы – Петербурга. Московская Троице-Сергиева лавра как центр правого крыла, с одной стороны, и «никодимовцы», последователи Ленинградского митрополита Никодима (Ротова), при советской власти налаживавшего контакты с Ватиканом, с другой. В правой терминологии контакты с католиками называются «ересью экуменизма». К ярым «никодимовцам» относится, в частности, нынешний патриарх. Предыдущий тоже проводил его политику.

Однако прежде критика справа, по крайней мере, публичная, носила эпизодический характер. Из ярких примеров можно вспомнить разве что чукотского епископа Диомида, который больше года – с февраля 2007-го по июнь 2008-го – открыто выступал против «ереси экуменизма» и даже предал анафеме патриарха Алексия II, главу церковного МИДа митрополита Кирилла (это нынешний патриарх) и иже с ними. Тот факт, что епископ бунтовал целый год и только после этого его лишили кафедры, извергли из сана и с большим трудом вытурили с Чукотки, свидетельствует о необыкновенно либеральных нравах, царивших тогда в патриархии.

Все поменялось после так называемой Гаванской встречи в феврале 2016 года, когда патриарх Кирилл встретился и расцеловался с папой Франциском. Эта встреча готовилась втайне – за две недели до нее заседал Архиерейский собор РПЦ, и патриарх не поделился со своими епископами планами по этому поводу. Поступив таким образом не только не очень вежливо, но и, по мнению его критиков, неканонично: решение по столь важному вопросу должно было приниматься коллегиально. Поскольку у нас не авторитарный папизм какой-нибудь, а православная соборность.

Уже через месяц о «ереси экуменизма» применительно к патриарху заявил епископ Украинской православной церкви Московского патриархата Лонгин (Жар). Собрал монахов, сделал видеообращение. Мало того что обвинил патриарха – так еще и отказался поминать его в качестве своего господина во время богослужений. Эта формальность имеет большое значение: если ты не поминаешь патриарха, то не признаешь его главой церкви. Иначе говоря, ты, по мнению официальной РПЦ, – раскольник.

С тех пор прошло полтора года, Лонгин остается епископом УПЦ (МП). Карающая длань не достала его по вполне понятной причине: отношения с Украиной и так слишком сложные, чтобы еще больше усугублять ситуацию такими разборками. Остальные поминают патриарха – и то хорошо.

После этого начался своеобразный каминг-аут: священники стали записывать видеообращения с обвинениями в адрес Кирилла. Их, конечно, было немного, но каждое такое видео с удовольствием перевешивали на своих страницах все недовольные. А недовольных, готовых перевешивать видео, было гораздо больше, чем недовольных, готовых в нем сняться.

Если ты не епископ (или хотя бы священник) УПЦ, то прямое выступление против патриарха влечет неминуемую кару: запрет в служении или вывод за штат, то есть лишение священника рабочего места и, соответственно, заработка. Для тех, кто не имеет другой профессии и не искусен настолько, чтобы создать свой собственный приход и жить доходами от него, это серьезная угроза. Поэтому позволить себе обвинять патриарха Кирилла и стать «непоминающим» могут только те, кому терять уже нечего. К слову, сам этот термин имеет давнюю историю. Так называли священников, отказавшихся поминать местоблюстителя патриаршего престола Сергия, после того как он в 1927 году издал декларацию о лояльности богоборческой советской власти.

В Петербурге священник Алексий Мороз, являющийся заштатным клириком Новгородской епархии, провел Собор православных священников РПЦ, в святоотеческом предании состоящих. В нем, судя по подписям под резолюцией собора, приняло участие 14 священников. Алексий Мороз хорошо известен на ниве борьбы с экуменизмом – сразу после диалога папы и патриарха он организовывал круглый стол «Русская Православная Церковь и Гаванская декларация – победа или поражение?». Участники которого, разумеется, склонялись к последнему.

Однако теперь борцы с экуменизмом и патриархом пошли дальше. Они утверждают, что не только Кирилл и те, кто поддерживает его политику по отношению к католикам, являются еретиками. Еретическими также являются храмы, где поминают патриарха. Но, что самое страшное для простых прихожан, – таинства, совершаемые еретиками, являются «безблагодатными». То есть если вас крестят или, не дай бог, отпевают в таком еретическом храме, это не работает. Не работают исповедь, причастие и т.д.

Читать еще:  Что должно быть на столе на поминках

Иными словами, получается, что для спасения души ходить в храмы Московской патриархии бесполезно. Имеет смысл ходить только к непоминающим. Например, в домовые церкви к тем участникам морозовского Собора, у кого они есть.

К счастью для официальной церкви, отец Алексий и его товарищи не имеют мощных каналов информации, по которым они могли бы донести свою точку зрения до широких православных кругов. Несложно предположить, какое смятение приходских умов она могла бы вызвать.

Однако петербургский Собор православных священников – не единственный в своем роде. В начале октября, например, в Краснодаре прошел международный съезд непоминающих: на нем присутствовали представители Русской, Румынской и Сербской церквей, а также некоторые представители Афона. Они не поминают своих патриархов из-за того, что те впали в ересь экуменизма. Всего на съезде присутствовало 27 священников. Есть и множество других групп, столь же немногочисленных. Причем друг с другом они нередко находятся в состоянии конфликта.

Однако для официальной РПЦ не столько страшны разрозненные и малопопулярные борцы с ересью экуменизма, сколько то, что точно так же думают многие вполне респектабельные церковные функционеры. И не всегда скрывают свою точку зрения – не переходя на личности. «Да, Гаванская встреча и декларация являются одной из неудач нашей церковной политики, но не представляют никакого основания для обвинения предстоятеля Русской церкви в ереси и тем более для разрыва канонического общения, – так начинает свою осуждающую Алексия Мороза публикацию протодиакон Владимир Василик, являющийся членом Синодальной богослужебной комиссии.

Вполне возможно, впрочем, что критика экуменизма для многих священников – способ более-менее легально высказать свое недовольство, вызванное более широким набором проблем: бесправием рядовых священников перед епископами, ростом церковных налогов и т.д.

Антон Мухин

Комментарий

Алексей МОРОЗ, священник:

Участники вашего Собора – кто они?

– Это священники из разных епархий страны. Сейчас все они за штатом. Любой священник, выступающий против ереси, которую пропагандирует господин Гундяев, автоматически выводится за штат (или запрещают в служении). Сейчас больше 150 священников написали обличения существующей ереси. В Новороссийске еретичествующий патриарх заявил, что повелевает беспрекословно себя слушаться, а кто не желает – на пенсию. То есть полный папизм и желание превратить нашу церковь в экуменическую и католическую

Как зарабатывают священники, находящиеся за штатом?

Многие пошли на светскую работу и живут плодами рук своих. Кто-то служит в домовых церквях. К ним приходят верные люди, которые тоже не хотят пребывать в ереси.

А вы?

– Я служил в Новгородской и Петербургской епархиях, сейчас порвал с ними общение.

Вы говорите, что в паспортах есть число зверя и приближается царство Антихриста. И какой вывод из этого надо сделать? Отказаться от паспортов?

– Мы предлагаем задуматься, что царство Антихристово не приходит спонтанно. Чтобы оно пришло, должна быть подготовка – политическая, экономическая, духовная. Европа без границ, введение паспортов, которые будут действовать во всех странах, потом будут паспорта с чипами, что в конечном итоге приведет к вживлению в людей биочипов.

Так их же нет.

– У нас пока нет, а в Европе и Америке это уже практикуется, пока добровольно. Но у нас есть другое – вводится карта «Мир», вообще банковские карты, чтобы люди жили без наличных денег в контролируемом цифровом государстве.

Вы призываете людей отказаться от посещений храмов Московской патриархии?

– Да, от всех храмов, где проповедуется ересь экуменизма и папизма. Это не я говорю, это постановления вселенских соборов. 15-е правило Двукратного Константинопольского собора говорит, что, если предстоятель в церкви проповедует ересь, от него следует отложиться, то же говорят 45 и 46 правила апостольских постановлений. Молиться с еретиками и с теми, кто поминает еретического патриарха, – тоже соучаствовать в ереси.

Не опасаетесь, что это будет расколом?

– Это они ушли из церкви, а мы остались. Мы остались в церкви наших святых Иоанна Кронштадтского, Амвросия Оптинского, которые называли католиков еретиками. А Гундяев называет католиков братьями и сестрами, он еретик и ушел из РПЦ, стоящей на святоотеческом предании.

Вас мало. Что будете дальше делать?

– Для нас важно, чтобы люди узнали правду. Да, сейчас мы в информационной блокаде. Раньше я мог выступать в прессе, по телевидению, печатать книги.

А сейчас?

– Я раньше служил в Александровском лицее на Каменноостровском проспекте. Там была домовая церковь-музей, и я был оформлен как его директор. Потом был звонок из патриархии в Смольный, оттуда – в Комитет по образованию, они вызвали директора и потребовали меня уволить. Храм-музей закрыли, а проверять исполнение этого приказа приехали представитель комитета и благочинный Петр Мухин.

Это когда было?

– В прошлом году, в Великий пост, и даже страстную седмицу не дали нам там отслужить. У нас еще был там православный лекторий, школа церковного пения, общество борьбы с пьянством и наркоманией. Я возглавляю Собор православной интеллигенции Петербурга, мы устраивали в православном лектории чтения. Все это было уничтожено.

А вот вас критикуют другие непоминающие. Говорят, что таинства в церквях, даже если там не отреклись от патриарха, все равно благодатные.

– Такая точка зрения противоречит решениям вселенских соборов. Есть сайт «Вестник верных», где это пишут. Его делает организация «Енот». Всеволод Чаплин редактор этого сайта. Но Чаплин – провокатор. Он был ближайшим соратником Кирилла, и когда планировалась его встреча с папой, они поняли, что будет большой протест. Поэтому решили, что Чаплин должен его возглавить и завести в тупик. Он мнимо разругался с патриархом и ушел служить в маленький храм, где, кстати, поминает Гундяева. И теперь пытается возглавить церковную оппозицию. Тайно ему помогают некто Димитрий Христов (Прохин) и Духин.

В истории церкви были примеры, когда клирики успешно обличали патриарха в ереси?

– Да. Например, ересь жидовствующих. Иосиф Волоцкий и новгородский епископ Геннадий выступили против митрополита Московского Зосимы, который сам был заражен этой ересью и совращал великого князя. Сегодня мы видим возвращение этой ереси – симония, гомосексуализм, низведение соборности, папизм. Семена экуменизма обильно всходят, и ересь жидовствующих в лице Кирилла Гундяева нашла своего яркого проявителя. Он уже говорит, что у нас один Бог с мусульманами и иудеями. По сути дела происходит образование религии антихриста Нью Эдж, куда пытаются увлечь как можно больше верных.

Поминать или не поминать Патриарха Кирилла?

письмо иеромонаха Филофея (Сергиева) священнику Иоанну, просившему автора высказаться о встрече Патриарха Кирилла с папой римским и возможности прервать евхаристическое общение с Предстоятелем, проповедующим ересь экуменизма.

Христос посреде нас, возлюбленный о Господе отец Иоанн!

Получил твое письмо по поводу смуты, возникшей после апостасийной встречи Патриарха Кирилла и т. н. папы римского Франциска (не знаю его настоящего имени, а ни монахом, ни тем более епископом его не считаю).

Ты пишешь, что некоторые ревнители Православия перестали поминать Патриарха. Мне очень горестно слышать об этом. Как же хитро действует лукавый враг: одних склоняет в ересь, а других побуждает разрывать расколом нешвенный хитон Христов!

Горе нам, грешным! И насколько необходима осторожность в принятии решений! Ибо мы в ответе не только за себя, но и за вверенные нам Господом души.

Ты пишешь, что переставшие поминать обратились к следующим практикам непоминовения:

1. Возносится прошение о Патриархе без упоминания его имени;

2. Вместо поминания Патриарха возносится прошение «о всяком епископстве православных» – так и на ектениях, и на Великом Входе.

Где у Святых Отцов встречаем такие практики? – Нигде. Напротив, Отцы постановили: «Аще который пресвитер или диакон, по некоторым обвинениям, зазрев своего епископа, прежде Соборного исследования и рассмотрения, и совершенного осуждения его, дерзнет отступити от общения с ним, и не будет возносити ИМЯ его в священных молитвах на Литургиях, по церковному Преданию: таковый да подвергнется извержению, и да лишится всякия священническия чести» (13-е правило Двукратного Собора).

Указанные практики непоминовения также являются нововведением, как и всякое обновленчество. А новшества чужды духу Православия. И неважно, что изобрел их кто-то из афонитов. Даже если бы это был и Ангел с Неба – мы не примем такие практики.

Ты говоришь, что непоминающие утверждают, будто они остаются в Православной Церкви, не присоединяются к другой юрисдикции и не создают свой параллельный синод, а ожидают Православного Собора, на котором будет решен вопрос о Патриархе или епископе, впавшем в ересь. Мы тоже ожидаем Православного Собора, который предаст еретиков анафеме. Потому что только Собор епископов имеет от Господа благодать вершить суд над епископами и Патриархами: «Ибо поставленный в чине пресвитера и восхищающий себе суд, митрополитам предоставленный, и прежде суда сам собою осуждати своего отца и епископа усиливающийся, не достоин ни чести, ниже наименования пресвитера» (13-е правило Двукратного Собора).

Потому, дорогой отец Иоанн, мы возносим на Литургии имя Патриарха по послушанию Матери-Церкви, самовольно не осуждая его, но и не принимая экуменическую ересь. Мы призываем паству не посещать те храмы, где открыто проповедуется ересь экуменизма, а стараться ходить к тем священникам, которые против этого заблуждения.

Теперь, друг мой, посмотри на тех, кто перестал поминать Патриарха. Что их ожидает? Или они точно знают, когда состоится антиэкуменический Поместный Собор?

Думаю, что не знают. Как не знали этого и святогорские монахи, прекратившие поминать Константинопольского Патриарха Афинагора в 1965 году за «снятие анафем» с латинян. Но в 1972 году после смерти Афинагора они снова стали возносить имя следующего Патриарха, Димитрия, на Литургиях. Однако Димитрий проповедовал экуменическую ересь не менее, чем его предшественник. Абсолютно ясно, что святогорцы осознали неправоту своего поступка. Следовательно, считать их практику непоминовения примером для подражания – весьма неразумно.

Сердце мое скорбит, когда представляю хоть на миг, что может ожидать сегодняшних непоминающих. Если пройдет лет 50, то их священники все умрут, и собрание это станет безпоповским расколом, т. к. у них нет епископов. Либо же последователи их начнут принимать рукоположения от поминающих епископов, находя различные компромиссы. Подобное было уже в истории Церкви.

Дай Бог, чтобы ревностные пастыри опомнились и отвергли врага спасения, толкающего их на путь погибели под маской святой ревности.

Повторюсь: Церковь не может быть без епископа. 39-е Апостольское правило говорит: «Пресвитеры и диаконы, без воли епископа, ничего да не совершают. Ибо ему вверены людие Господни, и он воздаст ответ о душах их».

Передай непоминающим: мнение о том, что нужно найти другого епископа и поминать – не есть «ошибочное и ничем не обоснованное личное мнение». Это каноническое установление Православной Церкви. Служить Литургию без воли епископа нельзя. 13-е правило Четвертого Вселенского Собора повелевает: «Клирикам чужим и незнаемым в другом граде, без представительной грамоты собственного их епископа, отнюдь нигде не служить».

В Церкви нет и не может быть личного или, как сейчас принято говорить, частного мнения (теологумена). Мы признаем лишь Учение возлюбленного Господа нашего Иисуса Христа, которое всесовершенно и неизменно.

Что же касается поминовения находящегося в затворе Патриарха Иринея, то об этом уже говорилось, что таким образом появится вторая Иерусалимская Патриархия, т. е. юрисдикция, не признанная Поместными Церквами. А это уже раскол.

Экуменисты – скорее всего, люди заблудшие, не имеющие веры во Единую Святую Соборную и Апостольскую Церковь. Они увлечены «спасением мира», «спасением Церкви». А эта бесовская прелесть – «спасать» всех и вся – толкает их к богоотступничеству.

Они заражены безумной идеей «соединить Церковь». Но разве Церковь разделилась? От нее только отпадали еретики и раскольники. И единственный путь в нее – это не лукавое «соединение», а православное Крещение. Господь наш Иисус Христос сказал, что врата ада не одолеют ее (Мф. 16, 18). Поэтому надо спасаться самому, а не «спасать Церковь», если, конечно, верим обетованиям Божиим.

Так бывает и с теми, кто уходит в раскол. Они думают, что своим поступком «спасают Церковь». Но нуждается ли Церковь в «спасении»? Увы им – нет. Она свята и непорочна. Не будем считать, как некогда святой пророк Илия, который думал, что он остался один из не предавших Господа. Но Бог открыл ему, что есть еще семь тысяч верных, не поклонившихся Ваалу (см.: 3 Цар. 19, 4).

А посему пусть ревность наша будет прежде всего о спасении собственной души. Это означает не поклоняться идолу ереси и не следовать пути раскольников.

Так что, как говорил преподобный Серафим Саровский, «спасайся сам, и вокруг тебя тысячи спасутся».
С любовию о Христе,
многогрешный и.м. ФИЛОФЕЙ
© ПРАВОСЛАВНЫЙ КРЕСТ. Разрешается перепечатка материалов со ссылкой на источник

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector