0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Роза сладкие воспоминания

Воспоминания розы: Любовь Сент-Экзюпери. Взгляд со стороны Консуэло

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Чаще всего её поминают, жалея знаменитого писателя. Так страстно её любил — и столько натерпелся. Консуэло была известна истерическим нравом, эмоциональной нестабильностью, она даже лежала с нервным срывом в психиатрической клинике. Жизнь Антуана и Консуэло была полна скандалов и — с его стороны — ярких романтических жестов. По крайней мере, так выглядит версия самого Антуана. Но любую историю любви могут рассказать двое, и со стороны Консуэло история выглядит уже не так однозначно.

Богатая, образованная, любимая

Консуэло Сунсин родилась на Сальвадоре в семье богатых землевладельцев. Будто в сказке, она была одной из трёх дочерей. И, вероятно, той самой, которой суждено однажды выйти замуж за короля. В 19 лет Консуэло получила грант на изучение английского и приехала в Сан-Франциско. Именно здесь она познакомилась со своим первым мужем, мексиканцем, простым клерком со склада красок. Брак оказался неудачным, супруги вскоре стали жить раздельно, а потом Консуэло овдовела — муж погиб во время несчастного случая на железной дороге. Впрочем, ещё до того Консуэло говорила о его смерти. В Латинской Америке разведённой женщиной было быть позорно, вдовой — куда пристойней. Правда, по версии Консуэло, муж умер во время Мексиканской революции. Героически погиб.

Двадцатидвухлетняя Консуэло покинула Сан-Франциско. Она переехала в Мехико, поступила на юриспруденцию, но вскоре увлеклась журналистикой и перешла на другой факультет. В Мехико тоже задержалась недолго — поехала учиться во Францию. Там-то и вышла замуж второй раз. Её избранником стал гватемальский дипломат, известный в Латинской Америке писатель и тоже журналист Энрике Гомеса-Каррильо. Брак был счастливым, но меньше, чем через год после свадьбы, Энрике умер от инсульта, и Консуэло стала уже дважды вдовой.

Утешением могло послужить то, что, как вдова дипломата и знаменитого писателя, Консуэло оказалась хорошо обеспечена. Она приняла гражданство Аргентины и получала хорошую пенсию за умершего мужа. Кроме того, она унаследовала его состояние и резиденцию в Буэнос-Айресе, читала за гонорары лекцию о его творчестве и биографии. Приехав в Буэнос-Айрес читать такую лекцию, она и познакомилась с Сент-Экзюпери. То есть, её познакомили. Она — хорошо образованная, богатая и молодая, он — дворянин, в начале своей славы и тоже молодой. Идеально для начала романа.

Как унизить католичку

Если бы во времена, когда жила Консуэло, психологи уже изучили бы поведения домашних тиранов с психопатическими наклонностями и написали бы несколько книг с предупреждениями, можно было бы заподозрить, что Консуэло писала поведение Антуана по ним. Как мы уже знаем, иногда она вполне могла по-крупному соврать: чтобы не просто овдовела, а в результате Мексиканской революции, например. Но таких книг ещё не было, сама тема психопатического поведения в семье никем не обсуждалась, так что остаётся только смириться с тем, что, если Консуэло в своих воспоминаниях и приврала, в целом она писала с натуры и очень достоверно.

Для начала, Сент-Экзюпери силой не дал ей уйти после того, как они оказались представлены. Выглядело всё на грани благопристойности: он толкнул женщину в кресло и полностью заблокировал ей возможность встать с него, хотя она несколько раз повторила, что ей пора идти. Таким образом он выдавил из неё согласие прямо сейчас полететь с ним и ещё двумя знакомыми покататься на самолёте. Уже в самолёте перешёл к следующему этапу сближения: заставлял самолёт крениться и резко снижаться, вымогая поцелуй. Мол, иначе он сейчас разобьёт самолёт о землю. Его поведение было так далеко от того, что считалось в глубоко католической по духу Латинской Америке романтичным и нежным ухаживанием так сильно, как только возможно, и Консуэло раз за разом отказывала.

Тогда Сент-Экзюпери сменил тактику и принялся рыдать. Рыдал он вообще легко, никакой скупой мужской слезы. Раз — и слёзы текут по лицу ручьями. «Вы не хотите поцеловать меня, потому что я уродлив!» Антуан действительно был не очень красив. Богатырский рост был его единственным достоинством. В общем, Сент-Экзюпери применил приём, который, по классификации современных пикаперов, является первым шагом к сексу из жалости. И Консуэло дрогнула. Она поцеловала его. С этого начались их отношения, болезненные, жестокие, вызывающие и Консуэло нервные срывы, которых до встречи с Антуаном она не знала.

Она быстро дала согласие на брак. На радостях Сент-Экзюпери обещал купить ей самый большой бриллиант в Буэнос-Айресе. Не купил, конечно, он просто очень любил красивые и громкие слова. Вместо того он продолжал продавливать Консуэло, и вот уже разговоры о свадьбе куда-то деваются. Зачем? Ведь он уже живёт с ней. Нет, свадьба Консуэло, конечно, не выгодно, она теряет права на всё, что дала ей, выражаясь цинично, смерть предыдущего мужа. Но, с другой стороны, сожительство с мужчиной покрывает даже взрослую женщину, вдову, таким позором, который можно смыть только свадьбой.

Пока что Консуэло только примеряет на себя роль жены гения. Антуан осыпает её комплиментами и поцелуями, а потом заявляет, что надо работать над книгой, но… В общем, ломается. И она, взваливая на свои плечи ответственность за его, собственно, труд, за руку отводит его в кабинет, умоляет писать, утром собирает исписанные листы бумаги.

Наконец, дело доходит до регистрации в мэрии. Влюблённые приходят. Консуэло диктует своё имя, свой адрес. Антуан… рыдает. В чём дело? Он не может жениться так далеко от своих родных. Трогательная сцена. Только такой поступок — прилюдная пощёчина католичке. Она не просто начала жить с мужчиной до свадьбы — он на глазах у посторонних людей с этой свадьбы, говоря символически, сбежал, вслух отказался жениться. Консуэло унижена, но перед слезами Антуана чувствует себя ещё и виноватой. Ведь когда мужчина рыдает — это серьёзно.

Замужем за гением

Сент-Экзюпери всё же не намерен отказываться от своей новой игрушки, игрушки номер два. Номер один был для него самолёт. Большой, грузный, он, собственно говоря, плохо годился в лётчики тех фанерных самолётиков, которые водил. Постоянно попадал в аварии, но бросать авиацию не собирался. Уж если он чего-то захотел, то обязательно получал, любыми правдами и неправдами. Всю жизнь самолёты оставались для него номер один. Только потом — Консуэло, игрушка, забавлявшая его, когда приходилось стоять ногами на земле.

Антуан уезжает во Францию и берёт Консуэло с собой. Там, во Франции, он закрепляет их союз официально. Он, собственно, вряд ли собирался отказываться от брака, ему было важно только ещё раз показать свою власть над женщиной, над обстоятельствами — вот чем был тот поступок в мэрии Буэнос-Айреса.

Естественно, брак никак не меняет его жизнь. Он завёл себе Консуэло не потому, что мечтал создать с ней семью. Семейная жизнь вообще была не для Антуана. Так что жизнь его катилась своим чередом, как и до свадьбы. Вечеринки, бесконечные мимолётные и притом вполне плотские романы с женщинами, позирование в блеске славы героя неба и знаменитого писателя. Консуэло не оставалась в долгу. Узнав об очередной измене, обещала однажды зарезать его. Уходила ночами по барам. Угрожала суицидом — естественно, не собираясь кончать с собой, надеясь хоть чем-то пробить его легкомыслие, почти равнодушие по отношению к ней. Своей тревогой о Консуэло Антуан бравировал так же, как и писательством, и пилотированием самолётов. Тем временем сам он мог спокойно неделями не показываться дома и не давать о себе никаких вестей.

Консуэло в ответ увлекалась другими мужчинами. Не так, как Антуан — она искала долгих отношений, кого-то, к кому могла уйти. Антуан, заметив в её жизни мужчину, действовал незамедлительно и хитростью отсекал каждого. Без своих доходов, без мужчины, который позаботился бы, Консуэло не могла уйти, она была заперта. А тем временем тысячи женщин завидовали ей — ведь она была женой гения! Тысячи женщин без тех десятков, конечно, которые спали с её мужем.

Жена и не жена

Однажды Сент-Экзюпери исчез из жизни Консуэло на год. А потом просто велел ей приезжать в Америку, в Нью-Йорк. Бог знает, зачем, но ему снова понадобилась его игрушка номер два. Сам он даже не потрудился встретить супругу — встречал его приятель. И не словами радушия — инструкциями. Ни с кем не сметь говорить, особенно с журналистами.

— Ты меня слышишь? Он запрещает тебе говорить, давать какие бы то ни было интервью. Слушай меня хорошенько. Журналисты вот-вот появятся со своими фотоаппаратами. Я скажу им, что ты не понимаешь ни по-английски, ни по-французски. Ты глухая и немая. Иначе Тонио отправит тебя я не знаю куда. Тонио не простит тебя, если ты заговоришь.

Муж встречает Консуэло очень холодно, жёстко допрашивает, с кем она говорила по пути из самолёта к нему, точно ли не говорила. После этого замолкает. В такси они не говорят друг другу ни слова. И о чём им говорить — после годовой разлуки, пришедшейся, к тому же, на Вторую Мировую войну?

Вечером Антуан приводит жену на вечеринку, и она видит еду. Хлеб, масло, разные угощения… Только что во Франции она доедала засохшие корки. Её муж в это время в Нью-Йорке жил безбедно. После вечеринки оказывается, что Консуэло будет жить в том же отеле, но в другом номере. Иначе она мешает мужу. Ведь у него в номере постоянные вечеринки, женщины… Зато Консуэло нашла работу. Работа дала ей новых знакомых, возможную финансовую независимость. Если бы она решилась, она могла бы порвать с мужем. Но после стольких лет вместе решиться очень трудно. Пока что она просит мужа найти ей жильё не в том же отеле.

Как ни странно, Антуан соглашается. Устраивает милое новоселье. Неужели Консуэло скоро станет свободной? Но он продолжает свои игры. Набивается на ужины вдвоём, а сам не приходит. Консуэло находит его в весёлой компании в кафе. Днём демонстрирует равнодушие, которое доводит её до отчаяния. Ночью пылает нежностью, признаётся в любви, вселяя в неё веру в то, что однажды их отношения станут нормальными. И изменяет, бесконечно изменяет.

Кто знает, чем закончились бы эти бесконечные игры, но Антуана в очередной раз подвела игрушка номер один. Теперь так жестоко, как никогда. Самолёт терпит крушение. Антуан пропадает без вести. Только в наше время обломки его самолёта и браслет с его руки находят вблизи Марселя. А тогда — полная неизвестность. Может быть, создатель Маленького Принца просто взлетел к звёздам и затерялся между них?

Красивый конец красивой легенды об отважном лётчике, нежнейшей душе, которая умела так хорошо понимать людей и красоту мира и так беззаветно, терпеливо, нежно любить такую невыносимую женщину, как Консуэло. Правда, и Консуэло умела писать — и написала «Воспоминания розы». Розой была она, брошенная своим Принцем, так и не сумевшей стать единственной из тысяч. Но кто будет верить женщине, которая почему-то устраивала мужу истерики, да ещё и в психушке лежала…

Читать еще:  Стихи гоголя легко запоминающиеся

Текст: Лилит Мазикина

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Воспоминания розы

Журналистка и писательница, жена и судьба знаменитого писателя Антуана де Сент- Экзюпери.

Она родилась в Сальвадоре. На момент встречи с Экзюпери она была вдовой Энрике Гомеса-Каррильо, гватемальского дипломата, писателя и журналиста. Маленького роста, тонколицая, она имела взрывной характер. Владела словом и заинтересовала писателя, графа Экзюпери. Это с нее Экзюпери написал образ Розы с шипами в своей повести-сказке «Маленький принц»*.

Консуэло постоянно беспокоил риск, связанный с профессией супруга — летчик (начало 30-х годов 20 века). Авиакатастрофы и в пустыне, и на море, естественно, сказывались на здоровье . «Жена пилота – это профессия. Жена писателя – это жрица».
«Жить рядом с ним было трудно потому что, уходя, он уносил всего себя целиком, словно его никогда и не было с вами. Но он умел и возвращаться точно так же – всем своим существом. Его физические и психические возможности были практически неистощимы».
Консуэло глубоко понимала своего мужа, ценила его чувство юмора.

«Несмотря на свой немалый вес, он умел передвигаться без усилий, так же изящно, как он вырезал из тончайшей бумаги модели самолетиков, которые с нашей террасы запускал на крыши соседних домов…
Он забывал о своем гигантском росте и вечно стукался головой о притолоки. Садясь в такси, он постоянно ударялся лбом, но лишь улыбался и считал, что это тренировка перед более серьезными падениями… Часто он говорил мне: «Самому себе я кажусь красивым кудрявым блондином, и только касаясь головы, понимаю, что лыс…»

Из писем писателя:

«Во время первой аварии, когда я еще только учился летать, я, вероятно, повредил голову. С тех пор меня донимают ужасные мигрени, и я в эти минуты становлюсь молчаливым или раздражительным. Мне помогает, когда вы просто находитесь рядом, молча, неподвижно, ничего не требуя. Впрочем, возможно, я ничего больше не могу вам дать. Но может быть, вы в состоянии дать что-то мне, просветить меня, обогатить, возместить все то, что я потерял, чтобы я снова стал писать, закончил свою поэму, книгу, в которую мечтаю вложить всего себя. Вы первая, кто в меня поверил, для вас я создал «Ночной полет». «

«Однажды вечером вы сказали мне: «У вас есть что сказать людям, и вы должны это сделать. Ничто не должно вас останавливать, даже я…» В тот день я решил жениться на вас, навсегда, на всю жизнь и на все те жизни, что нам доведется прожить по ту сторону звезд».

Знаменитого писателя окружали поклонницы, многочисленные женщины, но брак Антуана и Консуэло не распался. Об этом он просил, и Консуэло сумела сохранить этот брак. Однажды она, по его просьбе, привела своего поклонника. Муж, под два метра ростом, разделся по пояс и улыбался, держа серебрянный поднос с фужерами.
С той поры не расставались. Улыбка не раз спасала Экзюпери.

. Однажды он приехал в Испанию, охваченную гражданской войной, чтобы написать репортажи.
Патруль, остановил писателя, а он не говорил по-испански.
Его повели на расстрел. Он попросил у конвоира сигарету, закурил и — улыбнулся.
И тогда его узнали и. отпустили.

Нужно сказать, что писатель отправлялся в полет, когда у него было тяжело на душе, в депрессином состоянии. Сегодня, насколько я знаю, поступают наоборот. Врачи следят за душевным состоянием, за здоровьем летчиков. Помогает. За редким исключением.

В 1944 году Экзюпери пропал без вести в небе над Средиземным морем. Долгое время о его гибели ничего не было известно, и думали, что он разбился в Альпах. И только в 1998 году в море близ Марселя один рыбак обнаружил браслет. На нём было несколько надписей: «Antoine», «Consuelo» (так звали жену летчика) и адрес издательства, в котором выходили книги Сент-Экзюпери.

Отношение к Консуэло** было неоднозначным. Когда я пишу о ком-то, я не то чтобы становлюсь адвокатом того человека, но стараюсь стать на его сторону.
Да и в любом спорном вопросе стоит выслушать другую сторону.

Консуэло написала рукопись «Воспоминания розы» на французском языке, хотя родным языком Консуэло де Сент-Экзюпери был испанский. Впервые книга была опубликована в 1999 году, уже после смерти писательницы, вместе с сохранившейся перепиской.

В 1995 году в Великобритании был снят фильм «Сент-Экзюпери», посвященный истории этого мучительного и счастливого брака.

Итак, читаем. Искреннне рассказала, как познакомились, какие были разные, не сразу возникло чувство с ее стороны. И как не просто быть женой летчика, знаменитого писателя.

«Тонио красив, как римский патриций. Почти два метра ростом и при этом легкий, как птица».

«В этом был смысл моей жизни: я поставляю ему энергию, которую он тратит в ночных полетах».

* «Маленький принц» — аллегорическая повесть-сказка, наиболее известное произведение Антуана де Сент-Экзюпери. Впервые опубликована 6 апреля 1943 года в Нью-Йорке.
Рисунки в книге выполнены самим автором и не менее знамениты, чем сама книга. Важно, что это не иллюстрации, а органическая часть произведения в целом.

** Консуэло де Сент-Экзюпери, в девичестве Консуэло Сунсин-Сандовал-Сесенья (1901, Армения, Сальвадор —1979, Грас, Франция) — сальвадорская писательница, журналистка и художница.

Фото из книги Консуэло де Сент-Экзюпери «Воспоминания розы». Эдмон-Мари Дюпюи. Консуэло. 1939 г.

Роза сладкие воспоминания

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 588 533
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 547 479

Консуэло де Сент-Экзюпери (1901–1979) была женой великого автора «Маленького принца» и «Планеты людей». Ее живописью и скульптурой восхищались Метерлинк, д’Аннунцио, Моруа, Пикассо. Воспоминания Консуэло о муже написаны со свойственным ей экспансивным изяществом. Рукопись книги долгие десятилетия оставалась тайной архива, и только на рубеже веков разрешение на публикацию было наконец получено.

«Когда я лечу среди звезд и вижу вдали огоньки, я говорю себе, что это моя маленькая Консуэло зовет меня…» – писал Антуан де Сент-Экзюпери о своей любви к прекрасной Консуэло Сунсин. Красавец и герой, аристократ и воин граф де Сент-Экзюпери влюбился с первого взгляда. Друзья восторгались Консуэло, называя ее «маленьким сальвадорским вулканом». Эта книга – драматичная и захватывающая история совместной жизни двух талантливых людей с необузданными, взрывными характерами. Именно Консуэло стала прообразом прекрасной Розы из «Маленького принца».

В 1995 году в Великобритании был снят фильм «Сент-Экзюпери», посвященный истории этого мучительного и счастливого брака.

Перевод: Наталья Морозова

Консуэло де Сент-Экзюпери

Консуэло де Сент-Экзюпери

Я долго сомневался, прежде чем предать гласности факт существования этой рукописи. В двадцатую годовщину смерти Консуэло и столетнюю – со дня рождения ее мужа, Антуана де Сент-Экзюпери, я решил, что настало время почтить ее память и вернуть ей то место, которое она всегда занимала рядом с человеком, написавшим, что он построил всю свою жизнь на этой любви.

Хосе Мартинес-Фруктуозо, наследник Консуэло де Сент-Экзюпери

Этот текст написан по-французски, хотя родным языком Консуэло де Сент-Экзюпери был испанский. Ее наследники и издательство «Плон» благодарят писателя Алена Вирконделе, автора эссе о Сент-Эксе, за восстановление – там, где это было необходимо, – правильного синтаксиса. Названия главам даны издателем.

«Между Первой и Второй мировыми войнами, – рассказывает колумбийский писатель Херман Ариньегас [1] , – все говорили о Консуэло как о маленьком сальвадорском вулкане, чье пламя лизало крыши Парижа. Не существовало ни одной истории о ее первом муже Энрике Гомесе Каррильо [2] и втором – Антуане де Сент-Экзюпери, где речь не шла бы о ней. Выйдя замуж за Гомеса Каррильо, она подружилась с Морисом Метерлинком, Мореасом, Габриэле д’Аннунцио. В 1927 году она овдовела, а в 1931-м вышла замуж повторно – за Сент-Экзюпери. Ее друзьями стали Андре Жид, Андре Моруа, Дени де Ружмон, Андре Бретон, Пикассо, Сальвадор Дали, Миро… Там, где жила чета Сент-Экзюпери, всегда собирались летчики и писатели. Андре Моруа гостил у них, когда Сент-Экзюпери писал книгу, которая и сейчас продолжает свое триумфальное шествие по всему миру, – «Маленького принца». После ужина гости усаживались играть в карты или в шахматы, потом Сент-Экзюпери предлагал всем отправиться спать, потому что собирался работать. Однажды ночью Моруа услышал на лестнице крики: «Консуэло! Консуэло!» Обезумев от страха, он выскочил из комнаты, думая, что в доме пожар, но, как оказалось, это всего лишь проголодавшийся Сент-Экзюпери просил жену поджарить ему яичницу…

Если бы Консуэло могла описать все эти мелочи их повседневной совместной жизни в присущем ей стиле – живо и забавно, все бы с уверенностью заключили, что именно она была Музой писателя. Она была художницей, скульптором, успешно и талантливо писала, но своими воспоминаниями… делилась устно».

Теперь-то мы знаем, что Ариньегас напрасно беспокоился. Через пятнадцать лет после встречи с Сент-Экзюпери в 1930 году Консуэло, томясь одиночеством в Америке, рассказала о своей жизни с летчиком-писателем, исписав размашистым наклонным почерком множество страниц и испещрив их помарками. Потом она аккуратно перепечатала их на машинке на тонкой бумаге и не очень умело переплела в толстый черный картон.

«Воспоминания розы» – последняя выходка «экзотической птички».

Идет 1946 год. Консуэло тоскует по Франции, но не решается туда возвращаться, опасаясь сложностей с наследством. Она стремится жить в стране, где говорят по-испански, и подумывает в связи с этим о Пальма-де-Мальорке, «в память, – как она выражается, – о Жорж Санд и Альфреде де Мюссе», этих знаменитых «анфан террибль».

С момента исчезновения Сент-Экзюпери в июле 1944 года Консуэло ведет в Нью-Йорке довольно замкнутый образ жизни. Она оформляет витрины магазинов и живет воспоминаниями о своем Тонио. Тяжело носить траур по непохороненному мужу, страдания от его отсутствия еще тягостнее. Она записывает обрывки воспоминаний, что-то наговаривает на диктофон, печатает на машинке отредактированные главы, в которых ее латиноамериканская экспансивность бьет через край, «воссоздает» лицо Тонио другими средствами – в камне и в глине. Еще она рисует его – карандашом, углем, акварелью. Мечтает вернуться в огромное поместье Ла-Фейре, арендованное Сент-Экзюпери незадолго до бегства 1940 года, а ныне заброшенное. Консуэло хочет найти там «портрет отца, матери, твой портрет».

Консуэло разговаривает с ним. По ту сторону океана, в Европе, исчезновение Сент-Экзюпери превратило его в легенду. Из него сотворили миф, он стал ангелом, архангелом, Икаром и Маленьким принцем, вернувшимся на свою планету; герой неба растворился в просторах космоса. В этом мифе для Консуэло не было места – она оказалась в тени, ее словно не существовало, хотя в руках у нее остались ключи ко многим тайнам. Едва ли Консуэло могла украсить собой легенду, слишком уж не вписывалась она в героическую и аристократическую историю Сент-Экзюпери. Консуэло досталось и от биографов, мало знавших о ее жизни: они либо просто игнорировали ее, либо считали эксцентричной дурочкой, с которой пренебрежительно обходились и родные писателя (за исключением его матери, Мари де Сент-Экзюпери), и их ближайшие друзья («опереточная графиня», «взбалмошная и капризная особа», «болтушка, плохо говорящая по-французски»). Консуэло предстает с их слов женщиной-вещью, фривольной кокеткой. Короче говоря, она, если можно так выразиться, вносила в миф беспорядок.

Читать еще:  Родительская суббота что нужно делать что нельзя

1944–1945. У Консуэло, по ее собственным словам, «не слишком бодрое настроение». Но искусство ожидания она освоила уже давно, ведь она только и делала что ждала, с тех пор как вышла замуж за Сент-Экзюпери. Вероятно, самые тяжелые часы ожидания начались для нее с марта 1943 года, после того как он ушел на войну. «Ваше желание сильнее всех мировых сил, вместе взятых, я ведь хорошо знаю своего мужа. Я всегда понимала, – рассказывает она в неизданном вымышленном диалоге с Сент-Экзюпери, – да, я всегда понимала, что вы уйдете. – И добавляет: – Вы хотели очиститься в этом потоке пуль и снарядов».

1944–1945 – для Консуэло это время подводить итоги, возвращаться к существованию на первый взгляд беспутному, богемному, «артистическому», каким нам представляется мир искусства тридцатых годов. А также время выживания, «достойного» Тонио. Консуэло должна подыскать новое жилье, найти источник средств к существованию, снова принять на себя роль вдовы. В любом случае не время для слез. «У меня не осталось их больше, любовь моя», – пишет она. Как преодолеть скорбь? «Вы вечны, дитя мое, мой муж, я ношу вас в себе, как Маленького принца, мы неприкосновенны. Неприкосновенны, как все, кто исполнен света». Консуэло оказалась не готова защитить себя в семейных и издательских дрязгах. С детства она сохранила слегка наивную и доверчивую непринужденность, которая не имела ничего общего с беспринципностью европейцев, она не была склонна к интригам… К тому же с Сент-Экзюпери она привыкла к жизни, свободной от любых ограничений и социальных условностей, к жизни, которая как нельзя лучше подходила ее бесшабашной, чувствительной и несдержанной натуре. Поэтому и теперь она поступала как умела – двигалась вперед интуитивно и так же, по наитию, устраивала свою новую жизнь.

Сладкие воспоминания (ЛП)

Скачать книгу в формате:

Аннотация

Вновь обретя веру после столкновения с ложью, которая окружала её всю жизнь, Бьюла готова двигаться дальше. Любить и наслаждаться мужчиной, с которым нашла счастье. когда прошлое возвращается с последним своим скелетом.

Эта книга — художественное произведение. Имена, персонажи, места и ситуации являются плодом авторской фантазии. Любое сходство с реальными людьми, живущими или умершими, событиями или названиями городов является случайным.

Автор: Эбби Глайнс

Книга: Сладкие воспоминания

Серия: Сладость — 3

Перевод: Alina Shog

Редактура: Криs Нестерова

Вычитка: mz1898, chat_reve

Отзывы

Популярные книги

  • 29659
  • 10
  • 1

Я посвящаю эту книгу своим родителям Вступление Моя книга — это руководство по личным взаимоотнош.

Мужчины любят стерв. Руководство для слишком хороших женщин

  • 50585
  • 19

Хочешь, чтобы все намеченное осуществлялось? Чтобы руководство без возражений повышало зарплату? .

Ответ. Проверенная методика достижения недостижимого

  • 99958
  • 8
  • 2

Многие стесняются говорить о кишечнике вслух. Может быть, именно поэтому мы так мало знаем о самом м.

Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами

  • 62280
  • 5
  • 2

«Психология влияния» — одно из лучших учебных пособий по социальной психологии, конфликтологии, мен.

Психология влияния

  • 48929
  • 2

Дмитрий Глуховский Метро 2033 Когда-то давно Московское метро замышлялось как гигантское бомбоубе.

Метро 2033

  • 76562
  • 6
  • 8

Игра престолов. Часть I

Привет тебе, любитель чтения. Не советуем тебе открывать «Сладкие воспоминания (ЛП)» Глайнс Эбби утром перед выходом на работу, можешь существенно опоздать. Глубоко цепляет непредвиденная, сложнопрогнозируемая последняя сцена и последующая проблематика, оставляя место для самостоятельного домысливания будущего. Все образы и элементы столь филигранно вписаны в сюжет, что до последней страницы «видишь» происходящее своими глазами. Автор искусно наполняет текст деталями, используя в том числе описание быта, но благодаря отсутствию тяжеловесных описаний произведение читается на одном выдохе. Сюжет разворачивается в живописном месте, которое легко ложится в основу и становится практически родным и словно, знакомым с детства. Зачаровывает внутренний конфликт героя, он стал настоящим борцом и главная победа для него — победа над собой. Написано настолько увлекательно и живо, что все картины и протагонисты запоминаются на долго и даже спустя довольно долгое время, моментально вспоминаются. Попытки найти ответ откуда в людях та или иная черта, отчего человек поступает так или иначе, частично затронуты, частично раскрыты. Отличный образец сочетающий в себе необычную пропорцию чувственности, реалистичности и сказочности. С невероятной легкостью, самые сложные ситуации, с помощью иронии и юмора, начинают восприниматься как вполнерешаемые и легкопреодолимые. Интригует именно та нить сюжета, которую хочется распутать и именно она в конце становится действительностью с неожиданным поворотом событий. «Сладкие воспоминания (ЛП)» Глайнс Эбби читать бесплатно онлайн будет интересно не всем, но истинные фаны этого стиля останутся вполне довольны.

  • Понравилось: 0
  • В библиотеках: 4

Новинки

Предтечей роста являются обуревающие душу сомнения, которые часто подводят человека к неразрешимы.

Мытарства…

Предтечей роста являются обуревающие душу сомнения, которые часто подводят человека к неразрешимы.

Ульяна предназначена в жены Маркусу, своему другу детства. После свадьбы молодые должны отправить.

Запретное притяжение

Ульяна предназначена в жены Маркусу, своему другу детства. После свадьбы молодые должны отправить.

Тэффи. «Сладкие воспоминания»

Не наше здесь Рождество. Басурманское. На наше даже и не похоже.

У нас-то, бывало, морозище загнет — дышать трудно; того гляди — нос отвалится. Снегу наметет — свету Божьего не видно. С трех часов темно. Господа ругаются, зачем керосину много жжем — а не в жмурки же играть. Эх, хорошо было!

Здесь вон барышни в чулочках бегают, хихикают. Нет, ты вот пойди там похихикай, как снегу выше пояса, да ворона на лету мерзнет. Вот где похихикай.

Смотрю я на здешних детей, так ажно жалко! Не понимают они нашей русской елочки. Хороша была! Особливо ежели в деревне.

Помню, жила я у помещиков, у Еремеевых. Барин там особенный был. Образованный, сердитый. И любил, чтобы непременно самому к елке картонажи клеить. Бывало, еще месяца за полтора с барыней ссориться начинает. Та говорит: выпишем из Москвы — и хлопот никаких. И — и ни за что! И слушать не хочет. Накупит золотых бумажек, проволоки, все барынины картонки раздерет, запрется в кабинете и давай клей варить. Вонища от этого клея самая гнилая. У барыни мигрень, у сестрицы евоной под сердце подкатывает. Кота и того мутило. А он знай варит, да варит. Да так без малого неделю. Злющий делается, что пес на цепи. Ни тебе вовремя не поест, ни спать не ляжет. Выскочит, облает кого ни попадись и — опять к себе клеить. С лица весь черный, бородища в клею, руки в золоте. И главное, требовал, чтобы дети ничего не знали: хотел, чтобы сюрприз был. Ну, а дети, конечно, помнят, что на Рождество елка бывает, ну и, конечно, спрашивают. Скажешь «нет» — ревут. Скажешь «да» — барин выскочит, и тогда уж прямо святых выноси.

А раз пошел барин в спальню из бороды фольгу выгребать, а я-то и недосмотрела, как дети — шмыг в кабинет, да все и увидели. Слышу визг, крики.

— Негодяи! — кричит. — Запорю всех на конюшне!

Хорошо, что евоная сестрица, в обморок падаючи, лампу разбила — так он на нее перекинулся. Барыня его потом успокоила.

— Дети, говорит, может и не поняли, к чему это. Я им, говорит, так объясняю, что ты с ума сошел и бумажки стрижешь.

Ну, миновала беда.

А потом начали из школ старшие детки съезжаться. То-то радости! Первым делом, значит, смотреть, у кого какие отметки. Ну, конечно, какие же у мальчишек могут быть отметки? Известно — единицы да нули. Ну, конечно, барыня на три дня в мигренях; шум, крик, сам разбушуется.

— Свиней пасти будете! К сапожнику отдам.

Известно, отцовское сердце, детей своих жалеет — кого за волосы, кому подзатыльник.

А старшая барышня с курсов приехала и — что такое? Смотрим, брови намазаны. Ну — и показал он ей эти брови!

— Ты, говорит, сегодня брови намазала, а завтра пойдешь, да и дом подожжешь.

Барышня в истерике, все ревут, у барина у самого в носу жила лопнула.

Ну, значит, повеселились, а там смотришь — и Рождество подошло.

Послали кучера елочку срубить.

Ну кучер, конечно, напился, да вместо елки и привороти осину. Спрятал в амбар, никто и не видел.

Только скотница говорит в людской: «Странную, мол, елку господа в этом году задумали».

— А что? — спрашивают. — А, — говорит, — осину.

И такое тут пошло! Барин-то не разобрал толком, кто да что, взял да садовника и выгнал. А садовник пошел кучера бить. Тот, хоть и дюже пьян был, однако сустав ему вывернул. А повар, Иван Егорыч был, смотрел, смотрел, да взял да заливное, все как есть, в помойное ведро вывалил. Все равно, говорит, последние времена наступили.

Н-да, весело у нас на Рождестве бывало.

А начнут гости съезжаться — тут-то веселье! Пригласят шесть человек, а напрет — одиннадцать. Оно, конечно, не беда, на всех хватит, только барин у нас любил, чтобы все в аккурате было. Он, бывало, каждому подарочек склеит, какой-нибудь такой обидный. Если, скажем, человек пьющий, так ему рюмочку, а на ней надпись: «Пятнадцатая». Ну, тому и совестно.

Детям — либо розгу, либо какую другую неприятность. Ревут, конечно, ну да нельзя же без этого.

Барыне банку горчицы золотом обклеил и надписал: «От преждевременных морщин». А сестрице своей лист мушиного клею «для ловли женихов».

Ну, сестрица, конечно, в обморок, барыня в мигрень.

Ну, в общем-то, ничего, весело. Гостям тоже всякие штучки. Ну, те, конечно, виду не показывают. У иного всю рожу на сторону сведет, а он ничего, ногой шаркает, веселится.

Ну, и нам, прислугам, тоже подарки раздавали. Иной раз и ничего себе, хорошие, а все-таки осудить приятно. Как бывало свободная минутка выберется, так и бежим в людскую либо в девичью — господ ругать. Все больше материю на платье дарили. Ну, так вот, материю и разбираем. И жиденькая, мол, и цвет не цвет, и узкая, и мало, и так бывало себя расстроим, что аж в ушах зазвенит.

— Работай на них, как собака, ни дня, ни ночи. Благодарности не дождешься.

Очень любили мы господ поругать.

А они, как гости разъедутся, тоже вкруг стола сядут и гостей ругают. И не так сели, и не так ели, и не так глядели. Весело! Иной раз так разговорятся, что и спать не идут.

Читать еще:  Рассказ воспоминание о маме

Ну, я, как все время в комнатах, тоже какое словечко вверну. Иногда и привру маленько для приятности.

А утром, в самое Рождество, в церкву ездили. Ну, кучер, конечно, пьян, а как садовника выгнали, так и запрячь некому. Либо пастуха зови, либо с садовником мирись. Потому что он, хотя и выгнан, а все равно на кухне сидел и ужинал, и утром поел, и все как следует, только что ругался все время. А до церкви все-таки семь верст, пешком не сбегаешь. Крик, шум, дети ревут. Барин с сердцов принялся елку ломать, да яблоко сверху сорвалось, по лбу его треснуло, рог набило, он и успокоился. Оттянуло, значит.

За весельем да забавой время скоро бежит. Две недельки, как один денек, а там опять старшеньких в школу везти. За каникулы-то разъедятся, разленятся, в школу им не хочется. Помню, Мишенька нарочно себе в глаза чернила напустил, чтобы разболеться. Крик, шум, растерялись. Не знают, что прежде — пороть его, аль за доктором гнать. Чуть ведь не окривел. А Федю с Васенькой в конюшне поймали — хотели лошадей порохом накормить, чтобы их разорвало и не на чем было бы в город ехать. Ведь вот какие!

Вот и кончилось Рождество, пройдут празднички и вспомнить приятно. Засядешь в сугробах-то, да и вспоминаешь, новых поджидаешь. Хорошо!

LiveInternetLiveInternet

Рубрики

  • Художники (5314)
  • импрессионисты (292)
  • Кулинарные рецепты (15)
  • Рукоделие (14)
  • Схемы для оформления дневника (14)
  • Латвия (6)
  • Венгрия (5)
  • Армения (5)
  • Сайт знаменитых художников (3)
  • Мексика (3)
  • Дизайн помещений (3)
  • Египет (2)
  • Дания (2)
  • Абхазия (2)
  • Саудовская Аравия (1)
  • Индонезия (1)
  • Финляндия (1)
  • Кипр (1)
  • Колумбия (1)
  • Сербия (1)
  • Княжество Лихтенштейн (1)
  • Исландия (0)
  • Люксембург (0)
  • Австралия (9)
  • Австрия (21)
  • Азербайджан (3)
  • Актеры кино и театра (838)
  • Антиквариат (86)
  • Архитектура (111)
  • Белоруссия (4)
  • Бельгия (7)
  • Бразилия (2)
  • Великобритания (108)
  • Вьетнам (4)
  • Германия (31)
  • Голландия (1)
  • Графика (630)
  • Греция (8)
  • Декоративно-прикладное искусство (148)
  • Достопримечательности Канады (28)
  • Достопримечательности Франции (205)
  • Париж (45)
  • Европейская готика (4)
  • Зарубежные звезды (432)
  • Звезды балета (59)
  • Из жизни знаменитостей (243)
  • Израиль (7)
  • Индия (9)
  • Интерьеры помещений (35)
  • Испания (27)
  • Италия (80)
  • Картинки (15)
  • Кино (57)
  • Китай (38)
  • Классическая живопись (1060)
  • Конкурсы красоты (10)
  • Корея (6)
  • Короли спорта (13)
  • Коста-Рика (1)
  • Культура, искусство (7180)
  • Ландшафтный дизайн (53)
  • Литва (3)
  • Литература (199)
  • Мастера фотографии (219)
  • Мир животных (89)
  • Мир моды (122)
  • Монако (4)
  • Мудрые мысли (8)
  • Музыка (разных жанров) (275)
  • Нидерланды (12)
  • Новая Зеландия (5)
  • Норвегия (7)
  • Опера (26)
  • Открытки (81)
  • Пакистан (1)
  • Польша (15)
  • Португалия (10)
  • Природа (251)
  • Путешествия (741)
  • Разное (37)
  • Россия (271)
  • Города (58)
  • Храмы (23)
  • Румыния (1)
  • С Ш А (89)
  • Сингапур (3)
  • Скульптура (108)
  • Словения (5)
  • Советские и российские актеры (401)
  • Современная живопись (3999)
  • Таиланд (4)
  • Театры, библиотеки, музеи (60)
  • Турция (3)
  • Украина (10)
  • Хорватия (10)
  • Цветы (127)
  • Черногория (4)
  • Чехия (24)
  • Швейцария (21)
  • Швеция (10)
  • Эстония (1)
  • Ювелирные изделия (50)
  • Япония (41)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Роза – символ совершенства. Стихи, музыка и картинки о розе, розах

Роза – символ совершенства. Стихи, музыка и картинки о розе, розах

Роза – символ совершенства. Стихи, музыка и картинки о розе, розах

Розы всегда вызывали у поэтов прилив вдохновения. Стихотворцы не могли остаться равнодушными, глядя на красоту, нежность и изящество этого чудесного цветка. Поэты слагали красивые стихи о розах — длинные и короткие, которые потом становились песнями, романсами. Так было и многие столетия назад, так продолжается и теперь.

Вот роза, всех цветов царица,

Блестит румянца красотой,

Как утра майского денница,

И дышит сладостной весной.

Роза – символ совершенства,
Мудрости и чистоты.
Признано её главенство,
Средь цветочной пестроты.
В лепестках хранит царица,
Тайну нежности, любви.
Каждый может насладиться,
Эталоном красоты.
Роз букет – очарованье,
Дарит символ каждый цвет:
Красный – путь к любви, признанье,
Белый – чистоты завет.

Романс «Две розы»

слова Д’Актиль — это псевдоним, настоящее имя — Анатолий Адольфович Френкель ,
(годы жизни 3 июня 1890—1942) — русский и советский поэт-песенник, драматург, юморист и переводчик.

музыка С. Покрасс
Братья Покрасс — Самуил Покрасс, Дмитрий Покрасс и Даниил Покрасс — известные советские композиторы, которым принадлежат популярные романсы и песни советских времён,

Капли испарений, катятся, как слёзы,
И туман. нет, синий, вычурный хрусталь.
Тени двух мгновений, две увядших розы,
А на них немая мёртвая печаль.

Одна из них белая-белая,
Была как улыбка несмелая.
Другая же алая-алая,
Была как мечта небывалая.
И обе манили и звали, и обе увяли.
Увяли они, не цвести им уж вновь,
А с ними увяла и наша любовь.

Счастья было столько, сколько капель в море,
Сколько листьев жёлтых, на сырой земле.
И осталось только, как «momento mori»,
Две увядших розы, в синем хрустале.

Одна из них белая-белая,
Была как попытка несмелая.
Другая же алая-алая —
Бесстыдная, лживая, наглая.
И обе манили и звали, и обе увяли.

ДВЕ РОЗЫ исп АЛЛА БАЯНОВА

ДВЕ РОЗЫ исп ОЛЕГ ПОГУДИН

Роза — она, как женщина,
Нежна, элегантна, застенчива,
Стройна, временами загадочна,
В своей красоте, просто сказочна!
Пылает любовью прекрасною,
Значит, цветёт роза красная.
Ранима, доверчива, с грёзами,
Коль цвет лепестков её розовый.
Шипы, как защита от грубости.
Горда и наполнена мудростью.
Чиста, непорочна, божественна.
Белая роза и женщина.

Как нежно розы расцвели
В моем саду порой осенней.
Так оторвалась от земли
Душа моя в одно мгновенье!

Любовь так нежно зацвела
И распускается цветами.
Она давно в душе жила.
От бед ее оберегала.

И вот теперь цветок любви
В саду моем благоухает.
В душе лишь нежность говорит,
И сердце в счастье тихо тает.

Источают розы, в дивном цвете,
Аромат божественный в саду,
А заря лениво, на рассвете,
Их уста лобзает на виду.

Чудный запах в зарослях кочуя,
Над красой пленительно кружит.
Стайка пчёл нектар желанный чуя,
Над цветами радостно жужжит.

Робкое дыхание

Как хороши, как свежи были розы
В моем саду! Как взор прельщали мой!
Как я молил весенние морозы
Не трогать их холодною рукой!

Как я берег, как я лелеял младость
Моих цветов заветных, дорогих;
Казалось мне, в них расцветала радость,
Казалось мне, любовь дышала в них.

Но в мире мне явилась дева рая,
Прелестная, как ангел красоты,
Венка из роз искала молодая,
И я сорвал заветные цветы.

И мне в венке цветы еще казались
На радостном челе красивее, свежей,
Как хорошо, как мило соплетались
С душистою волной каштановых кудрей!

И заодно они цвели с девицей!
Среди подруг, средь плясок и пиров,
В венке из роз она была царицей,
Вокруг ее вились и радость и любовь.

В ее очах — веселье, жизни пламень;
Ей счастье долгое сулил, казалось, рок.

И где ж она. В погосте белый камень,
На камне — роз моих завянувший венок.

В те времена, когда роились грёзы
В сердцах людей, прозрачны и ясны,
Как хороши, как свежи были розы
Моей любви, и славы, и весны!

Прошли лета, и всюду льются слёзы.
Нет ни страны, ни тех, кто жил в стране.
Как хороши, как свежи ныне розы
Воспоминаний о минувшем дне!

Но дни идут — уже стихают грозы.
Вернуться в дом Россия ищет троп.
Как хороши, как свежи будут розы,
Моей страной мне брошенные в гроб!

Почему так сладко пахнут розы,
Принося сумятицу в сердца?
Аромат цветов рождает грезы,
Душу будоражит без конца.

Сколько шарма, прелести, изыска,
Сколько силы в царственном цветке!
Лишь шипы – защита зоны риска –
Оставляют след свой на руке.

Розовый букет прекрасный свежий
Восхищает и волнует кровь.
Только аромат цветочный, нежный
Лишь в саду готов дарить любовь.

Что шепчут розы по утру,
Проснувшись утренней порою?
Благодарят свою судьбу,
И состояние покоя?

За красоту мы любим розы,
Их дивный запах, аромат
За радость, что приносят людям,
Им дарят, мимолетный взгляд!

Старинные розы
Несу, одинок,
В снега и в морозы,
И путь мой далёк.
И той же тропою,
С мечом на плече,
Идёт он за мною
В туманном плаще.
Идёт он и знает,
Что снег уже смят,
Что там догорает
Последний закат,
Что нет мне исхода
Всю ночь напролёт,
Что больше свобода
За мной не пойдёт.
И где, запоздалый,
Сыщу я ночлег?
Лишь розы на талый
Падают снег.
Лишь слезы на алый
Падают снег.
Тоскуя смертельно,
Помочь не могу.
Он розы бесцельно
Затопчет в снегу.

Что говорит нам роза,
В букете иль одна?
Достойна она прозы,
Стихов и полотна.
Художники, поэты,
Ей песнь поют, хвалу.
Для милых дам букеты
Из дивных роз несут.
В них пылкие признанья,
Что лучше всяких слов.
Ведь розы, как посланье,
Встречай, пришла любовь!

Булат Окуджава Я пишу исторический роман

Я пишу исторический роман

В склянке темного стекла
из-под импортного пива
роза красная цвела
гордо и неторопливо.
Исторический роман
сочинял я понемногу,
пробиваясь как в туман
от пролога к эпилогу.

Мальчик розу увидал,
Розу в чистом поле,
К ней он близко подбежал,
Аромат ее впивал,
Любовался вволю.
Роза, роза, алый цвет,
Роза в чистом поле!

«Роза, я сломлю тебя,
Роза в чистом поле!»
«Мальчик, уколю тебя,
Чтобы помнил ты меня!
Не стерплю я боли».
Роза, роза, алый цвет,
Роза в чистом поле!

Он сорвал, забывши страх,
Розу в чистом поле.
Кровь алела на шипах.
Но она — увы и ах! —
Не спаслась от боли.
Роза, роза, алый цвет,
Роза в чистом поле!

Иоганн Вольфганг фон Гёте
(Перевод Усова Д.)

Зовут меня розой.
Примите меня,
Я очень душиста
И цветом нежна.
По цвету и имя
Такое мне дали
И даже царицей
За пышность прозвали.

Ночью темной
Ворох юбок приподняв,
Роза алая
Бежала среди трав.
Ах, к нему она бежала,
Молода,
Вся пылая и сгорая
От стыда.
Кто ее в смолье пихтовника
Обнял?
Я не видела.
Лишь сумрак своссиял!

А наутро вместо розы –
Пустота.
Лишь дрожащий
Голый стебель средь куста.
Только – вздох,
Полуобломленный листок.
Только –
Вдавленный в суглинье
Лепесток.

© Татьяна Смертина, Розовые стихи

БЕЛАЯ РОЗА

Она мне кричала:
«Не смей задевать!
Я – бархатом сыплю всю ночь.
Тебе ли
О бархате лунном мечтать,
Простая крестьянская дочь!»

«Вот глупая! –
Я ей кричала в ответ, –
На твой лепестковый пасьянс
Ужель променяю я царственность лет
И тела молочный атлас?!»

И так мы ругались всю ночь,
Как в тесном бараке соседи.
Ну, я-то – крестьянская дочь!
Она-то – махровая леди.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector