1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стихи о поминовении усопших

День поминовения

***
Хорошо, что мёртвые не плачут.
Если б разрешили им грустить –
то потоки влаги той горячей
землю всю могли бы затопить.

Провожаем в небе крики чаек,
созерцаем серебристый плёс.
А быть может, мы не замечаем,
что живём под облаком их слёз?

Осклабилось кладбище, рвы разевая.
Его ублажает здесь нежность живая.
Холодную землю укроет венок –
и мёртвый уже не вполне одинок.

Пушистое, тёплое слово «Елшанка».
Измученных путников жизни лежанка.
Нас всё убывает, а их большинство,
и смерть здесь справляет своё торжество.

На мраморе белом – две чёрные даты.
«Спасибо, что был в моей жизни когда-то.»
Здесь каждый хоть кем-то посмертно любим.
«Навеки с тобой». «Не забудем. Скорбим».

***
Сколько любви похоронено
в этих пустынных местах!
Тень силуэта вороньего
на деревянных крестах.

Как я хотела бы тоже здесь
рядом с родными лежать,
наше единство и тождество
пестовать и продолжать.

Может, что было кровинкою,
чем я жила, не ценя,
сквозь эту землю травинкою
снова обнимет меня.

Ждёшь Божьего ответа,
как быть нам тут, живым.
Но отвечает небо
молчаньем гробовым.

Сиреневые сумерки
окутывают лес.
«Мы живы, мы не умерли», –
мне слышится с небес.

***
Их души за нами следят
там, за небесами.
Цветы на могилах глядят
любимых глазами.
Деревья щебечут слова
родных голосами.
О, как бы летела я к вам —
морями, лесами.

***
Всё дальше, слабее их отзвук и свет, —
родные, любимые, давние лица.
А сны всё не знают, что их уже нет.
Лишь сны не хотят и не могут смириться.

И там, продираясь сквозь толщу и тьму,
лелею тот миг окончания бегства,
когда догоню, припаду, обниму,
«Ну вот наконец-то, — скажу, — наконец-то!»

* * *
Старые, беспомощные, мёртвые,
вы ко мне приходите во сне.
Лица ваши, в памяти не стёртые,
с каждым годом ближе и ясней.

В лунном свете, мягком и рассеянном,
а не в беспощадном свете дня,
вижу ваши я черты осенние,
греясь возле них, как у огня.

Только вы поймёте, как устала я
без родных и близких, без семьи.
Светят в небе зори запоздалые.
Милые вы, мёртвые мои.

***
Они ушли в глухую небыль.
И глаз их слеп, и рот их нем.
А надо мною только небо,
неумолимое ко всем.

Отрада моя и растрава.
Я вся – лишь любви оправа.
Растрескавшаяся рама,
где вместо картины – рана.

Разгадывать звёздный ребус,
подслушивать Божий глас.
Мне кажется, что всё небо –
из чьих-то любимых глаз.

С этим нежности грузом в груди тону,
мне не справиться с ним никак.
Стопудовая жалость идет ко дну
о двух вытянутых руках.

Покидая земной ненадежный кров,
я вливаюсь в речной поток,
осязая потусторонних миров
обжигающий холодок.

* * *
Только одно непреложно: тоска,
та, что изъедена снами.
Жизнь – это шахматная доска.
Кто-то играет нами.

Шах пораженья, обиды, беды –
в чьей-то всевидящей воле.
Все наши путаные ходы –
только бегство от боли.

Ветер, мой побратим,
вместе мы полетим
в край, где нас не бывает.
Чей-то плач позади.
Сверху молча глядит
Тот, кто всё понимает.

Насытился, Господь? Теперь доволен?
Ты получил сполна, чего хотел,
напоминая звоном колоколен
о душах милых, отнятых у тел.

Глазами мёртвых небосвод унизан.
Лишь подойдёт вечерняя пора –
и вновь кому-то приговор подписан
небрежным звёздным росчерком пера.

Всевышний души в невод неба ловит.
Ужасный рок вовек необорим.
Не знать, не знать, что нам ещё готовит
грядущий день, не ведать, что творим.

Хоть всё, что есть, поставь на кон,
все нити жизни свей,
но не перехитрить закон
тебе вовек, Орфей.

Деревьев-церберов конвой
не проведёт туда,
и профиль лунный восковой
в ответ ни нет, ни да.

Рассвет поднимет белый флаг
как знак, что всё, он пас,
чтоб тот, кто вечен и всеблаг,
не мучил больше нас.

Безмолвные воды Стикса
однажды вспугнёт ладья,
в которой, навеки стихнув,
уже буду плыть и я.

И вдруг с тоскою острожной
взмолюсь: «Дорогой Харон!
Оставь мне память о прошлом,
хотя бы её не тронь.

Не дай ей с водою слиться —
ну вот тебе горсть монет,-
оставь мне родные лица!»
но он отвечает: «Нет».

Всё глуше тоска потери.
Плывёт по волнам ладья.
Всё дальше и дальше берег,
где душу оставлю я.

Нереальное утро. Туманный мираж.
Дождь стоит за окном, как невидимый страж.

Заунывный поток, бесконечный мотив
переходит из шёпота в речитатив.

Словно нервы, натянуты струны дождя.
Я устала разгадывать знаки Вождя.

Что мне делать в заплаканном этом краю?
Для чего сберегаешь Ты душу мою?

Вдруг блеснуло, как золотом кто-то прошил,
и, казалось, поддался неведомый шифр.

Мне сказали любимые этим дождём:
«Не волнуйся, мы ждём тебя. Мы подождём».

Постоянно знаки получаю
от любимых из-за облаков.
Веткой под окном моим качая,
птицей, залетевшей на балкон,

музыкой, звучащей ниоткуда,
в снах ли получу благую весть, –
всё мне возвещает это чудо,
то, что вы ещё на свете есть.

Вы как воздух, что не замечала,
а теперь глотаю и ловлю.
Я без вас совсем бы одичала,
но спасает то, что я люблю.

Я ищу, что мне дороже хлеба,
в тёплой вороша ещё золе,
что меня так властно манит в небо
и так крепко держит на земле.

Никак не привыкну, никак не привыкну,
что больше к тебе никогда не приникну,
что больше твой голос уже не услышу.
Лишь ветер траву на могиле колышет.

Уже никогда мне не вымолвить «мама»,
не быть самой лучшей и маленькой самой.
Мне утро не в радость, мне солнце не светит.
Впервые одна я осталась на свете.

Ну как же мне отнять тебя, оттаять?
Ну не могу я там тебя оставить!

Я лестницу воздушную сплету
из слов твоих, из снов моих и слез,

и ты ее поймаешь на лету.
Я это говорю почти всерьез.

По лестнице карабкаюсь я к Богу,
и, кажется, совсем еще немного…

Но в сторону относит ветер времени,
и тонешь ты опять в кромешной темени.

Вот колокольчик. Ты в него звонила,
когда меня хотела подозвать.
Теперь твоя кровать — твоя могила.
А мне могилой без тебя — кровать.

Вот колокольчик на лугу зелёном.
Мне кажется, я слышу звон стекла.
И воздух колокольным полон звоном —
то по тебе звонят колокола.

Дом твой на Сакко- Ванцетти
я обхожу стороной.
Страшно при солнечном свете
видеть балкончик родной.

Здесь ты, прикрывшись от солнца,
долго смотрела мне вслед.
Сердце моё разорвётся,
взгляд твой не встретив в ответ.

Страшно окошко слепое —
словно бельмо на глазу.
Ты уплыла в голубое.
Я погибаю внизу.

Ты столь близка, сколь далека.
О, если б ничего — что между,
о чём скулит моя тоска
и еле теплится надежда.

Мне некому теперь сказать
твоё родное имя мама,
и остаётся лишь писать
его призывно и упрямо.

На эти строчки ты подуй,
как на больное место в детстве,
погладь меня и поцелуй,
и мы с тобой спасёмся в бегстве.

Тянешься ко мне стебельками трав,
звёздочкой мигаешь мне за окном.
Жизнь мою ночную к себе забрав,
ты ко мне приходишь небесным сном.

Я хожу по нашим былым местам,
говорю с пичужкой, с цветком во рву.
Пусть тебе ангелы расскажут там,
как я без тебя живу-не живу.

Твой пресветлый образ во всём вокруг.
Я тебя узнаю во всех дарах.
И надежда греет: а вдруг, а вдруг.
Пусть в иных столетьях, в иных мирах.

На Новом кладбище

Наконец-то выбралась я к маме.
Мрамор плит укутали цветы.
А вокруг таблички с именами
утопали в зарослях густых.

Словно руки из земли простёрты
к тем, кого любили на земле.
Как же беззащитны тени мёртвых
в этом мире, тонущем во зле!

Памятник, ограда – как отрада,
память поколений родовых.
А табличка – словно телеграмма
мёртвым душам тел ещё живых:

«Вспомните! Придите! Оградите!
Как нам одиноко тут без вас!»
Но никто не внемлет той обиде,
заросли скрывают их от глаз.

И торчат таблички, как ладони,
тянутся с кладбищенских полей.
Это те, кого совсем хоронят.
Те, кого не помнят на земле.

Спешу я к родной могилке
Исхоженною тропой.
Тринадцатая развилка
От будки сторожевой.
.
Кладбищенская ограда –
Награда за все в тиши.
Ты – нищенская отрада,
Отрава моей души.

Не кладбище, а кладби’ще.
Размеренные ряды..
Пристанище и жилище,
Убежище от беды.

Очищу литьё от сажи,
Надгробие приберу.
Как будто лицо поглажу
И лоб тебе оботру.

И мертвецу надо ласки,
Как дереву и птенцу.
Анютины светят глазки.
Они тебе так к лицу.

А небо с чутьём вселенским
Заплакало вдруг навзрыд
Над кладбищем Воскресенским,
Где брат мой родной зарыт.

Как не хватает мне отца,
его фигуры и лица,
его видавшей виды шляпы
и слова ласкового «папа».
Парки расплетается клубок.
Тычется комочек в левый бок.
Этой нити вечно виться, длиться.
Прежних дней струится вереница.

Снег, идущий миллионы лет,
миллионы раз мне скажет «нет».
Тысячи безжизненных снежинок
мне напомнят тысячи ошибок,
что поправить нам уже нельзя.
Я иду, по памяти скользя.
Но сквозь лёд кромешной мерзлоты
вновь упрямо проступаешь ты,
как черты на мокром фотоснимке,
где с тобой лицом к лицу в обнимку.

Всё умерло. И только память
прокручивает ленту дней.
О, как она умеет ранить,
высвечивая, что больней.

Оно всегда, всегда со мною, —
в груди залитое свинцом,
твоё прощальное, родное,
твоё смертельное лицо.

И, равнодушны, как природа,
чужие лица плыли прочь,
когда ты так бесповоротно,
непоправимо канул в ночь.

О, если бы какой-то выход, —
шальная мысль явилась мне —
пусть это бред, безумье, прихоть, —
счастливый лаз в глухой стене,

забитый наскоро, небрежно
заложенный кривой пролом,
куда влетает ангел нежный
и аист шелестит крылом.

О, если б время заблудилось,
споткнулось, сбилось бы с пути,
как Божья шалость или милость,
и где-то там, в конце пути,

в какой-то путанице рейсов —
вагон забытый, сам не свой,
который бы умчал по рельсам
туда, где ты ещё живой.

И окликают нас могилы,
и обступают всё тесней.
Я снова слышу голос милый
и вижу словно в полусне:

бессмертным символом разлуки,
весь мир навеки породня, —
крестов раскинутые руки,
которым некого обнять.

В недоступное измерение
ты ушёл, от земли отчалив,
и каким-то глубинным зрением
я гляжу на тебя, отчаясь.

В царстве сна, в государстве памяти
наши встречи с тобою грустны.
Давит на сердце тяжесть каменная,
мне не выбраться из-под груза.

Читать еще:  Стихотворения про воспоминания

Фотокарточка на надгробии.
Взгляд невыспавшийся, усталый.
Отраженье твоё, подобие
на земле без тебя осталось.

Где ты? Где воды Стиксовы
твой охраняют покой?
Там, где тебя настигну я
и припаду щекой?

Или вот это жалящее,
запёкшееся в груди —
и есть твоё обиталище
последнее на пути?

Твоё запасное вместилище,
твой выход на этот свет?
Но знаю душою стынущей,
что утешения нет.

***
Открыло утро полог голубой.
А у меня теперь одно мерило:
пространство улыбнулось мне тобой,
окликнуло тобой, заговорило.

Ты где-то там, в лазоревом краю,
но время ничего ещё не стёрло.
Дома сжимают улицу твою
и мне до боли стискивают горло.

Упрямо, в ту же реку, сквозь года
к тебе стремиться снами и стихами.
О, если б знать тогда, что навсегда
твои шаги по лестнице стихали.

Опять между нами беседа ведётся немая.
Теперь ты навеки в моей растворился крови.
Ведь смерть ничего у нас, в сущности, не отнимает,
она сообщает лишь новую форму любви.

А равно и жизни. И слышу твой голос я снова,
срывая с души наложённые временем швы.
«Мне кажется, – Пушкин писал Александре Смирновой, —
что мёртвые могут внушать свои мысли живым».

Не знаю, как выразить это понятно и точно.
Что смерть? Это просто привычное миру ЧП.
К тебе припадая, впадаю я в первоисточник.
Тебя навещая, я лишь возвращаюсь к себе.

Мне снились фотографии отца,
которых я ни разу не видала.
держа альбом у моего лица,
он всё листал, листал его устало.

Вот он младенец. Вот он молодой.
А вот за две недели до больницы.
Шли фотоснимки плавной чередой,
и заполнялись чистые страницы.

Вот с мамою на лавочке весной.
как на него тогда она глядела!
Вот лестница с такою крутизной,
что на неё взобраться было — дело.

Но ведь давно уж нет того крыльца.
И вдруг в душе догадка шевельнулась:
«Так смерти нет?» — спросила я отца.
Он улыбнулся: «Нет». И я проснулась.

Мне надо светиться душой и телом,
чтоб ты увидал Наверху.
Светиться мыслью и добрым делом,
и строчкой как на духу.

Свечением высшим тебе ответить,
оставить какой-то след.
И ты не сможешь его не заметить —
хотя б через сотни лет.

Я знаю, истина в вине.
Не в том, что плещется на дне —
в неискупаемой, нетленной.
Она лежит на дне души.
Ей тяжко дышится в тиши.
Она одна во всей вселенной.

Неутолимая печаль
меня терзает по ночам.
Кому поведать? Богу? Людям?
И я бреду в своём аду
и повторяю, как в бреду:
«О, как убийственно мы любим!»

Ночной звонок. Алё! Алё!
И мысль безумная мелькнёт:
а вдруг твой голос я услышу?
Раздастся в дверь тревожный стук,
и — сердца вздрог: а вдруг? А вдруг?!
Но это дождь стучит по крыше.

Плесну в бокал себе вино.
Но, словно кровь, оно красно.
Мы пьём и пьём хмельное зелье,
не понимая, что хмельны
не от вина, а от вины,
и будет ужасом похмелье.

Пройдёт сто лет, сто раз по сто.
Ничто не сгладится, ничто!
Она навек со мною слита,
как горб проклятый за спиной.
О, как в сравнении с виной
легка и сладостна обида!

Вина даётся нам сполна.
Её не вычерпать до дна.
И каждый день мой ею мечен.
Я от неё не излечусь.
Я с ней вовек не расплачусь.
Хотя платить уж больше нечем.

Я знаю истину: она
для понимания трудна,
пока не бьёшься в исступленье.
Я знаю, что такое Бог.
Бог — это боль, что он исторг.
И — искупленье, искупленье.

Поминальные стихи на 40 дней в память об умершем

Пойдём со мной, моя душа,
Пойдём, и ты увидешь небо,
Пройдём по звёздам неспеша,
Зайдём к дождю, ведь ты там не был.
И к солнцу в гости заглянём,
оно напоит крепким чаем,
Потом по облакам пройдём,
И по снежинкам зашагаем.
Пройдём по радуге цветной,
И пробежим по тучам снежным.
Пойдём со мной, мой золотой,
Мой Ангел, свет, моя надежда.
Я всё хочу тебе отдать,
Мой самый аленький цветочек,
Закрыть глаза и закричать,
как я ЛЮБЛЮ тебя, сыночек.

Твои руки холодные
Уже не коснутся меня
Твои глаза закрытые
Не будут смотреть любя
Твои ноги застывшие
Не будут топтать дорог
Я останусь здесь
А ты не смог.

Когда мы теряем кого-то
И он летит на небеса
Нам станет грустно от чего-то,
Что изменить никак нельзя.
Ты будешь плакать, плакать, плакать,
На небо, целый мир кричать:
Из-за того, что только кто-то
Книгу жизни не успел дочитать.
Да… и зачем поступил он так?
Доказать хотел кому-то что-то.
Но не вернуть нам время. Это так.
А близким больно от чего-то.
А в голове много вопросов:
За что? Зачем? и Почему?
Но не ответишь уже ты, все в прошлом.
А я смотрю на полную луну.
Но не увидишь ты ее сиянья,
И не увидишь свет любимых глаз.
Братишка, за что же нам страданья?
Ты так принес, я плачу каждый раз.
Ты улетел на мертвое небо,
Туда, в тишину, далеко-далеко…
Обрезал жизни свое древо,
А мне без тебя тяжело, нелегко…
Тяжело смириться, что тебя нет.
Не услышу я голоса слово,
Может быть это кажется бред,
Но я знаю, мы встретимся снова…
Ну и пусть жизнь так сурова,
А ты приходишь в мои сны,
Я плачу снова, снова, снова…
Ты говоришь: «Дождись весны. ».
Я не могу смириться с этим,
Ведь я тебя очень люблю.
И я хочу, чтоб строки эти
Услышал ты, тебя молю!
Грустный финал истории этой,
Ужасный, горький и плохой.
Я знаю, не вырвать листы жизни эти!
Но я точно знаю, что ты в сердце со мной.

Он прожил всю жизнь счастливым,
Был удачен, был любим,
И такой, на белом свете
В тот момент он был один,
Он спешил друзьям на помощь,
И отплаты не просил,
Все чего хотел от жизни,
Он сказал что получил.
И ушёл, покинул землю,
Не прощаясь, как и жил,
И во сне Его увидев я вернуться попросил.
Он сказал, — не парся друже,
Здесь отлично, я в Раю,
Как и раньше под гитару
Песни славные пою,
Вы живите, я вас вижу,
Будет помощь Вам с небес,
И пока живёте, верьте, —
Я не умер, я ВОСКРЕС!

Было голубое небо.
Жили двое на радость близким,
Жили весело и счастливо,
Только смерть оказалось близко.
Гул машины. В одно мгновение
Его больше на свете нет с нами.
А её сберегли всевышние.
Горько как то на сердце стало.
Горько как то на сердце стало,
Что судьба молодых поколечена,
Видно Богу угодно стало,
Чтоб душа их была изувечена.
Болью в сердце слова отзываются.
Она выживет, она сильная.
А над ним его мама склоняется.
«Для чего тебе сын тьма могильная?!».
Слёзы тихо по сердцу катятся.
Мама плачет, душа как застылая.
И друзья его собираются.

Прошу, промолви пару слов,
А ты в спокойствии молчишь,
Прошу вернись из мира снов.
Я умоляю, пробудись!
Скажи, куда ушел ты рано?
Ответь же, что произошло?
Да было время, вдруг ушло,
Оно ведь так непостоянно.
Угас огонь горящей свечи,
Не дав исправить ничего
Забрав тебя от нас навечно,
Украв тебя, и никого.
Из нас ты больше не увидишь,
И руку не пожмешь друзьям.
И не расскажешь о проблемах
Не будешь радоваться ты.
Да, под вердикт большой системы
Неумолима жизни схема,
И вот несут тебе цветы
Те, с кем дружил когда — то ты.
О, злое жизни проведенье
Тебя забрало, к сновиденьям.
Ты помнишь о своих друзьях,
Но к ним приходишь лишь во снах.
Они тебя не позабудут
Тебя ведь позабыть нельзя
И в памяти навеки будет —
Улыбка добрая твоя.

Пусть невозможно прошлое вернуть
И боль унять лекарством долгих лет,
Друзья уходят – остается путь,
Друзья уходят – остается свет…
Бог не сотрет ни голос, ни строку,
Не пресечет познанье глубины.
Он – океан, а я не берегу
Смотрю в кривое зеркало волны.
Я знаю: скоро предстоит поход,
Чтоб сердце переплавить в новый стих.
Сегодня наступает мой черед
В борьбе со словом душу обрести.
Ни ветра, ни напутствия во след,
Ни той, что из окна махнет рукой…
Но если ты родился на земле,
То грешно не дойти до облаков.
Возможно, что потом, через года,
И про меня промолвит кто-нибудь:
«Пусть он ушел – горит его звезда,
Пусть он ушел – за ним остался путь…»

Уж сорок дней, как ты не с нами,
Уж сорок дней, как тебя нет,
Едва ли высказать словами,
Что боль пронзает, как стилет,
Что ноет сердце ежедневно,
Что без тебя вся жизнь-тоска,
Что все мечты ушли мгновенно,
Что не легчает нам пока.
Мы все собрались здесь сегодня
Свершить помин на сорок дней,
Над нами воля лишь Господня,
Но покориться трудно ей,
Тебя Всевышний без мучений
На небо звездное призвал,
А нам-в избытке сожалений
И боль, и слез без меры дал.
Твоя душа пред ним предстанет,
Свой совершив наверх полет,
И лик он свой тебе проявит,
И в рай за руку поведет.
Прощай навек,родное сердце,
Нас за обиды не суди,
И безмятежно к тайной дверце
От нас сейчас наверх лети.

40 дней без тебя тишина…
40 темных бессонных ночей…
Только мысли… В них ТЫ лишь одна
Словно сотни зажженных свечей…
Почему ты так рано ушла?!
Как же сложно мне это понять,
Как же горько представить теперь ,
Что тебя мне уже не обнять …
Не услышать твой голос, твой смех,
Или просто с тобой помолчать
Как же странно устроена жизнь ,
Но, и это должна я принять…
И когда-нибудь в небе ночном
Для меня засияет звезда
Я пойму, это твой новый дом
Спи спокойно. Моя навсегда…

Кто даст ответ, за что и почему
Порою небо так жестоко,
Внезапно обрывает в миг судьбу,
Судьбу людей, что раньше срока
Уходят в мир, где вместе их сердца
Найдут покой в просторах рая.
Но нет ответа, как и нет конца
Той боли, что совсем не тая,
В душе родных останется уже.
И жаль, что лишь одна минута
Порою отделяет на земле
Нас от небесного приюта.

Твоя душа нежней снежинок.
От нас ушла в последний путь,
Течёт рекой поток слезинок
И не кончается ничуть.
В душе навек печаль застыла…
Был только рядом, близко.
И вот…беда вдруг нас накрыла
Прижав к земле собою низко …
Прощай сердечко дорогое,
Пусть будет мягкою земля.
Ты нас прости за все плохое…
Как жаль…вернуть тебя нельзя…

Читать еще:  Не упоминай в суе

Не передать как сердцу больно,
И нужных слов — не подобрать,
Умел дружить ты так достойно,
Умел печаль легко прогнать.
Умел надежным быть и верным,
И жизнь неистово любил,
За что же небо стало гневным,
И почему твой час пробил?
Тебе бы цвесть еще мой друг,
И много лет лишь ввысь расти,
Но замолчал твой седца стук,
Не сберегли тебя, прости.
Прощай навек, душа родная,
Свой прекратил ты жизни бег,
От нас на небо улетая,
Прощай, любимый человек.
Земля пусть пухом тебе будет,
И путь на небо — будет тих,
Никто тебя не позабудет,
Прими, мой друг, последний стих.

Ни высказать горе
Ни выплакать слез
На веки из дома
Ты радость унес.

Сердце жжет пустота…
На душе лишь тоска от потери.
Ты ушел от меня навсегда,
Только в то, что «навеки», не верю!

Так что же ты, мой друг, молчишь?
А может, тихо ты грустишь
О солнечных долинах между гор,
О водопадах, что звучат как песен хор.
Что не слышны тебе теперь,
И в мир людской закрыта дверь,
Лишь тополя вокруг шумят,
Да на деревьях соловьи спокойно спят.

Поминать усопших

Какие стихи вы предпочитаете?

Стихи — Поминай своих друзей

Я ночью часто вижу лица,
С блуждающей улыбкой на губах..
И знаю — снова просто снится,
Разрушит сон ресниц лишь взмах.

Друзья приходят, возвращаясь,
Глядят с улыбкой грустной на меня.
Кричу, за руки их хватаясь —
А руки . обжигают. леденя.

Прощаясь, молвят — «Ты прости,
Не возвратишь ушедших дней..
Живи, не зная горести..
И . поминай своих друзей. «

Стихи — Не поминайте лихом братцы

Не поминайте лихом братцы,
Когда уйду в сон навсегда.
Когда устав за жизнь сражаться,
В нём растворюсь весь без следа.

Не вздрогнет мир — он не заметит,
Что перестану жить я в нём.
Что отгуляв своё на свете,
Усну я в теле, вечным сном.

И солнце так же по утрУ,
Зарёй окрасит край Земли.
И также соловей в бору,
Споёт о счастье и любви.

Нет, не заплачет мир в печали,
Не станет он рыдать дождём.
И станут звать собою дали,
Уж не меня — другого в нём.

Не поминайте лихом братцы.

Стихи — Не поминайте лихом

Не поминайте лихом, заблудшего в лесу,
Где он кричал со свистом, сквозь дебри: я иду!

И на пролом в трущобе, застывших рощ берез
Пел вам он о свободе, скрывая тайну грез.

Да в том его отрада, что таинство души
И счастье, и преграда в сиреневом пути.

И образ шарлатана, приняв в пути земном
Сгорая в лаве ада, петь о пути святом.

Стихи — Уйду и лихом, мир не поминай

За ветром, разгоняющим туманы,
Уйду вослед, я невесомой тенью.
Кострище жизни на судьбе поляне,
Зальёт последний, серый дождь осенний.

А я испив, молочный дым туманов,
Уйду из тела, обретя покой.
Не в снов, бездумно-тихую нирвану,
А в Свет Истока, слившись с ним душой.

Оставлю здесь, проблем своих котомку,
И суету, ничтожных дел мирских.
Казачий Род, там будет рад потомку,
Там наконец, я буду средь своих.

Там не склоняясь, гордою главою,
Средь равных, равным окажу почёт.
И не.

Стихи — День особого поминовения усопших

Стихи — Не поминайте словом бранным.

Не поминайте лихом братцы,
Не поминайте братцы злом.
Я падал, но сумел поднятся,
И как и все, знаком с грехом.

Не поминайте словом бранным,
Пусть я его и заслужил.
Простите мне, что я незванным,
Повсюду между вами был.

Не вспоминайте лишь плохое,
Что я по жизни совершал.
Мучимый совестью — покоя,
И сам я, оттого не знал.

Не вспоминайте неуспехи,
Что были поводом досад.
Насмешкой не делитесь в смехе,
Коль молвил, что вам невпопад.

Не поминайте братцы лихом,
Не поминайте.

Стихи — На усопших не экономят

В Одессе умер Изя. Домочадцы
Решают, как родню им известить
В Израиле, что Изя наш скончался?
Недёшево у нас похоронить.

Без знаков препинания, конечно,
Но заплатив за точечки над ё,
Пошли они на новые иждержки,
Отбили телеграмму — «Изя всё».

Израиль не скупился на затраты,
В ответной телеграмме к ним домой
Скорбь, состраданье, горечь, боль утраты
Он выразил одним лишь словом «Ой».

Стихи — Масленица светлый праздник

Масленица на Руси в разгаре!
Русский Иван сейчас, не в угаре…
Неделю празднует, веселится!
С девчатами за столом не ютится.
На улицах празднует, гуляет!
Простора для гульбы, хватает…
Да и как здесь не будешь гулять?
Как зимушку пора провожать.
Весна-то она, — зимы потеплей!
В весеннем саду запоет соловей,
А где соловушка наш запевает…
Там кровь бурлит… да! Играет.

Масленица – это древний и светлый праздник в России, объединяющий благодаря прощению ближних и помощью страждущим и тех.

Стихи — Радоница

Стихи — Черновцы мои, Чернiвцi.

Родина!
Тихий сад, где у тына алеет смородина,
Родина!
Островок за излучиной быстрой реки,
Родина!
Возле дедовской кузни сухая колодина,
Родина,
По апрелю лазоревые ручейки.

Родина!
Дар судьбы, что дороже и злата и ордена,
Родина!
Две души, две надежды, сращенные встык,
Родина!
Пусть тебя не коснется любая невзгодина.
Родина!
Пусть звучит горделиво священный язвк.

Родина!
Ты опорой судьбы и души на добро дана.
Родина!
Кто остался без Родины – жалок, убог.
Родина!
Я в.

LiveInternetLiveInternet

Видео

Рубрики

  • ВОКРУГ СВЕТА (9)
  • Панорамы (6)
  • Москва (1)
  • ЗДОРОВЬЕ (0)
  • (0)
  • FRANCE (1)
  • Musique adultes (взрослая) (1)
  • В МИРУ (0)
  • ВОЙНА И МИР (17)
  • Отечество, Родина, родина (1)
  • Победители (1)
  • ВРЕМЕНА ГОДА (3)
  • Осень (1)
  • Весна (1)
  • Зима (1)
  • ДИЗАЙН (0)
  • ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА (34)
  • Изба-читальня (взрослая) (4)
  • Изба-читальня (детская) (9)
  • Литература для взрослых (4)
  • Литература для детей (3)
  • Православная литература (взрослая) (16)
  • Православная литература (детская) (2)
  • Православное детям (1)
  • ЖИВОПИСЬ (6)
  • Весна (1)
  • Соло (2)
  • Зима (12)
  • Новый год (7)
  • Рождество (1)
  • ИЛЛЮСТРАЦИИ (0)
  • Иллюстрации детям (2)
  • МУЗЫКАЛЬНАЯ ШКАТУЛКА (16)
  • Колыбельная (4)
  • Православное (3)
  • Рождественские песни, колядки (1)
  • НОВОСТИ (5)
  • РОДНЫЕ СВЯТЫЕ (75)
  • Святитель Лука,(Войно-Ясенецкий Валентин Феликсов (11)
  • Преподобный Паисий Святогорец (11)
  • Святой праведный Иоанн Кронштадтский (10)
  • Святая блаженная Ксения Петербургская (8)
  • Равноапостольная Елена Констанинопольская (3)
  • Святая блаженная Матрона Московская (2)
  • Преподобный Сергий Радонежский (1)
  • Преподобный Серафим Вырицкий (1)
  • ПОЭЗИЯ (52)
  • Другое (2)
  • Осеннее (1)
  • Марина Цветаева (1)
  • Андрей Логвинов (1)
  • Иван Бунин (2)
  • Иеромонах Роман (Матюшин) (12)
  • Константин Романов (3)
  • Николай Мельников (6)
  • Петр Вяземский (1)
  • Православное (11)
  • Сергей Есенин (1)
  • ПРАВОСЛАВИЕ (230)
  • Крещение. Крест. Святая вода (12)
  • Монастыри. Соборы. Храмы. Церкви (7)
  • Афон. Святая гора. Оплот православия (5)
  • Архимандрит Кирилл (Павлов) (4)
  • Жены-мироносицы (3)
  • Святые места (3)
  • Рождество Христово (3)
  • Светлая Седмица (2)
  • Протоиерей Андрей Ткачев (2)
  • Святыни Православия (1)
  • Видео (38)
  • Иконопись (2)
  • Пресвятая Богородица (17)
  • Иисус Христос Господь Бог наш (4)
  • Календарь (21)
  • Молитва (29)
  • Монахиня Нина (Крыгина) (1)
  • Музыка (12)
  • Несвятые святые (1)
  • Поминовение (3)
  • Пост (44)
  • Праздники (44)
  • Страстная Седмица (20)
  • Христово Воскресение. Пасха (9)
  • РОДНИК ДУХОВНЫЙ (126)
  • Гордость, Тщеславие (2)
  • Гнев, злоба, раздражительность (1)
  • Скорби, болезни (1)
  • Покаяние. Исповедь (1)
  • Семья. Родители. Дети (1)
  • Осуждение (1)
  • Дневник православного священника (7)
  • Душа (2)
  • Жизнь после смерти (7)
  • Любовь к ближнему (8)
  • Милосердие (18)
  • Помыслы (3)
  • Притчи (4)
  • Проповеди (22)
  • Прощение (12)
  • РОМАНОВЫ. ВЕНЦЕНОСНАЯ СЕМЬЯ (10)
  • РУКОДЕЛИЕ (3)
  • РУССКИЕ НАРОДНЫЕ ПРОМЫСЛЫ (7)
  • Федоскино (7)
  • СЕМЬЯ ВМЕСТЕ — ДУША НА МЕСТЕ (31)
  • Новости в моей семье (1)
  • В семье (1)
  • Мама (6)
  • Наши детки (4)
  • Наши детки (2)
  • Наши детки. Видео (2)
  • Нашим деткам (13)
  • Нашим деткам. Видео (4)
  • Соло (0)
  • ТРАПЕЗА (3)
  • ФАУНА (2)
  • Птицы (1)
  • ФЛОРА (14)
  • Ромашки (10)
  • Соло (5)
  • Розы (1)

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Суббота Родительская. Поминовение усопших. Стихи

Родительские субботы 2-й, 3-й и 4-й седмиц святой Четыредесятницы.

Во святую Четыредесятницу — дни Великого поста, подвига духовного, подвига покаяния и благотворения ближним — Церковь призывает верующих быть в теснейшем союзе христианской любви и мира не только с живыми, но и с умершими, совершать в назначенные дни молитвенные поминовения отшедших от настоящей жизни. Кроме того, субботы этих седмиц назначены Церковью для поминовения усопших еще и по той
причине, что в седмичные дни Великого поста заупокойных поминовений не совершается (сюда относятся заупокойные ектении, литии, панихиды, поминовения 3-го, 9-го и 40-го дня по смерти, сорокоусты), так как ежедневно не бывает полной литургии, с совершением которой связано поминовение усопших. Чтобы не лишить умерших спасительного предстательства Церкви в дни святой Четыредесятницы, и выделены указанные субботы.

День поминальный-день святой,

Главы смирением покрыты,

Под панихидный звон живой

Звучат Вселенские молитвы,

Приносят Ангелы с Небес

Молитвам сим благословенье,

Честной Животворящий Крест

Благовестит душе Спасенье!

Дай БОГ средь суетных забот

Сей долг исполнить не забыться,

И в Храме за усопший род

Всю жизнь с усердием молиться! Аминь!

РОДИТЕЛЬСКАЯ СУББОТА

Птицей золотой кружится память
Над рекой, где деревянный мост.
Ангелы, с горящими свечами,
С неба прилетели на погост.

В светлый день родительской субботы,
Только стали к утрене звонить,
Ангелы, забыв про все заботы,
Прилетели землю навестить!

Надо им сегодня от порога
Православных храмов и церквей,
В Царствие Небесное для Бога
Приносить молитвы от людей!

И пока родительской субботой,
Будем мы усопших поминать,
Будут позабыв про все заботы,
Ангелы на землю прилетать!

В память об ушедших — Стихи

Стихи — В память об ушедших

Уходят те кто дорог и любим.

Уходят те,
кто дорог и любим
внезапно,
безвозвратно,
безнадежно…
Как трудно сердцем
пережить людским,
И осознать.
(почти что
не возможно. )

Когда, казалось,
Молодость — расцвет,
И впереди путей
еще так много…
Но догорел заката
яркий свет,
И лишь одна
«открыта» им дорога…

Бесследно спрячет
бремя белый снег
прошедших лет
и дней давно минувших,
Короткой жизни
завершен пробег…

Господь, как видно,
забирает лучших.

Смотрю на фото. Помню твои руки,
Смотрю на стены. Помню твою тень,
А в сыновьях я вижу наше счастье,
А в голове лишь тот ужасный день.

Тот летний день,когда тебя не стало,
Я как обычно трубку подняла,
О,боже,если только бы я знала,
Что мир сейчас стемнеет навсегда.

В глазах туман,в душе недоуменье,
На сердце страх поверить и понять.
Где выход?Где?Не вижу даже двери,
Стена. и угол. и стена опять.

Вдруг осознанье. Рот зажав руками,
Сползаю обессилев по стене.
Нет,не кричать!Теряется сознанье,
А голос в трубке снова в голове.

Читать еще:  Родительская суббота в сергиевом посаде служба

И вдруг мелькнуло;может быть ошиблись?
Не попадаю номер твой набрать,
В руках сильнее телефон сжимаю,
Гудки. Чей голос?Не могу понять.

-Алёшка,ты?А я так испугалась.
Молчанье,вздох и тихий голос-стон,
-Оксаночка,ты знаешь.
-Нет,не надо. Я не хочу!Я знаю,Вы не он!

Бросаю трубку,двигаюсь всё дальше,
Как-будто телефон мой злейший враг.
Глаза закрыла,хочется проснуться.
Нельзя поверить,что всё это так.

НУ,ВОТ. ЗАЧЕМ Я ВСПОМНИЛА ВСЁ ЭТО?
НЕ ВИЖУ КЛАВИШ,СЛЁЗЫ ПО ЩЕКАМ.
ПОЧТИ УЖ ГОД ТЕБЯ НА СВЕТЕ НЕТУ.
А Я ВСЁ ЖДУ ЛИШЬ ТВОЕГО ЗВОНКА!

Я в зеркале увидел папу,
Случайно разглядев его.
Увидел и почти заплакал,
Не понимая сам с чего.

Из полумрака коридора
Вдруг папа улыбнулся мне.
Как будто он, как прежде дома,
А не в небесной синеве.

Всего лишь взгляд, но как стрелою
Печаль мои пронзила сны.
Мы десять лет уже стеною
Отделены от той весны.

Потом я понял — в отраженьи
Был — я. Похожий на него.
Одно короткое мгновенье,
А сколько вспомнилось всего!

Вечная память погибшим в Кемерово детям

Нам билеты купили родители.
Мы хотели попкорна, мы клянчили колу.
Совершенно обычные зрители
Совершенно обычного дня выходного.

На сеанс мы пришли заранее.
По местам нас садили взрослые.
Нам казалось, что это неправильно!
Им казалось, что так положено.

Мы услышали скрежет дверей,
А потом началась реклама.
Мы с раскрытыми ртами смотрели
На мультяшные супердрамы.

В голове уже были планы,
На какой мульт сходить первее.
Надо только спросить у мамы,
Ведь платить мы пока не умеем.

Нам казалось, что кто-то ругался
За дверями от нашего зала,
А тем временем фильм начинался.
Стало громко, ничто не мешало.

На последних рядах заворчали,
Чем-то пахнет и фильм плохо видно.
Может, где-то случился пожарик?
Это было бы очень обидно.

Кто-то быстро к дверям в темноте побежал,
Мы смотрели на это с надеждой.
Может, правда там, где-то случился пожар?
Рядом снова послышался скрежет.

Вдруг проектор погас, отключился экран.
Мы от страха все в раз закричали.
Дверь пытались открыть, но она заперта.
Так в ужастиках часто бывает.

Стало трудно дышать, мы ладошки ко рту.
Глаза жжёт, но закрыть их страшнее.
Неужели никто не услышит нас тут?
Мы ведь плачем и громко бьём в двери!

У кого телефон, те звонили родным
И сквозь слёзы прощались заранее.
К нам никто не пришёл, нам никто не открыл,
А на стенах уж прорези пламени.

Блики красного, желтого, душащий дым
И обломки, что падают с крыши.
Говорят, тяжело умирать молодым,
Но страшнее, когда не услышат.

Стало жарко, все плакали, пламя вокруг,
Кто-то громко кричал и ругался.
Мы всё ждали, когда же придут и спасут,
Но сквозь пламя никто к нам не рвался.

Мы пытались бежать, но не каждый мог встать.
Половина в дыму угорела.
Мы хотели ползти, но огонь на пути.
Мы живыми не выйдем из плена.

Мама, папа, простите, что плохо вели,
Что домой несли двойки и тройки,
Что не слушались или обидеть могли,
Что не делали часто уроки.

Чтобы ни было, вам нужно помнить, что мы
До конца за свободу сражались.
Утром ветер развеет и пепел, и дым,
Он на небо нас точно отправит.

Не грустите, не плачьте и сделайте так,
Чтобы умерли мы не напрасно,
Чтобы дяди исправили каждый пустяк,
Чтобы было везде безопасно.

Ранним утром нас птицы с собой заберут
И споют вам о нас на рассвете.
Мы всегда будем с вами и в ваших сердцах.
Ваши вечно любимые
Дети.

Стихи о поминовении усопших

Пусть невозможно прошлое вернуть
И боль унять лекарством долгих лет,
Друзья уходят – остается путь,
Друзья уходят – остается свет…

Бог не сотрет ни голос, ни строку,
Не пресечет познанье глубины.
Он – океан, а я не берегу
Смотрю в кривое зеркало волны.

Я знаю: скоро предстоит поход,
Чтоб сердце переплавить в новый стих.
Сегодня наступает мой черед
В борьбе со словом душу обрести.

Ни ветра, ни напутствия во след,
Ни той, что из окна махнет рукой…
Но если ты родился на земле,
То грешно не дойти до облаков.

Возможно, что потом, через года,
И про меня промолвит кто-нибудь:
«Пусть он ушел – горит его звезда,
Пусть он ушел – за ним остался путь…»

Прошу, промолви пару слов,
А ты в спокойствии молчишь,
Прошу вернись из мира снов.
Я умоляю, пробудись!

Скажи, куда ушел ты рано?
Ответь же, что произошло?
Да было время, вдруг ушло,
Оно ведь так непостоянно.

Угас огонь горящей свечи,
Не дав исправить ничего
Забрав тебя от нас навечно,
Украв тебя, и никого.

Из нас ты больше не увидишь,
И руку не пожмешь друзьям.
И не расскажешь о проблемах
Не будешь радоваться ты.

Да, под вердикт большой системы
Неумолима жизни схема,
И вот несут тебе цветы
Те, с кем дружил когда — то ты.

О, злое жизни проведенье
Тебя забрало, к сновиденьям.
Ты помнишь о своих друзьях,
Но к ним приходишь лишь во снах.

Они тебя не позабудут
Тебя ведь позабыть нельзя
И в памяти навеки будет —
Улыбка добрая твоя

Было голубое небо.
Жили двое на радость близким,
Жили весело и счастливо,
Только смерть оказалось близко.

Гул машины. В одно мгновение
Его больше на свете нет с нами.
А её сберегли всевышние.
Горько как то на сердце стало.

Горько как то на сердце стало,
Что судьба молодых поколечена,
Видно Богу угодно стало,
Чтоб душа их была изувечена.

Болью в сердце слова отзываются.
Она выживет, она сильная.
А над ним его мама склоняется.
«Для чего тебе сын тьма могильная?!».

Слёзы тихо по сердцу катятся.
Мама плачет, душа как застылая.
И друзья его собираются.
ОНА ВЫЖИВЕТ, ОНА СИЛЬНАЯ!

Ты умираешь на моих глазах
В слезах теряя дни последней боли,
Сжимая вены на руках
Пускаешь рай в густом контроле

Потом ты трогаешь меня рукою
И уплываешь в иной мир
Мне надо плыть сейчас с тобою
Сегодня твой последний пир…

Ты шепчешь что-то через губы,
Обветренные тенью доз
Как будто от простой простуды
Ты умираешь в мире грёз…

Азатик,тебя нестало,и боль в сердце.

Смерть
У меня ты береш,а отдать не спешишь,
Сердцу рану наносиш,а лечить не хотишь,
Да верну я сама,но а с сердца поверь
Никогда не уйдет смерть любимых друзей.

Смерть!Скажи мне скажи как вернуть мне друзей?
Как избавить от слез:душу, сердце, и плоть.
Ты открой мне секрет,где нет смерти и слез,
Где нет плачущих лиц и израненых душ.

Не передать как сердцу больно,
И нужных слов — не подобрать,
Умел дружить ты так достойно,
Умел печаль легко прогнать.

Умел надежным быть и верным,
И жизнь неистово любил,
За что же небо стало гневным,
И почему твой час пробил?

Тебе бы цвесть еще мой друг,
И много лет лишь ввысь расти,
Но замолчал твой седца стук,
Не сберегли тебя, прости.

Прощай навек, душа родная,
Свой прекратил ты жизни бег,
От нас на небо улетая,
Прощай, любимый человек.

Земля пусть пухом тебе будет,
И путь на небо — будет тих,
Никто тебя не позабудет,
Прими, мой друг, последний стих.

Каждую ночь ты остаёшься одна.
Ты видишь свет из окна, да это светит луна.
Холодными каплями замерзают слёзы на твоей подушке,
Ты мечтала о любви пожизненной в своих игрушках.
И всё же было так близко, всё же было так честно,
Было так тихо и чисто и споры здесь неуместны.
Ты не хотела прощаться, он уходить не хотел,
Так в чём же дело. так в чём же дело.
Он обожал твои глаза, даже в последних муках,
Он летел куда-то в небо, ты держала его руку,
Не пускала его, плача, умоляя, чтоб остался,
А он молчал так тяжело, ведь он тебе не признавался.
Умирает, но будет и на небе любить,
Что он спасал твою жизнь, чтоб ты могла дальше жить
И он свою отдал взамен, ему не сложно было это сделать.
Глаза накрыли небеса беленою белой.

Стой! Оставайся со мной!
Я тебя на земле люблю больше, чем в небе любит кто-то другой!
Зачем уходишь туда? Там холоднее и тише.
Эти слова я кричу. Ты никогда не услышишь,
Знай! Ты только не улетай!
Прости мне все грехи мои, мою руку не отпускай!
И мы любовь искали от начала до момента этого,
Не плачь, я не чувствую — остановилось сердце.

Ты помнишь все его стихи и все его песни,
Его подарки и чувства. Ты заболела болезнью.
Живёшь своими мечтами и памятью того времени,
С утра до ночи ты не вылезаешь из темени.
Где они, все кто боялись, уважали его?
Каждый из них мечтает встать только за место его.
Ты ненавидишь: они говорят тебе ты забудешь,
Им никогда не понять того, что ты его искренне любишь.
Да. И наступает рассвет
Он бы им всем показал, только его больше нет!
А помнишь ты хотела, чтобы он тебя забрал с собой по жизни,
А родные все твои твердили, что с ним дело кисло,
И друзья твои все за спиной его пускали слухи,
А ему плевать было на всех, они боялись суки.
Вот они сейчас смелее стали, всё забыли,
Будто беззащитна снова ты и дождь идёт и время смыло.

И ты его помнишь на веке, как человека
Он любил одну тебя среди всей толпы, среди города.
Другого чувства не нашёл за жизнь свою краткую.
Ты до сих пор ночами длинными плачешь украткою.
Да, жизнь не сладкая, бывает в ней порою разное.
Запомни это правило и не грусти напрасно,
Когда нибудь и память твоя закрывает дверцу.
Ты не переживай, чтоб билось сердце.

Идешь, на меня похожий,
Глаза устремляя вниз.
Я их опускала — тоже!
Прохожий, остановись!

Прочти — слепоты куриной
И маков набрав букет,
Что звали меня Мариной
И сколько мне было лет.

Не думай, что здесь — могила,
Что я появлюсь, грозя.
Я слишком сама любила
Смеяться, когда нельзя!

И кровь приливала к коже,
И кудри мои вились.
Я тоже была прохожий!
Прохожий, остановись!

Сорви себе стебель дикий
И ягоду ему вслед, —
Кладбищенской земляники
Крупнее и слаще нет.

Но только не стой угрюмо,
Главу опустив на грудь,
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь.

Как луч тебя освещает!
Ты весь в золотой пыли.
— И пусть тебя не смущает
Мой голос из под земли.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector