1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Поминки по мечте кроссворд

Поминки по мечте

Как выглядит девушка вашей мечты, идеальная для вас девушка?
Как она двигается, как говорит с вами, как смотрит на вас?
Как она хмурится, как улыбается вам, как занимается с вами сексом?
Знаете? Конечно, знаете! Она же ваша мечта! Мечта, которую вы создали еще в юности. Мечта, которую вы заботливо спрятали в дальнем углу памяти. Мечта, к которой вы изредка возвращаетесь, чтобы сбросить груз житейских проблем, добавить ей новые черты, и снова заботливо прячете. Прячете от себя самого. Трудно, имея мечту, мириться с обыденностью. Но вам все равно хочется, чтобы ваша потаенная мечта стала явью? Хочется! Упаси вас бог от того, чтобы это случилось!

Сижу, болтаю о погоде, природе, моде, о всякой чуши, которая приходит на ум, – знакомлюсь. Первое свидание! 175 сантиметров красоты! Абсолютной красоты.
Лицо, грудь, живот, бедра, ноги – идеально. Любой журнал не задумываясь разместит ее фотографию на обложке. Надо срочно искать изъян, иначе влюблюсь, а мне нельзя, я ведь «…бронзовый, и сердце — холодной железкою!».
Спасите, влюблюсь!
Ум? Точно — ум! Слабое место большинства мужчин и практически всех женщин! Я весь такой умный, опытный, начитанный, продвинутый – мое превосходство!
Три высших?! Два языка в совершенстве?! Ну да, точно подметила – нет предела совершенству! А литература? А музыка? А психология?
Ой, а я и не знал, об этом не слышал, а об этом даже не догадывался. Так ты еще и спортом занимаешься? Все, нет моего превосходства, можно больше этой иллюзией себя не тешить. Остался только опыт — мерило прожитых лет, а у меня их на 15 годков побольше. Весьма сомнительный повод для гордости.
Идеальна! Такому брильянту наверняка хочется богатой оправы? Как там у нас с любовью к злату, серебру и платине? Зададим наводящий вопросец, еще один, второй, третий.
Ясно. Брильянт — он и без оправ брильянт. Где бы Она ни была и с кем бы Она ни была, Она всегда сверкает – sparkle. Идеальна.
Спасите, влюбляюсь!
Свидание закончилось, время вышло. Надо проводить. Наотрез отказалась ехать на такси: «Поедем на маршрутке, она дольше едет, больше времени будет пообщаться». Красиво, как откажешь?
Красавица, умница, я практически влюбился!

Вот так вперся! Мечтал же о такой, мечтал, мечтал лет с 15. Даже познакомились так, как мне представлялось. Она сама нашла меня на сайте знакомств, с ходу сообщила, что сочетание ума и красоты и что не намерена вести долгие никчемные переписки. Влюбляюсь! А ведь мне нельзя! А ведь мне хочется!
«Ведь для себя не важно
и то, что бронзовый,
и то, что сердце — холодной железкою.
Ночью хочется звон свой
спрятать в мягкое,
в женское.
И вот,
громадный,
горблюсь в окне,
плавлю лбом стекло окошечное.
Будет любовь или нет?
Какая —
большая или крошечная?
Откуда большая у тела такого:
должно быть, маленький,
смирный любеночек.
Она шарахается автомобильных гудков.
Любит звоночки коночек»
Звоночки коночек, звонит, звоночек, надо позвонить. Со мной мило поговорят, посмеются над моими шутками и сообщат, что приятно общаться. Я предложу посидеть где-нибудь в тихом месте. И мы начнем на пару переживать, что у нее «ну уж очень много работы и очень плотный график жизни» и в ближайшую пару недель, месяцев, лет никак не сможем встретиться. Я буду переживать искренне, а она сочувственно, сочувственно ко мне. Ну и правильно, выглядел я на первом свидании не ахти. Впрочем, я и в жизни не ахти выгляжу, а тут… небритый, уставший, в джинсах и растянутом пуловере.
«Полночь, с ножом мечась,
догнала,
зарезала,—
вон его!
Упал двенадцатый час,
как с плахи голова казненного»
Любеночек, звоночки коночек, надо звонить! Звоню! И с ходу мне в ухо, в мозг, в сердце!
— Как хорошо, что ты позвонил. Я уже думала, что не понравилась тебе! Давай завтра встретимся?!
Дура! Какая же ты дура! Как ты можешь не нравиться? Я могу не нравиться, голливудские дивы могут не нравиться, мисс Вселенная может не нравиться, но ты…. Ты — мечта, мечта не может не нравиться!
Все, можете меня не спасать, поздно, я влюбился! И не надо меня спасать! Я не хочу, чтобы меня спасали! Зачем меня спасать от девушки моей мечты?!

Мы встречались. Часто и подолгу гуляли по ночному городу, дневному лесу, вечернему пляжу. Мне было хорошо, божественно хорошо, я был в нирване, я был с девушкой моей мечты. Мечта свершилась! Вместе с обретением мечты появился страх мечту потерять. Вот она — твой идеал, практически два метра ума и красоты. Она готова подарить себя и весь мир в придачу. Сделать тебя счастливейшим из мужчин! А ты сможешь сделать ее счастливейшей из женщин? Да понятно, что ты разобьешься в лепешку, вынешь из себя жилы и намотаешь на кулак нервы! Но сможешь ли? А ведь ты обязан, и обязан не ей, а обязан себе, обязан сделать ее счастливой.
Она сидит у меня, на маленькой кухне двухкомнатной хрущевки. Сидит, а я утопаю во внимательном, изучающее-выжидательном взгляде идеальных глаз и пытаюсь приготовить какой-то деликатес. Не усмотрели. Деликатес весело пылает синим пламенем, масло вспыхнуло. Я невесело сгораю от стыда и от тревоги, пока необъяснимой.
«Слышу:
тихо,
как больной с кровати,
спрыгнул нерв.
И вот,—
сначала прошелся
едва-едва,
потом забегал,
взволнованный,
четкий.
Теперь и он и новые два
мечутся отчаянной чечеткой.

Рухнула штукатурка в нижнем этаже.

Нервы —
большие,
маленькие, —
многие! —
скачут бешеные,
и уже
у нервов подкашиваются ноги!»
Зачем она напросилась ко мне в гости? Зачем я согласился, чтобы она пришла в обшарпанную квартирку, с десяток лет не видавшую ремонта?
Холостятское лежбище, выдающее финансовую несостоятельность своего хозяина. Престижная работа журналиста приносит непрестижные доходы. Машины нет, ремонта нет, накоплений нет. Так что я могу предложить своей мечте? А может, это только мои страхи? Живут же как-то люди, и даже намного хуже, чем я. Ну, не живут… Ну, существуют…. Невесело.
А может, просто глупые мысли, а может, пронесет?
Не пронесло!

Мы встречались, гуляли, разговаривали. Правда, чуть реже, потом еще реже, а потом…
Кафе. Наплевав на условности, забралась с ногами на диванчик и поджала коленки к подбородку. Тонкая, звонкая, Струна!
Чай остыл. К пирожным чуть притронулась. Молчим. Долго уже молчим, пора что-то сказать, сказала, она:
— Я через месяц уезжаю в Москву.
— Как? Куда? Зачем? На сколько?
— Мне работу предложили, зарплата в пять раз выше, чем здесь, и перспективы просто обалденные. Я резюме отправила еще до того, как мы встретились. Недавно пришел ответ. Берут сразу на хороших условиях
— Когда ответ пришел?
— За три недели до того, как я у тебя в гостях была.
«Помните?
Вы говорили:
«Джек Лондон,
деньги,
любовь,
страсть»,—
а я одно видел:
вы — Джоконда,
которую надо украсть!
И украли»
Этот внимательный, изучающе-выжидательный взгляд идеальных глаз. Я его уже видел, когда горел синим пламенем на кухне вместе с деликатесом. Ну что ты от меня ждешь, что я должен тебе сказать? Не уезжай, любимая! Пусть Москва идет в задницу вместе со всеми ее обитателями! Потерпи, получая крохи на работе, а я пошлю на хер престижную профессию, пойду в бизнес, через десять лет у нас все будет! А если не будет? Если я не смогу, если не получится? Я лишу тебя карьеры, молодости, надежды! Я превращу тебя в женщину, у которой «в свое время были возможности, а она, дура, ими не воспользовалась».
Не смотри так на меня!
Я не могу тебе обещать ничего, я ни в чем не уверен!
Я не знаю, что тебе сказать!

Читать еще:  На родительскую субботу какую службу заказать

Я, друг и две девушки, подцепленные в летнем кафе, пили водку и активно знакомились. Судя по всему, девушки расположены провести ночь со мной, и я стараюсь довести вечер до логичного завершения. Девушки, конечно, не мечта, но все же….
«Опять, влюбленный, выйду в игры,
огнем озаряя бровей загиб.
Что же!
И в доме, который выгорел,
иногда живут бездомные бродяги!»
Вот только что-то постоянно свербит в затылке, путает мысли и мешает сосредоточиться на объектах соблазнения. Обернулся. Этот внимательный, изучающе-выжидательный взгляд идеальных глаз. Год прошел с момента нашего расставания, и вот она за соседним столиком, среди шумной компании. Большая компания, шумная, поэтому сразу ее не заметил. Мы уже здесь с час, и весь час она за мной наблюдает.
Горю, горю синим пламенем, как приснопамятный деликатес!
Водка, друг, киряющий носом от тяжести принятого на грудь, две кошелки с рассказами о шмотках, косметике, преимуществах лесбийской любви и я, похотливый павиан, пожираю их глазами.
И за всем этим наблюдает девушка моей мечты!
Опустился!
Поднялась!
Пошла к выходу из кафе, приглашая к разговору. Ну что же, идем, поговорим, только мне нечего сказать.
— Отдыхаешь?
— Да, вот… Мы тут… С другом и знакомыми. А ты вернулась?
— Я на неделю приехала, потом опять в Москву. Решили с друзьями приезд отметить. А что это за знакомые? Такую ахинею несут, где ты их откопал? Ну ладно, я пойду к своей компании.
«В стеклах дождинки серые
свылись,
гримасу громадили,
как будто воют химеры
Собора Парижской Богоматери.
Проклятая!
Что же, и этого не хватит?
Скоро криком издерется рот»
А я не хочу к своей компании. После брильянта не хочется возиться с дешевой бижутерией. Впрочем… Дешевые девочки — для дешевых мальчиков.
Повод выпить!
Нет, это не повод выпить!
Это повод напиться!
И я пил, пил, пока мой затылок не перестал свербить внимательный, изучающе-выжидательный взгляд идеальных глаз. Потом заботливо усадил своих спутниц в такси, на предложение поехать ко мне и устроить групповушку ласково сообщил, что видел их не в своей постели, а в гробу в белых тапочках. Друг был вытащен из-под стола и тоже отправлен домой. А сам поехал в клуб. Я слишком трезв, чтобы не думать о своей мечте.

1000 купюр по 1000 рублей. Стопочка на стопочку, и оказывается, что миллион — это такая геометрическая фигура с веселым названием параллелепипед. Я, как положено, заказал деньги в банке и сейчас складываю их в пластиковый пакет с изображением секс-дивы в купальнике. Веселый параллелепипед в веселом пакетике. Мой первый заработанный миллион, и он лежит на заднем сиденье автомобиля. Иномарочка, конечно, подержанная, но моя. На базаре беру бочковые огурцы, помидоры, квашеную капусту, буженину, салаты, зелень и кучу других вкусностей. У меня сегодня поминки, стол должен выглядеть богато, он и выглядит. Все аккуратно порезано, разложено, водка налита.
Ну, помянем, не чокаясь!
Не с кем чокаться!
За столом только я!
Ну, и еще на столе гость- параллелепипед из денежных купюр. Сегодня поминки, поминки по моей мечте, по девушке моей мечты. Я не знаю, где она сейчас, где она работает, где живет, не знаю ее телефона, майла. Она стала призраком и похоронена в дальнем уголке моей памяти. Сегодня поминки — два года, как мы расстались. За это время я бросил престижную работу, занялся бизнесом. Вот он, лежит на столе — мой первый параллелепипед. Сегодня я знаю, что сказать девушке моей мечты, но мечта умерла, и мне некому сказать: я сделаю тебя самой счастливой женщиной на свете. Сегодня я нажрусь и усну, а завтра отнесу деньги в банк, пусть там лежат.
Не в деньгах счастье!
Зачем деньги, если ты не можешь потратить их на девушку своей мечты?

Поминки: суть, правила, скорбные слова о смерти

Дни поминок после смерти: в день похорон, 9 и 40 дни, через 1 год. Суть поминок. Что говорить на поминках? Поминальные слова и траурная речь. Постное меню.

Суть поминок в православном христианстве

Поминки должны помочь душе вознестись с земли на небо в рай. Поминальные молитвы, слова и речи — суть есть прошение перед Богом за усопшего перед вынесением приговора.

Сразу после смерти душа человека — без пристанища. До третьего дня она на земле в местах, где покойный бывал при жизни. Потом душа призывается на Небеса для поклонения Господу Богу. Шесть дней она знакомится с житием святых в небесной обители. На девятый день душа направляется в ад, где тридцать дней ужасается страданиям и мукам грешников. На сороковой день душу вновь призывают на поклонение Господу, где и решается её посмертная судьба.

Родственники и близкие на протяжении 40 дней молятся об усопшем, посещают храмы, заказывают службы за упокой раба Божьего, раздают милостыню, и проводят поминальные обряды в указанные дни. Поминки — обязательный ритуал прощания. Есть требования к этому ритуальному мероприятию, и, если вы хотите сделать всё правильно и достойно , узнайте о них подробнее.

Даты поминок: дни поминовения

Поминки в день похорон

Первые поминки проходят в день похорон — то есть по православной традиции на третий день после смерти. В этот день на поминках присутствуют все, пожелавшие проводить покойного в последний путь: родные, друзья, коллеги и так далее. Традиционно в России первые поминки проходят в доме покойного или его ближайших родственников. Однако всё популярнее становится заказ на организацию поминок в кафе или в специализированном траурном зале ритуальной организации .

На 9 день после смерти

Вторые поминки по православной традиции устраивают на 9 день после смерти. В этот день собираются только самые близкие, и накрывать стол дома не обязательно — можно приехать на кладбище и провести там пару часов, ухаживая за могилой, молясь или мысленно разговаривая с усопшим.

На 40 день

Наконец, последние «официальные» поминки проводятся на 40 день после кончины. Согласно православной вере, в этот день на Господнем суде решается дальнейшая судьба души покойного, поэтому в сороковины принято собираться всем, как и в день похорон , читать заупокойные молитвы и вспоминать усопшего. В каждую из этих дат считается необходимым побывать на могиле, а в идеале — заказать службу в церкви.

Читать еще:  Продукты в церковь на поминальный стол

В годовщину и другие даты

В дальнейшем днями поминовения усопшего будут годовщина его смерти , а также день его рождения, именины, Родительская суббота, но посещение могилы в эти дни — уже скорее вопрос желания близких, нежели обязательный ритуал.

В других религиях поминки организуются немного иначе и по другим дням. Так, мусульманские поминки принято проводить в день похорон (то есть как можно быстрее после смерти), а затем на седьмой и сороковой дни.

Проведение поминок

Вспоминая усопшего, традиционно принято собираться за столом , но это вовсе не значит, что поминки — повод поесть. И уж тем более на поминках неуместны и нежелательны обильные возлияния.

Нужно отметить, что православные каноны во многом идут вразрез не только с устоявшимися традициями поминок советских и постсоветских времён, но и укоренившимися в народном сознании отголосками многовекового язычества. В частности, РПЦ не приемлет алкоголя на поминках . С другой стороны, в «светской» традиции принято ставить на место покойного за столом (либо на его могилу) стопку водки, накрытую ломтем чёрного хлеба. Это же касается и свечек перед портретом умершего: по отдельности и свеча, и портрет вполне уместны, но зажигать свечу или лампаду перед портретом нехорошо — это делается только перед ликом святых. Можно купить икону святого покровителя усопшего и зажечь свечку перед ней, это будет правильнее.

Традиция также предполагает определённую рассадку за столом, за которым оставлено одно пустое место — рядом с ним садятся самые близкие родственники покойного. Естественно также не одеваться на поминки ярко и не вести себя на них шумно и неподобающе-весело.

Постные поминки: меню поминального стола

В идеале по православным канонам блюда для поминок должны быть постными , а кушанья поминальной трапезы должны быть освящены в церкви. Если же эти правила вам соблюсти тяжело, можно хотя бы приготовить несколько традиционных православных поминальных блюд . Во-первых, это кутья — сладкая рассыпчатая крупяная каша из риса или пшена с изюмом, приправленная мёдом. Затем — блины без начинки и кисель . Кутья традиционно подаётся на стол вначале и предлагается в первую очередь самым близким родственникам усопшего. Кроме этого, уместно готовить на поминки несложные и классические блюда — пироги с разными начинками, свежие овощи, варёный или печёный картофель, крутые яйца. Поминальный стол не предполагает кулинарных изысков . Остатки угощения традиционно принято разделять меж расходящимися гостями.

Стол на поминках

Что говорить поминках

Первое слово на поминках традиционно получает глава семьи . В дальнейшем обязанность следить за общей беседой и мягко направлять её течение возлагается на одного из достаточно близких или родных людей, но всё же не на ближайшего родственника. Жестоко ожидать от матери, оплакивающей ребёнка, или супруга, безвременно потерявшего жену, что он/она будут в состоянии поддерживать порядок речей и одновременно справляться с собственными чувствами. На такую роль выбирается человек, достаточно хорошо знавший покойного и способный в напряжённую минуту вспомнить какую-то черту его характера, милую привычку или событие из жизни, про которое можно рассказать собравшимся.

Нужно заметить, что к поминкам не применимы обычные правила «светской вечеринки» : не надо стараться заполнить возникшую в разговоре паузу или прервать молчание незначительными замечаниями — тем более на отвлечённую тему. Молчание на поминках — это не только нормально, но даже правильно: в молчании каждый вспоминает умершего и полнее ощущает свою связь с ним.

Траурная речь на поминках

Если же вы хотите высказаться — встаньте, обрисуйте вкратце, каким вам запомнился покойный (естественно, речь только о положительных чертах ), что делало его особенным человеком в ваших глазах. Если вы припоминаете какой-нибудь случай, когда усопший сделал для вас лично или для кого-то отвлечённого, малознакомого, доброе дело — расскажите про него, но не рассказывайте историй, в которых фигурирует кто-то из присутствующих. Высказаться на поминках может каждый, но постарайтесь всё же не слишком затягивать свою речь : ведь многим из собравшихся и так тяжело.

Соболезнования, как и любое искреннее выражение чувств, некоторым даются нелегко. Не стоит включать их в речь, которую вы будете произносить во всеуслышанье. Естественно и правильно, выражая соболезнования, предложить посильную помощь, а в таком заявлении, сделанном прилюдно, всегда есть оттенок тщеславия. Наедине вам будет проще от души проявить сочувствие близким покойного и узнать, не можете ли вы что-нибудь сделать для них. Тем более нет смысла тянуть с предложением помощи до официальных поминок: очень может быть, что от вас понадобится сделать что-то как раз связанное с их организацией.

Речь на поминках принято говорить стоя

Вы можете не знать абсолютно точно, как «правильно» провести поминки — не стоит слишком сильно волноваться из-за этого. Главное в данном случае — искреннее намерение и чистые помыслы в отношении усопшего. Делая что-то в память о покойном с открытым сердцем, вы не можете ошибиться. Важно помнить только одно: поминки в светском смысле нужны в большей степени живым, нежели усопшему: как и любое ритуальное действие в нашей жизни, призванное облегчить переживания и принять новую реальность жизни. Поэтому при организации поминок не забывайте о чувствах тех, кто придёт почтить память покойного.

Что же касается строго православных поминок , то здесь, конечно, лучше делать всё в соответствии с каноном, дабы не совершить по незнанию чего-либо неприемлемого с точки зрения РПЦ. Об этих правилах лучше узнать заранее в церкви — например, когда вы будете заказывать отпевание.

Поминки по мечте кроссворд

Девять утра, солнечное субботнее утро в октябре. Белки, наверное, отправились на утреннюю сиесту, и Уэс неловко поднялся со своей лежки под высоким лохматым гикори. Оранжевое солнце споро взбиралось на небо с востока и пропитывало влажный от дождя лес необыкновенным для этого времени года теплом. Уэс прислонил винтовку к дереву и расстегнул куртку. Он сердился, что не подстрелил ни одной белки. Видел же четыре или пять, но только одна оказалась хорошей мишенью: та, что сбегала по дереву прямо перед ним. Он выстрелил, белка слетела с дерева, и Уэс было подумал, что попал. Но потом только и услышал, как та уносится по опавшей листве.

Уэс подобрал винтовку и медленно двинулся домой. Ему ведь еще выгон косить. Вытоптанная тропинка стелилась в прохладной тени лиственных деревьев — среди дубов и гикори. На мягкой, укрытой листьями лесной почве тут и там торчал заросший мхом серый известняк. Тропа бежала мимо заброшенного карьера. Уэс остановился и пнул камень в зеленую от водорослей воду, стоявшую на дне карьера. Потом свернул на железнодорожные пути. Этот путь к дому был дольше, и по прогнившим шпалам и вольготно разросшейся жимолости идти было тяжелей. Просевшие брошенные рельсы порыжели от ржавчины. Уэс, шагая по шпалам, осторожно выбирал, куда ставить ногу, но все равно постоянно спотыкался. Он следовал по путям, пока те не повернули на восток петлять меж убранных полей. А он опять вошел в лес.

Читать еще:  Поминки православные традиции

На дне оврага Уэс остановился и подобрал в размокшей глине расплющенную дробинку от ружья на кабанов [hog-rifle — так назывались в 1800-х дульнозарядные охотничьи ружья]. Соскреб налипшую грязь с окислившейся меди и внимательно осмотрел. Ага. Уэс подивился, когда здесь стреляли, кто стрелял и во что — или в кого? Может, какой-нибудь поселенец или следопыт хотел прикончить злобного индейца. А скорее всего, стреляли намного позже, когда все индейцы уже покинули эти места. А может, даже лет тридцать или сорок назад. Он слышал, что в этих краях до недавнего времени часто использовали дульнозарядные ружья.

Пока Уэс рассматривал дробинку, среди деревьев задвигались тени высоких и стройных фронтирсменов: с плеч свисают пороховые рожки и мешочки с пулями, а в руках — длинноствольные ружья, с латунной отделкой, прикладами из коричнево-золотого клена. Уэс положил находку в карман и тихо зашагал через населенный призраками прошлого лес.

Наверное, именно из-за старинной пули у него вдруг возникло желание поглядеть на надгробье. Раньше он был там только раз, с парнишкой Фордов, но решил, что сможет опять отыскать.

Ускорив шаг, он наконец вышел на дорогу. Потом перебрался через покосившееся проволочное ограждение и двинулся в сторону кладбища. Деревья стягивала поблескивающая от капелек росы паутина, на которую Уэс постоянно налетал, а солнце грело все сильнее — становилось жарковато в теплой одежде.

Кладбище выглядело не так, как он его запомнил, да и наткнулся на него едва ли не случайно. Войдя на место упокоения, он сразу почувствовал разлитое в воздухе чувство заброшенности и одиночества.

Здесь, на кладбище, в окружении дубов и гикори, отважно росли низкие сосенки. Под разросшимися побегами жимолости скрывались надгробные камни. Они были мягкими ото мха и покрыты пятнами, что так очаровывает любителей древностей. Уэс двигался среди камней, отодвигая цепкие побеги лозы и сорняки, читая надписи. Как стары они были. Как забыты — особенно забыты. Всего в нескольких футах под ним лежали иссушенные кости людей, ходивших когда-то здесь, наверное, как теперь он. Бородатые камни, казалось, навек замерли в том переходном состоянии упадка, когда они еще способны вызывать воспоминания, но уже зависли над глубиной древности, пустых догадок об истории и происхождении.

1834 год, например, кое-кто еще может припомнить. В том году, как гласит камень: Господь Милосердный призвал рабу свою Сьюзан Ледбеттер. Сьюзан прожила на земле полных семнадцать лет. Из простого камня с гравировкой мрамор обратился в памятник; надгробие — в единственную связь с когда-то живым человеком, по жилам которого бежала теплая кровь. Уэс представил себе Сьюзан:

У нее были голубые глаза и светлые, золотистые волосы, такая простая и нежная в своем домотканом платье. (1834 кое-кто еще может припомнить, не то что 1215 [Создание Великой хартии вольностей] или 1066 [год завоевания Нормандцами Англии], настоящий год). Сьюзан сидела за столом с родителями и братьями и разглядывала с простительной гордостью обед, который состряпала с матерью.

На столе лежит нарезанный дымящийся кукурузный хлеб, алчущий впитать свежевзбитое масло. Миска с капустными листьями и фасолью, с тонким запахом свиных шкварок. И ароматное блюдо с жарким из свинины. Нарезанные яблоки сгрудились на блюдечке из голубого фарфора с отколотым краешком, а глиняный кувшин с прохладным молоком обещает спасение от дневного зноя. Сьюзан наблюдает, как едят ее братья, переполняясь женской гордостью. У Сьюзан наверняка есть возлюбленный, причем по странному совпадению похожий на Уэса. Он приехал поухаживать за ней, долговязый восемнадцатилетний парень с темными серьезными глазами и несмелой улыбкой. В теплые летние вечера они сидят на крыльце и беседуют о том, что знают: соседях и местных и урожае и детях и родителях. Парень пытается пересказать ей шутки, которые слышал от мужчин в магазине Джоша Мура, но им они никогда не кажутся смешными. Она смеется или улыбается, но он чувствует, что в пересказе шутки выходят пустыми и плоскими. И тогда он рассказывает, о чем мечтает, поначалу застенчиво, но всегда с серьезностью в темных глазах. Говорит мягко и медленно, иногда украдкой посматривая на нее, и от его случайной улыбки у нее перехватывает сердце.

Они обсуждают смерть и рыбалку и кадриль и громаду жизни, что разворачивается вокруг них. Они связаны могучей силой понимания.

Так они влюбляются; сначала он в ее глаза и кисти рук и плечи и округлые бедра, потом она в его руки и шею и неухоженные каштановые волосы. Они об этом не говорят. Между ними не проскакивает ни единого слова любви; в ночь, когда он поцеловал ее, повернулся и направился к воротам, казалось, он обязан был высказать, что чувствует. Остановится у ворот, обернется, увидит ее в свете осенних звезд и воспылает желанием броситься назад, сжать ее в объятиях, жарко шептать глупости на ушко. Но он лишь помахал рукой, а она ему, и побрел домой под терзаемыми ветром деревьями, шепчущими от имени немых звезд:

Ты идешь здесь, как шли многие другие. Их видели древние дубы. Когда-то по их кривым ветвям струились жизненные соки, как течет в тебе горячая кровь — пока. Но разросшийся, укоренившийся в ручье тополь думал не о деревьях вокруг, что росли на этой влажной почве еще до его рождения, а лишь о земле, солнечном свете, о семени своем. Ты идешь здесь. Согретый луной и поцелованный ветром, ты идешь здесь… пока.

И парень добрел до дома, тяжело упал на кровать, но долго еще возился и ворочался, да так, что подкроватные веревки пришлось натягивать покрепче второй раз за две недели.

В октябре первый морозец тронул эту отдаленную долину. Кончилась осенняя страда, все подготовлено к зиме. Огромные запасы еды укрыты в подвалах и в заросших мхом коптильнях. Над долиной висит плотный запах дымящихся поленьев, обещая мир и тепло в зимние ночи у огонька, среди друзей. В больших чёрных котлах на открытом воздухе готовят свинину. Её аппетитный запах сулит зимой накрытые столы и веселье у домашнего очага. Это доброе время года. Время, когда с удовлетворением вспоминают, как славно трудились летом.

Для Сьюзан это тоже было доброе время. Она погрузилась в бесконечные домашние хлопоты, уверяя, что они ей вовсе не в тягость. На самом деле она едва держалась на ногах, и не раз удивлялась, когда, приступив к очередному делу, обнаруживала, что уже его окончила.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector