1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Старец протоиерей николай гурьянов жизнеописание воспоминания письма

У книжной полки. Л.А. Ильюнина. Старец протоиерей Николай Гурьянов. Жизнеописание, воспоминания, письма

Аудио

24 мая 1909 года в селе Чудские Заходы Гдовского уезда Санкт-Петербургской епархии родился протоиерей Николай Гурьянов. По преданию, Гдов, в просторечии Вдов, был уделом вдовствующей княгини Ольги. На этой поистине многострадальной земле почти никогда не прекращалась война. Помнит Гдовщина дружины святого Александра Невского и Иоанна Грозного, Петра Первого и героя Бородина графа П. П. Коновницына. Боевые стены Гдовской крепости окружают главную святыню – собор во имя иконы Божией Матери «Державная». Это первый храм на Руси с таким посвящением, построенный после 1917 года. Неподалеку отсюда произошло и знаменитое Ледовое побоище. Именно в этом месте, где испокон века решалась судьба нашего Отечества, суждено было родиться великому духовному ратоборцу двадцатого века старцу Николаю Гурьянову. О нем рассказывает книга, которую мы сегодня предлагаем вашему вниманию. Она называется — «Старец протоиерей Николай Гурьянов: жизнеописание, воспоминания, письма».

В эту книгу вошло пространное жизнеописание старца Николая Гурьянова, подготовленное на основе книг Людмилы Ильюниной и Игоря Изборцева, включая случаи прозорливости, а также чудотворений по его молитвам. Свидетельства о помощи старца многим людям содержатся и в воспоминаниях тех наших современников, которые лично знали подвижника. Эти воспоминания также вошли в состав сборника. Помимо этого, в издание включены письма старца и подборка духовных стихотворений из тетради отца Николая, многие из этих стихотворений написал он сам. По словам составителя Людмилы Александровны Ильюниной, эта книга не является чисто авторской, она — плод трудов очень многих людей, которым она приносит сердечную благодарность.

Жизнеописание старца Людмила Александровна предваряет его портретом, который, как отмечает составитель, сохранен не только во множе­стве любительских и профессиональных фото­графий, а также в видеозаписи, но и с любовью запечатлен в слове. Именно слово может отразить тайну и ти­шину, которая охватывала душу при встрече со старцем. Тайна эта была в надмирности под­вижника. Старец мог предстать перед людьми как «ветхий деньми», особенно, когда выгляды­вал из окошечка своего домика или появлялся на пороге, — казалось, что пришел он из прошлых тысячелетий, таким древним, величественным был его облик. Но тут же батюшка начинал шу­тить, быстро убегая от посетителей, и в от­вет на высокие мысли сказать: «Я ребенок, вот и играю!»

По словам Ильюниной, все знали, что у батюшки больные ноги, — он ходил, опираясь на палку. Но, сколько свидетельств о том, что за батюшкой было не угнаться, ког­да он бежал (чаще всего паломники говорят: «Будто летел») по острову. В этом будто раскрываются слова апостола: «Сила Моя в немо­щи совершается» (2 Кор. 12:9)! От батюшки, — рассказывает Людмила Александровна, — исходил свет и тепло, и всегда чувствовалось неземное происхождение этой силы, освещающей и согревающей души людей. А внешне он был необычайно скромен. Ходил всегда в стареньком выцветшем подряснике, в такой же скуфеечке, а в то время, когда еще путешествовал — уезжал с острова для встре­чи с духовными чадами и друзьями, его видели в стареньком беретике, иногда в маминой коф­те поверх рясы и плащике, калошах. По остро­ву батюшка ходил в валенках, а руки всегда были открытыми, даже когда на морозе он часами помазывал паломников «иерусалимским маслицем».

Весь облик батюшки, по словам составителя, был поучителен, его благословение действенно, и «не ищущие своего», по слову апостола Павла о Божественной любви, паломники, находясь рядом со старцем, могли бы воскликнуть: «Для меня достаточно того, что я сподобился видеть вас!» «Облик батюшки трудно описать словами. Это удивительная чистота, свет и доброта. Необыкновенная любовь. Необыкновенная свя­тость. И необыкновенный голос. «Ну, до свида­нья, дорогие мои, Ангела Хранителя!» — благо­словляя всех, произносил батюшка таким голосом, забыть который просто невозможно». Батюшкино совершенство выражалось даже в дикции — когда он говорил, был ясно различим каждый звук. Хотя часто он намеренно начинал говорить на непонятных для людей языках или на языке, понятном только кому-то одному из паломников.

Стоит отметить, что говорил батюшка мало (недаром любил пословицу: «Слово — серебро, а молчание — золото»), но любил петь, пел у себя в домике, аккомпани­руя себе на фисгармонии. Отец Иоанн Миронов вспоминает, как любил старец попеть вместе с кем-то из паломников духовные песнопения, сам аккомпанируя на фисгармонии. «И поплачем вместе, и помолимся – и так хорошо на душе, – рассказывает отец Иоанн. – Батюшка всю жизнь собирал псалмы. Просил, чтобы ему привозили все, что услышишь или найдешь в дореволюционных книгах для народного пения. Многие песнопения он сам положил на ноты». Все песнопения и духовные стихи он собирал в одну книгу, которую назвал «Слово жизни». По словам Ильюниной, все собранное в «Слове жизни» – это свидетельства о Божьей благодати.

Это рассказ, от страницы к странице, о том, что такое благодать и как она действует в человеке. Поэтому эти стихи не сопоставимы ни с какой светской поэзией: там на первом месте стоит «я» автора, а здесь – благодать Божия. И даже включенные в сборник хрестоматийные произведения М. Лермонтова, Г. Державина, А. Хомякова, Ф. Глинки, Я. Смелякова преображаются – они становятся в иной ряд, не в тот, в каком существуют обычно (творческий путь того или иного поэта). В «Слове жизни» важно не то, кто написал эти стихи, а о чем они. Эта книга составлена как памятник соборного творчества. Все эти песнопения, говорит Людмила Александровна, – дар нам, плененным «окамененным нечувствием». Они – если их петь, а не читать, как обычную книгу стихов – могут расшевелить душу, разбудить ее, размягчить.

В «Слове жизни» перед нами предстает картина народных бедствий: сиротства, вдовства, бесприютности, пьянства. Мы видим образы великих страданий Богочеловека, Его Матери, Его святых. Мы слышим слова утешения ко всем страждущим и унывающим, призыв стремиться «от тленности земной к вечности небесной». И так хорошо, когда прихожане во внебогослужебное время поют все вместе. Для того, чтобы петь стихиры, каноны, тропари, нужно понимать нотную грамоту, да и церковнославянский язык неплохо знать – не всем это под силу, а вот эти простые слова, подобранные к несложной мелодии, для всякого доступны. Перелистывая «Слово жизни», мы как будто слышим беседы старца с Господом. Они рождены желанием воспеть, прославить то, что дорого, выплакать то, что тяготит, – в них живая душа. Это разговор со своей душой, это, как сказано в предисловии к книге, – «проповедь самому себе».

Чтение старцем одних и тех же стихов разным людям, так же как и вынужденные прилюдные исповеди у калитки, созидали то, что можно назвать высоким словом «соборность», а попросту: делали всех родными, близкими друг другу, народом Божиим. А одна из духовных чад батюшки отмечала: «Вокруг него все было возвышенно и гармонич­но. Всё в его окружении было другое, чем в нашей обыденности, всё дивно и трепетно». Но узреть эту гармонию могли только духов­ные, а не телесные очи. Потому что телесным очам представлялась совсем другая картина. Вот, например, вспоминает архимандрит Кенсорин (Федоров): «У отца Николая окна в комнате были закрыты наглухо, он не видел дневного света из своей ком­наты. Свет был только на кухне. Батюшка же молился в комнате, в которой не было света сол­нечного, не было воздуха». Но и эта тяжелая картина, по мнению Ильюниной, могла служить поучением. А каким именно, читайте на страницах этой книги.

Вот он, блаженный пустынник, взыскующий

Века грядущего благ неземных.

Вот он, в скорбях, как мы в счастье, ликующий,

Старец протоиерей николай гурьянов жизнеописание воспоминания письма

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 588 533
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 547 484

Девять встреч. Воспоминания о старце Николае Гурьянове

© Емилиан Лашин, текст, 2008

© Издательство «Сатисъ», 2008

Дождь начался еще во Пскове и лил не переставая. Город выглядел каким-то приземистым и невыразительным. Только Завеличье по-прежнему волновало сердце своими белесыми монастырьками, напоминавшими белобрысые детские головки, которые словно высунулись из-за плетня заброшенного деревенского дома, поросшего лопухами и крапивой… Река Великая набухла глухой свинцовой тяжестью и с тихим утробным урчанием переворачивала свои волны, как огромное ненасытное чудовище, облизывающее лапы перед мрачным таинством трапезы. Было около семи утра, когда мы добрались до полуразвалившейся пристани, от которой ровно в семь должен был отчалить катер с советским названием «Заря», доставляющий паломников на остров Залита. Но в этот сумрачный сентябрьский день паломников было только трое – я и мои две спутницы из Петербурга… У каждого из нас были серьезные проблемы и тяжелые жизненные ситуации, с которыми мы и ехали к необыкновенному старцу, отцу Николаю Гурьянову…

Об отце Николае я, прожив в Петербурге всю свою жизнь, как ни странно, узнал вовсе не от своих земляков, а от знакомых из Минска… И это тоже особая история, в которой сегодня уже явно различим Промысл Божий.

Я был очень болен, и мне требовалась сложнейшая операция; операции подобного рода, по слухам, удачно и не очень дорого проводились белорусскими врачами. Спросив благословения у своего духовного отца, покойного ныне отца Василия Лесняка, который тоже был родом из Белоруссии, я купил билет на поезд и пришел на службу в родной Шуваловский храм. После Литургии прощался со всеми знакомыми, просил молиться, в том числе и свечницу Галину – это была нежная интеллигентная женщина, в прошлом врач-психотерапевт. Узнав, что я еду в Минск, она обрадовалась и просила, если будет возможность, разыскать там ее племянницу, от которой давно не получала вестей… Что я и выполнил. Племянница оказалась студенткой консерватории, прелестной татарской девочкой, с огромными глазами, тонкими пальцами, при взгляде на которые вспоминались строки Мандельштама:

Мы мгновенно подружились с Розой, которая рассказала мне историю своего крещения, как она стала Марией, и как она уверовала так, что сразу захотела уйти в монастырь, но не у кого было спросить совета. «Это ведь очень серьезный шаг, понимаешь, – доверительно округлив глаза, сказала она, – ну вот, и мне посоветовали к отцу Николаю съездить, на остров Залита, у нас многие к нему ездили, ты слышал об отце Николае?» Когда я ответил «нет», она изумилась: «Да что ты! Это же такой батюшка, только в Житиях святых такие истории прочесть можно, которые про отца Николая рассказывают… Я бы и усомнилась, но своими глазами видела, со мной все это произошло… Я вот расскажу, как я к нему поехала впервые – долго добиралась, три дня, и все три дня постилась, а было это зимой, ну вот, по льду шла километров пять до острова, нашла избушку старца, смотрю – а на ней замок (я тогда еще не знала, что монахини, что за батюшкой ходили, часто его запирали, потому что были и нападения, ну и отдохнул чтобы), – села и сижу, думаю, может, вышел куда, вернется… Час сижу, два, замерзла, есть хочу, и стала плакать, думаю, куда я пойду, столько ехала, и вдруг из-за двери голос, тоненький такой, как паутинка:

– Что ты, Машенька, плачешь? Ты иди прямо, потом налево, в третьем от реки доме матушка живет, она меня откроет и тебя впустит…

Я так обрадовалась, что даже не удивилась, что он меня по моему крещенному имени назвал…

Пошла, как он велел, вернулась с монахиней, которая батюшке обед в узелке принесла, и он меня в домик позвал, я потом уже узнала, что он это редко делал, обычно в сенцах принимал. Усадил меня, тепло так, глаза у него добрые, я думаю – сейчас покормит меня батюшка, – а он и говорит так хитренько:

– Наверное, кушать хочешь? А у меня тут на одного только борща, мало…

Я устыдилась, что он мои мысли жалкие прочел, и говорю:

– Простите меня, батюшка!

– Ишь, смиренница какая, ну налью тебе супчика, поешь…

И вот ем я, все такое вкусное, а отец Николай и говорит из своего уголка:

– В монастырь собралась? А кто маму с папой крестить будет, кто их повенчает? Кто институт заканчивать будет? В монастыре нужны теперь грамотные…

Я так удивилась, откуда он знает, что у меня папа и мама некрещеные и что я в институте? Слышала, что батюшка прозорливый, что про каждого знает, дар ему такой дан от Господа, но не каждому открывает свое знание, а мне, значит, вот так надо было, – а он и продолжает:

– В монастыре послушание важнее всего, вот и готовься выполнять – это мое тебе послушание… А сделаешь – приедешь… Ступай с Богом, ночуешь у Валентины… (это монахиня была…)

Ну вот, я когда домой вернулась и рассказала про такие чудеса родителям, они сразу крестились, а вскоре и обвенчались, и год спустя поехали мы к отцу Николаю все вместе… Он меня поцеловал сразу и – к маме моей подошел.

– Ой, – говорит, – матушка, ты и не знаешь, какое чудо в тебе – через два года понесешь и родишь мальчика, назовешь его Серафимом, он вас всех спасет…

А мама моя засмущалась: «Ну что Вы, отец Николай, мы, – говорит, – уж и с мужем-то не живем, и у меня женские дела не в порядке, как это!»

– Ишь, – отец Николай ей отвечает строго. – Как это не живешь, мужа надо любить, а что человеку невозможно, а Господу возможно все, только веруй!

И что же, ровно через два года мама моя, а ей уже к пятидесяти было, забеременела и в положенный срок родила нам брата, которого и назвали Серафимом. Ему уже пятый год пошел, и вот, знаешь, только тебе скажу – мы когда его к батюшке привезли, то отец Николай сказал:

– Дай-ка я поклонюсь тебе, Владыко! – и поклонился до земли…

Вот какое наш Серафимушка благословение от старца принял…»

Когда я слушал эту историю, то плакал, плакал оттого, что есть еще на земле такие люди, и от своего горького неведения, что вот сколько лет прожил, а можно сказать – впустую, без руководства и духовного утешения… Потому принял решение после операции по возвращении сразу поехать на остров…

И вот настал этот сентябрьский день, когда мы прибыли во Псков – отсюда родом была моя бабушка – и через полчаса уже плыли на катере «Заря», предвкушая первую встречу со старцем. Остров Залита – в Псковском озере, которое больше походит на маленькое море, сюда раньше ссылали политзаключенных, а белокаменный храм во имя святителя Николая Чудотворца, выстроенный еще во времена Екатерины II, был возвращен Церкви в 1947 году… Пристань была каменистая, из-за проливного дождя камни стали черными, и было темно и скользко, вокруг – ни души, но из рассказов Розы-Марии я помнил, как добраться до батюшкиного дома, и довольно быстро мы нашли маленькое сельское кладбище и домик напротив, во дворе которого было несметное количество диких птиц – голубей, воробьев, галок – они жались под кровлей, прячась от дождя, и казалось, что это глиняные скульптурки… По дороге за нами увязалась лохматая дворняжка и бежала до самого дома. Батюшка вышел сразу – помазал каждого Иерусалимским маслицем и сказал: «Отдохнете и придете на вечерню, тогда и поговорим…» – «А где же мы отдохнем, батюшка? Мы здесь никого не знаем…» – «А вон, Мухтарушка покажет, – батюшка ласково посмотрел на бежавшую за нами дворняжку. – Мухтарушка, веди гостей к матушке!» Все это было похоже на сказку, но собака и правда побежала со двора, время от времени оглядываясь и поджидая нас, спустя минут пятнадцать мы оказались у ладно срубленного дома, откуда на лай Мухтара вышла старушка. «Гостей привел? – спросила она собаку, – от батюшки?» Казалось, что это не было для нее необычным… Она повела нас в соседнюю избушку, внутри которой помещалась просторная комната, разделенная надвое занавеской – для мужчин и женщин… Печка была натоплена, словно нас тут ждали… Нина, певчая из храма, – так ее звали – накормила нас картошкой с огурцами и рыбой, которой здесь на острове вдоволь. «А уж мясо – завтра, после Воскресной службы, – сказала она, – а после вечерни – чай с самопечным хлебом и – спать. Отдыхайте».

Читать еще:  Правила похорон и поминок

СТАРЕЦ НИКОЛАЙ (ГУРЬЯНОВ)

Со дня кончины известного старца митрофорного протоиерея Николая Гурьянова прошло 13 лет. Он скончался на 93 году жизни 24 августа 2002 года. Старец Николай сподобился многих даров Духа Святого, среди них — дары прозорливости, исцеления, чудотворений. Со всей России к старцу приезжали на остров Залит верующие люди, нуждающиеся в духовном совете, в молитвенной помощи.

Старец Николай Гурьянов

Николай Гурьянов — один из наиболее почитаемых старцев Русской православной церкви конца XX — начала XXI веков. Многочисленные изреченные им пророчества сбылись еще при его жизни — предсказания о свержении в России коммунизма, канонизации Николая II, гибели атомных подводных лодок «Комсомолец» и «Курск» и многих других, чему он стал свидетелем еще при жизни.

Старец Николай Гурьянов за исповедание веры переносил притеснения от властей, тюремные и лагерные заключения и ссылки. После того, как его выгнали из института за выступление против закрытия храмов, он ушел служить в церковь и за это был арестован. Сначала было заключение в «Крестах», потом — ссылка в лагерь под Киевом, а затем — поселение в Сыктывкаре, в Заполярье прокладывал железную дорогу. Военные годы он провел в Прибалтике. Там же принял сан священника, затем переехал на рыбацкий остров Талабск, где и провел остаток жизни.

Благодаря молитвам старца, у людей отступали болезни, появлялся музыкальный слух, просветлялся ум в познании трудных предметов во время учебы, совершенствовались профессиональные навыки, устраивались житейские недоумения, а нередко определялся дальнейший жизненный путь.

Семья и детство

Николай Гурьянов родился в купеческой семье. Отец, Алексей Иванович Гурьянов, был регентом церковного хора, скончался в 1914. Старший брат, Михаил Алексеевич Гурьянов, преподавал в Санкт-Петербургской консерватории; младшие братья, Пётр и Анатолий, также обладали музыкальными способностями.

Все трое братьев погибли на войне. Мать, Екатерина Стефановна Гурьянова, долгие годы помогала своему сыну в его трудах, скончалась 23 мая 1969, похоронена на кладбище острова Залит.

С детства Николай прислуживал в алтаре в храме Михаила Архангела. В детстве приход посетил митрополит Вениамин (Казанский). Отец Николай так вспоминал об этом событии: «Я мальчишкой совсем ещё был. Владыка служил, а я посох ему держал. Потом он меня обнял, поцеловал и говорит: „Какой ты счастливый, что с Господом…“».

Учитель, заключённый, священник

Николай Гурьянов окончил Гатчинский педагогический техникум, учился в Ленинградском педагогическом институте, откуда был исключён за выступление против закрытия одного из храмов. В 1929–1931 преподавал математику, физику и биологию в школе, служил псаломщиком в Тосно.

Затем был псаломщиком в Свято-Никольском храме села Ремда Середкинского района Ленинградской (теперь Псковской) области. Был арестован, находился в ленинградской тюрьме «Кресты», отбывал заключение в лагере в Сыктывкаре Коми АССР. После освобождения не смог получить прописку в Ленинграде и преподавал в сельских школах Тосненского района Ленинградской области.

Во время Великой Отечественной войны не был мобилизован в Красную армию, так как покалечил ноги на тяжёлых работах в лагерях. Находился на оккупированной территории. 8 февраля 1942 был рукоположен (целибатом, то есть в безбрачном состоянии) в сан диакона митрополитом Сергием (Воскресенским), находившимся в юрисдикции Московской Патриархии.

С 15 февраля 1942 — священник. В 1942 окончил богословские курсы, служил священником в Свято-Троицком женском монастыре в Риге (до 28 апреля 1942). Затем, до 16 мая 1943 являлся уставщиком в Свято-Духовском монастыре в Вильнюсе.

Служение в Литве

В 1943–1958 — настоятель храма святого Николая в селе Гегобросты Паневежиского благочиния Виленско-Литовской епархии. С 1956 — протоиерей.

О. Николай был необыкновенно привержен церкви. Не будучи монахом, он жил строже, чем монах, во всём — и в питании, и в отношении к людям и молитве. Его образ жизни можно назвать действительно христианским: люди видели в нём пример беззаветного служения Господу.

Протоиерей Иосиф Дзичковский считал, что «такие приходы — оазис православного благочестия в католической Литве». В служебной характеристике, выданной протоиерею Николаю архиепископом Виленским и Литовским Алексием (Дехтеревым) в 1958, говорилось: «Это, без сомнения, незаурядный священник. Хотя приход его был малочисленный и бедный (150 прихожан), но благоустроен так, что может быть показательным примером для многих. Не получая никакого пособия из Епархии, он сумел найти местные средства, на которые капитально отремонтировал храм и привёл его в благолепный вид. В редком порядке содержится и приходское кладбище. В личной жизни — безукоризненного поведения. Это пастырь — подвижник и молитвенник. Целибат. Приходу отдавал всю свою душу, все свои силы, все свои знания, всё сердце и за это всегда был любим не только своими прихожанами, но и всеми, кто лишь только ближе соприкасался с этим добрым пастырем.»

Во время служения на приходе в Литве о.Николай заочно получил богословское образование в Ленинградской духовной семинарии и Ленинградской духовной академии.

«Талабский старец»

С 1958 о.Николай стал служить в Псковской епархии, был назначен настоятелем храма св. Николая на острове Талабск (Залита) на Псковском озере, являлся им бессменно до самой кончины.

В 70-е годы к отцу Николаю на остров стали приезжать люди со всей страны — его начали почитать, как старца. Его называли «Талабским» или «Залитским» (по прежнему названию острова, который был переименован в советское время в память о большевистском активисте Залите) старцем.

Домик отца Николая Гурьянова

Не только церковные люди тянулись к нему, но и падшие души, чувствуя тепло его сердца. Некогда забытый всеми, порой, он не знал ни минуты покоя от посетителей, и чуждый мирской славе только потихоньку сетовал: «Ах, если бы вы в церковь так бежали, как за мной бегаете!». Его духовные дары не могли остаться незамеченными: он называл незнакомых людей по имени, приоткрывал забытые грехи, предупреждал о возможных опасностях, наставлял, помогал изменить жизнь, устроить ее на началах христианских, вымаливал тяжелобольных.

Существует рассказ о том, что о.Николая спросили: «К Вам за Вашу жизнь приходили тысячи людей, Вы всматривались внимательно в их души. Скажите, что Вас больше всего беспокоит в душах современных людей — какой грех, какая страсть? Что для нас сейчас наиболее опасно?». На это он ответил: «Безверие», и на уточняющий вопрос — «Даже у христиан» — ответил: «Да, даже, у православных христиан. Кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец». По мнению о.Николая, верующий человек должен любвеобильно относиться ко всему, что его окружает.

Сохранились свидетельства того, что по молитвам батюшки, ему открывалась судьба людей, пропавших без вести. В 90-е гг. известный на всю страну Печерский старец — архимандрит Иоанн (Крестьянкин) свидетельствовал об отце Николае, что он является «единственным, по-настоящему, прозорливым старцем на территории бывшего СССР». Он знал произволение Божие о человеке, многих направлял по кратчайшему пути, ведущему ко спасению.

В 1988 протоиерей Николай Гурьянов был награждён митрой и правом служения с открытыми Царскими Вратами до «Херувимской». В 1992 удостоен права служения литургии с открытыми Царскими Вратами до «Отче наш» — высшего церковного отличия для протоиерея (исключая крайне редкий сан протопресвитера).

О. Николай пользовался известностью как в России, так и среди православных людей за её пределами. Так, в канадской провинции Саскачеван на берегу лесного озера по его благословению был основан скит.

Известностью и любовью старец пользовался также у творческой молодёжи и интеллигенции: за благословением на творчество к нему на остров приезжали Константин Кинчев, Ольга Кормухина, Алексей Белов и многие другие. Кроме того старец стал прототипом героя фильма «Остров», где главную роль сыграл рок-поэт и музыкант Пётр Мамонов.

В похоронах о.Николая на острове Талабск (Залит) участвовали более 3 тысяч православных верующих. Многие почитатели посещают могилу старца. Учреждено Общество ревнителей памяти праведного Николая Псковоезерского (Николая Гурьянова).

Наставления протоиерея Николая Гурьянова

Батюшка вообще говорил мало, видимо он был от природы молчалив, потому его редкие высказывания были афористичными – в одной фразе заключалась целая жизненная программа. Потому так ярко запоминалось все, сказанное старцем.

1. «Наша жизнь благословенная… Дар Божий… Мы имеем в себе сокровище – душу. Если сбережем ее в этом временном мире, куда пришли как странники –наследуем Жизнь Вечную.»

2. « Ищи чистоты. Не слушай худое и грязное ни о ком… Не останавливайся на недобром помысле… Неправды беги… Правду говорить никогда не бойся, только с молитвой и, прежде, проси благословения у Господа.»

3. «Жить нужно не только для себя… Старайтесь тихонечко молиться за всех… Никого не отталкивайте и не унижайте.»

4. «Наши мысли и слова имеют великую силу на окружающий мир. Молитесь со слезами за всех – больных, слабых, грешников, за тех, о ком некому помолиться.»

5. « Не будьте слишком строгими. Чрезмерная строгость опасна. Она останавливает душу только на внешнем подвиге, не давая глубины. Будьте мягче, не гоняйтесь за внешними правилами. Мысленно беседуйте с Господом и святыми. Старайтесь не учительствовать, а мягко подсказывать друг другу, подправлять. Будьте проще и искреннее. Мир ведь такой Божий… Посмотрите кругом – все творение благодарит Господа. И вы так живите – в мире с Богом.»

6. « Послушание … Оно начинается в раннем детстве. С послушания родителям. Это нам первые уроки от Господа.»

7. «Помни, что все люди немощны и бывают несправедливы. Учитесь прощать, не обижаться. Лучше отойти от причиняющих вам зло – насильно мил не будешь… Не ищи друзей среди людей. Ищи их на Небе – среди святых. Они никогда не оставят и не предадут.»

8. Веруйте в Господа, несомненно . Сам Господь живет в нашем сердце и Его не нужно искать где-то там… далеко.»

9. «Будьте всегда радостны, и в самые тяжелые дни вашей жизни не забывайте благодарить Бога : благодарное сердце ни в чем не нуждается».

10. « Пекись о своем мире душевном , вот и в мире будет порядок».

11. « Положитесь , дорогие мои, на волю Божию , и все будет так, как вам нужно».

12. « Никогда не снимайте крестик . Читайте утренние и вечерние молитвы обязательно».

13. «Можно спасаться и в семье и в монастыре, только живи свято мирной жизнью».

14. « Ходи в храм и веруй Господу . Кому Церковь не мать, тому Бог не отец. Смирение и молитва – главная. Одна черная одежда – еще не смирение ».

LiveInternetLiveInternet

Рубрики

  • (12)
  • 9мая (1)
  • Бродилка по Программам в Дневнике. (8)
  • ДЕЛА ХОЗЯЙСКИЕ (65)
  • БОХО (2)
  • вязание (1)
  • МОИ (28)
  • О ЦВЕТАХ (7)
  • огород,сад,совет (1)
  • РЕЦЕПТЫ (3)
  • творчество, шитье (7)
  • шитье (14)
  • ДЛЯ ДУШИ (49)
  • красиво сказано (12)
  • Мосфильм (3)
  • рассказ (1)
  • ТЕЛЕПРОГРАММА (2)
  • ЖЗЛ (1)
  • ЗДОРОВЬЕ (17)
  • зима (17)
  • ИНТЕРЕСНО,ПОЛЕЗНО,НУЖНО (54)
  • hand-made (10)
  • ИСТОРИЯ (4)
  • КАЛЕНДАРЬ (55)
  • ВРЕМЕНА ГОДА (10)
  • новый год,Рождество (12)
  • ПРИРОДА, (35)
  • КАРТИНЫ ХУДОЖНИКОВ (19)
  • иллюстрация (6)
  • натюрморт (4)
  • КАРТИНЫ ХУДОЖНИКОВ (19)
  • Кинофильмы (1)
  • КОМПЬЮТЕР,ПОМОЩЬ (13)
  • лучшие посты (11)
  • Очерки_Наталья_Сухинина (2)
  • мудрость веков (7)
  • ПРИТЧИ (3)
  • МУДРЫЕ МЫСЛИ (55)
  • КОТ БАСЕ (1)
  • ОТНОШЕНИЯ (2)
  • ПЕТР МАМОНОВ (3)
  • ПРИТЧИ (7)
  • РАЗМЫШЛЕНИЯ О ЖИЗНИ (21)
  • ПОУЧЕНИЯ (18)
  • СТИХИ (74)
  • ТЕЛЕПРОГРАММА ДЛЯ ВСЕХ. (0)
  • то что вдохновляет (14)
  • ИСКУССТВО (1)
  • ИСКУССТВО (1)
  • ИСКУССТВО (4)
  • ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ (262)
  • АФОН (11)
  • БИБЛИЯ (1)
  • иконы (14)
  • КАЛЕНДАРЬ (6)
  • Крещение (2)
  • МИТРОПОЛИТ АНТОНИЙ СУРОЖСКИЙ (4)
  • молитва (6)
  • монастырь (11)
  • монахи, монастырь (6)
  • наставления (33)
  • ПОМИНОВЕНИЕ УСОПШИХ (5)
  • ПОМИНОВЕНИЕ УСОПШИХ (8)
  • пост (15)
  • православие и мир (20)
  • православный катехизис (6)
  • пророчества (6)
  • рассказ (10)
  • РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО (18)
  • святые (7)
  • СВЯТЫЕ МЕСТА (10)
  • СВЯТЫЕ МЕСТА (8)
  • СЛОВО ПАТРИАРХА (2)
  • СТАРЕЦ НИКОЛАЙ ГУРЬЯНОВ (2)
  • чудеса православного мира (6)
  • чудотворная икона (5)
  • чудотворная икона (8)
  • Ты -женщина (4)
  • УРОКИ ЛИ.РУ. (44)
  • схема (12)
  • фотоработы (6)
  • ЦИТАТЫ (15)
  • ОТНОШЕНИЯ (5)

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Постоянные читатели

Сообщества

Трансляции

Статистика

ПОУЧЕНИЯ СТАРЦА ОТЦА НИКОЛАЯ (ГУРЬЯНОВА), 1909-2002

ПОУЧЕНИЯ СТАРЦА ОТЦА НИКОЛАЯ (ГУРЬЯНОВА), 1909-2002

ДОРОГОЙ БАТЮШКА НИКОЛАЙ МОЛИ БОГА О НАС!

Отец Николай говорил: «Наши мысли и слова имеют великую силу на окружающий мир. Молитесь со слезами за всех – больных, слабых, грешников, за тех, о ком некому помолиться. Неотступно взывайте Сладчайшему Спасителю мира: «Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного». «Бог слушает молитвы праведных людей. То, что люди не достигают с оружием в руках, праведники достигают молитвой».

«Благодать Божия подается нам в Таинствах. Особенно – во Святом Причастии. Соединяйтесь со Христом так часто, как вам позволяет совесть и покаяние. С любовию и верою приступайте ко Господу – и Он попалит все греховное, и будет душа белее снега. Огненно белая… Благодать Причастия – Сила, несокрушимая для тьмы, избавляет от всех напастей. Взывайте к Богородице, просите Ее о Благодати, которая во все века будет изливаться на род человеческий: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою…Подаждь и нам, недостойным, росу благодати Твоея, и яви милосердие Твое».

«Не будьте слишком строгими. Чрезмерная строгость опасна. Она останавливает душу только на внешнем подвиге, не давая глубины. Будьте мягче, не гоняйтесь за внешними правилами. Мысленно беседуйте с Господом и святыми. Старайтесь не учительствовать, а мягко подсказывать друг другу, подправлять. Говорите, если сердце не молчит. От сердца к сердцу. Будьте проще и искреннее. Мир ведь такой Божий… Посмотрите кругом – все творение благодарит Господа. И вы так живите – в мире с Богом».

«Послушание…Оно начинается в раннем детстве. С послушания родителям. Это нам первые уроки от Господа. Если ребенок не слушался родителей, то его трудно обратить к Вере во Христа».

«Помни, что все люди немощны и бывают несправедливы. Учитесь прощать, не обижаться. Лучше отойти от причиняющих вам зло – насильно мил не будешь…Не ищи друзей среди людей. Ищи их на Небе – среди святых. Они никогда не оставят и не предадут».

«Ищи чистоты. Не слушай худое и грязное ни о ком… Не останавливайся на недобром помысле…Неправды беги… Правду говорить никогда не бойся, только с молитвой и, прежде, проси благословения у Господа».

«Вы все ищите только духовников…А Евангелие забываете…У нас у всех Один Духовник – Евангелии. Это смысл жизни, наша Живая Вера, Надежда и Любовь…Мне даже обидно бывает, что ищут только человека, а Господа забывают…Это хорошо, если есть разумный, верующий батюшка, к которому можно обратиться, это счастие…Но если Господь не послал – разве невозможно спастись?! Батюшек строго не судите, кто какой… Главное, чтобы он был верующий, богобоязненный, Евангелие проповедовал».

«Жить нужно не только для себя… Старайтесь тихонечко молиться за всех…Никого не отталкивайте и не унижайте. Господь никого не обидел… И если вас унижают, помните, как распинали Спасителя и Царя-Мученика Николая. »

«Наша жизнь благословенная… Дар Божий… Мы имеем в себе сокровище – душу. Если сбережем ее в этом временном мире, куда пришли как странники – наследуем Жизнь Вечную со Христом. Радость, несказанная радость…Нас ждут Ангелы и Святые. Господь-Отец и Царица Небесная…Какие мы счастливые, что правы и славные – Православные».

Таинственность и сокровенность отличают пребывание на земле возвышенных духом и сердцем. Люди, близкие Богу, молчаливы и редко открывают себя, ибо они все хранят в себе Божественную тайну, которую мир не только не может, но и не желает вместить. Однажды молодые монахи, посетив Глинского старца, духовного друга и сомолитвенника отца Николая, схиархимандрита Виталия (Сидоренко), задали ему вопрос: «Есть ли в нашем ХХ веке такие подвижники, о которых мы читаем в древних патериках?» — услышали в ответ: «Мы их видим, слышим, с ними бываем, но не имеем веры и послушания, какие были в древности, поэтому мы их и не знаем».

Читать еще:  Поминальные дни в 2018 году православные

«Мое сердце всегда было с Господом, — говорил батюшка. – Я старался с детства научиться духовному плачу… Я ведь с детства монах. Домашние ко мне в келию без молитвы не входили – монах…Знали, что я молюсь, с Господом беседую… Никого кроме Бога не знал и не видел».

Отец Николай говорил о том, что истоки страдания русского народа – в том, что в 1917 году Святейший Синод не только промолчал в час Божия призыва – но благословил клятвопреступников, совершивших переворот, повелев подчиниться изменника, самочинно объявившим себя «правительством». «Это истоки наших страданий, — говорил батюшка Николай. – Пока вся Церковь это не осознает, не обратится в своих молитвах к Царю Николаю как к великому святому и не обратится ко Господу с плачем вернуть нам Царя, мы будем страдать. И Бог не дарует нам Помазанника, чтобы его снова замучили и надругались над ним. Царь будет явлен, когда мы очистим себя и будем достойны. Надо молиться и трудиться…Только нельзя озлобляться и исправлять содеянное злом…Зло, которое существует в мире, злом не исправить. Бог зла не сотворил. Господь Милостивый. Только милостию Божией мы спасаемся. Спасение только от Бога… Мы – православные христиане – живем на земле, чтобы готовиться к Вечности… И должны бороться со злом – но так, чтобы самим не отпасть от Божественной Любви».

Отца Николая спрашивали, мог ли Царь что-либо изменить в постигших нас испытаниях, и батюшка однажды сказал:

«Царь надеялся спасти Россию от свершившегося зла. Очень желал. Но смалодушничали и предали.

Самое страшное – не поняло Царя духовенство… Не заступились за Него.

За отречение на Императоре греха нет. Когда Держава была в гробу, явилась Матерь Божия Державная».

Молясь пред иконой Царственных Святых, старец однажды сказал:

«От жалости к Царю, я с коленей не вставал. Молился у Его Креста…Они уже Дома, в радостной Вечности, а мы – в гостях. Мои незабвенные и любимые Царь и Царица – милосердные и милостивые. Там… они видят Бога…Это была единодушная Святая Семья. Ангелы. Все терпели и всем прощали, никого не унижали. А как неизреченно Господа любили! Носили на себе раны народа и Церкви. Чистота молитвы у Них была. Чистота молитвы… Имели такую любовь, что молились за всех, не делали разницы между людьми. И простили всех, кто их оставил и предал. Мысль у Них высокая, и только на добро, потому Их Господь слышал… Имели святое смирение».

«Сердце, любящее и верующее в свой народ, никогда не бросит в него камень, — говорил святой жизни старец Николай. – В свержении Государя заключена не вина русского народа, а наше страшное горе. Это нам великое испытание…Как Иову Многострадальному. Народ наш верующий и очень доверчивый. В нем простота и искренность, которая часто используется против него. Но Русь наша хранима Богом!».

Батюшка часто вспоминал годы, проведенные в лагерях. Ведь там, в жутких нечеловеческих условиях, среди страданий и смерти, Церковь продолжала жить: тайно служились Божественные Литургии, тайно крестили и напутствовали умирающих, совершались тайные хиротонии священников и епископов. И никаких «ставленых грамот» и прочих справок не выдавалось, потому что понимали, что при обыске наличие таковых документов грозило бы владельцу если не смертным приговором, то уж точно – дополнительным сроком заключения.

Старец отец Павел (Груздев) также прошедший лагеря, рассказывал: «В лагерях и в гонениях, когда рухнули все правила, все указания по спасению, Веру сохранил тот, кто верил сердцем, тот и остался с Распятым Господом». Ибо Отец таких ищет – поклоняющихся Ему Духом и Истиною. Дух есть Бог: и иже кланяется Ему Духом и Истиною достоит кланятися (Ин. 4, 23-24).

«Верующий человек любвеобильно относится ко всему, что его окружает. Он живет по Евангелию и всегда все старается делать по Слову Господа» — неустанно повторял отец Николай. Смирение отца Николая было так глубоко, что даже самое малое упоминание о себе он уже считал превозношением над ближним, непозволительным учительством. Поэтому так ценно для нас каждое его слово. О себе батюшка говорил только самое важное, только то, что необходимо для Жизни Вечной. – «Это тебе для Бога нужно или для людей?» — спросил батюшка, когда собирались уточнить «даты и цифры». «Богу даты не нужны, а все, что необходимо, я сказал».

Батюшка часто повторял: «Веруйте в Господа, несомненно. Сам Господь живет в нашем сердце и Его не нужно искать где-то там…далеко». Батюшка любил наставления Исаака Сирина: «Сойди в свое сердце, и ты найдешь в нем лестницу для восхождения в Царство Божие». Только он упрощал: «Знай себя – и довольно с тебя».

Старец Николай Гурьянов: «Помоги мне, Боже, крест свой донести»

Но когда-то все обстояло иначе: батюшка принадлежал к поколению исповедников, претерпевших за веру и преданность Богу притеснения от властей, тюремные и лагерные заключения и ссылки. А после освобождения целые годы провел в безвестности, трудах и молитве на отдаленном рыбацком острове. Отец Николай не оставил обширного духовного наследия, трудов по аскетике или по богословию, но его краткие слова и простые наставления одинаково трогают сердца «простецов» и «мудрецов». Для многих и многих он стал тем человеком, с которого начинается путь к Богу.

В один из дней в конце мая, по одним сведениям в 1909-м, а по другим – в 1910-м году, в селе Чудские Заходы Гдовского уезда Санкт-Петербургской губернии в благочестивой купеческой семье родился мальчик, нареченный в крещении Николаем в честь одного из самых почитаемых в России святых — Святителя Николая Мирликийского-Чудотворца. Был он третьим сыном в семье, и как будто, ничем не отличался от старших братьев, но именно ему был уготован путь особый. — Пройдут годы, и он окажется в ряду чудом выживших в 20-е – 30-е гг. православных священников. Схиархимандрит Захария из Троице-Сергиевой Лавры и схиархиепископ Антоний (Абашидзе) из Киево-Печерского монастыря, московский старец — святой праведный Алексий Мечев и архимандрит Серафим (Тяпочкин), преподобномученик Амфилохий Почаевский и недавно почивший архимандрит Иоанн (Крестьянкин), — вот только наиболее известные из них. Все они разделили удел исповедников и были удостоены Богом высоких духовных дарований. Их прозорливость — способность предсказывать события будущей жизни, а порой — и знание о прошлом людей и совершенных ими ошибках, дар исцеления и изгнания нечистых духов — привлекали к ним верующих со всех концов России.

«Между верой и благополучием»

Сохранились свидетельства о том, что в молодости Николай Гурьянов отличался достаточно сильным характером, и ему требовались усилия, чтобы научиться владеть собой. Но именно на нем остановился однажды взгляд отца, неожиданно обратившегося к его матери со словами: «Екатеринушка, как эти (старшие дети) — не знаю, а этот — тебя доглядит». Отец Николая Гурьянова умер молодым, все братья погибли во время Великой Отечественной войны. Ему же предстоял путь священства и несение заботы не только о престарелой матери, но и о десятках духовных детей, и о сотнях паломников, приезжавших к нему издалека.

Личный выбор Николая между верой и относительным спокойствием, которое сталинская государственная система обещала тем, кто готов был следовать установленным нормам, состоялся еще до начала массовых репрессий — когда он был студентом Ленинградского Педагогического института. В 1929 г. Студент Гурьянов был отчислен с первого курса за то, что позволил себе высказаться против закрытия одного из храмов. Путь к высшему образованию оказался для него, таким образом, закрыт, несмотря на то, что он успешно окончил в 1928 г. Гатчинский педагогический техникум. Вернувшись на родину, Николай служил псаломщиком в церкви, преподавал математику, физику и биологию в школе. В 1930-х годах последовал арест. Заключение в «Крестах», ссылка в лагерь под Киевом, а затем — на поселение в Сыктывкар — составили основные вехи его исповеднического пути.

Условия содержания заключенных были чудовищны. В Заполярье Николай оказался среди тех, кто прокладывал железную дорогу. Годы спустя батюшка вспоминал ту ночь, когда ему пришлось долгие часы стоять в воде и в ледяном крошеве вместе с другими заключенными. Бесконечной показалась эта ночь страданий. Поддерживала его молитва. А наутро, пришедшие охранники обнаружили, что он оказался единственным, кто остался жив.

Из-за болезни ног, поврежденных в заключении, Николай Алексеевич не был мобилизован в годы войны. После лагеря он преподавал в школах Тосненского района, а после оккупации Гдовского района, был перемещен в Прибалтику. В годы войны в его жизни состоялось событие, определившее всю его последующую судьбу. — Подготовленный пережитыми испытаниями к «тесному пути» служителя Церкви, 15 февраля 1942 г. в Риге, в праздник Сретения Господня, он принимает сан священника. Первое время он служил в храмах и монастырях Прибалтики, а в 1958 г. по откровению одного из старцев, указавших ему место его будущего служения, ходатайствовал о переводе на уединенный рыбацкий остров Талабск (более известный под названием рыболовецкого колхоза им. Залита). Здесь отец Николай провел сорок лет жизни и пастырского служения.

Приехав сюда никому не известным священником, возбуждавшим подозрения у неверующего населения, через несколько лет он снискал искреннее и глубокое уважение рыбаков. Поселившись вместе с матерью в самом крошечном домике на окраине поселка, он служил один, своими силами ремонтировал церковь, латал и перекрывал кровлю, пек просфоры, а в свободное время, не ожидая просьбы о помощи, появлялся на пороге домов тех, кто больше всего нуждался в поддержке. Семьи рыбаков подолгу оставались без кормильцев. Незлобивый и кроткий, батюшка выполнял работы по хозяйству, оставался с детьми, помогал престарелым и немощным. Многие с благодарностью вспоминали потом его заботу о семьях, где хозяин выпивал. Отец Николай мог, например, вынуть бутылку у пошатывающегося мужичка и тут же разбить ее: его тихое слово, покорно принимали люди, казавшиеся безнадежно опустившимися.

В первые годы было и тяжело. Порой подступало уныние: годами он служил в пустом храме. Приходила и мысль уехать с этой тяжелой земли. Но однажды, когда вещи были уже уложены, его остановил детский голос — крошечный ребенок, почувствовав его грусть, вдруг горячо попросил его не уезжать. Батюшка принял детские слова, как изъявление воли Божией и напоминание об указании служить здесь, данном ему через старца.

Шло время — отец Николай терпеливо продолжал нести свой крест. Через несколько десятков лет, Талабск, представлявший собой в момент его приезда пустынный островок, покрылся садиками и островками зелени, которые батюшка высаживал и заботливо поддерживал, таская по сотне ведер воды с озера. Озеленение острова было особым его подвигом. С материка и из паломнических поездок, он привозил саженцы, составившие знаменитый «сад памяти», напоминавший ему о местах его заключения. Он почти не спал: днем служил и работал, а ночью молился.

Наконец, «сухая почва» дала всходы. Отношение рыбаков к батюшке обнаружил следующий эпизод: когда одна жительница поселка под давлением уполномоченных написала донос на отца Николая, грозивший ему новым заключением, рыбаки выразили ей единодушное порицание — никто из вернувшихся с лова не положил по обычаю на ее тарелку рыбы. С этого времени в церковь потянулся народ. Тогда, в 60-е годы, во время усиления гонения на храмы, к отцу Николаю пожаловали представители местной власти, разговаривая очень грубо и пообещав на следующий день вернуться за ним. Батюшка всю ночь простоял на молитве, а наутро на озере поднялась страшная буря, которая не утихала в течение трех дней. Талабск стал недоступен. После того, как буря стихла, об отце Николая как-то забыли и больше не трогали.

Старчество

В 70- е годы к отцу Николаю на остров стали приезжать люди со всей страны — его начали почитать, как старца. Не только церковные люди тянулись к нему, но и падшие души, чувствуя тепло его сердца. Некогда забытый всеми, порой, он не знал ни минуты покоя от посетителей, и чуждый мирской славе только потихоньку сетовал: «Ах, если бы вы в церковь так бежали, как за мной бегайте!». Его духовные дары не могли остаться незамеченными: он называл незнакомых людей по имени, приоткрывал забытые грехи, предупреждал о возможных опасностях, наставлял, помогал изменить жизнь, устроить ее на началах христианских, вымаливал тяжелобольных.

Сохранились свидетельства того, что по молитвам батюшки, ему открывалась судьба людей, пропавших без вести. В 90-е гг. известный на всю страну Печерский старец — архимандрит Иоанн (Крестьянкин) свидетельствовал об отце Николае, что он является «единственным, по-настоящему, прозорливым старцем на территории бывшего СССР». Он знал произволение Божие о человеке, многих направлял по кратчайшему пути, ведущему ко спасению.

Батюшка был чужд человекоугодия. Принимал не всех. Некоторых и разворачивал со словами: «Ты зачем сюда пришла?». К нему побаивались ездить даже маститые священники. Отец Николай обличал. Известен случай, когда к нему приехали двое гостей в дорогих облачениях, имевшие весьма внушительный вид. Окадив их со словами:

«Сижу я на боцке (на бочке),
А под боцкой мышка.
Мой миленок — комсомолец,
А я коммунистка…»

— старец невозмутимо продолжал службу. Иногда он довольно ощутимо постукивал пришедших к нему по щеке или по лбу: таким образом, он отгонял нечистых духов, которых ему дано было видеть воочию. Но когда он «побивал», на него никто не обижался, потому, что во всем чувствовалась любовь. Батюшка приучал людей следить за собой, за своими помыслами, проверяя себя: в вере ли ты? На вопрос, как жить, он отвечал: «Жить так, словно ты завтра умрешь».

Как, в какой форме ему открывалось то, что сокрыто — тайна Божия, но бывали такие вот случаи. Матушка К., приехавшая к нему издалека, с Урала, шла к старцу с трепетом — после перенесенной травмы мучили головные боли, да так сильно, что она боялась потерять рассудок. Что произнесет батюшка? К чему готовится? Долго ли осталось жить? — А старец посмотрел на нее внимательно, ласково, взял за плечи и произнес: «Поносишь еще платьице-то, поносишь…». По простоте смысл слов поняла не сразу, только, как ребенок, отозвалась на ласку и ободрение. А уж, когда о. Николай помазал лоб маслицем, благословил на дорогу, на обратном пути догадалась: мол, «рано с телом прощаться. Поживешь еще».

Удивительны бывали и его благословения. То в едва знакомых спутниках, он прозревал будущих мужа и жену, то в «младенце духовном» — будущую монахиню. Приехала как-то к старцу женщина, через «буреломы» и «колдобины» страданиями приведенная Богом в храм, поднятая чудом с одра болезни. И все, что знала-то она тогда о жизни во Христе, почерпнула из нескольких книг, среди которых оказалась и книга о подвижниках Кавказа. В душе — «рай» от сознания милости Божией к ней, и точного знания, куда, в каком направлении идти — к Господу, в Церковь — нашлась «монетка потерянная». А на глазах слезы, и слово «монашество» вымолвить страшно по недостоинству своему. А батюшка ей: «Ну, поезжай на Кавказ, поживи в горах, посмотри». Стояла, будто солнце в руки получила.

Келейницы ей вслед: «Целуй калитку. Батюшка за все годы ни одного такого благословения не дал! Монахов туда не благословляет!» И до последнего, до исхода своего из жизни временной уже в монашеской мантии, вспоминала она, как все сложилось — и деньги Бог послал, и попутчиков, и проводника. И такой молитвы, как там, в горах, как она говорила, уже не было. Православное «детство» — радость, когда Господь укрепляет, поддерживает на каждом шагу, связано было для нее с о. Николаем Гурьяновым и его благословением.

Читать еще:  Поминание усопших 9 дней

…Простые наставления старца о том, что надо трудиться, опасаться праздности, избегать пристрастия к вину, любить ближних и по заповеди, быть всем, как слуга, доходили даже до сердец людей, запутавшихся в жизненных обстоятельствах и ожесточенных. Молитвы и акафисты, которые батюшка распевал тоненьким слабым голоском, разошедшиеся в записях, воспоминания о нем духовных детей, его фотографии и сегодня напоминают об этом замечательном священнике, пронесшем крест своего служения до самого конца. Уже тяжело больной, он наотрез отказался покинуть место своего служения и перейти на покой в один из монастырей, ради приезжавших к нему тысяч людей. Пожалуй, одним из самых известных стало одно из последних напутствий православным христианам: «Верующий человек, он должен любвеобильно относиться ко всему, что его окружает. Любвеобильно!».

МОЛИТВА ПО СОГЛАШЕНИЮ

Это молитва, которую благословлял читать о.Николай Гурьянов:

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, Ты бо рекл еси пречистыми усты Твоими:

«Аминь глаголю вам, яко аще двое от вас совещаются на земли о всякой вещи, ея же аще просите, будете иметь от Отца Моего Иже на небесех: где же два или трое собрались во имя Мое, ту есмь Аз посреде их».

Непреложны словеса Твоя, Господи, милосердие Твое безприкладно и человеколюбию Твоему несть конца. Сего ради молим Тя:

Даруй нам, рабам твоим, всем православным христианам, согласившимся просить Тя о скорби нашей, за страждущую страну нашу Российскую и чад Церкви Православныя.

Боже великий и дивный, каяйся о злобах человеческих, возводяй низверженныя и утверждаяй ниспадающия, не отрини наши молитвы и воздыхания сердечныя в сие время тяжкое против смертоносного и богомерзкого духа антихристова, силящегося запечатлеть народ наш на служение себе, и отвергнуть нас от благодати Тебе Бога Живаго и Истинного. Да не будет сего, Боже наш!!

Помяни, Господи, милости, яже показал еси отцем нашим, разрушь коварство диавола, восстающего на ны. Силою Креста Твоего даруй всем нам духа премудрости и страха Божия, духа крепости и благочестия, да не погибнем обольщенные лукавством сатанинским.

Воздвигни нам мужей силы и разума, да не возмогут противиться вси противляющиеся нам.

Восстави нам, Боже, престол православных царей, да поставлен будет удерживающий всякое зло и неправду, умножившуюся в стране нашей.

Господи Боже, Спасителю наш, сердцем сокрушенным к Тебе припадая, просим Тя:

обольщенныя обрати и на путь правый настави, малодушныя укрепи, маловерныя просвети, и духом Твоея ревности воспламени, да не погибнем от сетей вражиих. Сего ради к Тебе прибегаем, яко Ты еси Бог наш и разве Тебе инаго не вемы.

Припадая, стеняще вопием Ти, Боже наш, о исполнении сего прошения нашего. Но обаче не якоже мы хотим, но якоже Ты.

Праведный Старец Николaй (Гурьянов) и его наставления (полное собрание)

Благодатный Старец Русской Православной Церкви Николай (Николай Алексеевич Гурьянов) — большинству паствы известен как протоиерей Николай, священник Псковской епархии, духоносный праведник и молитвенник.

По свидетельству самого Батюшки, которое документально подтверждается фотодокументами и на видеозаписи, имел тайное поставление в годы гонений во епископы.

Не выйдя по благословению отцов на открытое епископское служение, принял схиму с именем Нектарий и служил, в соответствии с Номоканоном, иерейским чином.

Батюшка родился 24.05.1909, с. Чудские Заходы Гдовского уезда Петербургской губернии.

Родители его — Алексей Иванович Гурьянов и мать Екатерина Стефановна, в девичестве Крылова.

С детства — избранник Матери Божией, прислуживал в Алтаре, пел на клиросе, был посошником и духовным сыном Священномученика Митрополита Вениамина Петроградского, который тайно постриг отрока Николая в иночество в 1917 г., в возрасте восьми лет, и, благословив ему свой Архиерейский крест, предрек истинное и верное служение Православию в сане Архиерея.

В 1924 г. — послушник в Почаевской Лавре, которую называл своей «монашеской колыбелию».

Там он познакомился и был духовно близок с Преподобным Амфилохием Почаевским, ныне прославленным святым.

Молитвенно общался и был знаком с Преподобным Кукшей Одесским, преподобноисповедником Святителем Антонием (Абашидзе) и иными подвижниками.

В годы гонений — мужественно защищал Святыни и отстаивал свободу Церкви от богоборцев, никогда не шел на соглашательства и не принял Декларацию Митрополита Сергия.

Молился Царю-Мученику Николаю и исповедовал святость Царской Семьи и Богоустановленность Самодержавной Власти.

В двадцатые годы, получил средне-педагогическое образование, служил псаломщиком.

1929 г. — арестован и отправлен в ссылку, которую отбывал на Украине, где в 1931 вторично арестован за церковно-монархическую деятельность и заключен в «Кресты». Находился в Псковской тюрьме и Вятских лагерях.Затем — ИТЛ, Сыктывкар.

Будучи верным сыном Церкви, шел по стопам древних Мучеников. Всегда говорил: «Источник Власти — Бог на Небе,

Помазанник Божий — на земле». Выйдя из заключения уже в сане тайного иеромонаха, работал учителем в Тосненском районе, откуда вместе с жителями был вывезен немцами во время войны в Прибалтику.

Служил священником в Свято-Троицком женском Рижском монастыре, уставщиком и духовником в Свято-Духовом мужском монастыре при Экзархе Прибалтики Митрополите Сергии (Воскресенском), знавшем о его тайной хиротонии.

В 1943 уже имел тайное поставление в сан Епископа. Точная дата хиротонии Владыки Нектария неизвестна. На открытое епископское служение не выходит по благословению старцев, принимает тайную схиму с именем Нектарий. Заканчивает в 1943 г. пастырско-богословские курсы в Вильно.

1943 г. — священник Никольского Храма в с. Гегобросты Виленской Епархии.

1949–51 гг. — заочное обучение в Петербургской Духовной семинарии и первый курс Академии.

В 1958 — по личной просьбе, за послушание матери, переводится в Псковскую Епархию, в Никольский Храм на Острове Талабск (Залита) на Псковском озере, где и прослужил Господу сорок четыре года до праведного успения 24.08.2002.

На Острове, по откровению от Царицы Небесной, выходит на старческое служение и становится старцем-духовником, утешителем и молитвенником, прозорливцем и чудотворцем, к которому тысячи людей притекали за советом и наставлением.

Еще при жизни почитался святым чудотворцем, молитву которого слышит Господь.

По успении, прославлен народом Божиим, который свято чтит его благодатные труды и добродетельную жизнь, слагает ему Акафисты, молитвы и песнопения, пишет иконы, молясь Старцу как праведнику и угоднику Божию.

Комментарии (9)

Наставления старца отца Николая

По книге схимонахини Николаи
«Царственная Птица взывает к Богу», Москва, 2009 г.
Часть первая

Отец Николай имел от Господа благодать опытного духовника и проповедовал путь спасения, отводящий без блуждания в Царство Божие. Он говорил: «Церковь Христова – это Царство Божие, а оно, по слову Спасителя, внутри нас, потому человеку необходимо стяжать Христа в сердце, а не заниматься внешним благочестием».

Батюшка принимал и утешал всех, кто шел к нему за помощью: православных, католиков, лютеран, некрещеных… И через его любящее и смиренное сердце Бог творил чудеса – люди принимали Христа, наше спасительное Православие. Он был удивительным пастырем, который безмерно уважал свободу человека. Любого, даже самого падшего. Он никого ни к чему не принуждал, не читал нравоучений, не окружал себя почитателями. Он не отделял себя от людей, никогда не держался с высокомерием. Батюшке можно было высказать все, некоторые с ним даже спорили – и он не обижался и не останавливал, давая возможность облегчить душу, и пытался по-дружески помочь. В этой его простоте было ослепительное величие сердца! Им было пронизано все – улыбка, слова, взгляд, все его движения. Батюшка повторял людям: «Будьте всегда со Христом… Веруйте в Него несомненно! Держитесь за Ризы Спасителя и не будьте рабами человека».

Сугубо отличало Батюшку то, что он видел души с одного взгляда. И не только души живых на земле, но и упокоившихся в Вечность, ведь души безсмертны… Ему была открыта участь пропавших без вести людей и загробная участь души. Душа Батюшки отражала Небеса, угодников Божиих, Ангельский мир, и он изредка приоткрывал духовную завесу неземного мира. В последние пять лет он не раз говорил:

— «Я уже не земной… Я давно не здесь. А голова моя вся домашняя, уже Дома»…

«Домом» он именовал Царство Небесное. Как часто Батюшка повторял, взирая на наш суетный мир:

— «Мне это уже ничего не нужно… Я давно Там… Вы все держите меня на земле молитвой, а мне пора к Своим… Царь меня ждет, Императрица, мамушка моя…»

Как свидетельствует от таких состояниях избранных праведников Исаак Сирин, он «чувством ощущал духовные вещи оного века, превышающие понятия человеческие, уразумение которых возможно только силою Святого Духа». Как-то Батюшку спросили вдруг вошедшие люди: «Что Вы сейчас делали?» — Старец взметнул удивленно глазами, ибо вопрос был странным, и ответил:

— «Я молюсь… всегда молюсь».

В 2001 году духовные чада сидели в келлии Батюшки и размышляли над прочитанными пророчествами Старца Аристоклия Афонского о последних временах мира: «Сейчас мы переживаем предантихристово время. Начался Суд Божий над живыми, и не останется ни одной страны на земле, ни одного человека, которого это не коснется. Началось с России, а потом дальше… А Россия будет спасена… Но сперва Бог отнимет всех вождей, чтобы только на Него взирали русские люди. Все бросят Россию, откажутся от нее другие державы, предоставив ее себе самой. Это чтобы на помощь Господню уповали русские люди. Услышите, что в других странах начнутся беспорядки и подобное тому, что и в России, и о войнах услышите, и будут войны – вот, уже время близко. Не бойтесь ничего, Господь будет являть Свою чудесную милость. Конец будет через Китай. Какой-то необычный взрыв будет, и явится чудо Божие. И будет жизнь совсем другая на земле, но на не очень долго. Крест Христов засияет над всем миром, потому что возвеличится наша Родина и будет как маяк во тьме для всех». Переживания вылились как всегда в мольбу к Батюшке: «Отче! Что же делать, чтобы остановить китайское нашествие?» — Тихий ответ отца:

— «Всем, всему миру надо умолять Царственных Мучеников, чтобы Они заступились за нас. Они ждут наших молитв. Вспомните, где Они пострадали, где Их косточки были пережжены в пепел».

Ответ Старца всколыхнул сознание. Урал – земля древних жертвенных культов, рядом с землями дракона. И вновь прозвучали тихие слова отца:

— «Кровь Царственных Жертв вопиет к Небу и встанет Несокрушимой Стеной для зла. Через нее не пройдут. Они растворились в нашей земельке».

Сердце сжималось от горечи и боли, что Царственные Мощи уничтожены изуверами: «Если бы были Мощи, мы бы обнесли Их вдоль нашей земли, чтобы остановить Китай… Но Мощей Царских нет!» — Батюшка сокрушенно покачал головой и перекрестился:

— «Что делать?! Мои драгоценные! Они Великие Святые, Их страшно ненавидел сам сатана за то, что Они сокрушили его силу. Как их мучили и уничтожали, и нас-то как за Царя мучали и будут мучить!»

— И вновь тихо, в глубину сердца добавил:

— «Но сохранены мощи преподобномученицы Елизаветы Феодоровны». – «Батюшка! А если попросить у Зарубежной Церкви десницу Елизаветы Феодоровны и обнести ее крестным ходом?! Она бы стала щитом!» — Батюшка одобрительно кивнул и заметил:

— «Но сначала надо спросить у нее, как она сама думает, без этого нельзя»….

Прошло некоторое время. Уже к вечеру, перед сном, Батюшка вдруг сказал:

— «Я поговорил с Елизаветой Феодоровной. Она не против, благословила…»

В 2004 году, уже по смерти Батюшки в Россию привезли десницу преподобномученицы Елизаветы, перед которой с благоговением и любовью молились верующие… Не по нашей воле, а по нашей горячей молитве ко Господу и по вере в Его святых.

Ныне Церковь и Россия недугуют.

— «Суть болезни, — сокрушался Батюшка, — в том, что мы лишены сугубой укрепляющей Благодати, изливающейся на Cвященную Главу Помазанника Божия, а через Него – подданным, на всю Россию». «Помазанник, Который управляет нами при особенном содействии от Духа Святого, Помазанник, через Которого управляет нами Сам Бог» — так учил Святитель Макарий Московский.

— «Такова сила Царской харизмы!» — напоминал благодатный Старец.

Одной из основных бед Батюшка считал недопонимание природы Самодержавия. Особенно духовенством. С сокрушением сердца говорил, что Церковь, хранительница Царской Благодати Миропомазанничества, не уберегла Царя и промолчала, большинство священнослужител ей отреклись и предали. Бунт против Священного Помазанника не был осужден от лица Церкви. Промолчали…

— «А сейчас, — горько заметил отец Николай, — все должны нести епитимию… Особенно духовенство. Искупительную епитимию за отвержение Царя. И если бы не Крестные Муки Царской Семьи – кто знает, что было бы со всеми нами, с Церковью Русской»…

Возвращаясь постоянно в беседах к общему отпадению от Веры, говорил:

— «Но нельзя думать, что Русь утеряла крепкую Веру в Бога по вине какого-то одного человека или группы людей, вина на всех общая, все и страдаем… Больше всего виновато в том было духовенство, священство, которое, забыв о Небесном, прилепилось к земле. Они допустили мудрецам-безбожникам совершить беззаконие над народом, и над Царем».

Сокрушался талабский затворник: «Спит народ, спит духовенство. Только Церковь может явить и свидетельствовать в эти апокалиптические времена Правду о Царе и Царской Семье».

Он часто повторял:

— «Почитание Царя и Царской Власти – Евангельская заповедь, которая дана всем христианам, и грешно ее нарушать. Осуждение Помазанников Божиих – грех против Господа. За это может быть страшное наказание Божие Церкви».

— «Без истинного покаяния нет истинного прославления, — говорил он, — Господь не дарует России Царя, пока не покаемся истинно за то, что допустили очернить и ритуально умучить Царскую Семью иноверцам. Должно быть духовное осознание».

— «Молитва к Царю Николаю – духовный щит России. Он имеет против диавольских слуг великую силу Божию. Бесы страшно боятся Царя» — говорил Старец. Благословил молитву:
— «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитвами Царственных Мучеников помилуй нас, грешных, и спаси землю русскую».

«Жертва Царя Николая — полное сораспятие Христу, Жертва за Русь Святую…»

«Святой Царь не отрекался, на Нем нет греха отречения. Он поступил как истинный христианин, смиренный Помазанник Божий. Ему надо в ножки поклониться за Его милость к нам, грешным. Не Он отрекся, а Его отвергли».

«Над Россией постоянно нависает меч страшной войны, и только молитва Святого Царя Николая отводит от нас гнев Божий. Надо просить Царя, чтобы не было войны. Он любит и жалеет Россию. Если бы вы знали, как Он Там плачет о нас!»

Благодатный Старец говорил о видимом очами души, очищенной страданиями. Ангельский мир, мир темных духов ясно видело его око. Невыносимо больно было слышать откровения старца о кровавых мучениях Царственных Ангелов:

— он говорил, что Детей истязали на глазах онемевших Святых Страдальцев, особо мучали Царственного Отрока… Царица не проронила ни слова. Государь весь стал белый. Батюшка плакал:

— «Господи! Что они с Ними со всеми сделали! Страшнее всяких мучений! Ангелы не могли зреть! Ангелы рыдали, что они с Ними творили! Земля рыдала и содрогалась… Была тьма… Умучили, разрубили страшными топорами и сожгли, а пепел выпили… С чайком… Пили и смеялись… И мучались сами. Имена тех, кто это сделал, не открыты. Мы их не знаем… Они не любили и не любят Россию, сатанинская злоба у них… Ведь они Святую Кровь Их пили… Пили и боялись освятиться: ведь Кровь Царская – Святая. Надо молиться Святому Страдальцу, плакать, умолять, чтобы всех простил… Имен мы их не знаем. Но Господь знает все!»

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector