3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему кирилла и мефодия называют равноапостольными

Почему кириллицу назвали в честь Кирилла, а не Мефодия?

Тот факт, что первую славянскую азбуку создали братья Кирилл и Мефодий знают, наверное, все. Однако, почему её назвали в честь младшего брата, а не старшего, для многих остается загадкой. Что скрывает церковная история?

Немного истории

Кирилла и Мефодия, на деле, звали Константин и Михаил. Они родились в начале IX века в византийском городе Солуни (ныне Салоники). Отец мальчиков был богатый и родовитый офицер, командир небольшого подразделения византийской армии. Этническая принадлежность семьи является спорным вопросом. Одни причисляют их к грекам, другие — к болгарам.

Братья получили хорошее образование. Михаил, пользуясь связями семьи, сделал успешную военно-административную карьеру, увенчавшуюся постом стратега Славении (полководец). Однако позже, по неизвестной причине, вдруг постригся в монахи, где получил свое новое имя Мефодий. Впрочем, в монастыре он тоже не растерялся и «дорос» до настоятеля. Это был монастырь Полихрон на горе Малый Олимп.

Константин, в отличие от брата, изначально пошёл по духовно-учёной стезе. В будущем также получил новое имя Кирилл. Благодаря помощи логофета Феоктиста (высший византийский чиновник и друг семьи), Кирилл перебрался в столицу ко двору императора. Позже Феоктиста убили, а Кириллу, потерявшего покровителя, пришлось перебраться к брату в монастырь.

В 860 году Мефодию поручили возглавить путешествие в Хазарский каганат. Там монах должен был поучаствовать в диспуте с раввином и имамом и, переспорив обоих, склонить кагана к христианству. Мефодий на диспут выставил своего младшего брата Кирилла. Однако, победил раввин. Раввин стравил Кирилла с имамом и, выждав, когда они дискредитируют друг друга перед каганом во взаимном споре, доказал кагану преимущества иудейской веры.

Однако, совсем бесполезным путешествие не было. Братья нашли в Крыму мощи папы Римского Клемента.

Вернувшись на родину, братья получили от императора новое задание: отправляться в Моравию, составить славянскую азбуку и перевести на славянский язык все церковные тексты. Таким образом, моравский князь Ростислав мог избавиться от опеки немецких епископов и стать вечным другом-должником Византии.

Почему Кирилл, а не Мефодий?

Помимо Кирилла над азбукой работали и другие монахи. Возглавлял их настоятель Мефодий. Однако, сказания болгарских церковников выделяют именно Кирилла. Например, монах Черноризец Храбр пишет так: «Если же спросишь славянских грамотеев, говоря: «Кто вам письмена создал или книги перевёл?», то все знают и, отвечая, говорят: «Святой Константин Философ, названный Кириллом — он нам письмена создал и книги перевёл, и Мефодий, брат его».

Надо полагать, Кирилл был самым грамотным монахом, имел вес в церковном обществе и уважение среди соратников. Поэтому сумел вложить больший вклад в дело, чем и удостоился чести дать свое имя получившейся азбуке.

Правда, есть условности. Специалисты до сих пор не разобрались, что именно придумали братья — Кириллицу или Глаголицу? По большинству голосов принято считать, что первая азбука составленная Кириллом и Мефодием все-таки Глаголица. А Кириллицу, на основе Глаголицы, составил ученик братьев Клемент Охридский. Было это немного позже.

Пожалуй, нужно добавить, что дело братьев Папе Римскому не понравилось. Согласно западным богословам, хвала Богу могла воздаваться только на трёх языках: еврейском, греческом и латинском. Славянский язык был не к месту и вне закона. Кириллу и Мефодию удалось подкупить папу Андриана II, подарив ему найденные в Крыму мощи святого папы Клемента.

Впрочем, от проблем это не избавило. После смерти святых братьев, монахи, работавшие над славянской азбукой, подверглись травле. Но их дело выжило. Азбука получила распространение в Болгарии, Хорватии, Сербии и Киевской Руси, а богослужение в этих странах, к неудовольствию западных богословов, стало проходить на молодом славянском языке.

Кирилл и Мефодий

Два византийских монаха Кирилл и Мефодий создают кириллицу — азбуку славян.

СВЯТЫЕ КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ

Кирилл и Мефодий — святые, равноапостольные, славянские просветители, создатели славянской азбуки, проповедники христианства, первые переводчики богослужебных книг с греческого на славянский язык. Кирилл родился около 827 г., умер 14 февраля 869 г. До принятия монашества в начале 869 г. носил имя Константин. Его старший брат Мефодий родился около 820 г., умер 6 апреля 885 г. Родом оба брата были из г. Фессалоники (Солунь), отец их был военачальником. В 863 г. Кирилл и Мефодий были направлены византийским императором в Моравию в целях проповеди христианства на славянском языке и оказания помощи моравскому князю Ростиславу в борьбе против немецких князей. Перед отъездом Кирилл создал славянскую азбуку и с помощью Мефодия перевел с греческого на славянский язык несколько богослужебных книг: избранные чтения из Евангелия, апостольские послания. Псалтирь и др. В науке нет единого мнения по вопросу о том, какую азбуку создал Кирилл — глаголицу или кириллицу, однако первое предположение более вероятно. В 866 или 867 г. Кирилл и Мефодий по вызову римского папы Николая I направились в Рим, по дороге побывали в Блатенском княжестве в Паннонии, где также распространяли славянскую грамоту и вводили богослужение на славянском языке. После приезда в Рим Кирилл тяжело заболел и умер. Мефодий был посвящен в сан архиепископа Моравии и Паннонии и в 870 г. возвратился из Рима в Паннонию. В середине 884 г. Мефодий вернулся в Моравию и занимался переводом Библии на славянский язык. Своей деятельностью Кирилл и Мефодий заложили основу славянской письменности и литературы. Эта деятельность была продолжена в южнославянских странах их учениками, изгнанными из Моравии в 886 г. и перебравшимися в Болгарию.

КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ — ПРОСВЕТИТЕЛИ СЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ

В 863 году в Византию к императору Михаилу III прибыли послы из Великой Моравии от князя Ростислава с просьбой прислать к ним епископа и человека, который бы смог разъяснить христианскую веру на славянском языке. Моравский князь Ростислав стремился к независимости славянской церкви и с подобной просьбой уже обращался в Рим, но получил отказ. Михаил III и Фотий так же, как и в Риме, отнеслись к просьбе Ростислава формально и, отправив в Моравию миссионеров, не рукоположили ни одного из них в епископы. Таким образом, Константин, Мефодий и их приближенные могли вести лишь просветительскую деятельность, но не имели права сами рукополагать своих учеников в священнические и дьяконские саны. Эта миссия не могла увенчаться успехом и иметь большого значения, если бы Константин не привез мораванам в совершенстве разработанную и удобную для передачи славянской речи азбуку, а также перевод на славянский язык основных богослужебных книг. Безусловно, язык привезенных братьями переводов фонетически и морфологически отличался от живого разговорного языка, на котором говорили мораване, но язык богослужебных книг изначально был воспринят как письменный, книжный, сакральный, язык-образец. Он был значительно понятнее латыни, а некая непохожесть на язык, использующийся в быту, придавала ему величия.

Константин и Мефодий на богослужениях читали Евангелие по-славянски, и народ потянулся к братьям и к христианству. Константин и Мефодий усердно обучали учеников славянской азбуке, богослужению, продолжали переводческую деятельность. Церкви, где служба велась на латинском языке, пустели, римско-католическое священство теряло в Моравии влияние и доходы. Поскольку Константин был простым священником, а Мефодий — монахом, они не имели права сами ставить своих учеников на церковные должности. Чтобы решить проблему, братья должны были отправиться в Византию или Рим.

В Риме Константин передал мощи св. Климента только что рукоположенному папе Адриану II, поэтому тот принял Константина и Мефодия очень торжественно, с почетом, принял под свою опеку богослужение на славянском языке, распорядился положить славянские книги в одном из римских храмов и совершить над ними богослужение. Папа рукоположил Мефодия в священники, а его учеников — в пресвитеры и диаконы, а в послании князьям Ростиславу и Коцелу узаконивает славянский перевод Священного писания и отправление богослужения на славянском языке.

Почти два года братья провели в Риме. Одна из причин этого — все ухудшающееся здоровье Константина. В начале 869 года он принял схиму и новое монашеское имя Кирилл, а 14 февраля скончался. По распоряжению папы Адриана II, Кирилл был погребен в Риме, в храме св. Климента.

После смерти Кирилла папа Адриан рукоположил Мефодия в сан архиепископа Моравии и Паннонии. Вернувшись в Паннонию, Мефодий развернул кипучую деятельность по распространению славянского богослужения и письменности. Однако после смещения Ростислава у Мефодия не осталось сильной политической поддержки. В 871 году немецкие власти арестовали Мефодия и устроили над ним суд, обвиняя архиепископа в том, что он вторгся во владения баварского духовенства. Мефодий был заключен в монастырь в Швабии (Германия), где и провел два с половиной года. Лишь благодаря прямому вмешательству папы Иоанна VIII, сменившего скончавшегося Адриана II, в 873 году Мефодий был освобожден и восстановлен во всех правах, но славянское богослужение стало не основным, а лишь дополнительным: служба велась на латинском языке, а проповеди могли произноситься на славянском.

После смерти Мефодия противники славянского богослужения в Моравии активизировались, а само богослужение, державшееся на авторитете Мефодия, сначала притесняется, а затем полностью затухает. Часть учеников бежало на юг, часть была продана в Венеции в рабство, часть убита. Ближайших учеников Мефодия Горазда, Климента, Наума, Ангеллария и Лаврентия, заточив в железо, держали в темнице, а затем изгнали из страны. Сочинения и переводы Константина и Мефодия были уничтожены. Именно этим объясняется то, что до наших дней не сохранилось их произведений, хотя сведений об их творчестве достаточно много. В 890 году папа Стефан VI предал славянские книги и славянское богослужение анафеме, окончательно запретив его.

Читать еще:  Пост перед пасхой что можно есть

Дело, начатое Константином и Мефодием, было все-таки продолжено его учениками. Климент, Наум и Ангелларий поселились в Болгарии и явились основоположниками болгарской литературы. Православный князь Борис-Михаил, друг Мефодия, оказал поддержку его ученикам. Новый центр славянской письменности возникает в Охриде (территория современной Македонии). Однако Болгария находится под сильным культурным влиянием Византии, и один из учеников Константина (вероятнее всего, Климент) создает письменность, подобную греческому письму. Происходит это в конце IX — начале Х века, во время правления царя Симеона. Именно эта система получает название кириллицы в память о человеке, который впервые предпринял попытку создания азбуки, пригодной для записи славянской речи.

ВОПРОС О САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ СЛАВЯНСКИХ АЗБУК

Вопрос о самостоятельности славянских азбук вызван самим характером очертаний букв кириллицы и глаголицы, их источниками. Что же представляли собой славянские азбуки – новую письменную систему или лишь разновидность греко-византийского письма? При решении этого вопроса необходимо учитывать следующие факторы:

В истории письма не было ни одной буквенно-звуковой системы, которая бы возникла совершенно самостоятельно, без влияния предшествующих систем письма. Так, финикийское письмо возникло на базе древнеегипетского (правда, был изменен принцип письма), древнегреческое – на основе финикийского, латинское, славянское – на базе греческого, французское, немецкое – на базе латыни и т.д.

Следовательно, речь может идти лишь о степени самостоятельности системы письма. При этом гораздо важнее насколько точно видоизмененная и приспособленная исходная письменность соответствует звуковой системе языка, который она намерена обслуживать. Именно в этом отношении создатели славянской письменности проявили огромное филологическое чутье, глубокое понимание фонетики старославянского языка, а также большой графический вкус.

ЕДИНСТВЕННЫЙ ГОСУДАРСТВЕННО-ЦЕРКОВНЫЙ ПРАЗДНИК

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РСФСР

от 30 января 1991 г. N 568-1

О ДНЕ СЛАВЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ И КУЛЬТУРЫ

Придавая важное значение культурному и историческому возрождению народов России и учитывая международную практику празднования дня славянских просветителей Кирилла и Мефодия, Президиум Верховного Совета РСФСР постановляет:

Объявить 24 мая Днем славянской письменности и культуры.

Верховного Совета РСФСР

В 863 году, 1150 лет назад, равноапостольные братья Кирилл и Мефодий начали свою Моравскую миссию по созданию нашей письменности. О ней говорится в главной русской летописи «Повести временных лет»: «И рады были славяне, что услышали о величии Божием на своём языке».

И второй юбилей. В 1863 году, 150 лет назад, Российский Святейший Синод определил: в связи с празднованием тысячелетия Моравской миссии святых равноапостольных братьев установить ежегодное празднование в честь преподобных Мефодия и Кирилла 11 мая (24 по н.ст.).

В 1986 году по инициативе писателей, особенно покойного уже Виталия Маслова, сначала в Мурманске прошёл первый Праздник письменности, а на следующий год его широко отметили в Вологде. Наконец, 30 января 1991 года Президиум Верховного Совета РСФСР принял постановление о ежегодном проведении Дней славянской культуры и письменности. Читателям не надо напоминать, что 24 мая ещё и день тезоименитства Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Логически представляется, что единственный государственно-церковный праздник России имеет все основания приобрести не только общенациональное звучание, как в Болгарии, но и общеславянское значение.

За что мы почитаем равноапостольных Кирилла и Мефодия?

Старший, Мефодий, поначалу пошел по стопам отца, начав с военной службы, затем 10 лет являлся высокопоставленным государственным чиновником, после чего принял монашество и некоторое время был настоятелем монастыря. Младший, Константин (прозванный Философом), получив прекрасное образование (учился с будущим императором, а одним из учителей был будущий Патриарх Константинопольский Фотий), от военной карьеры сразу отказался, стал патриаршим библиотекарем, затем преподавателем философии (откуда и прозвище), однако, и в ту пору он отнюдь не был «кабинетным ученым»: участвовал в диспутах с иконоборцами, ездил с дипломатической миссией в Сирию (где успешно вел богословские споры с мусульманами) и к хазарам (диспуты с иудеями и мусульманами), а монашество с именем Кирилл он принял незадолго до смерти. По возрасту братья были далеко не ровесники (разница в 12 лет), да и тесно сотрудничать в деле просвещения славян им пришлось сравнительно недолго (всего-то шесть лет с момента, когда в 863 г. братья отправились по указу императора в Моравию, и до кончины св. Кирилла в начале 869 г.).

Образ их единства в равноапостольном служении прекрасно изобразил сам св. Кирилл, сказав на смертном одре св. Мефодию: «Вот, брат, мы с тобой были как дружная пара волов, возделывающих одну ниву, и вот я падаю на бразде, окончив свой день». Он просил старшего брата «не распрягаться»: не возвращаться к монастырской жизни, но продолжить их общее просветительское дело.

Богослужебные тексты акцентируют наше внимание на созерцательности Мефодия, его особой расположенности к монастырскому укладу, и на интеллектуальности Кирилла. Хотя и младший тянулся к монашеству смолоду, и старший был хорошо образован, эти акценты расставлены очень точно. И символично, что Мефодий, именно будучи по всему своему устроению монахом, продолжает дело Константина Философа, совмещая два служения: архиерейское и просветительское, претерпевая тяжелейшие гонения от собратьев. Его монашество – стержень этого двойного самоотверженного служения Церкви, и напоминание всем нам об аскезе как необходимой основе для духовно-переводческой деятельности.

Что касается гонений, которые выпали и на долю св. Кирилла, но в особенности св. Мефодия, то они были закономерны. И дело было не только в столкновении, как нынче сказали бы, «геополитических интересов». В первую очередь, там столкнулись две пастырские концепции. Немецкое духовенство отстаивало идею, согласно которой в церковной жизни приемлемы только три языка: еврейский, греческий и латинский (на которых была сделана надпись «Иисус Назорей, Царь Иудейский»). А приглашенные правителем Великой Моравии Ростиславом из Византии миссионеры мало того, что занялись переводом Священного Писания и богослужения на доступный народу язык, так еще и азбуку под него разработали.

Рисунок «Кирилл и Мефодий — просветители славян» Сечкарь Сергей, 9 лет, МОБУ СОШ № 6, источник: pravsemia.ru

Если вслушаться в текст службы, посвященной равноапостольным братьям, то может создаться впечатление, что они пришли с миссионерской проповедью в языческую страну, а не в христианскую державу. В том-то и состояла трудность, что со стороны их деятельность смотрелась как вторжение в «чужой монастырь со своим уставом»: Великая Моравия была канонической территорией баварской епархии Пассау. Мало того, что свв. Кирилл и Мефодий со своими учениками явились на чужую территорию, так они еще вносят в уже сложившуюся церковную жизнь чуждые принципы, ибо зачем овцам знать Священное Писание и понимать богослужение? Знать и понимать – дело пастырей, а овцы должны слушаться и повиноваться им…

При таком понимании местным (немецким) духовенством роли паствы в Церкви нет ни малейшего преувеличения в прославлении свв. Кирилла и Мефодия как «напитавших манной богомудрого учения славянские народы, погибавшие от голода слова Божия» (седален по полиелее). Не случайно мы их называем не «крестителями», а «просветителями» славян. Крестить было кому, а вот просвещать, чтобы крещение было во спасение – по-видимому, некому.

Достойно, кстати, внимания, что при всех интригах и гонениях со стороны немецко-моравского клира против святых братьев (первая поездка в Рим окончательно подорвала здоровье Константина, после чего он и скончался), Римские Первосвятители Адриан II и Иоанн VIII не только не возражали против «антиканоничной экстерриториальной экспансии иностранной поместной Церкви» (как, наверное, прокомментировали бы современные политические обозреватели), но еще и поддерживали их просветительскую деятельность, благодаря которой славянские народы получили возможность приобщаться христианской словесной сокровищнице (Папа Адриан II рукоположил св. Мефодия в архиерейский сан и поставил его в архиепископы Моравии и Паннонии, а его преемник Папа Иоанн VIII, когда св. Мефодий, после смерти Ростислава, оказался в заточении, даже запретил немецким епископам совершать Литургию, чтобы добиться его освобождения).

Но вернемся к делу святых равноапостольных братьев. Есть основания считать, что тема просвещения славян была животрепещущей для них задолго до того, как они были направлены в Великую Моравию. Все та же проблема крещения при отсутствии просвещения, о которой особенно много и остро говорится последние пять лет, не менее актуально стояла уже тогда. Как уже было сказано, в Великой Моравии столкнулись тогда не столько геополитические интересы, сколько две пастырские концепции.

Можно сказать еще, что столкнулись и две разные миссионерские концепции. Корнями эта разница уходила в понимание сущности человека и в отношение к нему. Поэтому немецкое окормление вчерашних (а порой вовсе и не вчерашних) язычников отличалось определенной толерантностью к их религиозным пережиткам, тогда как святые Константин и Мефодий проповедовали более строгую версию христианства, более ответственную, а ответственность воспитывается, когда человеку дают возможность услышать слово Божие своими ушами, осмыслить его собственной головой и самостоятельно принять решение: жить ли ему по услышанному/прочитанному?

Строгость, логично проистекающая из уважения к личности; мягкость, естественно следующая из понимания, что человеческое естество болеет и нуждается в милосердной поддержке; нетерпимость к внутреннему раздвоению и чуждым примесям, обусловленная любовью к истине и ненавистью к лжи, лукавству, лицемерию – вот, что характеризует миссионерскую концепцию просветителей славян.

Впрочем, не ошибемся, если скажем, что это – жизненный нерв православной миссионерской концепции.

Столкновение двух вышеупомянутых концепций – не «дела давно минувших дней». К сожалению, это проблема и дня сегодняшнего. В самом деле, одновременно с активизацией «внутренней миссии», с усилиями возродить православную веру, с «хождением в народ» (что нередко сводится к хождению к его «лучшим представителям»), парадоксальным образом активизируется и неизжитое язычество. Иногда оно идентифицируется как истинно народная вера (чем язычество, собственно, и является) в открытой оппозиции к христианству, иногда же – как самое что ни на есть истинное Православие.

Читать еще:  Строгий пост перед пасхой

Слово «христианство», как правило, предпочитают при этом не произносить, понимая под Православием гремучую смесь церковной обрядности (отнюдь не интересуясь ее происхождением и символическим смысловым богатством), «благочестивого» оккультизма (непостижимым образом совмещающего почитание мощей святых с тем, что эти же святые отвергали всей своей жизнью: с колдовством, насыщенным православной атрибутикой, с магизмом, превращающим почитание святынь в языческий культ и насыщающим быт христианина всевозможными оберегами) и языческого, опять же, по духу национализма, исконно чуждого русской ментальности, для которой кровное единство малозначимо в сравнении с единством по вере.

Самое дикое, что иные современные миссионеры как раз эту «немецкую» (в вышеупомянутом смысле: толерантную к языческим пережиткам и подпитывающую культ нации) версию и поддерживают. Евангелие почитается декларативно, а на деле упраздняется в угоду нецерковному по духу прагматизму. Получается, что мы почитаем память свв. Кирилла и Мефодия каким-то извращенным образом: их, чей, скажем так, миссионерский посыл был обращен к погибающим от голода слова Божия, мы почитаем, ограничиваясь какой-то вежливой приветливостью, но сам посыл, саму заботу их о том, чтобы проповедь Евангелия была услышана людьми, чтобы она была нашими делами засвидетельствована в жизни по заповедям и в покаянии о вольных и невольных соскальзываниях с узкого пути спасения – все то, что составляло содержание и смысл их проповеди мы отодвигаем куда-то на периферию своей жизни, если вовсе не за борт.

«Вот наступают дни, говорит Господь Бог, когда Я пошлю на землю голод, – не голод хлеба, не жажду воды, но жажду слышания слов Господних. И будут ходить от моря до моря и скитаться от севера к востоку, ища слова Господня, и не найдут его» (Ам. 8; 11–12). Мы дорожим церковно-славянским языком – и слава Богу! – но дорожим ли мы смыслом, раскрытию и сообщению которого этот язык служит? Это вопрос не только к тем, кто «активно» участвует в богослужении – священно- и церковнослужителям (в т.ч. певчим), но и к тем, кто «выслушивает», «выстаивает» или «отстаивает службу».

Пресловутая «непонятность» церковно-славянского языка как богослужебная проблема существует, хотя и не исключительно, все же во многом благодаря недобросовестности клира и клироса. Осмысленность чтения и пения и внятность (которая зачастую – результат не столько хорошей дикции, сколько все того же вдумчивого осмысления текста) – вот достойная форма почитания равноапостольных братьев.

Проповедь по содержанию богослужебного чтения Апостола и Евангелия, раскрывающая смысл только что озвученного текста – тоже их почитание.

Переводческая деятельность, преисполненная благоговейной осторожности – смиренное сослужение им. Всякое усердие, в том, чтобы донести слово Божие до жаждущих его, чтобы оно было ими не только услышано, а понято, усвоено и принесло сторичный плод – это почитание равноапостольного жизненного подвига свв. Кирилла и Мефодия. Об этом и напоминают нам слова, посвященного им богослужения.

Святые равноапостольные Мефодий и Кирилл, учители словенские

Родные братья Кирилл и Мефодий происходили из благочестивой семьи, жившей в греческом городе Солуни (в Македонии). Они были дети одного воеводы, родом болгарского славянина. Святой Мефодий был старшим из семи братьев, святой Константин (Кирилл — его монашеское имя) — самым младшим.

Святой Мефодий сначала служил, как и отец его, в военном звании. Царь, узнав о нем, как о хорошем воине, поставил его воеводой в одно славянское княжество Славинию, бывшею под греческой державой. Это случилось по особому усмотрению Божию и для того, чтобы Мефодий мог лучше научиться славянскому языку, как будущий впоследствии духовный учитель и пастырь славян. Пробыв в чине воеводы около 10 лет и познав суету житейскую, Мефодий стал располагать свою волю к отречению от всего земного и устремлять свои мысли к небесному. Оставив воеводство и все утехи мира, он ушел в монахи на гору Олимп.

А брат его святой Константин с юности своей показал блестящие успехи как в светском, так и в религиозно-нравственном образовании. Он учился вместе с малолетним императором Михаилом у лучших учителей Константинополя, в том числе у Фотия, будущего патриарха Константинопольского. Получив блестящее образование, он в совершенстве постиг все науки своего времени и многие языки, особенно прилежно изучал он творения святителя Григория Богослова, за что получил прозвание Философа (мудрого). По окончании учения святой Константин принял сан иерея и был назначен хранителем патриаршей библиотеки при храме святой Софии. Но, пренебрегая всеми выгодами своего положения, удалился в один из монастырей при Черном море. Почти насильно он был возвращен в Константинополь и определен учителем философии в высшей Константинопольской школе. Мудрость и сила веры еще совсем молодого Константина были столь велики, что ему удалось победить в прениях вождя еретиков-иконоборцев Аниния.

Затем Кирилл удалился к брату Мефодию и несколько лет разделял с ним иноческие подвиги в монастыре на Олимпе, где впервые стал заниматься изучением славянского языка. В обителях, бывших на горе, было много иноков-славян из разных соседних стран, почему Константин мог иметь здесь для себя постоянную практику, что для него было особенно важно, так как он, почти с детства, все время проводил в греческой среде. Вскоре император вызвал обоих святых братьев из монастыря и отправил их к хазарам для евангельской проповеди. На пути они остановились на некоторое время в городе Корсуни, готовясь к проповеди.

Здесь же святые братья узнали, что мощи священномученика Климента, папы Римского, находятся в море, и чудесным образом обрели их.

Там же в Корсуни святой Константин нашел Евангелие и Псалтирь, написанные «русскими буквами», и человека, говорящего по-русски, и стал учиться у этого человека читать и говорить на его языке. После этого святые братья отправились к хазарам, где одержали победу в прениях с иудеями и мусульманами, проповедуя Евангельское учение.

Вскоре пришли к императору послы от моравского князя Ростислава, притесняемого немецкими епископами, с просьбой послать в Моравию учителей, которые могли бы проповедовать на родном для славян языке. Император призвал святого Константина и сказал ему: «Необходимо тебе идти туда, ибо лучше тебя никто этого не выполнит». Святой Константин с постом и молитвой приступил к новому подвигу. С помощью своего брата святого Мефодия и учеников Горазда, Климента, Саввы, Наума и Ангеляра он составил славянскую азбуку и перевел на славянский язык книги, без которых не могло совершаться Богослужение: Евангелие, Псалтирь и избранные службы. Некоторые летописцы сообщают, что первые слова, написанные на славянском языке, были слова апостола Евангелиста Иоанна: «Вначале бе (было) Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово». Это было в 863 году.

После завершения перевода святые братья отправились в Моравию, где были приняты с великой честью и стали учить Богослужению на славянском языке. Это вызвало злобу немецких епископов, совершавших в моравских церквах Богослужение на латинском языке, и они восстали против святых братьев и подали жалобу в Рим. В 867 году св. Мефодий и Константин вызваны были папою Николаем I в Рим на суд для решения этого вопроса. Взяв с собой мощи святого Климента, папы Римского, святые Константин и Мефодий отправились в Рим. Когда они прибыли в Рим, Николая I уже не было в живых; его преемник Адриан II, узнав, что они несут с собой мощи св. Климента, встретил их торжественно за городом. Папа Римский утвердил Богослужение на славянском языке, а переведенные братьями книги приказал положить в римских церквах и совершать Литургию на славянском языке.

Находясь в Риме, святой Константин, в чудесном видении извещенный Господом о приближении кончины, принял схиму с именем Кирилл. Через 50 дней после принятия схимы, 14 февраля 869 года, равноапостольный Кирилл скончался в возрасте 42 лет. Перед смертью он говорил брату: «Мы с тобой как дружная пара волов вели одну борозду; я изнемог, но ты не подумай оставить труды учительства и снова удалиться на свою гору». Папа приказал положить мощи святого Кирилла в церкви святого Климента, где от них стали совершаться чудеса.

После кончины святого Кирилла папа, следуя просьбе славянского князя Коцела, послал святого Мефодия в Паннонию, рукоположив его во архиепископа Моравии и Паннонии, на древний престол святого апостола Антродина. При этом Мефодию немало приходилось переносить неприятностей от инославных миссионеров, но он продолжал Евангельскую проповедь среди славян и крестил чешского князя Боривоя и его супругу Людмилу (память 16 сентября), а также одного из польских князей.

В последние годы своей жизни святитель Мефодий с помощью двух учеников-священников перевел на славянский язык весь Ветхий Завет, кроме Маккавейских книг, а также Номоканон (Правила святых отцов) и святоотеческие книги (Патерик).

Святитель предсказал день своей смерти и скончался 6 апреля 885 года в возрасте около 60 лет. Отпевание святителя было совершено на трех языках — славянском, греческом и латинском; он был погребен в соборной церкви Велеграда — столицы Моравии.

К лику святых равноапостольные Кирилл и Мефодий причислены в древности. В Русской Православной Церкви память равноапостольных просветителей славян чествуется с XI века. Древнейшие службы святым, дошедшие до нашего времени, относятся к XIII веку.

Торжественное празднование памяти святых первосвятителей равноапостольных Кирилла и Мефодия было установлено в Русской Церкви в 1863 году.

В Иконописном подлиннике под 11 мая сказано: «Преподобных отец наших Мефодия и Константина, нареченного Кирилла, епископов Моравских, учителей Словенских. Мефодий — подобием стар, власы седы, брада долга аки Власиева, ризы святительские и омофор, в руках Евангелие. Константин — ризы преподобнические и в схиме, в руках книга, а в ней написана русская азбука А, Б, В, Г, Д и прочие слова (буквы) все по ряду. ».

Читать еще:  Пост на пасху 2018

Указом Св. Синода (1885 г.) празднование памяти славянских учителей отнесено к средним церковным праздникам. Тем же указом определено: в молитвах на литии, по Евангелии на утрени перед каноном, на отпустах, а равно во всех молитвах, в коих поминаются вселенские святители Русской Церкви, поминать после имени святителя Николая архиепископа Мирликийского чудотворца, имена: иже во святых отец наших Мефодия и Кирилла, учителей Словенских.

Для православной России празднование свв. первоучителям имеет особое значение: «Ими бо начася на сроднем нам язьще словенстем Литургия Божественная и все церковное служение совершатися, и тем неисчерпаемый кладезь воды текущия в жизнь вечную дадеся нам».

Кирилл и Мефодий — создатели славянской письменности

24 мая Русская Православная Церковь празднует память святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

Имя этих святых известно каждому со школы, и именно им все мы, носители русского языка, обязаны языком, культурой, письменностью.

Невероятно, но вся европейская наука и культура родилась в монастырских стенах: именно при монастырях открывались первые школы, обучали детей грамоте, собирали обширнейшие библиотеки. Именно для просвещения народов, для перевода Евангелия создавались многие письменности. Так произошло и со славянским языком.

Святые братья Кирилл и Мефодий происходили из знатной и благочестивой семьи, жившей в греческом городе Солуни. Мефодий был воином и правил болгарским княжеством Византийской империи. Это дало ему возможность научиться славянскому языку.

Вскоре, однако, он решил оставить светский образ жизни и принял монашество в обители на горе Олимп. Константин с детства высказывал удивительные способности и получил превосходное образование вместе с малолетним императором Михаилом 3-им при царском дворе

Затем он принял монашество в одном из монастырей на горе Олимп в Малой Азии.

Его брат Константин, принявший в монашестве имя Кирилл, с малых лет отличался большими способностями и в совершенстве постиг все науки своего времени и многие языки.

Вскоре император отправил обоих братьев к хазарам для евангельской проповеди. Как гласит предание, по пути они остановились в Корсуни, где Константин нашел Евангелие и Псалтирь, написанные «русскими буквами», и человека, говорящего по-русски, и стал учиться читать и говорить на этом языке.

Когда братья вернулись в Константинополь, император снова отправил их с просветительской миссией — на этот раз в Моравию. Моравского князя Ростислава притесняли немецкие епископы, и он просил императора прислать учителей, которые могли бы проповедовать на родном для славян языке.

Первым из славянских народов, обратившихся к христианству, были болгары. В Константинополе находилась в виде заложницы сестра болгарского князя Богориса (Бориса). Она приняла крещение с именем Феодоры и была воспитана в духе святой веры. Около 860-го года она возвратилась в Болгарию и стала склонять своего брата к принятию христианства. Борис крестился, приняв имя Михаил. Святые Кирилл и Мефодий были в этой стране и своей проповедью много способствовали утверждению в ней христианства. Из Болгарии христианская вера распространилась в соседнюю с ней Сербию.

Для выполнения новой миссии Константин и Мефодий составили славянскую азбуку и перевели на славянский язык основные богослужебные книги (Евангелие, Апостол, Псалтирь). Это произошло в 863 году.

В Моравии братья были приняты с великой честью и стали учить Богослужению на славянском языке. Это вызвало злобу немецких епископов, совершавших в моравских церквах Богослужение на латинском языке, и они подали жалобу в Рим.

Взяв с собой мощи святого Климента (Папы Римского), обнаруженные ими еще в Корсуни, Константин и Мефодий отправились в Рим.
Узнав о том, что братья несут с собой святые мощи, Папа Адриан встретил их с почетом и утвердил богослужение на славянском языке. Переведенные братьями книги он приказал положить в римских церквах и совершать литургию на славянском языке.

Святой Мефодий исполнил завещание брата: возвратившись в Моравию уже в сане архиепископа, он трудился здесь 15 лет. Из Моравии христианство еще при жизни святого Мефодия проникло в Богемию. Богемский князь Боривой принял от него святое крещение. Его примеру последовала его супруга Людмила (ставшая потом мученицей) и многие другие. В середине 10-го века польский князь Мечислав женился на богемской княжне Домбровке, после чего он и его подданные приняли христианскую веру.

Впоследствии эти славянские народы усилиями латинских проповедников и немецких императоров были отторгнуты от Греческой церкви под власть Римского папы, за исключением сербов и болгар. Но у всех славян, несмотря на истекшие столетия, и до сих пор жива память о великих равноапостольных просветителях и той православной вере, которую они старались насадить среди них. Священная память святых Кирилла и Мефодия служит соединяющим звеном для всех славянских народов.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Равноапостольные Кирилл и Мефодий

Имена этих святых братьев на слуху у всех православных христиан, ведь они внесли огромный вклад в развитие отечественной культуры. Все знают, что им принадлежит написание славянской азбуки. Однако, житие этих святых известно не всем.

Детство и юность святых

Известно, что братья появились на свет в городе Солуни (это славянское название Фессалоника) в Византии в девятом веке нашей эры. Мефодия звали в миру Михаил, и он был на восемь лет старше своего брата Кирилла (в миру Константина). Отец у них был человек состоятельный, служил офицером при губернаторе. К тому же он был довольно известным человеком в городе, но со временем его слава истощилась (видимо был разжалован), и скончался он в безызвестности.

Без сомнения, братья получили хорошее образование, их учителем был логофет Феоктист, братья изучали многие языки. К сожалению, их национальность до сих не установлена: кто-то говорит, что они были греками, другие – болгарами. Но влияние славянского языка однозначно было, что и послужило их дальнейшей деятельности.

Кирилл с детства был склонен к духовной жизни более своего брата. Однажды он потерял на охоте любимого ястреба, после чего стал усердно молиться перед изображением креста, который сам начертил на стене. Кроме того, он углубленно изучал творения св. Григория Богослова и даже написал ему оду в стихах.

У Кирилла было послушание помогать в учебе будущему императору Михаилу (он был намного старше царевича). Вместе с тем, Кирилл отказался от блестящей карьеры, отказавшись вступить в брак с крестницей логофета. Объяснив это тем, что решил пойти по духовной стезе. Но поскольку на тот момент ему было всего пятнадцать лет, сан принимать не представлялось возможным — рано. Поэтому он стал чтецом у патриарха. Но и это его не устроило, тогда Константин (Кирилл) спрятался в обители. Его нашли и просили стать преподавателем философии в университете, который он закончил. Именно за это Кирилл получил прозвище «философ».

Труды святых Кирилла и Мефодия

В 851 г. Константин (Кирилл) был отправлен императором с миссией к сарацинскому халифу. Через пять лет он возвратился и ушел в обитель, где настоятельствовал его брат. Там у братьев зародилась мысль о создании славянской азбуки. В 862 году в Константинополь прибыл посол из славянской страны с просьбой дать им человека, который научил бы их вере и грамоте. Тогда император решил, что кроме Кирилла и Мефодия никто этого сделать не сможет.

Братья отправились в эту страну, где в 863 году написали азбуку. Кирилл и Мефодий ревностно взялись за дело обучения и просвещения славян. Всего братья прожили в Моравии три года, подготовив жителей к принятию Святого Крещения.

Однако, Западная Церковь не одобрила их труды, считая, что Библия должна быть изучаема только на греческом, латинском и еврейском языках. Поэтому предположив, что братья – еретики, их вызвали в Рим. Вместе с тем, по дороге святые обратили в веру и обучили жителей еще одной славянской страны. А приехав в Рим, они привезли мощи св. Климента. В результате, Папа велел рукоположить их в иереев, а Мефодия затем и во епископа.

Преставление братьев

В Риме Константин (Кирилл) тяжко заболел, и, приняв великую схиму, скончался в 869 году. Мефодий стал архиепископом Моравии. Вскоре положение в этой стране изменилось с приходом нового руководителя, который препятствовал распространению веры и письменности. В результате чего Мефодия посадили в темницу. Но освободившись оттуда через три года, он продолжать служить Литургию на славянском языке, несмотря на запрет. Также он перевел Библию на славянский язык. В 885 году Мефодий тяжело заболел и преставился на Вербное воскресенье, после проповеди в храме.

Отпевали святого на трех языках:

В последствии недоброжелатели добились запрета славянской письменности после смерти братьев. Но спустя некоторое время она вновь была возобновлена. У братьев осталось множество учеников, продолживших их благое дело.

Дни почитания Кирилла и Мефодия

Братья почитаются в обеих церквах, Западной и Восточной.

Дни памяти святых:

  • у Кирилла – 27 февраля по новому стилю;
  • у Мефодия – 19 апреля;
  • 24 мая – обоих братьев.

Празднование 24 мая было впервые отмечено в 1858 г. в городе Пловдив. Благодаря этим святым мы имеем азбуку в своем первоначальном виде. Конечно, с тех пор она много преобразовывалась. Но истоки ее произошли от этих двух святых.

Мы работаем на добровольных началах, поэтому будем рады, если вы поддержите проект лайком и репостом в социальных сетях. Храни Господь!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector