2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сильвестр сиропул воспоминания о ферраро флорентийском соборе

Святые в истории. Жития святых в новом формате. XII XV века (33 стр.)

Ливонская рифмованная хроника / Пер. И. Э. Клейненберга.

Лицевой свод XVII века.

Марк, митрополит Эфесский.

Изложение о том, каким образом он принял архиерейское достоинство, и разъяснение о Соборе, бывшем во Флоренции.

Предсмертное завещание Георгию Схоларию.

Муравьев А. Н. Житие преподобного Зосимы. Неизданные сочинения Марка Эфесского и Георгия Схолария / Пер. А. Норова.

Никифор Григора. История ромеев.

Никон (Рождественский), архиеп. Житие и подвиги Преподобного Сергия Радонежского.

Паисий Хиландарский. О роде болгарском и языке. Песни славянских народов. Пг., 1914.

Плано Карпини И. де. История монголов.

Повесть о взятии Царьграда крестоносцами в 1204 году.

Рукописание Магнуша, короля Свейского.

Савва Сербский, свт. Хиландарский устав.

Сильвестр Сиропул. Воспоминания о Ферраро-Флорентийском Соборе (1438–1439). Сказание о Мамаевом побоище.

Слово о житии и о преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского. Соловецкий патерик.

Софийская первая летопись старшего извода.

Чахрухадзе. Тамариани / Пер. Ш. Нуцубидзе.

Шота Руставели. Афоризмы.

Шота Руставели. Витязь в тигровой шкуре / Пер. Н. Заболоцкого.

Литература

Александр Невский: Государь. Дипломат. Воин. М., 2010.

Архимандрит Амвросий (Погодин). Святой Марк Эфесский и Флорентийская уния. Владимир, 1994.

Архимандрит Досифей (Немчинов). Географическое, историческое и статистическое описание ставропигиального Соловецкого монастыря. Ч. 1–2. М., 1836.

Богданов А.П. Александр Невский. М., 2009.

Булгаков П. Святые старцы. Сказание о жизни св. Савватия и Зосимы. М., 1914.

Ванькин Е. Андрей Рублев и русские иконописцы. М., 2012.

Величко А.М. История византийских императоров. М., 2010.

Влатос К. Марк Эфесский и Флорентийский Собор. М., 2013.

Дандуров Д. Шота Руставели. М., 1937.

Джанашвили М.Г. Царица Тамара. Тифлис, 1900.

Духовное и историко-культурное наследие Соловецкого монастыря: Сборник научных статей и докладов. Соловки, 2011.

Занемонец А.В. Иоанн Евгеник и православное сопротивление унии. СПб., 2008.

Игумен Модест (Стрельбицкий). Святой Григорий Палама. Киев, 1860.

История Болгарии / Сост. Н. Овсяный и др. М., 2002.

История первоклассного ставропигиального Соловецкого монастыря. СПб., 1899.

Казанский П. С. Жизнь святого Саввы, первого архиепископа Сербского. М., 1849.

Карамзин Н. М. Исторические воспоминания и замечания на пути к Троице и в сем монастыре // Карамзин Н. М. О древней и новой России. М., 2002.

Ключевский В. О. Исторические портреты. М., 1990.

Кондаков Н. П. Опись памятников древности в некоторых храмах и монастырях Грузии. СПб., 1890.

Котляр Н. Ф. Даниил, князь Галицкий. Документальное повествование. СПб., 2008.

Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии. Вып. 3. Архангельск, 1896. С. 131–144.

Крымский А. Е. История Персии, ее литературы и дервишской теософии: В 3 т. М., 1909–1917.

Леопардов Н. О кресте, поступившем в музей при Киевской духовной академии. Киев, 1889.

Матузова В.И., НазароваЕ. Л. Крестоносцы и Русь. М., 2002.

Мейендорф И., прот. Святой Григорий Палама и православная мистика. М., 2003.

Милетич М. Четки святого Саввы. М., 2007.

Мургулия М. П., Шушарин В. П. Половцы, Грузия, Русь и Венгрия в XII–XIII веках. М., 1998.

Полывянный Д.И. Культурное своеобразие средневековой Болгарии в контексте византийско-славянской общности IX–XV веков. Иваново, 2000.

Романовская Н. В. Грузинская царица Тамара и ее время. М., 1915.

Святая благоверная великая княгиня московская Евдокия, в инокинях преподобная Евфросиния. М., 1888.

Святой благоверный князь Александр Невский и древний городецкий Феодоровский монастырь. Нижний Новгород, 2009.

Святой Сергий Радонежский. 700 лет. М., 2014.

Сергеев В. Андрей Рублев. М., 1998.

Случевский К. К. Государственное значение св. Сергия и Троице-Сергиевой Лавры. М., 1889.

Соколов И. И. Афонское монашество в его прошлом и современном состоянии. СПб., 2004.

Соколов И. И. Свт. Григорий Палама, его труды и учение об исихазме. СПб., 2004.

Трофимов А. Небесная покровительница Москвы. М., 2007.

Трубецкой Е. Три очерка о русской иконе. М., 2000.

Федотов Г. Святые Древней Руси. М., 1991.

Список иллюстраций

С. 9. Благоверная царица Тамара. Фрагмент фрески. Монастырь Бетания, Грузия. Нач. XIII в. Репродукция: www.wikimedia.org С. 38–39. Гелатский монастырь. Грузия. Основан в нач. XII в. Фотобанк Shatterstock С. 47. Святитель Савва Сербский. Фреска. Монастырь Студеница, Сербия. XIII в. Репродукция: www.wikimedia.org

С. 68–69. Соборный храм Успения Пресвятой Богородицы. Монастырь Студеница, Сербия. Основан в кон. XII в. Фотобанк Shatterstock С. 77, оформление обложки. Благоверный князь Александр Невский. Современная икона. Александр Айнетдинов.

С. 82–83. Спасо-Преображенский собор. Переславль-Залесский. Сер. XII в. Фотобанк Shatterstock

С. 115. Святитель Григорий Палама. Фреска. Монастырь Дионисиат, Афон, Греция. Сер. XVI в. С. 124–125. Соборный храм Благовещения Пресвятой Богородицы. Лавра Святого Афанасия, Афон, Греция. X в. Фотография: www.wikimedia.org С. 145. Преподобный Сергий Радонежский. Икона. Россия. XVI–XVII вв. Репродукция: http:// lib.pstgu.ru/

С. 156–157. Троицкий собор Троице-Сергиевой Лавры. 1422–1423 гг. Фотография Сергея Чистякова.

С. 173. Святитель Евфимий Тырновский. Современная роспись. Часовня Свт. Климента Охридского, Богословский факультет Софийского университета, Болгария. Репродукция: http://commons.orthodoxwiki.org/

С. 178–179. Церковь Сорока мучеников. Велико-Тырново, Болгария. XIII в. Фотобанк Shatterstock

С. 197. Преподобная Евфросиния Московская. Современная икона. Храм Преподобной Евфросинии, Москва. Репродукция: www.evfrosinia.ru

С. 206–207. Спасский собор Андроникова монастыря. Москва. 1420–1427 гг. Фотобанк Shatterstock

С. 223. Святитель Марк Эфесский. Фреска. Кон. XIX в. Репродукция: www.wikimedia.org

С. 238–239. Кафедральный собор Св. великомученика Георгия. Феррара, Италия. Основан в XII в.

С. 263. Преподобный Зосима Соловецкий. Шитье. Сольвычегодск. 1661 г. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург. Репродукция: http://lib.pstgu.ru/

С. 278–279. Спасо-Преображенский Соловецкий монастырь. Фотобанк Shatterstock

Об авторе

Ольга Петровна Клюкина – писатель и сценарист, член Союза российских писателей. Круг ее тем – библейская история, опыт Православия, агиография, просвещение.

Родилась в поселке Приволжский Саратовской области, после окончания Саратовского государственного университета работала журналистом, освещая темы культуры и искусства. В настоящее время живет и работает в Москве.

Автор исторического романа «Эсфирь», повестей «Огненный меч Гедеона», «Братская победа», «Пророк Иона» и других произведений на библейские сюжеты. Автор-составитель полюбившихся читателям сборников христианских притч «Однажды…», «Жил человек», «Отцы-пустынники», «Просто верить», книги «Закон любви. Краткий современный катехизис для тех, кто хочет быть с Богом».

Обращение к Православию считает своим вторым рождением.

Об издательстве

Для нас православное христианство – это жизнь во всем ее многообразии. Это уникальная возможность не пропустить себя, сделав маленький шаг навстречу своей душе, стать ближе к Богу. Именно для этого мы издаем книги.

В мире суеты, беготни и вечной погони за счастьем человек бредет в поисках чуда. А самое прекрасное, светлое чудо – это изменение человеческой души. От зла – к добру! От бессмысленности – к Смыслу и Истине! Это и есть настоящее счастье!

Мы работаем для того, чтобы помочь вам жить по вере в многосложном современном мире, ощущая достоинство и глубину собственной жизни.

Надеемся, что наши книги принесут вам пользу и радость, помогут найти главное в своей жизни!

Приходите к нам в гости!

Теперь наши книги по издательским ценам в центре Москвы!

Друзья! Теперь книги «Никеи» по издательской цене можно купить в центре Москвы. Новый магазин расположился в помещении издательства около Арбата. Вы можете приходить и выбирать книги, держать их в руках, рассматривать, можете сесть в кресло и почитать. В магазине представлен полный ассортимент книг издательства: религиозная, художественная, прикладная и детская литература.

+7 (495) 510-84-12 (магазин)

+7 (495) 600-35-10 (издательство)

Адрес: пер. Сивцев Вражек, д. 21, домофон 27к

График работы: пн-чт 10.00–18.00 пт 10.00–17.00

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях! Интересные события, участие в жизни издательства, возможность личного общения, новые друзья!

Художественная и религиозная литература tJ facebook.com/nikeabooks I J vk.com/nikeabooks

Детская и семейная литература tJ facebook.com/nikeafamily I J vk.com/nikeafamily

О серии

В серии представлены биографии православных подвижников веры на фоне эпохи. Все жизнеописания основаны на исторических документах, воспоминаниях современников и трудах самих святых, в конце книг приводится список использованных источников. Биографии помещены в широкий исторический контекст, позволяющий более ярко представить реальную жизнь подвижников. Эти истории по-новому рассказывают об известных, а также малоизвестных фактах из жизни святых.

Несмотря на обилие исторических фактов, книги этой серии читаются удивительно легко, на одном дыхании. Рассказывая о святых прошлых столетий живым современным языком, автор делает их близкими и понятными сегодняшнему читателю.

Серия охватывает двадцать столетий христианской истории: в шести книгах представлены жизнеописания святых с I по XX век. Ключевые моменты истории Церкви и святости каждого периода раскрываются через жизнеописания девяти наиболее значимых святых.

Примечания

Здесь и далее фрагменты этой поэмы приводятся в переводе Ш. Нуцубидзе.

Здесь и далее фрагменты этой поэмы приводятся в переводе Н. Заболоцкого.

Православная Жизнь

Main menu

Вы здесь

Откуда берутся богословские компромиссы и чем они опасны? История Флорентийской унии

Исследовал вопрос протоиерей Андрей Ухтомский.

6 июля 1439 г., ровно 578 лет назад, состоялся Ферраро-Флорентийский Cобор: крупнейший Cобор Католической и Православной Церкви (были попытки назвать его Вселенским), результатом которого было создание Грекокатолической Церкви, унии. Собор проходил в северо-итальянском городе Ферраре, а с началом чумы в 1439 г. был перенесен во Флоренцию. Собор представлял собой частные и коллективные встречи участников с Папой Римский Евгением IV. Дух и события Собора можно резюмировать свидетельством очевидца со стороны Православной Церкви, впоследствии Патриарха Константинопольского (1463–1464 гг.) – Сильвестра Сиропула, который пишет в своих воспоминаниях так:

«…Послы… поняли из услышанного, что совершившееся объединение не есть подлинное единство. Но если бы они в точности узнали, как и кем это было сделано, то они бы не только не признали его за подлинное объединение, но и вовсе осудили бы совершивших это. И не только они, но все латиняне и греки, в особенности обладающие рассуждением и разумом, не считали произошедшее постановлением Вселенского Собора и не порицали тех, кто не принял такое постановление… Данный же Собор… вовсе не вынес никакого решения, и не спрашивали у его участников, кто какое имеет мнение о том, что обсуждается на собеседованиях… То, что Собор вынес какое-либо решение, не скажет никто из на нем присутствовавших, разве что (скажут, что), он просто имел какую-то видимость законности… Когда же собеседования закончились, Собор более не сделал ничего, но все происходило отдельно, скрытно и прикровенно. Ведь встречи императора и десятка архиереев проходили у папы в частном порядке и закрыто, и ни остальные наши архиереи, ни латинские епископы, не знали, что там говорили… Греки знали, что орос подписан императором, подписали и они. Знали и латиняне, что он подписан греками и папой, подписали и они. При этом большинство не знало, что в нем написано»(1). Это более чем краткое свидетельство о Соборе.

О чем говорит это свидетельство? О том, что Ферраро-Флорентийский Собор, созванный для решения богословских разногласий между Католической и Православной Церковью, преследовал иные цели, нежели богословские, если очевидец указывает на то, что о принятых на нем решениях, в сущности, толком никто ничего не знал и, очевидно, эта позиция устраивала присутствовавших? Какие же были цели Собора?
На то время политическому единству недоставало богословского – для достижения целей. Этот Собор должен был послужить замыкающим звеном в цепочке получения Византийским императором Иоанном VIII Палеологом военной помощи латинян против турок. Византия обладала лишь Константинополем с пригородами, малыми областями на юге Греции и несколькими островами. Вся огромная территория, некогда входившая в Византийскую империю, находилась в руках турецкого султана, вассалом которого был сам Константинопольский Патриарх. Остатки великой империи мог вскоре поглотить султан. Во избежание утраты того малого, что имела Византия, требовалась военная помощь – ее можно было получить при условии богословского единства.

На собор в Феррару вместе с Патриархом отбыло 600 человек, в числе которых престарелый Патриарх Иосиф, 22 епископа, многочисленные клирики и миряне. В составе делегации были также представители Александрийского, Антиохийского, Иерусалимского Патриархатов, Киевский Митрополит Исидор.

Католики, видя скорейшее желание византийцев получить помощь, стремились в богословских прениях о католических догматах склонить православных на свою сторону, прибегая к различным уловкам. Уния была выгодна и Католической Церкви, которая рассматривала этот Собор как покаянный, как возвращение восточной христианской Православной Церкви к истинному пути. Когда Ефесский Митрополит Марк не подписал решение о католическом понимании Троицы, Папа Римский Евгений воскликнул: «Мы ничего не достигли».

Ферраро-Флорентийский Собор на Православном Востоке был отвергнут на том основании, что от православных требовали отказа от своей многовековой богословской традиции. Сами отношения обеих сторон заходили в тупик. Вот как их передает историк Георгий Острогорский: «Всякий раз переговоры Византии с Римом двигались по кругу, участники обманывали друг друга и сами себя: византийское правительство ожидало от Рима спасения от турецкой опасности и за это обещало церковную унию, которой оно не могло осуществить ввиду настроений византийского населения; Рим в качестве предварительного условия требовал признания папской супрематии (признания первенства Папы Римского. – Прим. автора) и за это обещал помощь против турок, которую он даже католическим державам на Востоке мог предоставить лишь в ограниченном объеме»(2).

Киевский Митрополит Исидор, принявший унию, с позором был изгнан из Москвы и нашел убежище в Риме, где его сделали кардиналом за приверженность унии. Когда Митрополит зачитал за богослужением в Успенском соборе Московского Кремля акт о воссоединении с Римом, то «умолчаша и бояре и инии мнози, еще же паче и епископы русскиа вси умолчаша и воздремаша и уснуша… вси епискупы рустии возбудишася; князе и бояре и вельможи и множество христиан тогда воспомянуша и разумеша законы греческия прежния и начаша глаголати святыми писании и звати Иисдора еретиком»(3). «Вместо того, чтобы предоставить помощь против внешнего врага, уния ввергла Византию во внутреннюю борьбу, посеяла вражду и рознь как среди византийского населения, так и за пределами Византии в славянском мире, которые лишили империю остатков ее авторитета. Далекая от византийских бедствий Москва, которую византийцы сами воспитали в ненависти к Риму, усмотрела в перемене веры императором и патриархом Константинопольским непостижимое предательство. Поставленный митрополитом Руси грек Исидор, выдающийся представитель партии унии, после своего возвращения из Флоренции был низложен великим князем Василием II и брошен в тюрьму. Впредь Россия стала сама избирать своего митрополита. Она отвернулась от отступнической Византии, которая, предав правую веру, утратила право главенства в православном мире. Так Россия была потеряна, в самой Византии разгорелась ожесточенная распря, а Рим практически ничего не приобрел»(4).

Через три года после Ферраро-Флорентийского Собора в Иерусалиме Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский Патриархи отказались от унии, назвав ее решения грязными, тираническими и антиканоническими.

Однако на бумаге уния была подписана – и Папа сохранил обещание помочь Византии в борьбе с турками. Он направил всего… три генуэзских галеры с несколькими сотнями добровольцев. Возможно, Папа прислал бы большую помощь, если бы и сам видел, что уния состоялась не только на бумаге. Такой военной помощи было мало. Византийцы стали метаться, завидев превосходящие их силы противника. Греческий историк Дука в «Византийской истории» передает слова главнокомандующего византийским флотом Луки Нотараса, которые свидетельствуют о нестойкости самих византийцев: «Когда ромеи увидели бесчисленное турецкое войско, осмелился сказать против латинян, а скорее – против города: ‟лучше видеть царствующей среди города турецкую чалму, чем латинскую тиаруˮ, – ибо жители города, отчаявшись, говорили: ‟О, если бы отдан был город в руки латинян, именующих Христа и Богородицу, и если бы не были мы ввергнуты в лапы нечестивых!ˮ Тогда и он произнес это»(5). Непримиримость латинского духовенства разрушила все надежды на установление мира между Церквями. Лука Нотарас посчитал, что лучше быть завоеванными турками, чем вероломными латинянами.

Читать еще:  Поминальные субботы в 2018

В последнюю ночь, 30 мая 1453 г., перед завоеванием Константинополя единства духовенство и паства все же достигли, независимо от их взглядов на унию. К этому моменту стало ясно, что уния не спасла и не спасет Византию. Нравилось это византийцам или нет, они должны были увидеть у себя турецкий тюрбан(6).
Уния вскрыла непостоянство и корыстолюбие византийцев и латинян – одни из немногих пороков, которые не позволили с достоинством отразить нападения турок.

Протоиерей Андрей Ухтомский,
кандидат богословия,
преподаватель КДА

Предательство с Ватиканом

12 февраля 2016 года произошло событие, по поводу которого ликует мир – встреча Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла и Папы Римского Франциска. То, что ликует мир – не удивительно, он также ликовал, распиная Христа, и его вражда нам, христианам открыта в Священном Писании. Мир – наш противник на пути к Господу, нам должно его отвергнуться и, по словам Апостола Павла, не сообразовываться с веком сим[ 1] .

Но, судя по всему, многие христиане готовы либо разделить радость с миром по поводу печального этого события, либо остаться к нему равнодушными. Такая массированная обработка ведется всеми средствами массовой информации, так нам внушают, что встреча эта угодна Господу, что нужно много рассудительности, чтобы устоять в Вере.

А между тем, все ходы и уловки дьявола на протяжении веков те же, он не может создать ничего нового, и вынужден повторяться. Поэтому опору можно найти в прошлом, в истории нашей Церкви, в бесценном опыте Святых отцов.
Последний раз латинство и православие всерьез встречалось на Ферраро-Флорентийском соборе (1438 — 1445 гг.). Собор был созван папой Евгением IV и утверждён византийским императором Иоанном VIII Палеологом . Русское православие тогда представлял митрополит Валашско-Молдавский и Киевский и всея Руси Исидор . На соборе подробно рассматривались разногласия, и особенный упор делался на догматических вопросах: о Символе Веры , о чистилище , о главенстве папы римского во Вселенской Церкви, о Таинстве Евхаристии .
Латинянами Ферраро-Флорентийский собор был объявлен Вселенским .

С самого начала представители православной делегации пытались покинуть собор, однако их побегу препятствовали, перенося место заседаний все дальше от Византии: из Феррары во Флоренцию, из Флоренции в Рим.
Говоря современным языком, на православных оказывали беспрецедентное давление. Не отпускали, и в то же время в течение многих месяцев не выдавали обещанных еще в Константинополе средств на пропитание. И, в конце концов, вынудили большинство делегации подписать итоговый документ – орос собора. В документе содержалось признание нововведений Римской церкви, с оговоркой, что православные не станут вводить у себя латинские литургические и церковные обычаи.

Не подписали соглашения с католиками: святой Марк Эфесский (его защитил брат императора, противник унии), митрополит Иверский Григорий из Грузии (притворился сумасшедшим), митрополит НитрийскийИсаакий, митрополит Газский Софроний и епископ Ставропольский Исаия (тайно сбежал из Флоренции).

Участник собора, Сильвестр Сиропул свидетельствует:
«… Кроме немногих из латинян и греков, которые изучили орос, или тех, кто оказался рядом, когда его писали, большинство не знало о его содержании. И когда собирались подписывать, ни среди греков орос не был прочитан, … ни среди латинян… Так был составлен орос, и таким было знание епископов о его содержании, и таковы были хитрости и интриги ….
Пусть желающие решат, … нужно ли таким образом совершившееся объединение принимать как истинное и безусловное единство »[ 2].

После подписания соглашения с Православной церковью католики, воодушевленные старой дьявольской идеей объединения всего со всем лишь бы под единоначалием папы, занялись вопросами содействия единству верующих других конфессий, в результате чего были подписаны буллы об униях с Армянской церковью ( 1439 ), Яковитской церковью ( 1441 ), сирийцами Месопотамии , халдеями и маронитами Кипра ( 1442 ).

Константипольский патриарх, настаивавший на объединении с католиками, до подписания итогового документа не дожил. Умер через 8 дней после своего письменного одобрения латинской ереси на внутреннем заседании византийской делегации.

По возвращении в Константинополь у членов делегации начались проблемы. Византийские священники не хотели сослужить с теми, кто подписал соглашение с католиками. Константинопольское духовенство прекратило поминовение императора. Народ отказывался посещать службы тех, кто впал в латинство.
В отличие от прочей православной делегации, русский греческого происхождения митрополит Исидор принять латинское соглашение не отказался, а начертал: «Подписуюсь с любовью и одобрением». Возвращаясь в Россию, Исидор с дороги отправил пастырское послание о совершившемся соединении церквей, в котором предписывал католикам и православным посещать и православные, и католические храмы и, соответственно, причащаться в любом храме на выбор. На первой же литургии в Успенском соборе митрополит Исидор вознес имя папы Евгения IV и зачитал решение Ферраро-Флорентийского собора.
На что он рассчитывал, проводя такой стремительный натиск? На неграмотность, или доверчивость русских христиан? На свой непререкаемый авторитет первосвятителя?

« Показательна реакция московской знати …: «вси князи умолчаша, и бояре и иные мнози, еще же паче и епископы русские, вси умолчаша …»[ 3].

Первым опомнился великий князь Василий. Назвав митрополита «ересным прелестником, лютым волком, лжепастырем, губителем душ», он созвал русское духовенство для рассмотрения флорентийской соборной грамоты. Грамоту признали незаконной, Исидора осудили как отступника и заточили в Чудов монастырь. Впоследствии ему удалось уйти из-под стражи и бежать в Рим. В 1448 году первосвятителем русским соборно избрали верного Православию митрополита Иону.
Тем временем в Византии началась смута. Сместили Патриарха. Через три месяца поставили нового, вновь сторонника соглашения с латинянами .

Святитель Марк Ефесский и митрополит Ираклийский отказались сослужить ему и тайно покинули город . В 1453 году Константинополь захватили турки.
Византийская империя пала…

С тех пор Православие вело непрекращающуюся борьбу с католической ересью, как заповедано Богом, положившим нам непримиримую вражду в Духе: « вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем её »[ 4] .
Против ереси католицизма предостерегали Святые отцы Фотий Константинопольский , Марк Эфесский, Григорий Палама, Феодосий Печерский, Максим Грек, Паисий Величковский, Амвросий Оптинский, Игнатий Брянчанинов, Иоанн Кронштадтский.

За столетия, прошедшие со времени этих событий, у патриархов Русской православной церкви было немало возможностей встретиться с римскими папами. Такие возможности были не только в относительно спокойные периоды, но и во времена гонений.

Еще при Советском Союзе, Никита Хрущёв подталкивал руководство РПЦ МП к союзу с католиками, инициируя участие во Втором Ватиканском соборе.

В 1989 году Михаил Горбачев звал приехать в Россию папу Иоанна Павла II .

В 1998-м официальное приглашение папе сделал Борис Ельцин.
Встречались с папами и Дмитрий Медведев , и Владимир Путин .

Но никогда, ни один из патриархов не преступил Святоотеческого учения, и не раскрыл объятий католическому папе.

Это сделал только Патриарх Кирилл.

Не сомневаюсь, что у него были и есть тайные замыслы, и эта встреча, с его точки зрения, — удачный ход в его политических играх. Но, братья и сестры, посмотрим рассудительно, и увидим, что неважно, где происходила встреча – во Флоренции, Ферраре или Гаване, и в каком веке – XV или XXI , суть – одна и та же.

Напомню слова Сильвестра Сиропул а: «… Кроме немногих из латинян и греков, которые изучили орос, или тех, кто оказался рядом, когда его писали, большинство не знало о его содержании. И когда собирались подписывать, ни среди греков орос не был прочитан, … ни среди латинян. …
Так был составлен орос, и таким было знание епископов о его содержании, и таковы были хитрости и интриги ….».

Сравните с тем, что происходит сейчас.

Встреча готовилась в обстановке строжайшей секретности двадцать лет. И для нас, для православных сделали вид, что все как-то внезапно сложилось, рейсы у верховных иерархов случайно пересеклись, гаванский аэропорт – место неожиданно удачное, «не сакральное», как выразился митрополит Илларион.
Заявили в качестве причины встречи гонения на христиан, а провели ее в гостях у режима самого что ни на есть богоборческого. И общались, совершенно не смущаясь. Папа служил мессу под портретом Че Гевары . Патриарх визит свой начал под портретом Маркса — с посещения Дворца революции, Площади революции, могилы Героя революции. Информационным агентствам сообщили, что совместное заявление Патриарха и Папы имеется. Но тут же добавили, что прочитать его нельзя. И нельзя не только журналистам. Кто из мирян, или священников видел или обсуждал этот важнейший документ? Никто, кроме узкой группы лиц, да запретит им Господь!

Нас, Народ Божий никто не спросил, хотим ли мы, чтобы наш Патриарх встречался с ересиархом, на ересь которого тысячу лет враждовали в Духе Святые отцы. Архиереям объявили о встрече как о деле рядовом, решенном и не требующем обсуждения [5].

И не надо думать, что ничего страшного не произошло, потому что не было речи о догматах и совместной молитвы. Иезуитские уловки. Патриарх Кирилл не зря в одном из первых слов к папе Франциску сказал: «Теперь будет легче». От души сказал, потому что дорога в Россию для ереси теперь открыта совершенно.

Вот что сказал по поводу встречи глава католической епархии в Сибири епископ Верт: «Уверен, что разделение Католической и Православной Церквей — «просто абсурд, а перед всем миром оно — скандал и соблазн… Поэтому «надо встречаться и вести диалог». Ключевым вопросом Верт считает евхаристическое общение… Между православными и католиками этой проблемы нет. Ведь частичное евхаристическое общение, в форме разрешения приступать к исповеди и Святому Причастию в братской Церкви в случае особых обстоятельств, уже было в 1960-1980-х годах. «Думаю, что и полное евхаристическое общение — не за горами» [6].

Кем был Митрополит Валашско-Молдавский и Киевский и всея Руси Исидор , когда братался с католиками? Предателем Православия. Все, на что он рассчитывал, рухнуло. Отступник бежал в Рим, а Россия пошла по Православному пути.

Кто такой после встречи с Папой Франциском Патриарх Кирилл?
Нет сейчас среди нас князя, что назвал бы вещи своими именами, и защитил Православие. А мы сами, православные? Мы всегда знали экуменическую направленность нынешнего патриарха. И что он ученик митрополита Никодима (Ротова), умершего в Риме на руках у Папы Иоанна Павла I ; и что подвизался во Всемирном Совете Церквей; и что в сане митрополита то и дело контактировал с папами римскими… Мы думали, что на братание с еретиками он не решится, не посмеет. А он посмел.

Значит, и для нас наступает время исповедничества.

«Пусть желающие решат, … нужно ли таким образом совершившееся объединение принимать как истинное и безусловное единство».

Вот, что говорит нам Апостол Павел:

« Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовою так скоро переходите к иному благовествованию, которое впрочем не иное, а только есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово.
Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема.
Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема».

Предательство с Ватиканом

12 февраля 2016 года произошло событие, по поводу которого ликует мир – встреча Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла и Папы Римского Франциска. То, что ликует мир – не удивительно, он также ликовал, распиная Христа, и его вражда нам, христианам открыта в Священном Писании. Мир – наш противник на пути к Господу, нам должно его отвергнуться и, по словам Апостола Павла, не сообразовываться с веком сим[ 1] .

Но, судя по всему, многие христиане готовы либо разделить радость с миром по поводу печального этого события, либо остаться к нему равнодушными. Такая массированная обработка ведется всеми средствами массовой информации, так нам внушают, что встреча эта угодна Господу, что нужно много рассудительности, чтобы устоять в Вере.

А между тем, все ходы и уловки дьявола на протяжении веков те же, он не может создать ничего нового, и вынужден повторяться. Поэтому опору можно найти в прошлом, в истории нашей Церкви, в бесценном опыте Святых отцов.
Последний раз латинство и православие всерьез встречалось на Ферраро-Флорентийском соборе (1438 — 1445 гг.). Собор был созван папой Евгением IV и утверждён византийским императором Иоанном VIII Палеологом . Русское православие тогда представлял митрополит Валашско-Молдавский и Киевский и всея Руси Исидор . На соборе подробно рассматривались разногласия, и особенный упор делался на догматических вопросах: о Символе Веры , о чистилище , о главенстве папы римского во Вселенской Церкви, о Таинстве Евхаристии .
Латинянами Ферраро-Флорентийский собор был объявлен Вселенским .

С самого начала представители православной делегации пытались покинуть собор, однако их побегу препятствовали, перенося место заседаний все дальше от Византии: из Феррары во Флоренцию, из Флоренции в Рим.
Говоря современным языком, на православных оказывали беспрецедентное давление. Не отпускали, и в то же время в течение многих месяцев не выдавали обещанных еще в Константинополе средств на пропитание. И, в конце концов, вынудили большинство делегации подписать итоговый документ – орос собора. В документе содержалось признание нововведений Римской церкви, с оговоркой, что православные не станут вводить у себя латинские литургические и церковные обычаи.

Не подписали соглашения с католиками: святой Марк Эфесский (его защитил брат императора, противник унии), митрополит Иверский Григорий из Грузии (притворился сумасшедшим), митрополит НитрийскийИсаакий, митрополит Газский Софроний и епископ Ставропольский Исаия (тайно сбежал из Флоренции).

Участник собора, Сильвестр Сиропул свидетельствует:
«… Кроме немногих из латинян и греков, которые изучили орос, или тех, кто оказался рядом, когда его писали, большинство не знало о его содержании. И когда собирались подписывать, ни среди греков орос не был прочитан, … ни среди латинян… Так был составлен орос, и таким было знание епископов о его содержании, и таковы были хитрости и интриги ….
Пусть желающие решат, … нужно ли таким образом совершившееся объединение принимать как истинное и безусловное единство »[ 2].

Читать еще:  Не поминай всуе

После подписания соглашения с Православной церковью католики, воодушевленные старой дьявольской идеей объединения всего со всем лишь бы под единоначалием папы, занялись вопросами содействия единству верующих других конфессий, в результате чего были подписаны буллы об униях с Армянской церковью ( 1439 ), Яковитской церковью ( 1441 ), сирийцами Месопотамии , халдеями и маронитами Кипра ( 1442 ).

Константипольский патриарх, настаивавший на объединении с католиками, до подписания итогового документа не дожил. Умер через 8 дней после своего письменного одобрения латинской ереси на внутреннем заседании византийской делегации.

По возвращении в Константинополь у членов делегации начались проблемы. Византийские священники не хотели сослужить с теми, кто подписал соглашение с католиками. Константинопольское духовенство прекратило поминовение императора. Народ отказывался посещать службы тех, кто впал в латинство.
В отличие от прочей православной делегации, русский греческого происхождения митрополит Исидор принять латинское соглашение не отказался, а начертал: «Подписуюсь с любовью и одобрением». Возвращаясь в Россию, Исидор с дороги отправил пастырское послание о совершившемся соединении церквей, в котором предписывал католикам и православным посещать и православные, и католические храмы и, соответственно, причащаться в любом храме на выбор. На первой же литургии в Успенском соборе митрополит Исидор вознес имя папы Евгения IV и зачитал решение Ферраро-Флорентийского собора.
На что он рассчитывал, проводя такой стремительный натиск? На неграмотность, или доверчивость русских христиан? На свой непререкаемый авторитет первосвятителя?

« Показательна реакция московской знати …: «вси князи умолчаша, и бояре и иные мнози, еще же паче и епископы русские, вси умолчаша …»[ 3].

Первым опомнился великий князь Василий. Назвав митрополита «ересным прелестником, лютым волком, лжепастырем, губителем душ», он созвал русское духовенство для рассмотрения флорентийской соборной грамоты. Грамоту признали незаконной, Исидора осудили как отступника и заточили в Чудов монастырь. Впоследствии ему удалось уйти из-под стражи и бежать в Рим. В 1448 году первосвятителем русским соборно избрали верного Православию митрополита Иону.
Тем временем в Византии началась смута. Сместили Патриарха. Через три месяца поставили нового, вновь сторонника соглашения с латинянами .

Святитель Марк Ефесский и митрополит Ираклийский отказались сослужить ему и тайно покинули город . В 1453 году Константинополь захватили турки.
Византийская империя пала…

С тех пор Православие вело непрекращающуюся борьбу с католической ересью, как заповедано Богом, положившим нам непримиримую вражду в Духе: « вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем её »[ 4] .
Против ереси католицизма предостерегали Святые отцы Фотий Константинопольский , Марк Эфесский, Григорий Палама, Феодосий Печерский, Максим Грек, Паисий Величковский, Амвросий Оптинский, Игнатий Брянчанинов, Иоанн Кронштадтский.

За столетия, прошедшие со времени этих событий, у патриархов Русской православной церкви было немало возможностей встретиться с римскими папами. Такие возможности были не только в относительно спокойные периоды, но и во времена гонений.

Еще при Советском Союзе, Никита Хрущёв подталкивал руководство РПЦ МП к союзу с католиками, инициируя участие во Втором Ватиканском соборе.

В 1989 году Михаил Горбачев звал приехать в Россию папу Иоанна Павла II .

В 1998-м официальное приглашение папе сделал Борис Ельцин.
Встречались с папами и Дмитрий Медведев , и Владимир Путин .

Но никогда, ни один из патриархов не преступил Святоотеческого учения, и не раскрыл объятий католическому папе.

Это сделал только Патриарх Кирилл.

Не сомневаюсь, что у него были и есть тайные замыслы, и эта встреча, с его точки зрения, — удачный ход в его политических играх. Но, братья и сестры, посмотрим рассудительно, и увидим, что неважно, где происходила встреча – во Флоренции, Ферраре или Гаване, и в каком веке – XV или XXI , суть – одна и та же.

Напомню слова Сильвестра Сиропул а: «… Кроме немногих из латинян и греков, которые изучили орос, или тех, кто оказался рядом, когда его писали, большинство не знало о его содержании. И когда собирались подписывать, ни среди греков орос не был прочитан, … ни среди латинян. …
Так был составлен орос, и таким было знание епископов о его содержании, и таковы были хитрости и интриги ….».

Сравните с тем, что происходит сейчас.

Встреча готовилась в обстановке строжайшей секретности двадцать лет. И для нас, для православных сделали вид, что все как-то внезапно сложилось, рейсы у верховных иерархов случайно пересеклись, гаванский аэропорт – место неожиданно удачное, «не сакральное», как выразился митрополит Илларион.
Заявили в качестве причины встречи гонения на христиан, а провели ее в гостях у режима самого что ни на есть богоборческого. И общались, совершенно не смущаясь. Папа служил мессу под портретом Че Гевары . Патриарх визит свой начал под портретом Маркса — с посещения Дворца революции, Площади революции, могилы Героя революции. Информационным агентствам сообщили, что совместное заявление Патриарха и Папы имеется. Но тут же добавили, что прочитать его нельзя. И нельзя не только журналистам. Кто из мирян, или священников видел или обсуждал этот важнейший документ? Никто, кроме узкой группы лиц, да запретит им Господь!

Нас, Народ Божий никто не спросил, хотим ли мы, чтобы наш Патриарх встречался с ересиархом, на ересь которого тысячу лет враждовали в Духе Святые отцы. Архиереям объявили о встрече как о деле рядовом, решенном и не требующем обсуждения [5].

И не надо думать, что ничего страшного не произошло, потому что не было речи о догматах и совместной молитвы. Иезуитские уловки. Патриарх Кирилл не зря в одном из первых слов к папе Франциску сказал: «Теперь будет легче». От души сказал, потому что дорога в Россию для ереси теперь открыта совершенно.

Вот что сказал по поводу встречи глава католической епархии в Сибири епископ Верт: «Уверен, что разделение Католической и Православной Церквей — «просто абсурд, а перед всем миром оно — скандал и соблазн… Поэтому «надо встречаться и вести диалог». Ключевым вопросом Верт считает евхаристическое общение… Между православными и католиками этой проблемы нет. Ведь частичное евхаристическое общение, в форме разрешения приступать к исповеди и Святому Причастию в братской Церкви в случае особых обстоятельств, уже было в 1960-1980-х годах. «Думаю, что и полное евхаристическое общение — не за горами» [6].

Кем был Митрополит Валашско-Молдавский и Киевский и всея Руси Исидор , когда братался с католиками? Предателем Православия. Все, на что он рассчитывал, рухнуло. Отступник бежал в Рим, а Россия пошла по Православному пути.

Кто такой после встречи с Папой Франциском Патриарх Кирилл?
Нет сейчас среди нас князя, что назвал бы вещи своими именами, и защитил Православие. А мы сами, православные? Мы всегда знали экуменическую направленность нынешнего патриарха. И что он ученик митрополита Никодима (Ротова), умершего в Риме на руках у Папы Иоанна Павла I ; и что подвизался во Всемирном Совете Церквей; и что в сане митрополита то и дело контактировал с папами римскими… Мы думали, что на братание с еретиками он не решится, не посмеет. А он посмел.

Значит, и для нас наступает время исповедничества.

«Пусть желающие решат, … нужно ли таким образом совершившееся объединение принимать как истинное и безусловное единство».

Вот, что говорит нам Апостол Павел:

« Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовою так скоро переходите к иному благовествованию, которое впрочем не иное, а только есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово.
Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема.
Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема».

ОдигитриЯ

Наталья Павловская “Предательство с Ватиканом” 1 min read

Ферраро-Флорентийский собор сами латиняне объявили «Вселенским», при этом православных удерживали насильно и лишив еды, вынудили многих подписать нововведения не читая. Тем временем, не дожив до подписания итогового документа, умер Константинопольский патриарх, сторонник унии. По возвращению оказалось,что народ и духовенство отказывались посещать службы тех, кто впал в латинство. Отказывались поминать императора. Началась смута, сместили Патриарха, но император вновь поставил униата. Люди начали покидать Константинополь. В 1453 году его захватили турки. Византийская империя пала…

12 февраля 2016 года произошло событие, по поводу которого ликует мир – встреча Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла и Папы Римского Франциска. То, что ликует мир – не удивительно, он также ликовал, распиная Христа, и его вражда нам, христианам открыта в Священном Писании. Мир – наш противник на пути к Господу, нам должно его отвергнуться и, по словам Апостола Павла, не сообразовываться с веком сим[1].

Но, судя по всему, многие христиане готовы либо разделить радость с миром по поводу печального этого события, либо остаться к нему равнодушными. Такая массированная обработка ведется всеми средствами массовой информации, так нам внушают, что встреча эта угодна Господу, что нужно много рассудительности, чтобы устоять в Вере.

А между тем, все ходы и уловки дьявола на протяжении веков те же, он не может создать ничего нового, и вынужден повторяться. Поэтому опору можно найти в прошлом, в истории нашей Церкви, в бесценном опыте Святых отцов.

Последний раз латинство и православие всерьез встречалось на Ферраро-Флорентийском соборе (1438 – 1445 гг.). Собор был созван папой Евгением IV и утверждён византийским императором Иоанном VIII Палеологом. Русское православие тогда представлял митрополит Валашско-Молдавский и Киевский и всея Руси Исидор.

На соборе подробно рассматривались разногласия, и особенный упор делался на догматических вопросах: о Символе Веры, о чистилище, о главенстве папы римского во Вселенской Церкви, о Таинстве Евхаристии.

Латинянами Ферраро-Флорентийский собор был объявлен Вселенским.

С самого начала представители православной делегации пытались покинуть собор, однако их побегу препятствовали, перенося место заседаний все дальше от Византии: из Феррары во Флоренцию, из Флоренции в Рим.

Говоря современным языком, на православных оказывали беспрецедентное давление. Не отпускали, и в то же время в течение многих месяцев не выдавали обещанных еще в Константинополе средств на пропитание. И, в конце концов, вынудили большинство делегации подписать итоговый документ – орос собора. В документе содержалось признание нововведений Римской церкви, с оговоркой, что православные не станут вводить у себя латинские литургические и церковные обычаи.

Не подписали соглашения с католиками: святой Марк Эфесский (его защитил брат императора, противник унии), митрополит Иверский Григорий из Грузии (притворился сумасшедшим), митрополит Нитрийский Исаакий, митрополит Газский Софроний и епископ Ставропольский Исаия (тайно сбежал из Флоренции).

Участник собора, Сильвестр Сиропул свидетельствует:

«… Кроме немногих из латинян и греков, которые изучили орос, или тех, кто оказался рядом, когда его писали, большинство не знало о его содержании. И когда собирались подписывать, ни среди греков орос не был прочитан, … ни среди латинян… Так был составлен орос, и таким было знание епископов о его содержании, и таковы были хитрости и интриги ….

Пусть желающие решат, … нужно ли таким образом совершившееся объединение принимать как истинное и безусловное единство»[2].

После подписания соглашения с Православной церковью католики, воодушевленные старой дьявольской идеей объединения всего со всем лишь бы под единоначалием папы, занялись вопросами содействия единству верующих других конфессий, в результате чегобыли подписаны буллы об униях с Армянской церковью (1439), Яковитской церковью (1441), сирийцами Месопотамии, халдеями и маронитами Кипра (1442).

Константипольский патриарх, настаивавший на объединении с католиками, до подписания итогового документа не дожил. Умер через 8 дней после своего письменного одобрения латинской ереси на внутреннем заседании византийской делегации.

По возвращении в Константинополь у членов делегации начались проблемы. Византийские священники не хотели сослужить с теми, кто подписал соглашение с католиками. Константинопольское духовенство прекратило поминовение императора. Народ отказывался посещать службы тех, кто впал в латинство.

В отличие от прочей православной делегации, русский греческого происхождения митрополит Исидор принять латинское соглашение не отказался, а начертал: «Подписуюсь с любовью и одобрением».

Возвращаясь в Россию, Исидор с дороги отправил пастырское послание о совершившемся соединении церквей, в котором предписывал католикам и православным посещать и православные, и католические храмы и, соответственно, причащаться в любом храме на выбор. На первой же литургии в Успенском соборе митрополит Исидор вознес имя папы Евгения IV и зачитал решение Ферраро-Флорентийского собора.

На что он рассчитывал, проводя такой стремительный натиск? На неграмотность, или доверчивость русских христиан? На свой непререкаемый авторитет первосвятителя?

«Показательна реакция московской знати …: «вси князи умолчаша, и бояре и иные мнози, еще же паче и епископы русские, вси умолчаша…»[3].

Первым опомнился великий князь Василий. Назвав митрополита «ересным прелестником, лютым волком, лжепастырем, губителем душ», он созвал русское духовенство для рассмотрения флорентийской соборной грамоты. Грамоту признали незаконной, Исидораосудили как отступника и заточили в Чудов монастырь. Впоследствии ему удалось уйти из-под стражи и бежать в Рим. В 1448 году первосвятителем русским соборно избрали верного Православию митрополита Иону.

Тем временем в Византии началась смута. Сместили Патриарха. Через три месяца поставили нового, вновь сторонника соглашения с латинянами. Святитель Марк Ефесский и митрополит Ираклийский отказались сослужить ему и тайно покинули город.

В 1453 году Константинополь захватили турки.

Византийская империя пала…

С тех пор Православие вело непрекращающуюся борьбу с католической ересью, как заповедано Богом, положившим нам непримиримую вражду в Духе: «вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем её»[4].

Против ереси католицизма предостерегали Святые отцы Фотий Константинопольский, Марк Эфесский, Григорий Палама, Феодосий Печерский, Максим Грек, Паисий Величковский, Амвросий Оптинский, Игнатий Брянчанинов, Иоанн Кронштадтский.

За столетия, прошедшие со времени этих событий, у патриархов Русской православной церкви было немало возможностей встретиться с римскими папами. Такие возможности были не только в относительно спокойные периоды, но и во времена гонений.

Еще при Советском Союзе, Никита Хрущёв подталкивал руководство РПЦ МП к союзу с католиками, инициируя участие во Втором Ватиканском соборе.

В 1989 году Михаил Горбачев звал приехать в Россию папу Иоанна Павла II.

В 1998-м официальное приглашение папе сделал Борис Ельцин.

Встречались с папами и Дмитрий Медведев, и Владимир Путин.

Но никогда, ни один из патриархов не преступил Святоотеческого учения, и не раскрыл объятий католическому папе.

Читать еще:  Н н никулин воспоминания о войне

Это сделал только Патриарх Кирилл.

Не сомневаюсь, что у него были и есть тайные замыслы, и эта встреча, с его точки зрения, – удачный ход в его политических играх. Но, братья и сестры, посмотрим рассудительно, и увидим, что неважно, где происходила встреча – во Флоренции, Ферраре или Гаване, и в каком веке – XV или XXI, суть – одна и та же.

Напомню слова Сильвестра Сиропула: «… Кроме немногих из латинян и греков, которые изучили орос, или тех, кто оказался рядом, когда его писали, большинство не знало о его содержании. И когда собирались подписывать, ни среди греков орос не был прочитан, … ни среди латинян. …

Так был составлен орос, и таким было знание епископов о его содержании, и таковы были хитрости и интриги ….».

Сравните с тем, что происходит сейчас.

Встреча готовилась в обстановке строжайшей секретности двадцать лет. И для нас, для православных сделали вид, что все как-то внезапно сложилось, рейсы у верховных иерархов случайно пересеклись, гаванский аэропорт – место неожиданно удачное, «не сакральное», как выразился митрополит Илларион.

Заявили в качестве причины встречи гонения на христиан, а провели ее в гостях у режима самого что ни на есть богоборческого. И общались, совершенно не смущаясь. Папа служил мессу под портретом Че Гевары. Патриарх визит свой начал под портретом Маркса – с посещения Дворца революции, Площади революции, могилы Героя революции.

Информационным агентствам сообщили, что совместное заявление Патриарха и Папы имеется. Но тут же добавили, что прочитать его нельзя. И нельзя не только журналистам. Кто из мирян, или священников видел или обсуждал этот важнейший документ? Никто, кроме узкой группы лиц, да запретит им Господь!

Нас, Народ Божий никто не спросил, хотим ли мы, чтобы наш Патриарх встречался с ересиархом, на ересь которого тысячу лет враждовали в Духе Святые отцы. Архиереям объявили о встрече как о деле рядовом, решенном и не требующем обсуждения[5].

И не надо думать, что ничего страшного не произошло, потому что не было речи о догматах и совместной молитвы. Иезуитские уловки. Патриарх Кирилл не зря в одном из первых слов к папе Франциску сказал: «Теперь будет легче». От души сказал, потому что дорога в Россию для ереси теперь открыта совершенно.

Вот что сказал по поводу встречи глава католической епархии в Сибири епископ Верт: «Уверен, что разделение Католической и Православной Церквей – ”просто абсурд, а перед всем миром оно – скандал и соблазн… Поэтому “надо встречаться и вести диалог”. Ключевым вопросом Верт считает евхаристическое общение… Между православными и католиками этой проблемы нет. Ведь частичное евхаристическое общение, в форме разрешения приступать к исповеди и Святому Причастию в братской Церкви в случае особых обстоятельств, уже было в 1960-1980-х годах. “Думаю, что и полное евхаристическое общение – не за горами»[6].

Кем был Митрополит Валашско-Молдавский и Киевский и всея Руси Исидор, когда братался с католиками? Предателем Православия. Все, на что он рассчитывал, рухнуло. Отступник бежал в Рим, а Россия пошла по Православному пути.

Кто такой после встречи с Папой Франциском Патриарх Кирилл?

Нет сейчас среди нас князя, что назвал бы вещи своими именами, и защитил Православие. А мы сами, православные? Мы всегда знали экуменическую направленность нынешнего патриарха. И что он ученик митрополита Никодима (Ротова), умершего в Риме на руках у Папы Иоанна Павла I; и что подвизался во Всемирном Совете Церквей; и что в сане митрополита то и дело контактировал с папами римскими…

Мы думали, что на братание с еретиками он не решится, не посмеет. А он посмел.

Значит, и для нас наступает время исповедничества.

«Пусть желающие решат, … нужно ли таким образом совершившееся объединение принимать как истинное и безусловное единство».

Вот, что говорит нам Апостол Павел:

«Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовою так скоро переходите к иному благовествованию, которое впрочем не иное, а только есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово.

Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема.

Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема».

[1] Послание Апостола Павла к Римлянам 12:2

[2] Сильвестр Сиропул, «Воспоминания о Ферраро-Флорентийском соборе (1438-1439). В 12 частях», СПб.: Университетская книга, 2001

[3] Борисов Н.С., «Русская Церковь в политической борьбе XIV – XV веков». Изд. Московского университета, 1986 г.

Предательство с Ватиканом

Ферраро-Флорентийский собор сами латиняне объявили «Вселенским», при этом православных удерживали насильно и лишив еды, вынудили многих подписать нововведения не читая. Тем временем, не дожив до подписания итогового документа, умер Константинопольский патриарх, сторонник унии. По возвращению оказалось, что народ и духовенство отказывались посещать службы тех, кто впал в латинство. Отказывались поминать императора. Началась смута, сместили Патриарха, но император вновь поставил униата. Люди начали покидать Константинополь. В 1453 году его захватили турки. Византийская империя пала…

12 февраля 2016 года произошло событие, по поводу которого ликует мир – встреча Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла и Папы Римского Франциска. То, что ликует мир – не удивительно, он также ликовал, распиная Христа, и его вражда нам, христианам открыта в Священном Писании. Мир – наш противник на пути к Господу, нам должно его отвергнуться и, по словам Апостола Павла, не сообразовываться с веком сим[ 1] .

Но, судя по всему, многие христиане готовы либо разделить радость с миром по поводу печального этого события, либо остаться к нему равнодушными. Такая массированная обработка ведется всеми средствами массовой информации, так нам внушают, что встреча эта угодна Господу, что нужно много рассудительности, чтобы устоять в Вере.

А между тем, все ходы и уловки дьявола на протяжении веков те же, он не может создать ничего нового, и вынужден повторяться. Поэтому опору можно найти в прошлом, в истории нашей Церкви, в бесценном опыте Святых отцов.

На соборе подробно рассматривались разногласия, и особенный упор делался на догматических вопросах: о Символе Веры , о чистилище , о главенстве папы римского во Вселенской Церкви, о Таинстве Евхаристии .

Латинянами Ферраро-Флорентийский собор был объявлен Вселенским .

С самого начала представители православной делегации пытались покинуть собор, однако их побегу препятствовали, перенося место заседаний все дальше от Византии: из Феррары во Флоренцию, из Флоренции в Рим.

Говоря современным языком, на православных оказывали беспрецедентное давление. Не отпускали, и в то же время в течение многих месяцев не выдавали обещанных еще в Константинополе средств на пропитание. И, в конце концов, вынудили большинство делегации подписать итоговый документ – орос собора. В документе содержалось признание нововведений Римской церкви, с оговоркой, что православные не станут вводить у себя латинские литургические и церковные обычаи.

Не подписали соглашения с католиками: святой Марк Эфесский (его защитил брат императора, противник унии) , митрополит Иверский Григорий из Грузии (притворился сумасшедшим), митрополит Нитрийский Исаакий, митрополит Газский Софроний и епископ Ставропольский Исаия (тайно сбежал из Флоренции).

Участник собора, Сильвестр Сиропул свидетельствует:

«… Кроме немногих из латинян и греков, которые изучили орос, или тех, кто оказался рядом, когда его писали, большинство не знало о его содержании. И когда собирались подписывать, ни среди греков орос не был прочитан, … ни среди латинян… Так был составлен орос, и таким было знание епископов о его содержании, и таковы были хитрости и интриги ….

Пусть желающие решат, … нужно ли таким образом совершившееся объединение принимать как истинное и безусловное единство »[ 2].

После подписания соглашения с Православной церковью католики, воодушевленные старой дьявольской идеей объединения всего со всем лишь бы под единоначалием папы, занялись вопросами содействия единству верующих других конфессий, в результате чего были подписаны буллы об униях с Армянской церковью ( 1439 ), Яковитской церковью ( 1441 ), сирийцами Месопотамии , халдеями и маронитами Кипра ( 1442 ).

Константипольский патриарх, настаивавший на объединении с католиками, до подписания итогового документа не дожил. Умер через 8 дней после своего письменного одобрения латинской ереси на внутреннем заседании византийской делегации.

По возвращении в Константинополь у членов делегации начались проблемы. Византийские священники не хотели сослужить с теми, кто подписал соглашение с католиками. Константинопольское духовенство прекратило поминовение императора. Народ отказывался посещать службы тех, кто впал в латинство.

Возвращаясь в Россию, Исидор с дороги отправил пастырское послание о совершившемся соединении церквей, в котором предписывал католикам и православным посещать и православные, и католические храмы и, соответственно, причащаться в любом храме на выбор. На первой же литургии в Успенском соборе митрополит Исидор вознес имя папы Евгения IV и зачитал решение Ферраро-Флорентийского собора.

На что он рассчитывал, проводя такой стремительный натиск? На неграмотность, или доверчивость русских христиан? На свой непререкаемый авторитет первосвятителя?

« Показательна реакция московской знати …: «вси князи умолчаша, и бояре и иные мнози, еще же паче и епископы русские, вси умолчаша …»[ 3].

Первым опомнился великий князь Василий. Назвав митрополита «ересным прелестником, лютым волком, лжепастырем, губителем душ», он созвал русское духовенство для рассмотрения флорентийской соборной грамоты. Грамоту признали незаконной, Исидора осудили как отступника и заточили в Чудов монастырь. Впоследствии ему удалось уйти из-под стражи и бежать в Рим. В 1448 году первосвятителем русским соборно избрали верного Православию митрополита Иону.

В 1453 году Константинополь захватили турки.

Византийская империя пала…

С тех пор Православие вело непрекращающуюся борьбу с католической ересью, как заповедано Богом, положившим нам непримиримую вражду в Духе: « вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем её »[ 4] .

Против ереси католицизма предостерегали Святые отцы Фотий Константинопольский , Марк Эфесский, Григорий Палама, Феодосий Печерский, Максим Грек, Паисий Величковский, Амвросий Оптинский, Игнатий Брянчанинов, Иоанн Кронштадтский.

За столетия, прошедшие со времени этих событий, у патриархов Русской православной церкви было немало возможностей встретиться с римскими папами. Такие возможности были не только в относительно спокойные периоды, но и во времена гонений.

Еще при Советском Союзе, Никита Хрущёв подталкивал руководство РПЦ МП к союзу с католиками, инициируя участие во Втором Ватиканском соборе.

В 1989 году Михаил Горбачев звал приехать в Россию папу Иоанна Павла II .

В 1998-м официальное приглашение папе сделал Борис Ельцин.

Но никогда, ни один из патриархов не преступил Святоотеческого учения, и не раскрыл объятий католическому папе.

Это сделал только Патриарх Кирилл.

Не сомневаюсь, что у него были и есть тайные замыслы, и эта встреча, с его точки зрения, — удачный ход в его политических играх. Но, братья и сестры, посмотрим рассудительно, и увидим, что неважно, где происходила встреча – во Флоренции, Ферраре или Гаване, и в каком веке – XV или XXI , суть – одна и та же.

Напомню слова Сильвестра Сиропул а: «… Кроме немногих из латинян и греков, которые изучили орос, или тех, кто оказался рядом, когда его писали, большинство не знало о его содержании. И когда собирались подписывать, ни среди греков орос не был прочитан, … ни среди латинян. …

Так был составлен орос, и таким было знание епископов о его содержании, и таковы были хитрости и интриги ….».

Сравните с тем, что происходит сейчас.

Встреча готовилась в обстановке строжайшей секретности двадцать лет. И для нас, для православных сделали вид, что все как-то внезапно сложилось, рейсы у верховных иерархов случайно пересеклись, гаванский аэропорт – место неожиданно удачное, «не сакральное», как выразился митрополит Илларион.

Информационным агентствам сообщили, что совместное заявление Патриарха и Папы имеется. Но тут же добавили, что прочитать его нельзя. И нельзя не только журналистам. Кто из мирян, или священников видел или обсуждал этот важнейший документ? Никто, кроме узкой группы лиц, да запретит им Господь!

Нас, Народ Божий никто не спросил, хотим ли мы, чтобы наш Патриарх встречался с ересиархом, на ересь которого тысячу лет враждовали в Духе Святые отцы. Архиереям объявили о встрече как о деле рядовом, решенном и не требующем обсуждения [5].

И не надо думать, что ничего страшного не произошло, потому что не было речи о догматах и совместной молитвы. Иезуитские уловки. Патриарх Кирилл не зря в одном из первых слов к папе Франциску сказал: «Теперь будет легче». От души сказал, потому что дорога в Россию для ереси теперь открыта совершенно.

Вот что сказал по поводу встречи глава католической епархии в Сибири епископ Верт: «Уверен, что разделение Католической и Православной Церквей — «просто абсурд, а перед всем миром оно — скандал и соблазн… Поэтому «надо встречаться и вести диалог». Ключевым вопросом Верт считает евхаристическое общение… Между православными и католиками этой проблемы нет. Ведь частичное евхаристическое общение, в форме разрешения приступать к исповеди и Святому Причастию в братской Церкви в случае особых обстоятельств, уже было в 1960-1980-х годах. «Думаю, что и полное евхаристическое общение — не за горами» [6].

Кем был Митрополит Валашско-Молдавский и Киевский и всея Руси Исидор , когда братался с католиками? Предателем Православия. Все, на что он рассчитывал, рухнуло. Отступник бежал в Рим, а Россия пошла по Православному пути.

Кто такой после встречи с Папой Франциском Патриарх Кирилл?

Мы думали, что на братание с еретиками он не решится, не посмеет. А он посмел.

Значит, и для нас наступает время исповедничества.

«Пусть желающие решат, … нужно ли таким образом совершившееся объединение принимать как истинное и безусловное единство».

Вот, что говорит нам Апостол Павел:

« Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовою так скоро переходите к иному благовествованию, которое впрочем не иное, а только есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово.

Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема.

Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема».

[1] Послание Апостола Павла к Римлянам 12:2

[2] Сильвестр Сиропул , « Воспоминания о Ферраро-Флорентийском соборе (1438-1439). В 12 частях», СПб.: Университетская книга, 2001

[3] Борисов Н.С., «Русская Церковь в политической борьбе XIV — XV веков». Изд. Московского университета, 1986 г.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector