2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

О димитриевской родительской субботе

Димитриевская родительская суббота: история установления, традиции, молитвы

Димитриевская родительская суббота – ближайшая суббота перед днем памяти св. великомученика Димитрия Солунского (26 октября / 8 ноября). Установлена после битвы на Куликовом поле. Первоначально поминовение совершалось по всем воинам, павшим в этом сражении. Постепенно Димитриевская суббота стала днем заупокойного поминовения всех усопших православных христиан.

Димитриевская суббота установлена великим князем Димитрием Донским. Одержав знаменитую победу на Куликовом поле над Мамаем 8 сентября 1380 года Димитрий Иоаннович по возвращении с поля брани посетил Троице-Сергиеву обитель. Преподобный Сергий Радонежский, игумен обители, ранее благословил его на битву с неверными и дал ему из числа братии своей двух иноков – Александра Пересвета и Андрея Ослябю. Оба инока пали в бою и были погребены у стен храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове монастыре.

В Троицкой обители совершили поминовение православных воинов, павших в Куликовской битве, заупокойным богослужением и общей трапезой. Со временем сложилась традиция совершать такое поминовение ежегодно. С Куликова поля не вернулись более 250 тысяч воинов, сражавшихся за Отечество. В их семьи пришла вместе с радостью победы и горечь утрат, и этот частный родительский день стал на Руси по сути вселенским днем поминовения.

С тех пор в субботу перед 26 октября / 8 ноября – днем памяти святого Димитрия Солунского (день тезоименитства самого Димитрия Донского) – на Руси повсеместно совершали заупокойные богослужения. Впоследствии в этот день стали совершать поминовение не только воинов, за веру и Отечество жизнь свою на поле брани положивших, но и всех усопших православных христиан.

В Димитриевскую родительскую субботу традиционно посещают могилы почивших родных, в церквях и на кладбищах служат панихиды и заупокойные литии, устраивают поминальные трапезы.

В этот день, как и в другие родительские дни (на мясопустную и Троицкую субботы, в субботы 2-й, 3-й и 4-й седмиц Великого поста), православные христиане молятся об упокоении душ почивших христиан, преимущественно родителей. Но Димитриевская суббота несет в себе еще особый смысл: установленная после Куликовской битвы, она напоминает нам обо всех тех, кто погиб, пострадал за православную веру.

Фото: Анатолий Горяинов Если нет возможности в эти дни посетить храм или кладбище, можно помолиться об упокоении почивших в домашней молитве. Вообще Церковь заповедует нам не только в особые дни поминовения, но каждый день молиться об усопших родителях, сродниках, знаемых и благодетелях. Для этого в число ежедневных утренних молитв включена следующая краткая молитва:

Упокой, Господи, души усопших раб Твоих: родителей моих, сродников, благодетелей (имена их) и всех православных христиан, и прости им вся согрешения вольная и невольная, и даруй им Царствие Небесное.

Имена удобнее прочитывать по помяннику – небольшой книжечке, где записываются имена живых и усопших сродников. Существует благочестивый обычай вести семейные помянники, прочитывая которые и в домашней молитве, и во время церковного богослужения, православные люди поминают поименно многие поколения своих усопших предков.

Церковное поминовение в родительскую субботу

Чтобы помянуть своих почивших родственников церковно, необходимо прийти в храм на богослужение вечером в пятницу накануне родительской субботы. В это время совершается великая панихида, или парастас. Все тропари, стихиры, песнопения и чтения парастаса посвящены молитве за умерших. Утром в саму поминальную субботу совершается заупокойная Божественная литургия, после которой служат общую панихиду.

Для церковного поминовения на парастас, отдельно на литургию, прихожане готовят записки с поминовением усопших. В записке крупным разборчивым почерком пишутся имена поминаемых в родительном падеже (отвечать на вопрос «кого?»), причем первыми упоминаются священнослужители и монашествующие с указанием сана и степени монашества (например, митрополита Иоанна, схиигумена Саввы, протоиерея Александра, монахини Рахили, Андрея, Нины). Все имена должны быть даны в церковном написании (например, Татианы, Алексия) и полностью (Михаила, Любови, а не Миши, Любы).

Кроме того, в качестве пожертвования в храм принято приносить продукты. Как правило, на канон [1] кладут хлеб, сладости, фрукты, овощи и т.д. Можно приносить муку для просфор, кагор для совершения литургии, свечи и масло для лампад. Не положено приносить мясные продукты или крепкие спиртные напитки.

Молитва за усопших – это наша главная и неоценимая помощь отшедшим в мир иной. Покойник не нуждается, по большому счету, ни в гробе, ни в могильном памятнике, ни тем более в поминальном столе – все это есть лишь дань традициям, пусть и весьма благочестивым. Но вечно живая душа умершего испытывает великую потребность в постоянной молитве, ибо не может сама творить добрых дел, которыми была бы в состоянии умилостивить Господа.

Димитриевская родительская суббота — 3 ноября в 2018 году

Димитриевская (Дмитриевская) родительская суббота в 2018 году — 3 ноября

Димитриевская (Дмитриевская) родительская суббота в 2020 году — 2 ноября

Димитриевская (Дмитриевская) родительская суббота в 2020 году — 7 ноября

Димитриевская родительская суббота — поминальная суббота перед днем памяти великомученика Димитрия Солунского (26 октября по старому стилю). Людям «советского» возраста, приходящим поминать в родительские субботы своих усопших, проще запомнить этот день по другой дате: где 7 ноября – «красный день календаря», там где-то рядышком перед ним – и Димитриевская…

Народная традиция крепко связала этот день с Куликовской битвой: дескать, благоверный князь Димитрий Донской просил в этот день преподобного Сергия Радонежского отслужить панихиду по воинам, полегшим в Мамаевом побоище…

Правда, в «Православной энциклопедии» мы читаем, что слова из Киприановской редакции «Сказания о Мамаевом побоище», созданной в середине 16 века : «И чтобы тебе пети понафида и служити обедня по всех по них избьенных. И тако бысть, и милостыню даде, и преподобнаго игумена Сергиа корми, и всю братию его» – не связаны напрямую с Куликовской битвой. В богослужебном уставе этот день не отмечен как поминальный, и народная традиция (вероятно, еще древняя, дохристианская) поминать в этот день усопших не сразу стала церковной.

Тем не менее тысячи россиян заходят в этот день в православные храмы, ставят свечи, кладут на канунник продукты и пишут в поминальных записочках имена своих умерших близких. Стопы записочек, вереница имен… Горят свечи, поет хор, воздух светло-синь от кадильного фимиама, люди стоят плечом к плечу, и мнится, что пространство храма в этот день расширяется, увеличивается вдвое: плечом к плечу стоят здесь незримо и наши усопшие, для кого поминальная наша молитва – поддержка и утешение…

photosight.ru. Фото: Диoниcий 3eмлянoв

Один из самых болезненных вопросов в такие дни – можно ли поминать тех, кто умер некрещеным?

Распространено среди прихожан такое мнение: молиться можно только о крещеных и умерших в вере, перед кончиной исповедавшихся и причастившихся св.Таин (знаю монастырь, монахини которого учат паломников: молитесь только о самых близких, и то с осторожностью, за верующих, а за некрещеных – даже за самых близких нельзя, мол, человеку бы свои грехи отмолить, а молиться о других – брать на себя еще и их грехи, сие есть дерзость и неразумие пред Богом…)

Что ответить усвоившим такой взгляд на молитву? Отвечаю просто: молитва и милостыня наша о душе усопшего – в помощь такому человеку.

И вот представьте: один человек сидит себе на берегу, а другой тонет – кого надо спасать? Тонущего. Так кому первоочередно нужна молитва-помощница, верующему или неверующему усопшему? Понятно, что неверующему, тому, кому после смерти тяжелее…

Конечно, если человек умер некрещеным, а тем паче – сознательно неверующим, если в земной жизни не принадлежал к Церкви Христовой, то после смерти его насильственно к Церкви не «пристегнешь», в записках на проскомидию его имя не пишут – но самим-то родным и близким, тем, кому судьба усопшего небезразлична, молиться о нем надо – и дома, и в храме – самим, в том числе и во время панихиды (молитву в храме, в евхаристическом собрании, совершает вовсе не только один батюшка, но в с я Церковь, все предстоящие).

Коли мы сами христиане – это наш христианский долг во исполнение заповеди Божьей о любви к ближнему.

Он ушел из земной жизни в тяжких грехах, нераскаянным? Что ж, предоставим его Богу и суду Божию, сколь праведному, столь и – в отличие от нашего с вами суда –милосердному. Об этом нам на каждом богослужении напоминает Церковь словами одной из ектений: «Сами себе, и друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим».

Заупокойная служба. Поют по крюкам.
Или голоса так свежи, или это
Умерший так стремительно уходит,
Но в тесной часовне ветер поднялся невидимый.
Шевелит листы старинной книги,
Пылают над строками, летят киноварные невмы
За умершим вслед.
Пение напряжённо тянется, пока может
Поддерживать душу, уходящую ввысь
Ступенями мытарств. И вот – дальше стоп.
Предел. Тончают,
Глохнут нёбные кратиматы.

Мы – дети, а взрослые – наши умершие.
Мы в их прошлом живём.
Никому не вернуться в детство.
То-то я замечаю,
Насколько наш мир мал, прост, шаток,
Ярок, аляповат – манеж для игр
При постоялом дворе! Особенно
В сравнении с тобой, живой смертный голос,
В следовании за умершим сам истаять готовый,
Ветреною весной в часовне поющий
Славу незнаемому, отчаянно чаемому
Превечному Богу.

Вы прочитали статью Димитриевская родительская суббота в 2017 году. Читайте также:

Дмитриевская родительская суббота

инокиня Людмила (Солошенко)

От редакции:

В богослужебном Уставе установлены особые дни поминовения усопших. Один из них — Дмитриевская родительская суббота. Накануне, в пятницу, в старообрядческих храмах после Вечерни совершается Панихида: чтение 17 кафизмы с пением ее избранных псалмов и заупокойный канон. На Панихиде возглашаются также заупокойные ектении, на которых читаются записки «за упокой». Почему установлена в Русской Церкви Дмитриевская родительская суббота, о значении поминовения усопших христиан, о «памяти смертной» — читайте в статье.

Дни поминовения усопших имеют особое место в христианской церковной традиции. В это время наиболее глубоко чувствуется неразрывная связь между двумя мирами — нашей земной жизнью и жизнью будущего века, которая неизбежно встретит каждого из нас.

Суббота — день покоя. В день субботний Сам Господь изволил, нашего ради спасения, пребывать во гробе. Потому этот день и определен для сугубой молитвы за упокой правоверных наших собратьев, когда мы с верой и надеждой просим у Господа вселить их души «в места светла, места прохладна, места покойна».

В народе поминальные дни называются «родительскими», ведь в первую очередь поминают на молитве своих почивших родителей и сродников по плоти. Слово «родительский» имеет также более широкое значение и относится ко всем усопшим отцам и праотцам, то есть ко всем христианам, преставившимся в православной вере и благочестии.

Вечно живая душа испытывает потребность в постоянной молитве, но по разлучении от тела в ином мире уже не может сама за себя ни помолиться, ни умилостивить Господа добрыми делами. Поэтому Святая Церковь, как чадолюбивая мать, установила особые поминальные службы, когда совместные молитвы приносят душам усопших великую пользу и утешение — как грешным, так и праведным, ибо нет человека без греха.

Жизнь за гранью этого мира — непостижимая загадка для ума человеческого, но из святоотеческих поучений и свидетельств можем частично узнавать мы о сокровенных духовных тайнах высшего, бессмертного бытия. Те же свидетельства много говорят нам и о силе церковной молитвы:

Аще и на воздух иже во благочестии скончавыйся положен бысть, не отрицайся милостыни и свещи, Христа Бога призывая, на гробе запалити, приятна бо та Богу и многа приносяще воздаяние. Аще убо грешен умерый будет, да разрешиши прегрешения. Аще праведен, да мздам прилог будет (Святитель Афанасий Великий, Синоксарь на Мясопустную субботу).

Много бо верным душам пособие, еже за них даяти маломощным, и еже за душа их попове и диакони молятся, и службы часто творят. Заповедано бо от святых апостол о преставльшихся в вере, во святей службе поминаемым быти, много убо умершим польза (Поучение святителя Иоанна Златоустаго в субботу пентикостную, перед Троицей).

В году известны две великие Вселенские поминальные субботы: Мясопустная, которая была установлена за две недели перед началом Великого поста, и «Троицкая» родительская суббота, предшествующая празднику Пятидесятницы. Это дни особого поминовения, когда мы молимся за всех «иже от века преставившихся в правоверии и благочестии православных христиан». На самый Великий пост приходятся еще четыре поминальные родительские субботы. Сугубые заупокойные службы этого периода установлены, чтобы частично возместить собой отсутствие проскомидии среди прочих дней недели, так как в Великий пост торжественные литургийные богослужения положено совершать только в субботние и воскресные дни.

Дмитриевская родительская суббота, далеко отстоящая по времени от прочих общепринятых поминальных дней, имеет также свой отличительный смысл и особую историю происхождения. Этот день поминовения усопших всегда приходится на субботу, предшествующую памяти великомученика Димитрия Солунского (8 ноября/26 октября ст.ст.), и был установлен благоверным князем Димитрием Донским ради того, чтобы почтить память русских воинов, убиенных в 1380-ом году на Куликовом поле.

По церковному преданию, возвратившись в стольный град после героической и знаменательной победы — первой сокрушительной победы русских воинов над татарским полчищем, князь Димитрий повелел по всем церквям служить заупокойные панихиды и поминать поименно погибших на поле брани православных ратников. С особым усердием совершали службы в Троице-Сергиевой лавре, откуда преподобный Сергий послал в помощь князю Димитрию двух своих иноков — Александра Пересвета и Андрея Ослябю. По обычаю того времени сражение начиналось борьбой двух богатырей-поединщиков. От татарского стана выступил грозный воин Чулебей, считавшийся до той поры непобедимым, а с русской стороны — Сергиев инок, Александр Пересвет. Народное предание, пришедшее к нам через многие поколения, гласит, что оба единоборца столкнулись между собой на копьях, что было силы, и оба в ту же минуту пали замертво.

Читать еще:  Молитвы по усопшим родителям в родительскую субботу

Победа на Куликовом поле явилась особым решающим и переломным моментом в истории Отчества, стала первым реальным шагом к освобождению русского народа от монголо-татарского ига. В ней мы видим и особый Божий промысел в покровительстве над Русской землей, потому что одними человеческими силами невозможно было бы одолеть многочисленное полчище хана Мамая. Православным воинам помогал Сам Господь и Пречистая Богородица, на праздник Рожества Которой как раз и пришлось исключительное по своей значимости для Руси сражение. Из церковной истории можно узнать о благодарственных молитвенных приношениях, которые воздавали люди в честь этого великого и славного события.

На том месте, откуда русское войско выступало на битву с татарами, был заложен храм в честь всех святых — небесных покровителей русских ратников, павших на поле битвы. Так был построен один из самых древних московских храмов — церковь Всех святых. Деревянный храм XIV века был перестроен на рубеже XVI-XVII вв.

Храмы строились не только в память о погибших. В благодарность за то, что Господь сохранил жизнь героя Куликовской битвы Серпуховского князя Владимира Андреевича Храброго, его мать княгиня Марья основала в 1386 году в Москве монастырь во имя Рожества Пресвятой Богородицы и сама приняла в нем постриг с именем Марфа. Есть разные сведения о местонахождении монастыря. По одной версии, он был основан в Кремле, назывался монастырем «на рву» и простоял там до 1484 года. По другой — первоначально располагался на нынешнем месте: на левом берегу Неглинной, недалеко от Трубной площади.

У Бога все живы». Среди православных христиан широко распространено мнение, что защитники родной земли, положившие живот свой «за веру и отечество», причтутся к святым мученикам. Ведь высшая заповедь христианской любви, по словам Самого Господа, «полагать душу свою за други своя (Иоан., 15, 13).

Не велят нам святые отцы долго скорбеть и сетовать от разлуки с любимыми своими друзьями и сродниками, но веровать в общее Воскресение и помнить, что все в этой жизни временно. Тем более, что христиане имеют большую отраду, поминая близких в усердных молитвах, творить милостыню и приношения в их память. А если у кого в роду есть святые праведники и угодники Божии, то, конечно, можно рассчитывать на их помощь и ходатайство перед Господом.

Аще быхом зде безсмертни были, то поистине плакали быхом по умерших. Аще ли же вси преходим от жития сего, да кождо нас о себе плачем, и покаемся о своих согрешениях. Не видите ли, како умерших провождаем с песньми и пении, и с фимиамом, и со свещами по них идем, образующе, яко от темного избывше жития, к свету истинному отидоша. И на восток погребаем, прознаменающе мертвым восстание. Темже не скорбите, братие, по умерших, яко невернии, не имущие надежды Воскресения. Да не можем вернии неверным подражати. Мы же Христа послушаем и веруем, яко приидет час, егда мертвии воскреснут, и глас Сына Божия услышат, и услышавше оживут, и небо и земля обновится (Книга «Златоуст», поучение в субботу Мясопустную).

Поминальные дни также, несомненно, имеют великую пользу и для самих благочестивых молитвенников. Поминая усопших своих сродников, одновременно задумываемся мы и о своей собственной недолговечности и о тленной суете всего видимого мира.

Некоторые люди, светского типа мышления, считают мрачным и неприличным в обществе говорить о смертной кончине, утверждают, что такие мысли надо отгонять скорее прочь. Получается парадокс: атеисты, которые утверждают, что после земной жизни ничего уже не будет — ни муки, ни блаженства, только пустота, — панически боятся и самых разговоров об исходе из этого мира. А христиане, которые верят в вечное воздаяние, хотя и страшатся возможного наказания за грехи, но имеют также и надежду на милосердие и прощение Божие, поэтому не боятся разговора о неизбежном, о временной земной жизни и о вечной загробной.

Святые отцы — христианские подвижники, жили упованием и надеждой, презирая суету всего видимого мира. «Помни последняя твоя и во веки не согрешишь», — так говорят нам богомудрые их поучения. Память смертная — как узда для греха, в ней лежит твердый залог для каждой добродетели. Посему, как приносим мы утешение усопшим, поминая их в своих молитвах, так и сами получаем в это время ни с чем несравнимое назидание, когда стоим у печального, надгробного холмика и размышляем о словах Господних:

Земля еси и в землю пойдеши (Быт., 3, 19).

Поучение о памяти смертной

«Крайне нужно и очень полезно для души всегда помнить о смертной кончине. Ничто так не помогает нам, как это. И ничто не приносит нам такого блага, как чтение книг о кончине людской. Ибо отсекает от нас все страсти душевные и телесные, усердно побуждает к добродетелям и возводит к совершенству. Если бы всегда держали в уме и не забывали смертный час, никогда бы не грешили.

Когда забываем о смерти, приятна бывает нам жизнь нынешнего века, привязываемся к ней, пребываем в лени и беспечности, впадаем во все злые и греховные страсти и удаляемся от Бога. Но по пустякам волнуемся в суете нынешнего века. Не заботимся о грядущем блаженстве. Не думаем: разве не нагими рождаемся в этот мир? Не нагими разве и покидаем его, умирая? Не нагими ли и на Страшный Суд восстанем? Только в дела, которые творили здесь, и помышления облечены будем, как в ризу. Либо в злые, либо в добрые. Те прегрешения, которые совершаем ныне, внутри тела, как в зеркале видны будут всем людям. И мучить станут душу и тело. И чем больше плоть сотворила грехов, тем сильнейшую муку испытает. А души и тела совершивших добро засверкают от их добрых дел, как солнце. И чем больше человек принуждает себя, тем большего блаженства сподобится в Царстве Небесном.

Словно во сне живем на этом свете, и следует всегда помнить нам грядущую жизнь безконечную. Царство Небесное, неизреченные радость и блаженство. Тогда исчезнут уныние, лень и усталость, и разные суетные прихоти и мирские вожделения нынешнего века, непотребные и обманчивые. Из них душа наша, словно из мертвых, восстанет по благодати Христовой, ныне и присно, и во веки веком. Аминь» (Цветник священноинока Дорофея).

Понравился материал?

Лучшая благодарность за нашу работу — это подписаться на наши каналы в социальных сетях и поделиться ими со своими друзьями!

Димитриевская родительская суббота

Историческое содержание

Димитриевская родительская суббота – ближайшая суббота перед днем памяти св. великомученика Димитрия Солунского (26 октября / 8 ноября). Установлена после битвы на Куликовом поле. Первоначально поминовение совершалось по всем воинам, павшим в этом сражении. Постепенно Димитриевская суббота стала днем заупокойного поминовения всех усопших православных христиан. С Димитриевской субботой связаны некоторые народные традиции, вероятно уходящие корнями в дохристианское прошлое.

Осеннее поминовение усопших у неславянских народов

У древних кельтов одним из главных праздников года был Самайн (Samhain) — праздник окончания теплого времени года. В этот день, согласно верованиям кельтов, исчезали обычные преграды между миром смертных и потусторонним миром, так что люди могли побывать в загробном мире, а духи — приходить на землю и даже вмешиваться в дела смертных. Представление об особой близости к обитателям потустороннего мира стало основой для совмещения Самайна с поминовением усопших.

Такие обычаи известны и у др. народов Евразии. Так, у чувашей октябрь (юпа) считается месяцем особенного поминовения усопших предков, временем проведения «юпа ирттерни», т. е. поминок.

В VIII в. в Риме, а с IX в. повсеместно на Западе 1 нояб. стало праздноваться как день Всех святых. В 994–1048 гг. аббат Клюнийского монастыря св. Одило закрепил за 2 нояб. поминовение всех усопших верных; эта традиция получила широкое распространение в латинской церкви. Мн. исследователи видят в установлении этих памятей попытку воцерковить языческие традиции европейских народов.

Димитриевская родительская суббота в славянских странах

В русских рукописях Димитриевская родительская суббота упоминается редко, не отмечается в переводных литургических книгах (Типиконах, Минеях) и лишь изредка указывается в оригинальных русских памятниках — соборных Чиновниках и монастырских Обиходниках, отражающих не описанные в Типиконе особенности реальной богослужебной практики древнерусских кафедральных храмов и монастырей.

Одно из первых упоминаний Димитриевской субботы как дня поминовения всех усопших содержится в сборнике новгородского происхождения XV в., но традиция поминовения в этот день, вероятно, значительно древнее.

В монастырских Обиходниках Димитриевская родительская суббота является днем поминовения усопшей братии. Так, столовый Обиходник Троицкой лавры 1-й пол. XVI в. предписывает предлагать «корм монастырской по всей братии в обители сей преставльшихся, а кормят в субботу в Дмитриевскую» в Уставе Волоколамского монастыря того же времени сказано, что «в субботу Дмитровскую по преподобнем отце нашем начальнице святыя обители сея игумене Иосифе и по всей братии». Димитриевская суббота также упоминается в указе о трапезе Тихвинского монастыря, написанном в 1590 г., в Обиходнике Свято-Троицкой лавры 1645 г. и в сводном Уставе Свято-Троицкого и Кириллова Белозерского монастырей нач. XVII в.

Вне монастырей Димитриевскую субботу воспринимали как день заупокойной молитвы обо всех усопших верных. Царь Иоанн IV Грозный повелел в Димитриевскую субботу «петь панихиды и служить обедни по всем церквам и общую милостыню давать, и кормы ставить». В Чиновнике московского Успенского собора под 23 окт. содержится следующая запись 2-й пол. XVII в.: «Пред памятию святаго великомученика Димитрия в пяток вечера бывает паннихида по всех православних христианех». В старообрядческих рукописях встречается компиляция из Обиходников и Уставов, посвященная Димитриевской родительской субботе с заглавием: «Подобает ведати о суботе иже пред праздником великомученика Димитрия Солунскаго».

В XVII в. Димитриевская суббота, по всей вероятности, еще не связывалась с поминовением воинов, павших в Куликовской битве. Так, в Синодике РГБ. Троиц. № 818, XVII в., выписаны имена монахов Троицкого монастыря, павших в Куликовской битве, но это поминовение не увязано с Димитриевской субботой. Сказания о Куликовской битве также не содержат указания об установлении Димитриевской родительской субботы блгв. кн. Димитрием Донским. Только в Киприановской редакции «Сказания о Мамаевом побоище», созданной в сер. XVI в. и дошедшей до нас в составе Никоновской летописи, повествуется о том, что блгв. князь обращался к прп. Сергию со словами: «И чтобы тебе пети понафида и служити обедня по всех по них избьенных. И тако бысть, и милостыню даде, и преподобнаго игумена Сергиа корми, и всю братию его», но и в этих словах Димитриевская родительская суббота не связывается с Куликовской битвой.

Можно предположить, что ассоциация Димитриевской родительской субботы с поминовением павших на поле Куликовом появилась только в XVIII или даже XIX в. Известен духовный стих позднего происхождения, опубликованный несколькими собирателями духовных стихов XIX в., названный «Стих о Димитровской родительской субботе, или Видение Димитрия Донского» (нач.: «Накануне субботы Димитровской. »).

В стихе описывается видéние блгв. кн. Димитрия Донского во время Божественной литургии: князь видит павших на поле брани рус. и татар. воинов, слышит предсказания о своей смерти и о пострижении княгини в монашество. Стих заканчивается словами: «А на память дивнаго видения уставил он Дмитровску субботу». Т. о., даже этот стих, который считается аргументом в пользу установления Димитриевской субботы как дня поминовения воинов, павших на поле Куликовом, интерпретирует Димитриевскую родительскую субботу иначе.

Свт. Филарет Московский писал в письме к А. Н. Муравьёву от 26 нояб. 1845 г.: «О Дмитриевой субботе постановления не знаю, кроме предания нашего, русского. Может быть, поминовение преподобным Сергием падших в Мамаевой битве было началом общаго поминовения? День поминовения, может быть, определился первою удобностию по возвращении из похода. Или, может быть, по кончине Дмитрия Донского в ближайшую подле ангела его субботу (обычный в неделе день поминовения усопших, потому что в сей день Господь наш пребывал в усопших) определили поминать его и сподвижников его, и, как всякому при сем, кстати было помянуть и своих присных, то поминовение сделалось всеобщим» (Письма Филарета, митрополита Московского, к А. Н. Муравьёву (1832–1867)).

В XIX в. мнение о связи Димитриевской родительской субботы с Куликовской битвой постепенно распространилось и стало господствующим. 22 авг. 1903 г. был издан имп. указ (ЦВед. 1904. № 6), предписывающий в войсковых частях совершать в Димитриевскую родительскую субботу панихиды по усопшим воинам, «за веру, царя и Отечество, на поле брани живот свой положившим». Согласно утверждениям некоторых современников, и до издания этого указа «русская армия чтила память всех павших в Куликовской битве» в Димитриевскую субботу.

Об установлении блгв. кн. Димитрием Димитриевской родительской субботы говорится в ряде учебных пособий XIX–XX вв. по литургике. Тем не менее уже в нач. XX в. Е. Е. Голубинский на основании свидетельств средневек. рус. памятников указывал на иное происхождение Димитриевской субботы в работах «Прп. Сергий Радонежский и созданная им Троицкая лавра» и «История Русской Церкви».

Читать еще:  Поминовение усопших фото

На Руси в народной среде Димитриевская родительская суббота (др. название — Дедова суббота) считалась одним из главных поминальных дней, что связано, вероятно, с язычеством, когда середина осени, как и весны, была одним из важнейших моментов годового цикла. Как весна, так и осень имели большое значение для культа предков, отразившееся в народных традициях и обрядах на Димитриевскую субботу В. И. Чичеpов уточняет, что Димитриевская родительская суббота была связана также с «кормлением» матери-земли (Чичеров. 1957). На Руси традиционно на Димитриевскую субботу готовилось обильное угощение для поминок, в некоторых местностях во время трапезы на столе лежали ложки для покойников. По значению это поминовение обычно ставится несколько ниже поминальных дней весеннего времени (вселенских заупокойных суббот и др.).

С Димитриевской субботой связаны некоторые русские пословицы: «Покойнички на Русь Дмитриев день ведут — живых блюдут», «На дедовой неделе родители отдохнут» («Дедова неделя» — традиционное название седмицы перед Димитриевской родительской субботой, пословица имеет в виду поверье о том, что души усопших получат отдых, если в седмицу перед Димитриевской субботой случится оттепель), «Поповская работа», «Не всегда поповым ребятам Дмитриева суббота» (в этих пословицах содержится ирония по поводу многочисленных заказных панихид и обилия приношений в церковь в Димитриевскую субботу).

В период между праздником Казанской иконы Божией Матери и днем памяти вмч. Димитрия или Димитриевской родительской субботы не играли свадеб, чтобы избежать неблагоприятного исхода. На Русском Севере в Димитриевскую родительскую субботу поминают самоубийц и др. «нечисто умерших» (утопленников, висельников), хотя в качестве такого особого дня называют Троицкую субботу.

В Белоруссии осеннее поминовение усопших называли «Восеньскiя дзяды» (осенние деды) или же «Дзмитровка». В этот день устраивались поминки; существовали традиции «приглашать» усопших за стол, класть для них столовые приборы или откладывать часть еды для покойников. Во время трапезы родственники говорили о предках, начиная с древних и до недавно умерших. Поминальная трапеза в Димитриевскую родительскую субботу носила название «ужин по родителям» в отличие от трапезы на Радоницу («обед по родителям») и на Троицкую субботу («полдник по родителям»). В древности в Белоруссии Восеньскiя дзяды определяли не по памяти вмч. Димитрия, а по празднику Покрова — 3-я суббота после Покрова. В 1992 г. был принят офиц. день памяти усопших — 2 нояб., очевидно под влиянием католич. традиции. В наст. время Восеньскiя дзяды — это в первую очередь день, который люди проводят в кругу семьи, редко отмечается посещение могил предков в этот день.

В Болгарской Православной Церкви, перешедшей в 1968 г. на новый стиль, осеннее поминовение усопших стало совершаться перед днем памяти арх. Михаила (в старину день поминовения усопших отмечали перед днем памяти вмч. Димитрия). Такой день может называться «Архангелова задушница» (8 нояб. совпадает с днем памяти вмч. Димитрия по ст. ст.). В Сербской Православной Церкви Димитриевская родительская суббота совершается перед днем памяти вмч. Димитрия и называется «Субота пред Митровдан» или «Митровске задушнице».

Устав богослужения в письменных памятниках встречается крайне редко, обычно упоминается только панихида накануне. В Обиходнике XVII в. предписывается: «А тропари говорити на часех и на заутрени святому», что указывает на службу с «Бог Господь». Т. о., согласно этому Обиходнику, поминовение усопших было ограничено панихидой. В «Богослужебных указаниях», издававшихся Московской Патриархией в 50-х гг. XX в., на Димитриевскую субботу определено совершать такую службу, как в субботу мясопустную, что возвышало статус поминовения до вселенских суббот; та же практика зафиксирована в нек-рых пособиях по богослужебному уставу.

В совр. традиции РПЦ в Димитриевскую родительскую субботу совершается заупокойная служба согласно 13-й гл. Типикона (о службе с «Аллилуия» в субботу). Этот устав формально может применяться во мн. субботы года, но на практике Димитриевская суббота осталась единственным днем в году, когда богослужение совершается по этой главе; 2 вселенские субботы и 3 заупокойные великопостные субботы имеют свой устав, описанный в 49-й гл. Типикона, а в др. субботы служба с «Аллилуия» практически нигде не поется. В случае совпадения Димитриевской родительской субботы с праздничным днем (напр., с 22 окт. — днем памяти Казанской иконы Божией Матери) поминовение усопших переносится на предшествующую субботу. В 1895, 1900 и 1906 гг., когда Димитриевская родительская суббота совпадала с 21 окт. — днем восшествия на престол имп. Николая II, Святейший Синод переносил поминовение на пятницу, 20 окт. — день кончины имп. Александра III.

В богослужебной практике старообрядцев-беспоповцев на Димитриевскую субботу совершается служба по уставу вселенской родительской субботы, последование Минеи отменяется, поются песнопения Октоиха и храма. В случае совпадения с праздником Казанской иконы Божией Матери заупокойная служба переносится, если совершается праздничная служба Божией Матери. Особенное значение придается и всей седмице перед Димитриевской родительской субботой, которая носит название «(Димитриевская) родительская седмица», в эти дни не совершаются бракосочетания (кроме Димитриевской субботы подобные родительские седмицы отмечаются только перед 2 вселенскими субботами).

В богослужебной практике др. старообрядческих согласий (приемлющих священство) на Димитриевскую субботу может совершаться заупокойная служба по главе устава об «Аллилуия» в субботу.

Чтобы помянуть своих почивших родственников церковно, необходимо прийти в храм на богослужение вечером в пятницу накануне родительской субботы. В это время совершается великая панихида, или парастас. Все тропари, стихиры, песнопения и чтения парастаса посвящены молитве за умерших. Утром в саму поминальную субботу совершается заупокойная Божественная литургия, после которой служат общую панихиду.

В помощь новоначальному христианину

Для церковного поминовения на парастас, отдельно на литургию, прихожане готовят записки с поминовением усопших. В записке крупным разборчивым почерком пишутся имена поминаемых в родительном падеже (отвечать на вопрос «кого?»), причем первыми упоминаются священнослужители и монашествующие с указанием сана и степени монашества (например, митрополита Иоанна, схиигумена Саввы, протоиерея Александра, монахини Рахили, Андрея, Нины). Все имена должны быть даны в церковном написании (например, Татианы, Алексия) и полностью (Михаила, Любови, а не Миши, Любы).

Кроме того, в качестве пожертвования в храм принято приносить продукты. Как правило, на канон кладут хлеб, сладости, фрукты, овощи и т.д. Можно приносить муку для просфор, кагор для совершения литургии, свечи и масло для лампад. Не положено приносить мясные продукты или крепкие спиртные напитки.

Если нет возможности в эти дни посетить храм или кладбище, можно помолиться об упокоении почивших в домашней молитве. Вообще Церковь заповедует нам не только в особые дни поминовения, но каждый день молиться об усопших родителях, сродниках, знаемых и благодетелях. Для этого в число ежедневных утренних молитв включена следующая краткая молитва: «Упокой, Господи, души усопших раб Твоих: родителей моих, сродников, благодетелей (имена их) и всех православных христиан, и прости им вся согрешения вольная и невольная, и даруй им Царствие Небесное».

Имена удобнее прочитывать по помяннику – небольшой книжечке, где записываются имена живых и усопших сродников. Существует благочестивый обычай вести семейные помянники, прочитывая которые и в домашней молитве, и во время церковного богослужения, православные люди поминают поименно многие поколения своих усопших предков.

Необходимо помнить, что молитва за усопших – это наша главная и неоценимая помощь отшедшим в мир иной. Покойник не нуждается, по большому счету, ни в гробе, ни в могильном памятнике, ни тем более в поминальном столе – все это есть лишь дань традициям, пусть и весьма благочестивым. Но вечно живая душа умершего испытывает великую потребность в постоянной молитве, ибо не может сама творить добрых дел, которыми была бы в состоянии умилостивить Господа.

Димитриевская родительская суббота

Ди­мит­ри­ев­ская ро­ди­тель­ская суб­бо­та – один из ос­нов­ных по­ми­наль­ных дней рус­ско­го Пра­во­слав­но­го ка­лен­да­ря.

Во­об­ще же каж­дая суб­бо­та – осо­бый день для хри­сти­ан. К суб­бо­те, по биб­лей­ско­му по­вест­во­ва­нию, за­вер­ши­лось тво­ре­ние ми­ра, и она ста­ла «днем по­коя», – по­это­му мы на­зы­ва­ем этот – по­след­ний день неде­ли (под­чёр­ки­ваю – по­след­ний!) несколь­ко из­ме­нен­ным ев­рей­ским сло­вом шаб­бат). Но в этот же день уснув­ший пло­тью Хри­стос за­вер­шил вос­со­зда­ние это­го «об­вет­шав­ше­го» – вет­хо­за­вет­но­го – ми­ра и, сой­дя во ад, воз­ве­стил на­ча­ло но­вой жиз­ни. Помни­те тро­парь из Пас­халь­ных Ча­сов? «Во гро­бе плотски (пло­тью), во аде же с душею (ду­шой), яко (как) Бог, в раи (раю) же с раз­бой­ни­ком, и на пре­сто­ле был еси, Христе, со Отцем и Ду­хом, вся ис­полняя неописан­ный».

По­это­му в каж­дую суб­бо­ту со­вер­ша­ет­ся по­ми­но­ве­ние усоп­ших, – не по­ки­нув­ших нас на­все­гда, но тер­пе­ли­во жду­щих по­след­не­го дня все­об­ще­го Вос­кре­се­ния. Сре­ди этих дней вы­де­ля­ют­ся осо­бые об­ще­цер­ков­ные еже­год­ные – «ро­ди­тель­ские суб­бо­ты», на­зван­ные так по­то­му, что каж­дый хри­сти­а­нин мо­лит­ся преж­де все­го за сво­их ро­ди­те­лей.

Ди­мит­ри­ев­ская суб­бо­та по­лу­чи­ла своё на­зва­ние от име­ни свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ди­мит­рия, ко­мен­дан­та гре­че­ско­го го­ро­да Со­лу­ни (или Фес­са­ло­ник), каз­нён­но­го за ис­по­ве­да­ние хри­сти­ан­ства в 306 го­ду (его па­мять 26 ок­тяб­ря / 8 но­яб­ря). Он был че­ло­ве­ком во­ен­ным – и по­то­му счи­та­ет­ся по­кро­ви­те­лем во­и­нов, а на ико­нах изо­бра­жа­ет­ся в до­спе­хах и с ко­пьем. Уста­но­вил же этот день, со­глас­но пре­да­нию, дру­гой Ди­мит­рий – наш слав­ный ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Дон­ской – по­сле зна­ме­ни­той Ку­ли­ков­ской бит­вы, слу­чив­шей­ся 8 сен­тяб­ря 1380 го­да, то есть в празд­ник Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы [1] (по юли­ан­ско­му ка­лен­да­рю).

«И оста­вал­ся ве­ли­кий князь за До­ном на том ме­сте во­семь дней, – от­ме­ча­ет ле­то­пи­сец, – до тех пор, по­ка не смог­ли от­де­лить хри­сти­ан от нече­сти­вых та­тар: ко­го смог­ли, схо­ро­ни­ли, а о про­чих зна­ет Бог, ведь со­вер­ши­лось это Бо­жьим су­дом. И ве­лел ве­ли­кий князь свя­щен­ни­кам петь над­гроб­ные пес­но­пе­ния над уби­ты­ми, и вос­пе­ли свя­щен­ни­ки веч­ную па­мять всем пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам, уби­тым та­та­ра­ми на по­ле Ку­ли­ко­вом, меж­ду До­ном и Ме­чей. И сам ве­ли­кий князь со сво­им бра­том и остав­ши­ми­ся во­и­на­ми воз­гла­си­ли гром­ким го­ло­сом с пла­чем и сле­за­ми мно­ги­ми веч­ную па­мять» (Ска­за­ния и по­ве­сти о Ку­ли­ков­ской бит­ве. Л., 1982, с. 194).

С тех пор каж­дый год суб­бо­та, пред­ше­ству­ю­щая дню па­мя­ти Ди­мит­рия Со­лун­ско­го, по­свя­ща­ет­ся хри­сти­ан­ско­му по­ми­но­ве­нию усоп­ших, в первую оче­редь – по­ми­но­ве­нию во­и­нов, «на по­ле бра­ни за Оте­че­ство жизнь свою по­ло­жив­ших» [2] [3] .

Юрий Ру­бан
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия

За­упо­кой­ное Апо­столь­ское чте­ние

1Фес.4:13-17. – За­ча­ло 270

[О вос­кре­се­нии мерт­вых]

Бра­тья, мы не хо­тим, чтобы вы не зна­ли об усоп­ших (или: об усы­па­ю­щих), чтобы вы не пе­ча­ли­лись, как и про­чие, не име­ю­щие на­деж­ды. Ведь ес­ли мы ве­рим, что Иисус умер и вос­крес, то та­ким же об­ра­зом и усоп­ших – через Иису­са – Бог при­ве­дёт [вме­сте] с Ним.

Это ведь мы го­во­рим вам сло­вом Гос­под­ним [*] , что мы, жи­ву­щие, оста­ю­щи­е­ся до при­ше­ствия Гос­под­ня, от­нюдь не опе­ре­дим усоп­ших; по­то­му что Сам Гос­подь при при­зыв­ном кли­че (букв. в при­ка­за­нии), при гла­се ар­хан­ге­ла и тру­бе Бо­жи­ей, сой­дет с неба, и сна­ча­ла вос­крес­нут мёрт­вые во Хри­сте; за­тем мы, оста­ю­щи­е­ся жи­вые, вме­сте с ни­ми бу­дем под­ня­ты (букв. бу­дем схва­че­ны) в об­ла­ках на встре­чу Гос­по­да в воз­дух; и так все­гда с Гос­по­дом бу­дем.

За­упо­кой­ное Еван­гель­ское чте­ние

[Ска­зал Гос­подь ко при­шед­шим к Нему иуде­ям]: «Аминь (ис­тин­но), аминь (ис­тин­но) го­во­рю вам: Слу­ша­ю­щий Моё сло­во и ве­ря­щий По­слав­ше­му Ме­ня име­ет жизнь веч­ную, и в суд не при­хо­дит, но он пе­ре­шел от смер­ти в жизнь.

Аминь (ис­тин­но), аминь (ис­тин­но) го­во­рю вам, что при­хо­дит час, и те­перь уже на­стал, ко­гда мёрт­вые бу­дут слы­шать го­лос Сы­на Бо­жия – и услы­шав­шие бу­дут жить. Ведь как Отец име­ет жизнь в Са­мом Се­бе, так дал Он и Сы­ну иметь жизнь в Са­мом Се­бе. И дал Ему власть тво­рить суд, по­то­му что Он – Сын Че­ло­ве­че­ский.

Не удив­ляй­тесь это­му, по­то­му что при­хо­дит час, в ко­то­рый все, на­хо­дя­щи­е­ся в гроб­ни­цах, бу­дут слы­шать Его го­лос, и вый­дут: де­лав­шие доб­рое – в вос­кре­се­ние жиз­ни, а де­лав­шие дур­ное – в вос­кре­се­ние су­да (греч. эн анаста­син крисеос [**] ).

Я ни­че­го не мо­гу де­лать Сам от Се­бя: как слы­шу – так и сужу, и суд Мой спра­вед­лив; по­то­му что не ищу Мо­ей во­ли, но во­ли по­слав­ше­го Ме­ня [От­ца]».

При­ме­ча­ния

[1] Хо­чу на­пом­нить, что в XIV ве­ке 8-е сен­тяб­ря по юли­ан­ско­му ка­лен­да­рю со­от­вет­ство­ва­ло 16-му сен­тяб­ря по гри­го­ри­ан­ско­му (хо­тя сам этот ка­лен­дарь был вве­дён позд­нее). Это и есть ис­то­ри­че­ски без­услов­ная да­та Ку­ли­ков­ской бит­вы. По­это­му по­пыт­ки от­ме­чать это со­бы­тие в на­сто­я­щее вре­мя 21 сен­тяб­ря, сов­ме­щая с празд­ни­ком Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы, ос­но­ва­ны на эле­мен­тар­ной хро­но­ло­ги­че­ской без­гра­мот­но­сти. (Рож­де­ство Бо­го­ро­ди­цы при­хо­дит­ся на 21 сен­тяб­ря по гри­го­ри­ан­ско­му ка­лен­да­рю толь­ко в XX—XXI сто­ле­ти­ях; в XXII ве­ке сме­стит­ся на 22 сен­тяб­ря и т. д.)

[2] Ра­ди ис­то­ри­че­ской спра­вед­ли­во­сти сле­ду­ет сде­лать уточ­не­ние. Эта суб­бо­та – наш на­цио­наль­ный по­ми­наль­ный день, ос­но­ван­ный на пре­да­нии. По­это­му Ди­мит­ри­ев­ской суб­бо­ты нет ни гре­че­ском, ни да­же в Рус­ском офи­ци­аль­ном Цер­ков­ном уста­ве (Ти­пи­коне). Непо­сред­ствен­ное уча­стие в его уста­нов­ле­нии Ди­мит­рия Дон­ско­го то­же под­вер­га­ет­ся обос­но­ван­но­му со­мне­нию. Как пи­шет из­вест­ный ав­тор мно­го­крат­но пе­ре­из­да­вав­ше­го­ся ру­ко­вод­ства по бо­го­слу­жеб­но­му уста­ву, «Ди­мит­рий Дон­ской, по­сле по­гре­бе­ния уби­тых на по­бо­и­ще, при­ка­зал там со­вер­шить па­ни­хи­ду по ним. За­тем, воз­вра­тясь в Моск­ву 21 сен­тяб­ря (29 сен­тяб­ря по гри­го­ри­ан­ско­му ка­лен­да­рю. – Ю. Р.), по­ве­лел по всем церк­вам её от­пра­вить па­ни­хи­ду об уби­ен­ных. На­ко­нец, по при­бы­тии в Тро­и­це-Сер­ги­е­ву лав­ру, при­ка­зал и там со­вер­шить па­ни­хи­ду (Рус­ская ле­то­пись по Ни­ко­нов­ско­му спис­ку, изд. Имп. Ака­де­мии на­ук, т. IV, с. 124). В ле­то­пи­сях не ска­за­но, чтобы Ди­мит­рий Дон­ской ука­зал для по­ми­но­ве­ния во­и­нов суб­бо­ту пред Дмит­ри­е­вым днем », то есть пред днём сво­е­го те­зо­име­нит­ства. «Есте­ствен­но ду­мать, что по­сле кон­чи­ны его на­зна­че­на суб­бо­та пред Ди­мит­ри­е­вым днём для по­ми­но­ве­ния усоп­ших» (Ни­коль­ский К., про­то­и­е­рей. По­со­бие к изу­че­нию Уста­ва бо­го­слу­же­ния Пра­во­слав­ной Церк­ви. М., 1995, с. 506, прим. 1)

Читать еще:  Не упоминай всуе

[3] При опре­де­ле­нии да­ты Ди­мит­ри­ев­ской суб­бо­ты в кон­крет­ном го­ду на­до учи­ты­вать сле­ду­ю­щие ка­лен­дар­но-бо­го­слу­жеб­ные по­прав­ки (во из­бе­жа­ние пу­та­ни­цы, да­лее все да­ты – по но­во­му сти­лю). Ес­ли па­мять Ди­мит­рия Со­лун­ско­го (8 но­яб­ря) при­хо­дит­ся на вос­кре­се­нье, то мы по­лу­ча­ем са­мую позд­нюю Ди­мит­ри­ев­скую суб­бо­ту – 7 но­яб­ря. Ес­ли же па­мять Ди­мит­рия Со­лун­ско­го при­хо­дит­ся на суб­бо­ту, то эта суб­бо­та не мо­жет быть ро­ди­тель­ской – и па­ни­хи­да пе­ре­но­сит­ся на пред­ше­ству­ю­щую суб­бо­ту (1 но­яб­ря). Но ес­ли с суб­бо­той пе­ред па­мя­тью св. Ди­мит­рия сов­па­да­ет празд­ник Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри (4 но­яб­ря), то Ди­мит­ри­ев­ская суб­бо­та со­вер­ша­ет­ся ещё од­ной неде­лей ра­нее. Ис­хо­дя из этих пра­вил, мож­но лег­ко опре­де­лить, что са­мая ран­няя Ди­мит­ри­ев­ская суб­бо­та мо­жет быть 28 ок­тяб­ря.

[*] «Сло­вом Гос­под­ним» в Древ­ней Церк­ви на­зы­ва­ли из­ре­че­ния цер­ков­ных про­ро­ков. Наи­бо­лее важ­ные за­по­ми­на­лись и в про­цес­се фор­ми­ро­ва­ния Пре­да­ния ста­но­ви­лись мис­си­о­нер­ски­ми или ли­тур­ги­че­ски­ми фор­му­ла­ми. (Бла­го­да­рю за это уточ­не­ние ар­хи­манд­ри­та Иан­ну­а­рия.Ю. Р.)

[**] Хо­ро­шо зна­ко­мое нам гре­че­ское сло­во крисис пе­ре­во­дит­ся как «раз­де­ле­ние», «суж­де­ние», «суд», «при­го­вор», «спор», «вы­бор», «окон­ча­ние», «пе­ре­лом­ный мо­мент», «кри­зис». Во­пре­ки од­но­знач­но от­ри­ца­тель­но­му ме­щан­ско­му зна­че­нию («ох, ко­гда же за­кон­чит­ся этот оче­ред­ной про­кля­тый кри­зис и на­сту­пит же­лан­ная ста­биль­ность»!), ра­зум­ный хри­сти­а­нин все­гда пре­бы­ва­ет в со­сто­я­нии кри­си­са – то естьв со­сто­я­нии ду­хов­но­го трез­ве­ния и су­да над сво­и­ми мыс­ля­ми, же­ла­ни­я­ми и по­ступ­ка­ми. Так он го­то­вит­ся к то­му, чтобы по­след­ний и окон­ча­тель­ный Страш­ный Суд (= Страш­ный Кри­зис!) Бо­жий не стал для него неожи­дан­ным и «страш­ным» в пря­мом смыс­ле это­го сло­ва.

Дмитриевская родительская суббота

инокиня Людмила (Солошенко)

От редакции:

В богослужебном Уставе установлены особые дни поминовения усопших. Один из них — Дмитриевская родительская суббота. Накануне, в пятницу, в старообрядческих храмах после Вечерни совершается Панихида: чтение 17 кафизмы с пением ее избранных псалмов и заупокойный канон. На Панихиде возглашаются также заупокойные ектении, на которых читаются записки «за упокой». Почему установлена в Русской Церкви Дмитриевская родительская суббота, о значении поминовения усопших христиан, о «памяти смертной» — читайте в статье.

Дни поминовения усопших имеют особое место в христианской церковной традиции. В это время наиболее глубоко чувствуется неразрывная связь между двумя мирами — нашей земной жизнью и жизнью будущего века, которая неизбежно встретит каждого из нас.

Суббота — день покоя. В день субботний Сам Господь изволил, нашего ради спасения, пребывать во гробе. Потому этот день и определен для сугубой молитвы за упокой правоверных наших собратьев, когда мы с верой и надеждой просим у Господа вселить их души «в места светла, места прохладна, места покойна».

В народе поминальные дни называются «родительскими», ведь в первую очередь поминают на молитве своих почивших родителей и сродников по плоти. Слово «родительский» имеет также более широкое значение и относится ко всем усопшим отцам и праотцам, то есть ко всем христианам, преставившимся в православной вере и благочестии.

Вечно живая душа испытывает потребность в постоянной молитве, но по разлучении от тела в ином мире уже не может сама за себя ни помолиться, ни умилостивить Господа добрыми делами. Поэтому Святая Церковь, как чадолюбивая мать, установила особые поминальные службы, когда совместные молитвы приносят душам усопших великую пользу и утешение — как грешным, так и праведным, ибо нет человека без греха.

Жизнь за гранью этого мира — непостижимая загадка для ума человеческого, но из святоотеческих поучений и свидетельств можем частично узнавать мы о сокровенных духовных тайнах высшего, бессмертного бытия. Те же свидетельства много говорят нам и о силе церковной молитвы:

Аще и на воздух иже во благочестии скончавыйся положен бысть, не отрицайся милостыни и свещи, Христа Бога призывая, на гробе запалити, приятна бо та Богу и многа приносяще воздаяние. Аще убо грешен умерый будет, да разрешиши прегрешения. Аще праведен, да мздам прилог будет (Святитель Афанасий Великий, Синоксарь на Мясопустную субботу).

Много бо верным душам пособие, еже за них даяти маломощным, и еже за душа их попове и диакони молятся, и службы часто творят. Заповедано бо от святых апостол о преставльшихся в вере, во святей службе поминаемым быти, много убо умершим польза (Поучение святителя Иоанна Златоустаго в субботу пентикостную, перед Троицей).

В году известны две великие Вселенские поминальные субботы: Мясопустная, которая была установлена за две недели перед началом Великого поста, и «Троицкая» родительская суббота, предшествующая празднику Пятидесятницы. Это дни особого поминовения, когда мы молимся за всех «иже от века преставившихся в правоверии и благочестии православных христиан». На самый Великий пост приходятся еще четыре поминальные родительские субботы. Сугубые заупокойные службы этого периода установлены, чтобы частично возместить собой отсутствие проскомидии среди прочих дней недели, так как в Великий пост торжественные литургийные богослужения положено совершать только в субботние и воскресные дни.

Дмитриевская родительская суббота, далеко отстоящая по времени от прочих общепринятых поминальных дней, имеет также свой отличительный смысл и особую историю происхождения. Этот день поминовения усопших всегда приходится на субботу, предшествующую памяти великомученика Димитрия Солунского (8 ноября/26 октября ст.ст.), и был установлен благоверным князем Димитрием Донским ради того, чтобы почтить память русских воинов, убиенных в 1380-ом году на Куликовом поле.

По церковному преданию, возвратившись в стольный град после героической и знаменательной победы — первой сокрушительной победы русских воинов над татарским полчищем, князь Димитрий повелел по всем церквям служить заупокойные панихиды и поминать поименно погибших на поле брани православных ратников. С особым усердием совершали службы в Троице-Сергиевой лавре, откуда преподобный Сергий послал в помощь князю Димитрию двух своих иноков — Александра Пересвета и Андрея Ослябю. По обычаю того времени сражение начиналось борьбой двух богатырей-поединщиков. От татарского стана выступил грозный воин Чулебей, считавшийся до той поры непобедимым, а с русской стороны — Сергиев инок, Александр Пересвет. Народное предание, пришедшее к нам через многие поколения, гласит, что оба единоборца столкнулись между собой на копьях, что было силы, и оба в ту же минуту пали замертво.

Победа на Куликовом поле явилась особым решающим и переломным моментом в истории Отчества, стала первым реальным шагом к освобождению русского народа от монголо-татарского ига. В ней мы видим и особый Божий промысел в покровительстве над Русской землей, потому что одними человеческими силами невозможно было бы одолеть многочисленное полчище хана Мамая. Православным воинам помогал Сам Господь и Пречистая Богородица, на праздник Рожества Которой как раз и пришлось исключительное по своей значимости для Руси сражение. Из церковной истории можно узнать о благодарственных молитвенных приношениях, которые воздавали люди в честь этого великого и славного события.

На том месте, откуда русское войско выступало на битву с татарами, был заложен храм в честь всех святых — небесных покровителей русских ратников, павших на поле битвы. Так был построен один из самых древних московских храмов — церковь Всех святых. Деревянный храм XIV века был перестроен на рубеже XVI-XVII вв.

Храмы строились не только в память о погибших. В благодарность за то, что Господь сохранил жизнь героя Куликовской битвы Серпуховского князя Владимира Андреевича Храброго, его мать княгиня Марья основала в 1386 году в Москве монастырь во имя Рожества Пресвятой Богородицы и сама приняла в нем постриг с именем Марфа. Есть разные сведения о местонахождении монастыря. По одной версии, он был основан в Кремле, назывался монастырем «на рву» и простоял там до 1484 года. По другой — первоначально располагался на нынешнем месте: на левом берегу Неглинной, недалеко от Трубной площади.

У Бога все живы». Среди православных христиан широко распространено мнение, что защитники родной земли, положившие живот свой «за веру и отечество», причтутся к святым мученикам. Ведь высшая заповедь христианской любви, по словам Самого Господа, «полагать душу свою за други своя (Иоан., 15, 13).

Не велят нам святые отцы долго скорбеть и сетовать от разлуки с любимыми своими друзьями и сродниками, но веровать в общее Воскресение и помнить, что все в этой жизни временно. Тем более, что христиане имеют большую отраду, поминая близких в усердных молитвах, творить милостыню и приношения в их память. А если у кого в роду есть святые праведники и угодники Божии, то, конечно, можно рассчитывать на их помощь и ходатайство перед Господом.

Аще быхом зде безсмертни были, то поистине плакали быхом по умерших. Аще ли же вси преходим от жития сего, да кождо нас о себе плачем, и покаемся о своих согрешениях. Не видите ли, како умерших провождаем с песньми и пении, и с фимиамом, и со свещами по них идем, образующе, яко от темного избывше жития, к свету истинному отидоша. И на восток погребаем, прознаменающе мертвым восстание. Темже не скорбите, братие, по умерших, яко невернии, не имущие надежды Воскресения. Да не можем вернии неверным подражати. Мы же Христа послушаем и веруем, яко приидет час, егда мертвии воскреснут, и глас Сына Божия услышат, и услышавше оживут, и небо и земля обновится (Книга «Златоуст», поучение в субботу Мясопустную).

Поминальные дни также, несомненно, имеют великую пользу и для самих благочестивых молитвенников. Поминая усопших своих сродников, одновременно задумываемся мы и о своей собственной недолговечности и о тленной суете всего видимого мира.

Некоторые люди, светского типа мышления, считают мрачным и неприличным в обществе говорить о смертной кончине, утверждают, что такие мысли надо отгонять скорее прочь. Получается парадокс: атеисты, которые утверждают, что после земной жизни ничего уже не будет — ни муки, ни блаженства, только пустота, — панически боятся и самых разговоров об исходе из этого мира. А христиане, которые верят в вечное воздаяние, хотя и страшатся возможного наказания за грехи, но имеют также и надежду на милосердие и прощение Божие, поэтому не боятся разговора о неизбежном, о временной земной жизни и о вечной загробной.

Святые отцы — христианские подвижники, жили упованием и надеждой, презирая суету всего видимого мира. «Помни последняя твоя и во веки не согрешишь», — так говорят нам богомудрые их поучения. Память смертная — как узда для греха, в ней лежит твердый залог для каждой добродетели. Посему, как приносим мы утешение усопшим, поминая их в своих молитвах, так и сами получаем в это время ни с чем несравнимое назидание, когда стоим у печального, надгробного холмика и размышляем о словах Господних:

Земля еси и в землю пойдеши (Быт., 3, 19).

Поучение о памяти смертной

«Крайне нужно и очень полезно для души всегда помнить о смертной кончине. Ничто так не помогает нам, как это. И ничто не приносит нам такого блага, как чтение книг о кончине людской. Ибо отсекает от нас все страсти душевные и телесные, усердно побуждает к добродетелям и возводит к совершенству. Если бы всегда держали в уме и не забывали смертный час, никогда бы не грешили.

Когда забываем о смерти, приятна бывает нам жизнь нынешнего века, привязываемся к ней, пребываем в лени и беспечности, впадаем во все злые и греховные страсти и удаляемся от Бога. Но по пустякам волнуемся в суете нынешнего века. Не заботимся о грядущем блаженстве. Не думаем: разве не нагими рождаемся в этот мир? Не нагими разве и покидаем его, умирая? Не нагими ли и на Страшный Суд восстанем? Только в дела, которые творили здесь, и помышления облечены будем, как в ризу. Либо в злые, либо в добрые. Те прегрешения, которые совершаем ныне, внутри тела, как в зеркале видны будут всем людям. И мучить станут душу и тело. И чем больше плоть сотворила грехов, тем сильнейшую муку испытает. А души и тела совершивших добро засверкают от их добрых дел, как солнце. И чем больше человек принуждает себя, тем большего блаженства сподобится в Царстве Небесном.

Словно во сне живем на этом свете, и следует всегда помнить нам грядущую жизнь безконечную. Царство Небесное, неизреченные радость и блаженство. Тогда исчезнут уныние, лень и усталость, и разные суетные прихоти и мирские вожделения нынешнего века, непотребные и обманчивые. Из них душа наша, словно из мертвых, восстанет по благодати Христовой, ныне и присно, и во веки веком. Аминь» (Цветник священноинока Дорофея).

Понравился материал?

Лучшая благодарность за нашу работу — это подписаться на наши каналы в социальных сетях и поделиться ими со своими друзьями!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector