1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Самое раннее воспоминание

Самые ранние воспоминания

  • 25 поделились

Это третья публикация из цикла «Детские воспоминания»:

В двух предыдущих статьях мы с вами рассматривали, что ценного и радостного можно отыскать в собственном детстве, даже если оно кажется не самым благополучным.

Сегодня приоткроем еще один аспект — самые ранние воспоминания этой жизни.

С какого возраста помнит себя большинство людей? Когда приходят к нам учиться, то чаще называют период с 3-5 лет.

Разговоры о том, что можно легко вспомнить себя в младенчестве, сразу после родов, а то и у мамы в животе, вызывают удивление и недоверие.

И тем не менее, 98% наших студентов это удается уже на первом месяце обучения на Базовом курсе!

В чем особенность ранних воспоминаний

По сути, механизм вспоминания самый обычный. Нужно лишь немного потренироваться и поверить в себя.

Но есть и кое-какие особенности. Ранние детские воспоминания чаще всего происходят на уровне телесных ощущений.

Ведь для младенца его тело — это самое важное и значимое. Постижение мира начинается с познания нашего основного инструмента, с освоения навыков управления им, знакомства с его возможностями и ограничениями.

Сознание ребенка, еще не заполненное роем мыслей и переживаний, сосредоточено на телесных ощущениях. Именно их и стоит использовать для наиболее легкого попадания в нужный период.

Самые яркие: первые неуверенные шаги на качающихся ножках, попытки удержать равновесие, ползание на четвереньках, ощущение игрушки, ломтика блока или корочки хлеба в пухлой ручонке, туго спеленутое тельце и любящие руки родителей, ощущение соска или пустышки во рту и теплое, разливающееся по животику мамино молочко или кашка…

Особо приятный момент, когда мне 4-5 месяцев, и я плескаюсь в детской ванночке, море восторга, мыслей ноль! Первый день в роддоме – ощущение уюта, тепла, нежности, ласки, защищенности на руках у мамы. Внутриутробно – очень комфортно, уютно, сон и покой.

Очень понравилось в животике у мамы — уютно, спокойно, состояние невесомости. Услышала «докатывающиеся» звуки. Почувствовала тепло от папиной ладони, приложенной к животу мамы.

Мне 3 месяца. Я лежу на животе на кровати в ползунках и распашонке. Пытаюсь поднять голову, а она такая тяжёлая, плохо поддаётся. Я смотрю по сторонам и ищу маму глазами. Не вижу её. Пытаюсь звать, а речевой аппарат не работает, чтобы сказать что-то. Просто издаю звуки и кряхчу.

Приходит мама, переворачивает меня и берёт на руки. Прикладывает в груди. Мне тепло и уютно. Чувствую, как насыщаюсь. Мама гладит меня по голове и покачивает. Мне так комфортно.

Мне пару дней. Я в роддоме лежу в комнате с другими детьми. Меня туго спеленали, и я не могу пошевелиться. Пытаюсь ёрзать, так мне дискомфортно. Я хочу к маме. Тревожно.

Я в животе у мамы. Мне просторно. Я свободно плаваю в пространстве. Тепло, слышу биение сердца мамы. Она меня так нежно любит. Я скручиваюсь и распрямляюсь. Нежусь в этом уюте.

Почти все ощущения были в теле.

Какие моменты легче всего вспомнить

Кроме телесных ощущений, яркими маячками являются сильные эмоции и переживания.

Так можно настроиться на радостную встречу с человеком, которого мы сильно любили и радовались его приходу.

Это может быть яркое ощущение от любимого лакомства. Я до сих пор помню вкус карамели “Дубок”, которые очень любила враннем детстве и парное молоко прямо из-под коровы с пенкой, которая щекочет верхнюю губу.

Кто-то легко вспомнит восторг первых побед, когда удалось сделать первый шаги, когда усидел и не завалился на бок, когда ложка с пюрешкой попала прямо в рот, а не мимо или удалось-таки поймать эту пушистую штуку с хвостом и вцепиться ручонкоами в ее шерсть!

А может вас согреют приятные воспоминания о любимом байковом одеялке или игрушке, с которой долго не расставались, засыпая в обнимку.

Или это было невероятное блаженство — глядеть в бездонные мамины глаза, полные ласки и любви, наблюдать за ее мимикой и таять от ее улыбки.

Мне нет года, стою в кроватке, со мной разговаривает мама и издаёт смешные для меня звуки. Они смешные, потому что звонкие. Губы мамы закладываются в трубочку, я слежу за этим процессом, готовлюсь к смеху. И как только она издаёт звук, я смеюсь! Это происходит снова и снова.

Всплыла картинка, когда я младенец, на руках у мамы. Она меня кормит грудью. Теплое молоко течет в мой желудочек, вижу мамину грудь, чувствую её тепло и любовь, защищенность и умиротворение. Я ручонкой то стучу по маминой груди, то просто замираю.

Дальше увидела себя примерно до года, бабушка держит меня на коленях и кормит с ложечки какой-то едой, белого цвета, наверное, каша. А я смеюсь, стучу ручками по столу и стараюсь увернуться от ложки с едой. Я это кормление воспринимаю как игру. Бабушка улыбается и пытается ложку с кашей всунуть мне в рот.

В чем ценность ранних воспоминаний

Я думаю, что читая эти строки, вы уже почувствовали некоторое расслабление в теле. Возможно, улыбка озарила ваше лицо. А у кого-то навернулись слезы.

Раннее детство — период, когда у нас еще нет страхов и ограничений, когда мы открыты миру, находимся в безопасности, окружены любовью и заботой наших родителей.

И погружаясь в эту атмосферу, мы исцеляемся и наполняемся состоянием радости, доверия, любви и нежности.

Конечно, не у всех детство было столь счастливыми безмятежным. Но я верю, что даже в самом безрадостном младенчестве можно найти моменты покоя и умиротворения, пусть редкие и короткие, но они были!

Нужно лишь позволить себе допустить эту мысль и вспомнить их! И чем дольше и чаще вы будете фокусироваться на приятных и наполняющих вас теплом воспоминаниях, тем глубже будет исцеляться ваш внутренний ребенок.

В роддоме меня принесли кормить к маме. Это первое кормление. Мама прикладывает меня к груди. И вот оно. Я сосу грудь и ощущаю огромный поток безусловной материнской Любви. Насладилась от души!

Теперь я понимаю, почему так важно кормить грудью. Что ощущают и чем питаются новорожденные в момент кормления мамой.

Я вижу себя очень маленькой девочкой, еще грудной. Мама сидит рядом, а я лежу на кровати и что-то рассматриваю. Пришел с работы отец, он взял меня на руки. Они любят меня, и очень счастливы, что я у них есть.

Удивительное чувство нахлынуло на меня. Никогда не думала, что можно вспомнить такие ранние воспоминания.

Почувствовала любовь своих близких, ощущение внутренней свободы, радости жизни, когда живешь просто сегодня, без забот. После выхода из погружения осталось в душе состояние умиротворения, замедленности, в голове какая-то пустота и ощущение грусти, что это было в моей жизни очень давно…

А потом пришло осознание, что я смогу всегда прочувствовать эти страницы моей жизни когда захочу, через погружение в детство. И мне стало очень хорошо на душе.

Не думала,что так можно раскачать память. Сначала было очень тяжело вспоминать,особенно раннее детство, но осилит дорогу идущий. Для меня большим прорывом было, когда я вспомнила, ощутила, как мама меня кормит грудью, услышала,что она мне говорит.

После этого в моем сознании произошла трансформация.Теперь все мое детство вспоминается как счастливое,наполненное радостью и любовью.

Каждый человек — это целая вселенная. И у каждого из нас есть в жизни моменты разрушения и трансформаций. Но есть и благотворные исцеляющие ресурсные воспоминания и переживания. Это то, что всегда живет внутри вас и то, что никто не способен отнять.

Нужно лишь довериться себе и найти эти сокровища, чтобы наполнить себя светом, нежностью и любовью!

А еще предлагаю обратить внимание на то, какие воспоминания мы дарим нашим детям и внукам!

А какие самые ранние моменты своей жизни помните Вы? Поделитесь ими в комментариях!

Консультант Реинкарнационики.
Капитан 1 и 2 курсов Института Реинкарнационики.
Ведущая проекта и автор книги «Путешествие одной души»

  • 25 поделились

НАМ ВАЖНО ВАШЕ МНЕНИЕ!!…

Оставьте комментарий и расскажите, что Вы думаете.

Замечательная, теплая статья! Благодарю!

Я очень хачю научиться чувствовать и спомнить детские воспоминание

Благодарю)) Улыбка на лице…

Да, эти воспоминания дарят много радости и нежности. А острые и болевые ситуации объясняют причину проблем. Я видела и те , и другие.

Как происходит возврат в прошлую жизнь через ранние воспоминания детства? Интерес представляет описание границы перехода . Многие воспринимают ее как приговор суда неких разумных существ, которые отправляют душу человека опять на землю, где эта душа встречает своих будущих родителей и должна отбывать очередной срок вместе с другими.

20+ человек поделились своими первыми воспоминаниями — все это ставит под сомнение явление детской амнезии

Одни люди утверждают, что помнят себя еще в материнской утробе. Другие признаются, что до школы все как в тумане. У большинства детей первые воспоминания формируются примерно в 3–4 года, но мы никогда не сможем угадать, что именно врежется ребенку в память: улетающий Олимпийский Мишка, песня, которая играла по радио в далеком 85-м, или снег на воротнике маминого пальто.

Мы в AdMe.ru расспросили своих близких, а также отыскали соответствующие посты в соцсетях и решили опубликовать самые яркие и интересные воспоминания, которые нам удалось найти.

  • Я лежал в кроватке и видел, как на столе грели молоко в бутылочке. Был для этого такой специальный советский аппарат с лампочкой. Если лампочка погасла — значит, бутылочка согрелась. Я тогда уже понимал, что, если лампочка погасла, значит, кормить скоро будут. А позже, когда я уже сидеть научился, отец меня возил на коляске гулять, и там мальчики залезали на черемуху и собирали ягоды, он их попросил скинуть немного и дал мне попробовать. ©imploid / pikabu
  • У меня есть сестра-близнец. Когда мне было 4 года, мы оказались в магазине, где были большие зеркала, и я была шокирована тем, что выгляжу так же, как моя сестра. Мы даже одеты и причесаны были одинаково. Помню, что буквально застыла от шока, когда увидела наше с сестрой отражение. Конечно, мама говорила нам, что мы близнецы, но я, наверное, не понимала, что это значит. Я видела себя в зеркале и раньше, но до этого момента в магазине никогда не всплывало, что я выгляжу в точности как моя сестра. Для этого мы обе должны были оказаться у зеркала. Сестра была так же шокирована, и мы обе хором закричали: «Мамочка!» ©Elsa Kristian / quora

  • Меня чуть не задушила моя тетя во время празднования моего первого дня рождения — так сильно она меня обнимала. Потому-то я, годовалый, это и запомнил: думал, что сейчас мне придет конец. ©hiheyreddit / reddit
  • Помню, было мне где-то 2 года. И отвезли меня на лето к бабушке в деревню в Тамбовскую область. Я стоял в огороде, как вдруг мужик на мотоцикле врезался в нашу кучу угля. Мужик встал, весь в угле и крови, отряхнулся, подошел ко мне, сказал, чтобы я не боялся (я и впрямь чуть не заревел). Потом он достал из внутреннего кармана календарик за 1975 год. Протянул мне его, указал на картинку и сказал: «Запомни, это город Ленинград». Потом, через несколько лет, этот мужик с мотоцикла (дядя Коля) женился на моей тетке. © Владислав
  • Мне было 3–4 года, и мы с бабушкой были в кино. В зале было темно, шел черно-белый фильм, и в какой-то момент бабушка сказала: «Смотри, это Ленин». Я была в полном восторге и побежала к Ленину в абсолютной темноте по проходу. © Ольга

  • Не помню уже возраст точно, помню, как примерз языком к прицепу машины и как меня потом от него пытались отодрать. Еще помню, как лет в 5 кормил видеомагнитофон сахаром. ©Revi / twitter
  • Мне было 3 года. Мы были у бабушки в гостях. Собралось много гостей. Был включен телек. И в какой-то момент все ушли за стол. Я остался один перед телевизором. Транслировали закрытие Олимпиады. И когда я остался один, полетел Мишка, а статисты на трибунах составили слезу. Мне было грустно буквально до слез. Меня очень волновал вопрос, куда же он улетел. © Павел
  • В 2,5 года я присутствовала при рождении своей младшей сестры. Я помню комнату и кресло-мешок, в котором я сидела, помню, как врачи взяли эту штуку, в которую был обернут ребенок, и положили ее в металлический лоток. Я понятия не имела, что они делают. Потом я увидела свою сестру. Она кричала не переставая. Она была фиолетовым, морщинистым и самым уродливым пришельцем, которого я видела в своей жизни. Сейчас ей 22, и она красавица. ©Clover Rose / youtube
Читать еще:  Поминают ли 40 дней в воскресенье

  • Кто-то из ребят принес в детский сад целую шоколадку «Аленка». Нам не хватало сил ее сломать, чтобы на всех разделить. И мы придумали бросать ее на землю и есть осколки. ©lisiy29 / pikabu
  • Когда мне было между 2 и 3 годами, мы ездили на море. Там мне показали малюсенькую медузу. Медуза была странная и, видимо, глубоко поразила мое воображение. Потому что я ничего больше не помню из той поездки, только маленькую медузу на ладошке. © Татьяна Хватинина / thequestion
  • Старший брат помнит, как грыз перила кроватки и у него переставали болеть десны (первые зубы как раз начинали прорезываться). Когда догрызал до дерева, переходил на новый участок — ему было 10 месяцев. Мне эта кроватка досталась уже погрызенной со всех сторон. ©Sobiratelistory / pikabu

  • У мамы была швейная машинка, которая стояла на веранде. В тот раз мамы не было дома, а мне очень хотелось понять, как она работает. Я взял носовой платок, положил под иглу, придерживая указательным пальцем, и крутанул колесо. Бам! За миллисекунды иголка трижды проткнула мой палец. Помню, что не заплакал, а просто стоял и смотрел на свой палец, пока не прибежала тетя и не отвезла меня в больницу. ©Akshay Kumar / quora
  • Помню, как сделала бахрому на диванном покрывале. Мне было завидно, что у кого-то она есть, а у нас не было. Стащила ножницы. Пока взрослые смотрели по телевизору похороны Брежнева, я сидела под диваном и делала бахрому. Мне было 4 года. © Елена
  • Мне было 2 года, и я помню, как по телевизору показывали высадку на Луну. Я думал, что это искусственное воспоминание, но я в деталях рассказал маме, что помнил, вплоть до ковра на полу и отцовских усов. ©Mike O+ / twitter

  • Точно не помню, сколько мне было. Наверное, года 3. Помню, что папа заболел. Кажется, ангиной. Ему нужно было сделать компресс на шею, и мама искала подходящую вещь. Я предложила свой кукольный матрасик. И я запомнила свои двойственные эмоции. С одной стороны, папу было жалко и хотелось ему помочь, с другой — матрасик у меня был один и его тоже было жалко. © Ирина
  • Проснулась от того, что моя сережка зацепилась за подушку. Помню, как мама злилась на папу за то, что он отвел меня проколоть уши в столь раннем возрасте. ©Irene / twitter
  • 2–3 месяца от роду, лежу в детской кроватке, пялюсь на стены и потолок, помню отчетливо, какие обои на стенах, где стоит мебель, откуда падает свет. Приходят сосед с соседкой посмотреть на новорожденного, у соседа большая черная борода, и он крайне мне неприятен. Склоняется надо мной и пытается что-то сказать — все звучит для меня бессмыслицей. Кричу во все младенческое горло, он отстраняется и уходит из комнаты. Родственники подтверждают, что такое было. Помню ощущение общей беспомощности, руки и ноги не слушаются, что происходит — непонятно. © Владимир
  • Я помню, как мой двоюродный брат показывал мне в саду, как стрелять из лука. Рассказывал в подробностях, что и как, родные делали круглые глаза: дело было в Латвии, а я уехал оттуда, когда мне и 2 лет не было. ©Каджит не виноват / twitter
  • Мне было 4 года. Папа не купил мне тапочки с Эсмеральдой, и я поклялась, что не буду с ним разговаривать, пока мне не исполнится 5. Но потом он купил мне чипсы, и я его простила. ©imnotdaria1 / twitter

  • Едва научившись ходить, я подрался с кастрюлей. Я подумал тогда, что она меня обожгла, потому что хотела сделать мне больно. Я стал ее бить и пинать ногами и обжегся еще несколько раз. Кастрюля победила. ©Br0kenMind / reddit
  • Помню, что лежу в коляске, над головой козырек, а впереди толком ничего не видно, только потолок и мелькающие стены: коляска ездит туда-сюда. Еще руками хочу пошевелить, но не могу: они прижаты к телу, и меня это бесит. Оказывается, родители-студенты меня так укачивали: сидели с учебниками, а к коляске привязывали веревку. Подтянут коляску, потом оттолкнут. А пеленали меня совсем недолго, так что, может, 3–4 месяца мне было. © Татьяна
  • Я был совсем маленьким — года 2–3. Оса приземлилась на мою руку и жалила меня снова и снова. Будучи маленьким и неуклюжим ребенком, я просто вопил после каждого укуса. Помню, мне казалось, что прошла целая вечность, прежде чем родители пришли меня проверить. Они думали, что я кричал во время игры. ©Unsurehowigothere / reddit
  • Мне было примерно 1,5 года. Я ползала по ковру, увидела несколько монет на журнальном столике и проглотила одну из них. Мама рассказывала, что в этот момент я покраснела, стала задыхаться, и она повезла меня в больницу, где мне сделали рентген и обнаружили, что монетка застряла в глотке. Я помню большую комнату, где меня держали. Там был черно-белый пол, как шахматная доска, бледно-зеленые стены, а по периметру стояли кроватки. ©Rhianna Brighten Kane / quora
  • Мне было около 3 лет. Я нашел старые ковбойские сапоги в шкафу и надел их. Они полностью закрывали мои ноги. Я помню, как топал в них и падал на попу, хватался за подлокотник стула, чтобы снова встать, и топал дальше. Я посмотрел на маму — она плакала. Потом узнал почему. Это были старые сапоги моего отца, он умер за год до этого. ©hereticjones / reddit

  • После того как я попыталась сбежать из садика, воспитательница на прогулке привязала меня шарфом на веранде. Мне было года 3. © Ирина
  • У нас был кот Шерхан, который меня ни во что не ставил. Помню, как он прыгал мне на ноги и цеплялся за колготки. Мне было года 3, и я, как все советские дети, носил колготки. Было очень больно, я плакал и звал маму. Однажды он подошел, повернулся задом и пометил меня! Второе мое отчетливое детское воспоминание — как я выбрасываю Шерхана из окна, а жили мы на 4-м этаже. У меня и в мыслях не было отомстить ему или сделать больно: просто хотелось проверить гипотезу, что кошки всегда приземляются на 4 лапы. Ничего плохого с ним не случилось, и Шерхан прожил с нами еще несколько лет. Зато я до сих пор себя ругаю за то, что так с ним обошелся. © Денис
  • В 6,5 месяцев, когда у меня прорезались первые зубы, я укусил себя за большой палец на ноге. ©Roy Javier / quora
  • Мне было чуть больше года. И однажды мы с папой пошли гулять в лес недалеко от дома. Это был, наверное, первый и единственный раз, когда папа гулял со мной один. В лесу было место, где водились двухвостки, и папа по пути рассказывал, какие это вредные насекомые. Когда мы пришли туда, я начала давить их палочкой, думая о том, какое хорошее дело я делаю. Повзрослев, я рассказала об этом маме, и она возмущалась, что я запомнила именно тот раз, когда ходила в лес с папой, хотя это было всего однажды, а как гуляла с ней, не запомнила. © Анна
  • Где-то в 1,5 года я лежу с градусником и потрепанной азбукой. Читать меня уже научила сестра, а цифры я пока не знаю. Папа спрашивает, какая температура, я не знаю, что сказать, и отвечаю фразой «Не лезь не в свое дело», услышанной по телевизору. Папа обижается, мне очень стыдно. ©мужеложница / twitter
  • Думаю, мне было не меньше 3 лет. Мы собрались на семейном пикнике у реки. Я пытался снять свои шорты, но мама не давала, потому что под ними у меня ничего не было.
    ©hiheyreddit/ reddit

Помните ли вы себя в раннем детстве? Сможете описать свое самое первое воспоминание?

Самое раннее воспоминание

Когда-то я писал, как в детстве едва не расстался с жизнью по вине злоебучих аллергенов и собственной невнимательности. Но вообще, если хорошенько повспоминать – ситуаций, доказывающих тезис «мужчины – случайно выжившие мальчики», было довольно много.

Знаете, какое у меня самое раннее воспоминание? Я тону. Не в речке и не в пруду, нет. В контейнере для сбора дождевой воды, блядь. В сраном контейнере для сраной воды. В далеком селе в Кокчетавской области. Это в Казахстане, двое суток на поезде от Москвы. Через Омск и красивую реку Иртыш. Здорово, правда?

Была поздняя осень и был вечер. Мы приехали погостить к бабушке с дедушкой, которые обитали как раз на территории бывшей союзной республики. Было холодно, и то ли двухлетний, то ли трехлетний я щеголял в относительно новой пиздатой непромокаемой куртке – что по меркам начала девяностых было непомерным шиком. Мать возле бани стирала белье, а я тусовал вокруг дома, выбирая, что интереснее – доебаться до одного из бабушкиных котов или залезть на кучу угля, наваленную у того самого контейнера.

Если при словах «контейнер для сбора воды» вам представилась какая-то пластиковая штука, утопленная в грунт и снабженная модными трубками, как делают сейчас – то самое время разочароваться. Это был кондовый железный ящик, похожий на те, которые ставят во дворах для сбора мусора – высотой метра два, с откидывающейся крышкой, заполненный ледяной водой почти до краев. Кажется, будь у Красной Армии в сорок первом побольше таких ящиков — немецкие танки хуй бы куда проехали.

В общем, ничего умнее, нежели забраться по куче угля и побултыхать ладошкой в баке я не придумал, и, поскольку природной ловкостью оказался обделен, очень быстро оказался в этом баке целиком.

Может быть, меня читает талантливый человек, который в три годика уже уверенно хуячил и брасом, и кролем, иногда лениво переворачиваясь на спину – чисто Майкл Фелпс. Но я таким не был, и плавал, в общем, как кусок говна с примесью тяжелых металлов.

Помню, что было холодно. Поздняя осень в Казахстане обычно со снегом. Через откинутую в сторону крышку видно было кусочек ледяного, иссиня-черного неба. Небо не обещало мне нихуя хорошего в этот день, да и вообще в целом. Я пытался кричать и звать на помощь – но это было похоже на призыв к боженьке, ибо звук уходил прямиком в небеса – высокие стенки бака не позволяли звуку распространяться в стороны, и шёл он только наверх. Никто из смертных меня услышать не мог.

Мать занята стиркой. Дед с бабкой в доме. С одной стороны – забор и улица, с другой – поля, поля, поля – до самого горизонта. В общем, все шансы досрочно принять не особо героическую кончину.

Не знаю, что дернуло мать заглянуть в этот бак, да и вообще начать меня искать – если интеллектом и ловкостью природа меня обделила, то рассчиталась, видимо, двойной порцией жажды приключений, и даже в том нежном возрасте я вполне мог самостоятельно и целенаправленно съебать с участка потусить с соседской псиной, погулять в поле или докопаться до сельского милиционера с каким-нибудь важным вопросом. То есть меня могло довольно долго не быть в поле зрения – и никто не волновался.

А тут буквально в течение пяти-семи минут поднялся переполох, и меня начали искать. И нашли. Чудеса, епта. Ну, или материнский инстинкт – так это, кажется, принято называть.

А знаете, что меня спасло? Куртка. Охуенная непромокаемая куртка надулась, аки мочевой пузырь пивного алкоголика, поскольку падал в воду я солдатиком – под ней сохранился воздух, и он удержал меня на плаву эти минуты. Конечно, надолго бы этого не хватило, но этот импровизированный спасательный круг по-казахски оказался той мелочью, которая отделила мелкого жизнерадостного долбоёба от захлебнувшегося синюшного трупика.

Читать еще:  Поминают ли некрещеных умерших

Остались только воспоминания о виде на небо из недр водосборного бака, и ощущение холода, поднимающегося от ног всё выше и выше. И ночные кошмары — где я тонул. Тонул везде, долго, мучительно — просыпался, отплевываясь и отхаркиваясь, с ноющими лёгкими — очень, блядь, достоверные были кошмары. Хотя в тот раз я и воды-то не нахлебался. Пропали такие сны только ближе к двадцати годам сами по себе.

Этот случай нынче вспоминается скорее с улыбкой, но мне сложно представить более тупую гибель, нежели утопление в сраном баке для воды – и ещё сложнее смоделировать, как бы это потом отразилось на жизни семьи.

Вот и всё, вроде бы. Но, как известно, история без морали — хуёвая история, поэтому скажу: сие происшествие доказало, что пиздатая непромокаемая куртка – это полжизни. Поэтому к пиздатым курткам я до сих пор отношусь с уважением. Уважайте пиздатые куртки, друзья и подруги.

И следите за детьми — они могут быть редкими долбоёбами и изощрённо убиться буквально на ровном месте, и как вам потом с этим жить — непонятно.

Какое у вас самое раннее воспоминание из детства?

Я очень многое помню из своего раннего детства. Некоторые не верят, аргументирую тем, что человек не может помнить себя в 1 — 3 летнем возрасте. Так ли это? А какое у вас самое раннее воспоминание из детства?

Я помню увиденные картины и испытанные ощущения где-то девятнадцати-восемнадцатилетней давности (сейчас мне двадцать). Сказать о том, какое из этих воспоминаний самое раннее — трудно. Скорее всего это момент, когда я засунула в ноздрю маленький бутон искусственного цветка. Играя, я откручивала и прикручивала эти бутоны к стеблю. Один из них как раз и засунула в ноздрю. Я отчетливо помню, что мне было не трудно дышать, что я сама спокойно проводила пальчиком по носу, пытаясь вытолкнуть его обратно. Мама же перепугалась не на шутку. Еще помню как выглядела комната в детском саду, где стояли шкафчики для верхней одежды. Воспоминаний из детства, когда мне было четыре, значительно больше.

Я стою в детской кроватке, лицом к высоченной и тяжеленной белой двери. Вдруг одна из створок двери очень медленно начинает отворяться. Медленно, медленно образуется щель и так же очень медленно в эту дверь начинает просовываться страшнейшая, кошмарнейшая рожа — огромный крючковатый нос с красной горящей на ней точкой почти достаёт до задранного вверх подбородка, зелёными огнями горят глаза, седые патлы торчат из-под линяло-грязного платка, обмотанного вокруг головы. Я широко открываю рот и издаю пронзительный и долгий визг. Сбежалось на него пол театра 🙂

Долгое время изредка вспоминая этот случай, я думал, что это был сон. Уже подростком как-то рассказал его маме, она ахнула: «Да ведь тебе был год и 2 месяца!». Оказалось, что родители-артисты, тогда временно жили прямо в театре, а в антракте актёр, игравший ведьму, искал их и осторожно влез в комнату, чтобы не напугать меня, и достиг прямо противоположного эффекта, если бы он сунулся и исчез, я бы не успел испугаться и из памяти это явление исчезло бы как настоящий сон, но это медленное плавное движение двери и страшной рожи, меня заворожило и околдовало так, что врезалось навечно в память 🙂

Я помню вкус маминого грудного молока и вкус молока тети (жены маминого брата). У мамы соленое молоко на вкус, а у т. Нины чуть сладковатое. Когда спросила у мамы, когда меня кормила тетя Нина, то выяснилось, что в 3 месяца от рождения. Помню, как замерзли ноги в моих сине-белых ботиночках, когда мы гуляли на улице, я тогда в коляске сидела, и мама разговорилась с какой – то женщиной. Я тогда не умела объяснять и говорить, поэтому капризничала. Я вообще много моментов помню.

Сама я помню как моя мама попросила поиграть со мной соседских девченок. Они потащили меня на речку, одна осталась сидеть со мной, а остальные полезли в воду купаться. Та, что сидела со мной тоже убежала — видно надоело ей со мной водиться. Вот говорить я тогда еще не умела, а мыслила дай боже! Стою и думаю, как же проучить эту девченку. Не придумала ничего лучше чем очень сильно зареветь. Девочки испугались, прибежали, спрашивают: что случилось? А я думаю: как же им сказать, что эта деченка меня бросила, ведь говорить то я не умею! Ходить я точно уже ходила (пошла в 9 месяцев), день рождения у меня в конце марта,купаются летом, так что логически мне тогда было чуть больше года.

Старший сын помнит, как трава щекотала ему пяточки, когда мы его фотографировали. Ему тогда было 10 месяцев.

Средний сын помнит, как приезжал дедушка в гости, а сын бегал голенький и ему было стыдно. Немного посчитав пришли к выводу, что было ему тогда месяцев 9. Представляете, ему было стыдно!

До сих пор помню, как мне неудобно было лежать в коляске. Дно коляски казалось слишком жёстким, а пелёнки стесняли мои движения. Ещё помню, как мне не понравилось, когда впервые пришлось надеть штаны (или трусы), сначала было очень неудобно, поскольку мешали мои половые органы (простите за излишнюю подробность) — я не знал, как их разместить между штанинами, чтобы не испытывать дискомфорта 🙂

Ещё запомнился момент, когда отец подносил меня к лампочке под потолком и говорил, что это называется лампочка.

И ещё когда я лежал в яслях, у меня было ночное недержание. Воспитательница всегда на меня кричала: «Опять обоссался, бессовестный! Как не стыдно!» С тех пор долгое время слова «совесть» и «стыд» ассоциировались у меня с мочой. А мальчика, который спал рядом со мной, звали Игорем.

Я помню как мама грудью меня кормила, потом сказала хватит — пей теперь из чашки. Но в каком это возрасте — во сколько лет не могу сказать, но это самое раннее что я помню, а дальше лето, трава ,цветы, потом попозже болезни,еще как в деревне потерялась и далеко в лес убежала, но это уже года в 4,а учительницына дочка на велосипеде привезла меня к бабушке моей.

Самое первое примерно года в два. Тогда родители подарили мне собаку — щенка сенбернара. Конечно гуляла с ним я (под присмотром родителей). Вот идем мы однажды, зима, сугробы. Я веду собаку, родители сзади. Тут из-за угла выбегает кошка, собака моя конечно за ней! А следом, не выпуская поводка из рук лечу я с криком: «папа, папа, папа!»

Где-то года в два зимним морозным утром мы вышли на улицу с мамой, конечно в детсад. Но мама настолько мало спала по ночам (да, я была не ангелом 🙂 что забыла обуть меня. И я на улице в тапочках спрашиваю маму: — Маам.. а почему ты мне сапожки не обула? У мамы такой шок, бегом домой обувать 🙂

Помню себя только с 3-х лет, раньше не помню. Ну и одно из первых воспоминаний — о том, как я раз проснулся посреди ночи, стал звать родителей, весь оборался и все зря — не идут мама и папа и все тут, что же такое. Я в ту пору инстинктивно, безотчетно боялся темноты (атавистической, доставшейся от далеких предков боязнью) и оберегал себя тем, что накрывался одеялом с головой, только высунув из-под одеяла нос, ну и чувствовал себя в безопасности («всякие обитающие ночью в темной комнате чудища меня здесь не достанут»). А тут надо было идти в комнату родителей через темноту, чтобы выяснить, почему они не отзываются. Ну и получилось, как в стихотворении Гумилева Крыса (перефразирую соответствующую строчку): «Страшно встать (в темноту, к «чудищам»), но оставаться в неведении еще страшнее». И я вылез из кроватки, направился в родительскую комнату и. никого там не обнаружил. Я впал тогда не в панику, а в растерянность — «как так. я — один в ночной квартире. что же теперь будет?!» (примерно так можно словесно сформулировать то, что я тогда ощутил). Я прилег тогда на диван и дальше «рассуждал» примерно так: «Вот настанет утро, и все вернется на круги своя — папа, мама будут снова здесь». Лежу я тогда, пялю глаза в потолок, почему-то воображаю себя ползающим по стене, как таракан или геккон, ну и постепенно забылся (слава Богу, что тогда не произошло никаких «звуковых явлений» — какого-нибудь шороха, скрипа, топота, чего другого (в «хрущобе»-то слышимость почти идеальная), а то бы я мог тогда перепугаться уже панически — заверещал бы так, что перебудил бы всю «хрущобу». однако обошлось).

Впоследствии мама рассказывала — «пошли мы как-то с папой в кино, приходим, а ты лежишь на нашем диване. после этого мы тебя одного больше не оставляли».

Да, это, наверное, мое самое первое осознанное воспоминание.

Почему мы не помним себя в младенческом возрасте

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Младенцы впитывают информацию как губка — почему же тогда у нас уходит столько времени на формирование первого воспоминания о себе? Обозреватель BBC Future решил выяснить причину этого явления.

    Вы встретились за обедом с людьми, которых вы знаете уже достаточно давно. Вы вместе устраивали праздники, отмечали дни рождения, ходили в парк, с удовольствием поглощали мороженое и даже ездили с ними в отпуск.

    Между прочим, эти люди — ваши родители — потратили на вас немало денег за все эти годы. Проблема в том, что вы этого не помните.

    Большинство из нас совершенно не помнит первые несколько лет своей жизни: с самого ответственного момента — появления на свет — до первых шагов, первых слов, а то и до детского сада.

    Даже после того, как у нас в голове появляется драгоценное первое воспоминание, следующие «зарубки в памяти» получаются редкими и обрывочными вплоть до более старшего возраста.

    С чем это связано? Зияющий провал в биографии детей огорчает родителей и на протяжении вот уже нескольких десятилетий ставит в тупик психологов, неврологов и лингвистов.

    Отец психоанализа Зигмунд Фрейд, который более ста лет назад ввел в оборот термин «младенческая амнезия», и вовсе был одержим этой темой.

    Исследуя этот ментальный вакуум, невольно задаешься интересными вопросами. Соответствует ли наше первое воспоминание действительности или оно выдумано? Помним ли мы сами события или только их вербальное описание?

    И можно ли однажды вспомнить все то, что как будто не сохранилось в нашей памяти?

    Это явление вдвойне загадочно, поскольку во всем остальном младенцы впитывают новую информацию как губка, ежесекундно формируя по 700 новых нейронных связей и пуская в ход навыки изучения языков, которым мог бы позавидовать любой полиглот.

    Судя по данным последних исследований, ребенок начинает тренировать мозг еще в утробе матери.

    Но и у взрослых информация со временем утрачивается, если не предпринимать попыток сохранить ее. Поэтому одно из объяснений состоит в том, что младенческая амнезия является всего лишь следствием естественного процесса забывания событий, имевших место в течение нашей жизни.

    Ответ на этот вопрос можно найти в работе жившего в XIX веке немецкого психолога Германа Эббингауза, который провел ряд новаторских исследований на себе самом, чтобы выявить пределы человеческой памяти.

    Для того чтобы сделать свой мозг в начале эксперимента подобным чистому листу, он придумал использовать бессмысленные ряды слогов — слова, составленные наобум из случайно подобранных букв, такие как «каг» или «сланс», — и принялся запоминать тысячи таких буквосочетаний.

    Составленная им по итогам опыта кривая забывания свидетельствует о наличии поразительно быстрого спада в способности человека вспомнить выученное: в отсутствие особых усилий человеческий мозг отсеивает половину всех новых знаний в течение часа.

    К 30-му дню человек помнит лишь 2-3% того, что учил.

    Один из самых важных выводов Эббингауза заключается в том, что такое забывание информации вполне предсказуемо. Чтобы выяснить, насколько память младенца отличается от памяти взрослого человека, достаточно просто сравнить графики.

    Читать еще:  Родительская суббота в октябре

    В 1980-х годах, произведя соответствующие подсчеты, ученые установили, что человек помнит на удивление мало событий, имевших место в его жизни в период с рождения до шести-семилетнего возраста. Очевидно, тут кроется что-то еще.

    Интересно, что завеса над воспоминаниями приподнимается у всех в разном возрасте. Некоторые люди помнят, что с ними было в два года, а у некоторых не сохранилось никаких воспоминаний о себе вплоть до возраста 7-8 лет.

    В среднем, обрывки воспоминаний начинают появляться у человека примерно с трех с половиной лет.

    Что еще интереснее, степень забывчивости разнится в зависимости от страны: средний возраст, в котором человек начинает помнить себя, может отличаться в разных странах на два года.

    Могут ли эти выводы пролить хоть какой-нибудь свет на природу такого вакуума? Для того чтобы найти ответ на этот вопрос, психолог Ци Ван из Корнельского университета (США) собрала сотни воспоминаний в группах китайских и американских студентов.

    В полном соответствии с национальными стереотипами, у американцев рассказы были длиннее, подробнее и с явным акцентом на себе самом.

    Китайцы высказывались лаконичнее и с упором на факты; в целом, детские воспоминания начинались у них на полгода позже.

    Эта закономерность подтверждается множеством других исследований. Более подробные рассказы, сконцентрированные на себе самом, судя по всему, вспоминаются легче.

    Считается, что личный интерес способствует работе памяти, поскольку при наличии собственной точки зрения события наполняются смыслом.

    «Все дело в различии между воспоминаниями ‘В зоопарке были тигры’ и ‘В зоопарке я видел тигров, и хотя они были страшные, мне было очень весело'», — поясняет Робин Фивуш, психолог из Университета Эмори (США).

    Проводя тот же опыт повторно, Ван опросила матерей детей и установила точно такую же закономерность.

    Иными словами, если воспоминания у вас остались смутные, в этом виноваты ваши родители.

    Первое воспоминание в жизни Ван — прогулка по горам в окрестностях родного дома в китайском городе Чунцине вместе с матерью и сестрой. Ей тогда было около шести лет.

    Однако пока она не переехала в США, никому не приходило в голову спросить ее о том, с какого возраста она себя помнит.

    «В восточных культурах детские воспоминания никого не интересуют. Люди только удивляются: ‘Зачем это тебе?'», — рассказывает она.

    «Если общество дает вам понять, что эти воспоминания важны для вас, вы их сохраните», — утверждает Ван.

    Раньше всего воспоминания начинают формироваться у малолетних представителей новозеландского народа маори, для которого характерно большое внимание к прошлому. Многие люди помнят, что с ними было в возрасте всего двух с половиной лет.

    На то, как мы рассказываем о своих воспоминаниях, могут влиять и культурные особенности, причем некоторые психологи полагают, что события начинают сохраняться в памяти человека только после того, как он освоит речь.

    «Язык помогает структурировать, организовать воспоминания в форме повествования. Если изложить событие в форме рассказа, полученные впечатления становятся более упорядоченными, и их легче помнить в течение долгого времени», — утверждает Фивуш.

    Однако некоторые психологи скептически относятся к роли языка в запоминании. К примеру, дети, которые рождаются глухими и растут, не зная языка жестов, начинают помнить себя примерно с того же возраста.

    Это наводит на мысль о том, что мы не можем вспомнить первые годы своей жизни только лишь потому, что наш мозг еще не оснащен необходимым инструментарием.

    Это объяснение стало итогом обследования самого знаменитого пациента в истории неврологии, известного под псевдонимом H.M.

    После того, как в ходе неудачной операции с целью вылечить эпилепсию у H.M. был поврежден гиппокамп, он утратил способность запоминать новые события.

    «Это средоточие нашей способности к обучению и запоминанию. Если бы не гиппокамп, я бы потом не смог вспомнить нашу беседу», — поясняет Джеффри Фейген, который исследует вопросы, связанные с памятью и обучением, в Университете Сент-Джонс (США).

    Интересно, однако, отметить, что пациент с травмой гиппокампа мог тем не менее усваивать другие виды информации — в точности как младенец.

    Когда ученые попросили его срисовать пятиконечную звезду по ее отражению в зеркале (это сложнее, чем кажется!), он совершенствовался с каждой попыткой, хотя ему всякий раз казалось, будто он рисует ее впервые.

    Возможно, в раннем возрасте гиппокамп просто недостаточно развит для формирования полноценных воспоминаний о происходящих событиях.

    В течение первых нескольких лет жизни у детенышей обезьяны, крысят и детей к гиппокампу продолжают добавляться нейроны, и в младенческом возрасте никто из них не способен запоминать что-либо надолго.

    При этом, по-видимому, как только организм перестает создавать новые нейроны, они внезапно приобретают эту способность. «У маленьких детей и младенцев гиппокамп развит очень слабо», — говорит Фейген.

    Но означает ли это, что в недоразвитом состоянии гиппокамп со временем теряет накопленные воспоминания? Или же они не формируются вовсе?

    Поскольку события, имевшие место в детстве, могут продолжать влиять на наше поведение еще долго после того, как мы о них забываем, некоторые психологи полагают, что они наверняка остаются в нашей памяти.

    «Возможно, воспоминания хранятся в каком-нибудь месте, которое сейчас недоступно, но это очень сложно доказать эмпирическим путем», — поясняет Фейген.

    Впрочем, не следует чересчур доверять и тому, что мы помним о той поре, — не исключено, что наши детские воспоминания во многом ложны и мы помним события, которые никогда с нами не происходили.

    Элизабет Лофтес, психолог из Калифорнийского университета в городе Ирвайне (США) посвятила свои научные изыскания именно этой теме.

    «Люди могут подхватывать идеи и начинать их визуализировать, в результате чего они становятся неотличимы от воспоминаний», — рассказывает она.

    Воображаемые события

    Лофтес и сама не понаслышке знает, как это бывает. Когда ей было 16 лет, ее мать утонула в бассейне.

    Спустя много лет одна родственница убедила ее в том, будто именно она обнаружила всплывшее тело.

    На Лофтес нахлынули «воспоминания», однако через неделю та же родственница перезвонила ей и объяснила, что ошиблась, — труп нашел кто-то другой.

    Конечно, никому не понравится услышать, что его воспоминания ненастоящие. Лофтес понимала, что ей нужны бесспорные доказательства, чтобы убедить сомневающихся.

    Еще в 1980-е годы она набрала добровольцев для исследования и сама начала подбрасывать им «воспоминания».

    Лофтес придумала изощренную ложь о детской травме, которую они якобы получили, потерявшись в магазине, где их потом нашла какая-то добрая старушка и отвела к родителям. Для большей правдоподобности она приплела к рассказу членов семьи.

    «Мы говорили участникам исследования: ‘Мы пообщались с вашей матерью, и она рассказала нам о том, что с вами случилось'».

    Почти треть испытуемых попалась в расставленную ловушку: некоторые умудрились «вспомнить» это событие во всех подробностях.

    На самом деле, иногда мы бываем более уверены в точности своих воображаемых воспоминаний, чем в тех событиях, которые имели место на самом деле.

    И даже если ваши воспоминания основаны на реальных событиях, вполне возможно, они были впоследствии переформулированы и переформатированы с учетом бесед о событии, а не собственных воспоминаний о нем.

    Помните, когда вы подумали, как весело будет превратить свою сестру в зебру с помощью несмываемого фломастера? Или вы просто видели это на семейном видео?

    А этот потрясающий торт, который мама испекла, когда вам исполнилось три года? Может быть, вам рассказал о нем старший брат?

    Пожалуй, самая большая загадка состоит не в том, почему мы не помним свое ранее детство, а в том, можно ли вообще верить нашим воспоминаниям.

    PSYCHOLOGY-BEST.RU — ВСЁ О ПСИХОЛОГИИ ОТНОШЕНИЙ

    От внутренней работы вашего мозга до внешних проявлений в человеческом поведении. Используйте эти знания, чтобы создать жизнь, которую вы любите.

    Ранние воспоминания

    Что такое в нашей жизни самые ранние воспоминания, которые мы можем вспомнить? Исследования показали, что у большинства людей ранние воспоминания относятся к возрасту 3-3,5 года. Недавние исследования с детьми свидетельствуют, что самые ранние воспоминания, скорее всего, могут относиться даже к более раннему возрасту. С другой стороны, исследования со взрослыми людьми предполагают, что люди могут вспомнить ранние воспоминания детства только о возрасте от 6 до 6,5 лет. Исследователи считают, что не так много событий в возрасте до 6 лет могут стать воспоминаниями на всю жизнь.

    О чем расскажут ранние воспоминания

    Что наши самые ранние воспоминания могут поведать о нас или о нашем детстве? Ранние воспоминания отличаются друг от друга по содержанию. Игры, травмы, изменения (такие как переезд или переход в другую школу) все может стать событиями, которые запоминаются в зрелом возрасте. Какие типы событий сохраняются и во взрослой памяти, вполне может отражать как характеристики нашего детства, а также неотъемлемую часть того, что для нас важно.

    Это еще не ясно, почему какой-то конкретный опыт запоминается на всю жизнь, в то время как многие, многие другие не являются таковыми. Самые ранние детские воспоминания, сохранившиеся в памяти взрослых, часто являются эмоциональными событиями. Хотя многие воспоминания представляют негативные эмоциональные события, многие из них также сохраняют в памяти счастливые переживания детства. Конечно травмы различного рода часто сохраняются в памяти взрослых. Но запоминающимися являются также и счастливые случаи, такие, как особенно приятный отдых или время игр с друзьями, увлекательные прогулки.

    Совокупность наших автобиографических воспоминаний отражает не только течение нашей жизни, но и то, какими мы стали. Так же, как ранние воспоминания отражают влияние нашего культурного контекста, они могут отражать влияние того типа детства, которым мы наслаждались. Опыт — это не только то, что происходит с нами, это своеобразное сырье, которое мы используем в формировании нашей личности. Человек, которым мы стали, может думать о событиях, которые сформировали нас, может пересмотреть их, и может выбирать, как реагировать на них. Мы не узники нашего прошлого; мы можем сохранить контроль над тем, как использовать аспекты нашего прошлого в формировании того, кем мы хотим быть, и кем мы хотим стать.

    Воспоминания и наше чувство идентичности

    Детские воспоминания, которые мы сохраняем, раскрывают аспекты того, что мы считаем важным. Как человек понимает смысл тех давних событий, способствует его самоощущению. Воспоминания как обработанный опыт включается в развивающуюся, динамичную личность, которая сохраняет и интерпретирует происходящее в жизни. Мы не можем выбрать детство, которое нам дали, но мы можем выбрать, что делать с материалом наших детских воспоминаний.

    Во многих отношениях, наши воспоминания определяют наше чувство собственного достоинства. Мы можем сохранять чувство идентичности, потому что знаем, что являемся таким же человеком, каким были вчера и, несомненно, будем и завтра. В своей основной форме, наша личность — это признание того, что я «Ирина», а не «Анна». Осознание собственной индивидуальности происходит в начале жизни, возможно, в возрасте 18 месяцев, когда вы осознаете, что малыш, которого видите в зеркале, на самом деле вы, а не другой ребенок. Проходя через детство и подростковый возраст, мы начинаем формировать набор схем или мнений о своей личности. Они включают в себя идеи о том, как наше тело выглядит, каковы наши способности и индивидуальность, наше место в обществе, и то, как вы считаете, вы воспринимаетесь другими людьми.

    К тому времени, когда мы достигаем юности, мы имеем, по крайней мере, предварительное чувство идентичности. В юношеском возрасте мы уточняем эту идентичность, исследуя различные варианты в отношении нашей роли в жизни и ее ценности. Мы также начинаем развивать видение нашей будущей жизни, или то, что принято называть «сценарием жизни». По мере развития событий в нашей жизни, мы начинаем создавать наши собственные от первого лица рассказы о событиях, с которыми мы столкнулись, или то, что можно назвать «история жизни».

    Наши личности определяются нашими жизненными историями, как мы постепенно включаем воспоминания (в том числе и ранние воспоминания) о событиях нашей жизни в наше понимание самого себя. Наиболее важными из них являются те, которые мы помним наиболее ярко и которые способствуют наиболее сильно формированию нашего общего самоощущения.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector